"Штурм Кремля"

(синкретический би́-боп)

"Assault on the Kremlin"


Краткая аннотация

 

      В забытую богом районную психиатрическую больницу врывается новость: в стране - волнения, народ вышел на площади, пролилась кровь!..

      Вяло текущая жизнь преображается. Пациенты оттачивают ораторское мастерство на многочасовых митингах. В итоге вызревает решение: не время отлёживаться на койках, когда решается судьба страны!..      К "восставшему" контингенту присоединяется Главврач.

      Местные власти подогнали спецназовцев-гоблинов...


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Штурм Кремля.doc
Microsoft Word документ 381.5 KB

Скачать
Text in English
Assault on the Kremlin.doc
Microsoft Word документ 329.0 KB

  

Действующие лица:

Главврач,

Доцент Юнг,

Максимка,

Настенька-Егорка,

Петька,

Анка,

Марта,

Олежек,

Годердзи,

Софочка,

Гаврила Возгрявый,

Майор Хруст (из полицейских),

Омоновец.

 

  

Место действия:

Крошечная точка на бесконечных просторах России, где влачит своё разнообразное существование районная психиатрическая больница.

 

Время действия:

В биологическом летоисчислении – время оборотней.

 


 

Привычное дело – возникшая как бы из многочисленных щелей на ссохшихся оконных рамах, в сознание проникает чудноватая, с прикумаренными интонациями мелодия. Угадывается Procol Harum; «Strangers in Space». Спецдисциплина: органическая химия... Поле приложения сил: колба с пришлифованной пробкой... Источник глюкозы: биоматерия (в простонародье – творог, заквашенный на 17-ти картохах). Буквально – берёшь в руку паяльник и вставляешь в Крымский полуостров. Делаем пометочку: пошла реакция Кирхгофа.

«Strangers in space
passing through time
Travelers in haste
Partners in crime...»

Перебивка заставок. Мельтешение кадров. Некое кисломолочное микробное сообщество (так обозначено в титрах) – дрейфует против течения – из нижнего отдела в верхний отдел; должен же кто-то подавать пример. Мешает то, что просвет кишечника крайне узенький. «Красиво плывут! – Интеллигенция... – Плавает как топор! этот не выплывет! – Василий Иванович да не выплывет!..»  Психоделическая магия. Мучает сингулярность в голове (приходилось сталкиваться?).

«Trace of a feeling
Trace of regret
Hard to remember
Hard to forget
Something uncovered
Something unsaid
Strangely repeated
long ago dead
Trace of a feeling...»

 

Главврач (чешет спину о дверной косяк). Чего-то сказать перед началом? Если получится, поговорим сегодня о Маккартни, есть повод. Простите, как вас зовут?

Доцент Юнг. Манана Карловна.

Главврач. Так вот, Манана Карловна! Воплощая объявленное!.. Простите, как вас зовут? (Наклонился к ней ухом, чтоб лучше слышать.)

Доцент Юнг. Манана Карловна!

Главврач. Так вот, Манана Карловна! Воплощая объявленное! Если меня раззадорить... Простите, как вас зовут?

Доцент Юнг. Запомните, меня зовут Владлен!.. ой, как мне нравится это имя.

Главврач. Давеча разжёг себе воображение статьёю «За что я ненавижу оргазм у ёжиков: психоделический  ребус»... Я вам пришлю.

Доцент Юнг. Смотрите: это не Надежда Карповна?

Главврач. Где?

Доцент Юнг. Обозналась!.. С лицом парижанки!.. (хрипло смеётся) с улыбкой ненасытного кактуса! Там-там трам-там тарам! (Хрипло смеётся.) Пускай полюблю я! Была я, откровенно говоря, милочка! Но кто же тогда понимал? Они тогда не родились ещё!

Главврач. Так вот, Владлен. Как вы мне всё-таки надоели! Хотел разогреться разговором. Извёл на вас целую мысль.

Доцент Юнг. Уйди, проклятый! (Пируя от звуков своего голоса, напевает мелодию.) Ведь это же из Генделя?.. Можно, прокашляюсь? Мешает коронка. Нет, это слева. Нет, это всё-таки пломб.

Главврач (пролистывает «Financial Times»). Вот! Нечто к своей выгоде! «Короткий конец кривой палладия загнут в отрицательную доходность»... Отреагируем? Мы доверяем Соросу?

Доцент Юнг. Вы сказали, «сквозняк»?

Главврач. Где?

Доцент Юнг. А я уже виделась с вами!

Главврач. Какие предположения на этот счёт?

Доцент Юнг. Кто? У меня ничего!

Главврач. Почему вы сердитесь?

Доцент Юнг. А-теист! А-теист! (Надменно распрямилась.) Вид этих буковок. Фу!

Главврач. Выхожу на связь! Ау!.. А-у! Ау!.. А-у! Ау! А-у! Ау!.. А-у!..

Доцент Юнг. Слово, которое я знаю,  – яичница  – произносить не буду. Лишнего времени на это нет.

Главврач. Толково! Попадаете ртом мимо любой фонограммы!

 

Звуки спорящих голосов – со стороны коридора. Коридор становится многолюдным.

 

Тихо!.. А то сейчас кого-то сильно обрадую. (Нервно прислушивается.) Те, кто у нас занимается Бакуниным?.. Нет, не тот уровень спора! Это троцкисты скорей всего!

 

М а к с и м к а   – вплывает мелким шагом; в руках – мясорубка. Наводит мясорубку жерлом на всё, что может представлять художественную ценность. Яростно вращает ручку мясорубки, скрупулёзно воспроизводя технику кинооператоров эпохи средневековья.

 

Настенька-Егорка (семенит рядом с ним, с сектантским усердием заглядывая в глаза). Актёрам массовки можно обсушиться?

Максимка. Снято! Спасибо! (Светски раскланялся.) Технический перерыв!.. «Портсигар. Пролетар... Самовар...» (К  Н а с т е н ь к е - Е г о р к е,) Это не ваше? Откуда в голове эти стихи?

 

Тишина с покашливаниями.

 

Настенька-Егорка. Мне записать эту эпиталаму, или вы сами запомните?

Максимка (тянет басовую ноту). О, роооза! О, роооза!.. Плохо, звук гасится неоднородностью рта! В своей артикуляции я франкоязычен! (Садится на табуретку, заблаговременно, в соответствии с ритуалом, перекрестив её.) Почему «табуретка» – женщина, а «стул» – мужчина? Не надо нам от них поблажек! Эдак каждую лишнюю табуретку можно с большого ума прозвать стулом! (Что-то ему помешало в смысле комфорта, и он исступлённо начинает укладывать ногу на ногу.) Шекспир, заметьте, достоин своей участи. Неуютный момент: написание слова «табуретка». Через «а» или через «о» на конце? Не закрепил, гений, пока ещё было свежо в памяти. (Загляделся на муху и на секунду выпал из разговора.) Итог: грамматика захлёстывает с головой.

Настенька-Егорка. Это отменили! Не отменили?.. Простите... (То и дело ударяется в слёзы.) Нахожусь в состоянии патологической бестолковости!

Максимка. Хотя и был он современником Бабы Яги, абзац спустя выясняется: забыли вычесть длину лодыжек – у Вильяма! Большое горе для человечества, если Баба-Яга чуть выше ростом? Не помню – или информация оказалась просрочена. Без карандаша и бумаги с Шекспиром не разберёшься.

Настенька-Егорка. Насколько выше? Они разве мерялись?

Максимка. Было-было! Сейчас не тот уровень разговора; но даже как-то повздорили! Передайте в Центр – запятая – нас вытолкнули из жанра – восклицательный знак. (Заботливо потрепал её за щёку.) Не понял – получается... бух?

Возгрявый (вынырнул из темноты, с кружком колбасы в зубах). Валерьян Львович!.. (Молитвенно сложил руки на груди.) Напомню садистам, засевшим в наших кабинетах: целостность нарушается! (Колбаса мешает ему говорить.) Колёсико циклодола – на язык! Давайте поймём!

Главврач. Принял тебя за прохожего! (Ласково ущипнул его за щёку.) У, какой пончик!

Возгрявый (ощупывает карманы  Г л а в в р а ч а, извлекая на свет массу любопытного мусора). Колёсико циклодола! Не учите меня говорить правду. Поздно!.. Вот так я себя веду!

Главврач (добродушно посмеивается). Людям нравится!

Возгрявый. Максимка! Что именно не расслышал?.. уши свои распушил! Сгоняй в математический кружок! Фэйсом об тэйблузнай мнение православного народа насчёт погоды. А то мне предстоит с Валерьяном Львовичем смыслами переброситься. Кто ты у нас нынче – «пособие по съёмке брачных церемоний»? Всё про меня! Не хватает только слюны капающей! Не человек – мразь. Пропащий. Как пустое место. Настенька, помоги Максимке оттаранить «кинокамеру»: удобно, что у тебя есть руки. Ой, извини, сегодня же чётное число! Егорка! помоги Максимке оттаранить «кинокамеру». Удобно, что у тебя есть руки. (Препроводил их до коридора.) Я конченый человек!.. потомственный Гаврила! Дети вырастут и станут преступниками! у нас общие гены. (Кричит им вслед.) Лишь с третьей попытки записался в математический кружок! От расплаты не уйти! (Возвращается к  Г л а в в р а ч у.) Сейчас. Вздохну... замечтался, наглотался ниток!

Главврач. Ну! И кто у нас сегодня в номинации «заболевшего»? (Дал знак, чтобы тот нагнул голову.) Наблюдаются потёртости на макушке. Да, придётся решать трудным способом! (Простукивает костяшками пальцев ему лоб.) Острый дебют! Витальная тоска! Результат лечения определится длительностью госпитализации.

Возгрявый. Профессор понял меня?!.. Произношу слова, в общем-то, известные...

Доцент-Юнг. Ой, да хватит! Задал вопрос, и молчи!

Возгрявый. Вдруг мир кириллицы сменился у него на мир иероглифов – против часовой стрелки потёк!

Доцент-Юнг. Попробуй с ним перемигнуться! (Со вздохом.) Сошлись на меня.

 

Время идёт. Все чего-то ждут.

 

Главврач (прикрыв глаза, блаженно улыбается, посапывает. Всякий раз, когда голова у него клонится, он рывком возвращает её на место). Я ничего не говорю – а вы, головотяпы, всё слушаете и слушаете...

Возгрявый. Так что с циклодольчиком? (Простукивает костяшками пальцев   Г л а в -     в р а ч у  лоб.) Не расслышал, озвучьте! Тук-тук!.. Тюк-тюк!

Главврач (очнулся). Занято!.. Лечащий врач (ткнул пальцем в сторону  Д о ц е н т а  Ю н г а) разрешил мне, включая пятницу, не разговаривать!

Доцент-Юнг. Гаврила! Зацепил внимание профессора – двигай отсюда! Ты про меня хорошее говорил? Нет!.. Опять широко разведённые колени! опять претензия на доминирование! Не обсуждается! Контакт недоступен! Всё, что шевелится, прячься под стол!

Возгрявый. То есть?.. (теребит пальцы рук) попозже подскочить?.. Профессор! Мне без бабла нельзя! Набрал кредиты в банке! Под ваше ручательство! Говорю как очевидец: на поиск невесты! Мне, правда, не совсем по здоровью. Застрял между мирами: внутри организма сучья война!

Главврач. Госпитализация первая?.. Я подбираю слова, чтобы помягче анамнез сформулировать. Что, третья? Ну, тогда корень лопуха! (Разминает ему плечо.) Вы можете пить его годами! – вернее, я так подумал. Потом он, правда, всё же пригодится.

Возгрявый. Такой вот вклад: «пить корень лопуха»!.. Поддержали вы меня советом!

Главврач (гавкнул). Монотонный бубнёж!

Возгрявый. Предлагаю отыграть дорогую сердцу вещь: серебряный портсигар. (Распечатал со значением колоду карт.) Тринька?.. Тэрц? Двадцать одно?

Главврач. Смахивает на насильственное подстрекательство.

Возгрявый (подмигнул). Посильный вариант.

Главврач. Никакой триньки, мне ещё работать!

Возгрявый. Ответить красиво, как в поэме? Или словами Овидия?

Главврач. Возгрявый!.. Гортанные звуки тебе не даются! «Котёл пищеварочный, электрический»! Покажи, что разбираешься в этом.

Возгрявый. Точно помню, что-то такое было... А! Из пищеблока?

Главврач. Эта беда не единственная. Доставка – не бесплатно.

Возгрявый. Извините за систематический скепсис. А что мне с ним делать? Я же не повар!

Главврач. Не нравится котёл пищеварочный, бери пенёк для колки дров. Помнишь, что сказал Моисей Никите Хрущёву?.. даже сочинил по этому поводу вопилку. И перестань теребить мою пуговицу!

Возгрявый (глупо хихикает). Проявите милость – лучше убейте!

Главврач. Переходи к сущности! Банкуй!

Возгрявый. Ну, вы меня прижали! (Тасует карты. Даёт срезать.) Это последнее слово? (Раздаёт по 2 карты.)

Главврач. Зато приукрашивать не пришлось! (Оценивает карты на руках.) Ещё!

Возгрявый. Тоже добираю! Сватаем к семнадцати даму. Но совокупляться придётся с тузом. Добрать – не добрать? Иногда допустимо пускаться на риск! Думай, Гаврила! Добираю!

Главврач. Ещё!

Возгрявый. Мне хватит! Открылись? Делюсь своим горем. С октября обучал кошку прикуп угадывать. Видели её в деле?.. Вредный биологический вид!

Главврач. Сдохла?

Возгрявый. Вот вы смеётесь! Справедливо смеётесь! Хуже! Положила взгляд на соседа!

Главврач (задумчиво). Семь плюс три плюс семь... Сколько в результате имеем? Семнадцать? Восемнадцать?

Возгрявый. Ну, есть разные подсчёты! (Ждёт.) Будете добирать? (Подмигнул.) Или набрали свои девятнадцать?

Главврач. Не выдавай то, о чём хочешь забыть. (С торжествующей усмешкой открывает карты.)

 

Озорная мелодия, разбавленная голосом Луи Армстронга, – из радиорубки. «Kiss of fire».

«I touch your lips and all at once
the sparks go flying...»

 

Возгрявый (задрал голову, – ищет глазами). Заперлись в радиорубке, и хулиганят! Профессор! Если уговорите орду покинуть «блиндаж», ей богу, прощу долг!

 

Мужской голос из радиорубки: «Рудольф Филлипович из Лысой Пенделки (Пензенская область). Просит извлечь из запасников! Послушаем, как колобродит Луи, который Армстронг? Имя ничего не говорит? Абы кого предлагать не станем! Названного чувака послушаем

 «Those devil lips that know so well
the art of lying
And though I see the danger, still
the flame grows higher
I know I must surrender to your
kiss of fire...»

 

Главврач. Радиорубка! Слушать меня! Сколько рук у человека?.. Вы не считайте, так скажите!

 

Музыка Армстронга обрывается. В динамике слышится смех, затем мужской и женский голос.  

– Смотри, что у меня есть. Самоучитель. «Учимся правильно целоваться по фотографиям».

– Годердзи! Давай про сейчас!

– Сотни фотографий!.. Дело прямо по мне! К утру закончим!

– Если ты думаешь, что я стану читать книжки на таком сквозняке...

– Профессор в первом абзаце пишет: «Годердзи! Поставь себя твёрдо!»

– Профессор останется в дураках.

– Профессор во втором абзаце пишет: «Годердзи! Мы тако-ое придумаем! Но начинать надо фразой: Только помни – от меня жалости не жди!» Что тут смешного? Почему ты так смотришь?

– Не считаю, что мне положены такие муки. Профессор останется в дураках!

– Профессор в третьем абзаце пишет: «Рекомендации, которое я высказал, – подчёркиваю – мои личные, и не представляют позицию правительства Великобритании.»

 

Доцент Юнг. Радиорубка! Вопрос! Если прибавить к шести один?.. Не слишком ли глубокая тема для разговора? Долго раскачиваемся!

Возгрявый. От чего мы их сегодня лечим?

Главврач. А!.. Спросите у доктора!

Настенька-Егорка (влетает пулей; лицо перекошено энтузиазмом). Есть кто-нибудь? Эй, где вы все? Плюются с расстояния, и опять убегают к своим! Весь пол исплевали!.. Бежала! Соревнуюсь со временем!.. Сколько их там, – измерить глядением не удалось!

Главврач. Не выкрикивай! Опять звуковая каша! Ты в насморке? Цветы поливаешь?

 

Н а с т е н ь к а - Е г о р к а  – поблагодарила кивком головы.

 

 Контрольный вопрос: любишь постоять на пятках и посидеть на книжке? То есть не отрицаешь? (Разминает ей плечо.) Кто сейчас задавал тебе вопросы? А! Это ж я сам.

Настенька-Егорка. Пять глаз, пять сапог: просто идиотство какое-то насколько легко запомнить!

Главврач. Ты уж скажешь!

Настенька-Егорка. В лужу упала – поскользнулась! (Соскребает грязь с руки.) Видно не было лица, всё загораживала маска! Потом, наверное, вспомню больше!

Главврач. Не стоит мусолить этот вопрос. На всякий случай обнимемся? В хороший день, конечно, повспоминаешь. Тем хватает.

Настенька-Егорка. Кинул тень на меня! Испугалась!.. Я, кстати, умную вещь скажу: головой уехала в замочную скважину – но подсчитывала!

Главврач. Всегда знал, что туда, в замочную скважину, можно влезть. Угостить тебя таблеткой?

Настенька-Егорка.  Могли бы вы побыть рядом со мной? Ой, я уже семь секунд лишних говорю!

Главврач. Потеет... Купить ей мороженое?

Доцент Юнг. Что ж... обдумаем и это.

Главврач. Проблемы уж очень лёгкие. Кроме одной. Объект круглый? Морда – красная? Понимаешь логическую разницу? Профессор разберётся! Ну-ка, тестируемся! Люблю реальность! Самое трудное, Настенька, придумать вопрос. За долгую лечебную практику столько чепухи разного рода пришлось сформулировать: оскудение тезауруса! Кагшме... каг-шме... так, не сложилось слово. Ага! Что больше – «16 делённое на 8» или «4 на 2»? Задал вроде глупый вопрос. Ладно, пусть это будет моя личная фантазия. Ну что, работаем?

Настенька-Егорка. Ответ: «4 на 2»! Про это разговариваем?

Главврач. Не наоборот? (Ждёт.) Будешь капризничать, отправим тебя спать.

Настенька-Егорка (слегка насупилась). Если идти по часовой стрелке, «4 на 2» больше!как раз должно так случиться!

Главврач. А в обратную сторону?

Настенька-Егорка. Ни разу не получилось!

Главврач. Туго идёт мысль. Я угадал?

Настенька-Егорка. Ну, насчёт «туго» не скажу. (Зажмурилась. Думает.) Когда волнуешься, трудно объяснить как следует. Как же я это делала – сейчас вспомню... А! если идти в обратную сторону...

Главврач. То естьпротив часовой стрелки...

Настенька-Егорка. Если не наврать: тогда я выбираю «16 на 8»!

Главврач. Видишь, всё решает удача. Тренировал этим вопросом девичью команду из 3-й палаты. Ни черта ничего не зависит от того, откуда смотреть!

Настенька-Егорка (взяла его под локоток и куда-то ведёт). Умеете секреты хранить?.. У вас вопросы такие глупые! Мне принципиально нелюбопытно!

Главврач. Но-но, а что сразу про меня? (Укоризненно погрозил пальцем.) Сурово и без церемоний!

Настенька-Егорка. Я не оправдываюсь – я объясняю!.. Я-то знаю, что ответ зависит, идёте вы по часовой стрелке или наоборот!

Главврач. Наврала, конечно... Или с этим связано какое-то суеверие?

Настенька-Егорка. Вспомните, чему вас учили в школе! Цифры уходят в покражу? Ну, а что? Попросите – может, вам часы нарисовать в виде картинки?

Главврач. Постой!.. Получается, стрелки у нас разъехались в разные стороны?

Настенька-Егорка (хихикает). Ну, и кто из нас зазнаётся?

Главврач. Послушай. Ну, не повезло! (Вынул платок, промокнул лоб.) Вообще-то, я не собирался становиться новатором.

Настенька-Егорка.  И тогда сразу выяснится, что они больше друг друга – (прыснула) в ноль раз! Замените меня! (Кивнула в знак того, что уходит.)

Главврач. Думала обо всём сразу – недокрутила мысль в голове! (Икнул.) Говорю: недокрутила! Ступай. (Углубляется в чтение утренних газет.) Поспи. Какие-то секреты всегда должны остаться. Ещё поболтаем!.. За счастье быть психиатром я заплатил остроумием. (Голова его никнет.) Хватит с меня выпивок. Вчера, например... никто не мог уговорить меня съесть... бульон.

Возгрявый. Валерьян Львович! (Ткнул его пальцем под ребро.) Он не Настенька, она – Егорка!

 

Светясь улыбкой,  Н а с т е н ь к а - Е г о р к а  убегает.

Но тут же в панике возвращается.

Гвалт, свист их коридора: некое броуновское движение если эту суету озвучить. Первым обозначился  П е т ь к а.  Тянет волоком погнутый в разных местах барабан (успевает при этом отбивать ритм). За ним скачет на костылях  О л е ж е к.  Последними из разношёрстной компании просачиваются вдоль стенок  А н к а,  М а к с и м к а  и  М а р т а.  

 

Петька. Ать, два! Ать, два!.. Кучность! Кучность! – чтоб прикрыть задницу товарищу! На месте! ать, два! Опустить щиты на землю! Мечи в ножны! (Хмуро воззрился на медперсонал.) Дезертиры? Сильно агитирую стать в строй!

 

Г л а в в р а ч  и  Д о ц е н т  Ю н г  поспешили исполнить команду.  

Н а с т е н ь к а - Е г о р к а, никем не замеченная, затаилась под столом.

 

Возгрявый (вынырнул из-за портьеры). Радуется глаз! Строевая подготовка превращает орду в армию! (Протянул  П е т ь к е  руку.) Пожмём!

Петька (ответил суровым взглядом). Будешь в другом месте садить себе бо́шку!

Возгрявый. Моя фамилия – Возгрявый. Гавриил. Должность: завхоз. Отчество не помню.

Петька (выдержал суровую паузу). Сколько минут боролся сегодня с режимом?!

Возгрявый. Боюсь даже теперь отвечать... Вчера наработал минут двадцать: сторожил твою табуретку. Сегодня, получается... считаем: тридцать плюс пять... Понимаю, мало! Почему? Нормальных лозунгов не хватает! Кстати, под мобилизацию не подпадаю. «Две косы, одна на спине». А у меня, как видишь, одна. Второе! С младенчества диагностировано плоскостопие. Есть справка. Не человек – насекомое. Пустое место. Понимаю свою ничтожность. Кривоногий как Мойдодыр! Зачем вам такое бремя? (Затёрся под шумок в темноту.)

Петька (сверяясь с текстом, написанным от руки, толкает речь). Информация от дозорных! В трёх километрах от автобусной остановки обнаружены каратели! Если не пробьёмся к Кремлю через Лобню, придётся идти через Хотьково. А там болота. Потеряем несколько часов. В Строгино с утра идёт бой! Был прорыв пехоты карателей! Кунцевский и Строгинский батальоны вынуждены были залечь! Разгорелась яростная рукопашная схватка!.. бойцы закрепились в подвалах и держат оборону! Военное положение! Мобилизация! Дезертиров будем отлавливать! (К  О л е ж к е.) Посчитал по головам?

Олежек (выдвинулся костылём вперёд). Докладываю! Все недосчитанные досчитаны! В палатах остались только писающие под себя!

 

Смешки в строю.

 

Петька. Есть, есть среди них крепкие! Теперь это уже понятно: они тоже могут! 

Олежек. Возгрявый успел их в обер-команду записать!.. Сахаром обещают кормить.

Петька. Стадо нулёвок! В газенваген!.. Братки! Окопники! Если не шевелить мослами, восставшие братья не дождутся подмоги! Они ведут бой!.. Потери!.. Предстоит марш-бросок!.. Гадом буду, нас встретят картечью!.. По пути следования – десятки населённых пунктов. По нашей выправке будут судить о партизанской боеготовности! Профессор! Не стыдно вам в таком виде принимать хлеб-соль?!

Главврач (обиженно). Вопрос неправильный!

Доцент-Юнг. От профессора много всего требуют!

Петька.  Смирно! Слушай мою команду! Следовать за барабаном! Я нот не знаю. Но дома часто звучал барабан (вырос в основном рядом с барабаном), теперь пробую выступать! Шагом... марш! Ать, два! (Бьёт в барабан.) Ать, два! Крууу-гом!

 

Начали шагание. Маршируют на месте; один  П е т ь к а  выполняет свои команды (движение происходит в его воображении).

 

Подравняться!.. Стой! Сомкнуть ряды!! Стройся! Стройся! Antreten!.. Равняйсь! Смирно!! Предыдущие команды отменяются! Шагом... марш! Ать, два! Ать, два!.. Шире шаг! Ать, два! Ать, два! Крууу-гом!

Максимка (стоит на стуле; на последнем издыхании вращает ручку мясорубки). Петька, у меня сердце больное...

Петька. Снято? Боевой дух читается? Меня видно?

Максимка. Если не знать армянского, как узнать у арабов – запятая – как пройти в синагогу – восклицательный знак. (Закашлялся.) Естественно, снято! Хронометраж: пять минут.

Петька. Красиво двигались! Разместить в интернете! Вот так, коротенько!

Настенька-Егорка (из-под стола). Актёрам массовки можно обсушиться?

Петька. Слушай мою команду! Налеее-во!!.. Профессор! Команда была «налево»! Включайте левую мигалку! Левую!!

 

Колонна в воображении  П е т ь к и  разбилась на три самостоятельных фракции. Получилось красиво.

 

Подтянись! Шире шаг! (К  М а к с и м к е.) «Свинины кусок»... Не отставать!

Максимка. Позвольте! Вы компетентны ставить мне диагноз?!.. Почему-то спросил!

Петька (мрачно). Наш механический кролик!

Максимка. Не надо симулировать восклицательный знак. Вы – не больной, вы – другой! Голубчик запятая – вас пере-про-грамми-ро-вали. Зачем вопросительный знак. Науке это пока неизвестно – точка.

Петька. Присел!.. Присел, я сказал! Встал! Присел! Встал! На одной ноге!.. Работает мускулатура!.. не падать! Встать в строй!.. Повстанец пошёл не тот! Шизофреников мало! Да, профессор?

Главврач. Мало...

 

Голос из радиорубки: «Для слушателей от четырнадцати до восемнадцати! И конкретно для Цили Чомоевой (село Старые Черви). Little Richard никуда не сгинул!..  вещичка под названием «Tutti Frutti»!

« Bop bopa-a-lu a whop bam bam
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
A whop bop-a-lu a whop bam bam...»

На мелодию трудно было не откликнуться.  Г л а в в р а ч  и  Д о ц е н т  Ю н г – хулигански вытанцовывают. Поймав на себе тяжёлый взгляд  П е т ь к и, застеснялись своей легкомысленности – сникли.

«Got a girl named Sue, she knows just what to do
Got a girl named Sue,
she knows just what to do
She rock to the east, she rocks to the west
But she's the girl that I love the best
...»

Стоило музыке оборваться, колонна возобновляет движение – на месте.

О л е ж е к  под недовольный ропот тех, кому он отдавил ноги, ловко орудуя костылями, ускакал в темноту коридора.

Возвращается с портретом Ландау (написанным маслом).

 

Петька. Чья эта бо́шка?

Олежек. Кушнер! Герцен Самуилович Кушнер!

Петька. Зачем?.. в химии я не шаpю!

Олежек. Из запасника! Других нет!

Анка. Это не Кушнер! Это Василий Иванович Чапаев!

Петька. Да-а... Злобный габёл! Ставь в первый ряд! Будет отпугивать снайперов! По невспаханному! Шагом-марш!

 

Колонна возобновляет движение.

 

Марта (споткнулась, падет; её подхватывают под руки). Обещали жару!.. Может, пока что куда-нибудь к воде?.. Потом поймаем попутку!

Олежек. Профессор! Ручка! Дарю! Серое вещество у ней выцвело. Зато с отпечатком моего пальца!

 

Голос из радиорубки: NIC Сусанин (посёлок Газопровод), для вас! «Вокальные пируэты чувачка по фамилии чуть ли не Роберт Плант! Три минуты какофонии от Led Zeppelin! «Hats Off to (Roy) Harper», если что! Откроем пошире уши, – к вопросу о том, что пора!» 

«When I done quit hollerin' baby, I believe I shake 'em on down
Get my babe, won't be late,
You know by that I mean seconds late
Ah, must I holler,
Must I shake 'em on down,
Well I've been mistreated, babe,
I believe I'll shake 'em on down.
Well I ain't no monkey.
I can't climb no tree... »

Заплыв с Робертом Плантом: такой вклад! В целом полюбил!

– Годердзи! К ночи у вас повышается степень дикарства.

– Вы не увиливайте!.. отчитывайтесь! Вопрос с подковыркой: сколько у вас пальчиков на руке?

До меня эта шутка пока не дошла!

– Ну, как же? Подумайте.

Карандашик можно взять, я высчитаю; как бы так.

По ушам ударил голос с улицы (усиленный громкоговорителем): «С вами говорит майор Хруст! Предлагаю разблокировать двери и допустить органы власти! С вами говорит майор Хруст! Предлагаю освободить медперсонал!»

 

Петька. Шутка из самых сильных! (Задрал голову.) Годердзи! Кто там у тебя пролез к микрофону? Убери звук из эфира! Ы!!!

Анка (съёжилась за портьерой). Кричат – оттуда, со двора!

Петька (крадётся к окну). Юу-у-ху-у-о! Опаньки! «Буханка» подскочила! Крепыши-гоблины! Серьёзное месиво готовят. Кандыбают к воротам!

Анка. А если по люстре стулом садануть?

Марта (ловит капли дождя из форточки; хохочет, повизгивая). Девочки! Урааа! Кто-то включил дождь!

Настенька-Егорка. Сумасшедше-чёрная туча в небе!.. Как же я люблю тебя, туча!

Олежек. Пусть бы их волной смыло, а?!

Петька. Нехай мокнут!

Марта. Облако село к нам в огород! А то пылища тут. Густым слоем.

Настенька-Егорка (смеётся, повизгивает). Эй, эй, минутку! Это гром? Зачем, гром, ты явился? Сыграл на трубе что-то вроде музыки!

Анка. Ы!!! Гляди, Петька, там, у котельной!

Петька. Вижу пасутся! Нагнали «диверсантов» с берданами немеряно!

Марта (кричит в форточку). Спешит, негодник! Видишь ли, ограждение помешало ему вытоптать фиалки! (Пискливо смеётся.) Удачи тебе, янычар!

Анка (разбила стекло; просунула голову сквозь прутья решётки). Эй! На цветах не топтаться!.. Гоблины!

Марта. Как-то он странно нас выслушал... (Кричит в форточку.) Будьте любезны подождать в вестибюле! Вас вызовут! В ве-сти-бю-ле.

Олежек. Сразу сортирным ветром подуло!.. Унижают до нереальности! Давайте на бо́шку им по очереди наплюём?

Доцент Юнг. Всем на уколы! Будете глазеть в окно из процедурной! (К  П е т ь к е.) Ты знаешь, что тебе нельзя травмироваться? До конца себя добить? Почему ногти грязные? Займись вымыванием грязи из-под ногтей! Всем на уколы!

 

Голос из громкоговорителя: «С вами говорит майор Хруст! Предлагаю разблокировать двери и допустить органы власти! С вами говорит майор Хруст! Предлагаю освободить медперсонал и не оказывать сопротивление!»

 

Петька (вцепился руками в прутья решётки). Оккупант топчет нашу землю! Нарубят, суки, два мешка ушей! В нашей местности, оказывается, так можно! Превращают в двуногое рабочее стадо!.. Кровью будете искупать! (Сорвал голос в крике.) Анка! Сделай им жопинг!

Олежек. Наши требования! Заменить в палатах звонки с пронзительных на непронзительные!

Петька. Профессор! Тут такая запара: гоблины за махачем явились! Пиротехнику ты у меня отобрал! Сейчас бы пригодилась! Ничего, они тут в любом случае повозятся!.. Будешь греметь палкой по батарее! Надо, профессор! (Обнимается с ним.) Щас побуяним! Считай, что я тебя вербанул!

Главврач (с некоторой обидой в голосе). Ещё б я не знал в этом толк!

 

Голос Годердзи – из радиорубки: «От Советского Информбюро! На ряде северо-западных участков освобождены Людиново и Кокшайск! Разумная жизнь обнаружена в Вербилках, Чухломе, Сальске!»

Ликование толпы: «Вау!.. Ур-ра!»

Голос из радиорубки: «Срочное сообщение! После упорных и продолжительных боёв. К Москве. Через Калугу. Выдвинулись рокеры Козельска!!»

Ликование толпы: «Уррра!!»

 

Петька. Олежек!.. Скажи патетически!

Олежек (отбросил костыль, стал одной ногой на табуретку). Они нас хотели замуровать! тупо и безнадёжно! С дозволенной бесконечно малой фигой в кармане!.. и тиражируй им детей! Вопрос: какие способности мы можем передать этим несчастным детям?! Расклад хромосом обезьяны? Гены раба?.. Ночей не спать, чтобы зачать этих извергов!..

Петька. Ы!!! Правильную тему поднял!

Анка. Совсем забыли за разговором. А ведь Олежек хорошо поёт! Если, конечно, не выходить за литраж... Давай! Героическое!

Петька (свистнул в два пальца). За пехотой подтянется десантура и флот!

 

Голос из «матюгальника»: «С вами говорит майор Хруст!»... «С вами говорит майор Хруст!»...

 

Резкую вещь скажу! Когда мне башку повредило шаровой молнией, – там, при вскрытии... Я бы, конечно, без всяких выжил, если б не поставил хирурга в тупик: хвать его головищей об пол!.. подвернулся случайно. А где бы ему ещё встретить реального рокера! (К  М а к с и м к е.) Камера для съёмки готова? Ничего, что осип? Сорвал голос. Охрип на митингах. Снимай!

Максимка. Свет! (Готовит мясорубку к «съёмке».) Камера!

Настенька-Егорка. Есть камера!

Петька. И подмонтируй панорамку Петрограда! По левую руку – Анка. По правую – матросы на тачанках...

Олежек. Окопная правда!.. Моя фишка! За это и пострадал!

Петька. Профессор! Ты хоть и мозгодав, но правильный! (Обменялся с ним крепким мужским рукопожатием.) Стыдно, стыдно перед теми, кто живёт через стенку! Они не проспали в семь утра! – ещё ничем не прославились! заняли своё место – там, в окопе, – чтобы обняться перед смертью, и пойти – на штурм!..  Папаня!.. (порывисто обнимаются) впечатай себя в вечность! Будешь подавлять отдельные огневые точки!.. Слушай мою команду! К атаке... готовьсь! Пальни, Анка, для острастки, и начнём!.. Цепью! Перебежками! – туда, куда сказано! Понаддать им по шарам! Уррра!

 

Голос из радиорубки: «Раздаю долги!.. Для Баяна Макухи, деревня Огурцы, Красноярский край. При встрече обнимемся. «Junk»! шняга от Пола Маккартни! Мы эту вещь как-то ставили – просят повторить. Шутка...  шутка! Лидер чатов! Человечище с фамилией Маккартни! Присутствует общее желание послушать»!

«Motor Cars, Handle Bars
Bicycles for Two
Broken Hearted Jubilee
Parachutes, Army Boots
Sleeping Bags for Two
Sentimental Jamboree

Buy Buy
Says the Sign in the Shop Window
Why Why
Says the in Junk the Yard
...»

Пока звучит музыка, «повстанцы» переключаются на свою привычную внутреннюю жизнь: одни мерно покачиваются, жестикулируют, продолжают с кем-то спорить, проговаривая свыше 80 слов в минуту, другие нервно прохаживаются... кто-то созерцает «пиксель» у себя на пальце. Но стоит музыке оборваться, заторможенность сменяется общим возбуждением.

 

Настенька-Егорка. Опять пьянствовать?! Молчать!! Распустились, сукины дети…

 

Г л а в в р а ч  и  Д о ц е н т  Ю н г  понимающе переглянулись.

 

Приказ на завтра получили? (К  П е т ь к е.) Стой! Куда?! Винтовка твоя где? Ранен?.. Ну и дурак!..

Петька. То ли не вписалась лбом в дверь? (Сплюнул.)

Доцент Юнг. Абберация! Тёмная инстинктивная природа! (Бросает на неё любящие взгляды.) Пациент обживает новый образ!

Максимка (шёпотом). Поймала игру: поменялась местами с Василием Ивановичем!.. Тоже мог бы попробовать! Всё бросить, надеть бурку и сесть на коня! Обычное дело для нашей палаты.

Доцент Юнг. Настенька! Если я буду делать вот так руками, не пугайся!.. Смотри мне в глаза! Могли бы мы с тобой интересно поговорить!

Настенька-Егорка (холодно посмотрела). Винтовка твоя где? Ранен?.. Ну и дурак!..

Главврач. Манана Карловна! Какая ещё Настенька? Вопрос не из области науки: давно не брали в руки моё учебное пособие? (Жест, словно бы листает страницы книги.) «Учимся правильно разговаривать с Василием Ивановичем».

Доцент Юнг. Не во вред?.. имя тёмное!

Главврач. Сатирическая ситуация!.. И?

Доцент Юнг. Ведь мы с вами хорошо помним: всё время запиналась и краснела!

Главврач. В чём прелесть? (Берёт её под локоток. Прохаживаются.) Заглянем в замочную скважину двумя (обоими) глазами!  Мозговые поллюции! И это новое в нашем общении. Появляется надежда на обратное развитие психических изменений. Прямая дорога к стабилизации ремиссий!

Доцент Юнг. Теряется направление: то она Настенька, то Егорка... (задумалась) теперьВасилий Иванович.

Анка (влезла между ними). А что вы хотите – учителка литературы!

Петька. Без имени она не вынырнет! То есть он!.. Дроль душный!

Анка. Депресняк!

Марта (смеётся). Вместо того чтоб вникать, как её зовут, надо просто как-то его назвать!

Олежек (лукаво посмеивается). Профессор! Тяните карту из колоды!.. Опа! семёрка в трефах! Колода похудела на одну карту: запомним! Вероятность того, что следующей картой вновь окажется семёрка... P = 3/51  или... бум-бум-бум... 1/17! Один случай на 17 испытаний!

Главврач. Голубчик!.. (разглядывает карту) я более важными делами занимаюсь!

Олежек. Продолжаем, профессор! С терпением муравья! Берите карту! Надеюсь застигнуть вас врасплох!.. Опа! опять семёрка! Профессор! на мне много мурашек? Фф-фу...

Главврач. Но это уже исследовано в психиатрии!

Олежек (грозно). Теперь рассуждаем с подвохом!

Доцент Юнг. Тебе надо прекратить, Олежек, ты знаешь? Пришёл ты за советом? (Обмахивает  Г л а в в р а ч а  шляпой.) Какую пользу ты можешь к профессору применить? Тебе есть что про Настеньку сказать?

Олежек. Древняя техника перетасовки! В раскладе карт, чтоб знали, зашифрованы тайные знания! Я понимаю ваш скептицизм: накапливается критическое количество дураков! Нет, пусть профессор опровергнет! (Жонглирует картами – в итоге значительная часть карт оказалась у него в рукавах.) Карты помогают обнаружить своё настоящее имя – чего-нибудь обязательно отыщем! В этом я даже сам готов вам помочь.

Доцент Юнг. Хочешь сказать: если опять выпадет... семёрка...

Олежек. Именно!.. несмотря на достаточно хлипкую вероятность!

Марта (кричит). Она – не Семёрка в трефах! Не Семёрка!

 

Заинтересованная тишина.

 

Она – не Семёрка Треф!.. Она – Владимир Владимирович.

 

Пауза. Переглядываются.

 

Петька. Ну... в трудную минуту можно и так назвать.

Максимка. Где-то я имя это встречал. Не с ним ли мы посещали танцкласс?

Олежек (изучает лицо  Н а с т е н ь к и - Е г о р к и). Нет, а как же сходство?

Максимка. Если сравнить... да, выглядит она слегка окосело.

Марта. Ещё бы! Дал эффект импразид!

Максимка. Позвольте запятая – а что веселого она видела вопросительный знак.

Доцент Юнг. По диагнозу вроде неплохо.

Олежек. Похожа! Но только не в профиль!

Анка. Зато если смотреть сбоку вдоль и поперёк...

Марта. Или сверху!..

Максимка. Хорошо, что он более длинный запятая чем широкий.

Олежек (хихикнул). Если смотреть снизу, вообще разглядишь одну только подмётку!

Главврач. Снизу мы смотреть не станем! Так можно додуматься до того, что Владимиры Владимировичи вовсе не существуют!

Доцент Юнг. Настенька! Сама ты на какое имя теперь откликаешься?

Настенька-Егорка (холодно посмотрела). Винтовка твоя где? Ранен?.. Ну и дурак!..

Доцент Юнг. Разобрались! С ответом сходится! (С любовью поглаживает её по плечу.) Наследие, оставленное нам революцией: «Василий Иваныч»!

Петька (хмуро). Эй! Над Чапаем смеёмся в последнюю очередь!

Марта. Сейчас насмешу! Младенец! Крохотулечка! Что бы там ни утверждали ненавистники: сначала он пропал без вести! Уже потом – месяц спустя – подбросили найдёныша (рядом с коляской люди видели оборванца с семидневной щетиной). Сбежалась толпа. Нашлась фотография тех лет. Показали матери Владимира Владимировича. Женщина заплакалаи её сразу отпустили.

Максимка. Но это вырезали!

Олежек. А плёнку в архив!

 

Женщины приходят в шумное возбуждение, берут  Н а с т е н ь к у - Е г о р к у - В л а д и м и р а  В л а д и м и р о в и ч а  в кольцо. Понятно слёзы (за этим стоит столько переживаний). Понятно – отирают ему губы, щёки платочком.  

 

Марта. Пока не забыла! Позвали отца Владимира Владимировича. Говорит: связаться не мог!.. разговор был ещё до изобретения мобильной связи. Он же и подгузники от Красного креста принимал.

Доцент Юнг (протолкалась в гущу толпы). Вдруг что интересное пропущу!

 

Н а с т е н ь к а - Е г о р к а - В л а д и м и р   В л а д и м и р о в и ч  какое-то время топчется на месте, меняя положение ног. Зевнула так, что щёлкнуло в ушах. Смотрит от нечего делать в окно.

 

Петька. Не было такого! Объяснила достаточно скучно­вато! Соврала по троешному!

Марта. Во-первых, этим ответом ты меня унизил!

Анка. Не болтай, Петька! Действительно, сколько таких случаев! Родители ищут ребёнка, который был одет в полосатую матроску! Но власть упорно замалчивает!

Доцент Юнг. Было-было-было! Псилоцибиновый синдром по позитивному типу! Как я люблю такие истории! Душа радуется, когда я этот синдром вспоминаю!

Марта (взвизгнула). Владимир Владимирович!.. Это вы? Индифферент! чтобы иметь право расцеловать. Для этого надо быть, к примеру, кузеном. Вопрос простой: свиная котлета, которую давал на обед Папуасов (повар), – сколько на ней бацилл? Попробуйте выговорить с трёх раз слово «бацилла». Вот! Не... вилкой же? Догадываетесь, сколько на эту свинью Папуасов предварительно чихнул? Не знаю, что на меня нашло: а ну как муха залетит к свинье в ухо – мало ли. Посижу здесь на приступочке. Можно? Ой, спасибо!

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (застенчиво). Пожалуйста...

Анка (согнала  М а р т у  с приступка). Ладно, посмеялись... Ни одного слова не понять. (Перегнувшись через стол, с силой пожала  Н а с т е н ь к е - Е г о р к е - В л а д и м и р у  В л а д и м и р о в и ч у  руку.) Может, ты не знаешь новость: где-то ты нужен – где-то бы лучше тебя не было. Ошибка номер два: такие, как я, не поддаются дрессуре. Улавливаешь? (Жуёт издевательски резинку.) Для понимания: то же относится и к Петьке.

Марта. Будем теперь об этом всем рассказывать?

Анка. Не всем, только некоторым!

Марта (вскрикнула). Ты мне ногу отдавила! Ну никаких манер. Пока не кончится завод, её не остановишь. В каком страшном мире мы стали жить!

Анка. Время твоего крика истекло! (Вторично тянет руку для рукопожатия.) Повторим?

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович. Но-но, а что сразу... Ты можешь ко мне не приставать?

Анка. Тебя кто-то звал?.. мешком пуганный. Что ты всё крутишь? Ну! Зачем явился?

Олежек. Анка! Если тебя распирает... Э, там! Может, не будем топтаться по костылям?

Анка. Зачем он явился? Почему нас опять не предупредили?!

Максимка. Да... Очень загадочная личность...

Анка. Петька! Держи его на коротком поводке!

Олежек. Не лезь по ногам! Встань в очередь!

Анка. Ты! змей напористый!.. он меня учесть забыл! Меня! Я как бы не спрашиваю, с какого карниза он к нам рухнул.

Олежек. Уйди с проезжей части!

Анка. А ну советуй как!

Олежек. Припёрлась с наглой рожей! Ты здесь не стояла!

Анка. Ты, мешковина! Мне пополам, что ты такой хитрый! Дойдёт твоя очередь, скажешь.

Максимка. Анка! Раньше, я знаю, ты сильно выпивала...

Анка. Какой движок, я дёрганная! Смысл понятен? Условно говоря, ты въехал в сказанное? Петька, возврати ему слух!

 

Н а с т е н ь к а - Е г о р к а - В л а д и м и р  В л а д и м и р о в и ч  – вдоль стеночки пытается улизнуть.  А н к а  – одним прыжком перемахнула через стол и оказалась на её пути.

 

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович. Э! Тихо-тихо!.. (Жалобно улыбается.)  

Анка. Чересчур разогнался! Видишь, весь перемазался! Входишь, так входи, а то сквозняк!

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович. Секунду... секунду... (Пытается вывернуться.)

Анка. Леденца хочешь? Я дело говорю. Жвачка, леденцы продают где угодно. Может, прихватим?

Доцент Юнг. Обычно я не подслушиваю. (Повышает голос.) Анка! Обойдёмся без  соблазнов. Успокойся, тебе нельзя травмироваться.

Анка (услышав у себя за спиной знакомый пугающий голос, посчитала лучшим для себя спрятаться за спину к  П е т ь к е). Пускай катит отсюда на своём бьюике!

Доцент Юнг. Всем, кто толком не проник в особенности. Мнение у профессора о вас уже сложилось. Замусорили себя эмоциями!

Петька. Вопрос ребром, профессор! А что вас там, в аду, ещё удивило? Может, какие-то знакомые нам лица? Гляжу, вы куда-то пропали – отключили звук! Как, в целом, – нормально прошвырнулись?

Доцент Юнг. Петька! Ты по делу пришёл?!

Петька (потрепал  Г л а в в р а ч а  по плечу). Спасибо, что притаранили к нам такого чела!

Главврач (застенчиво). Пожалуйста...

Петька. Вообще-то, там такие попадаются! Не хотелось бы встретиться! Пишите в свой блокнотик: «Нехай будет!»

Главврач. В тебе, Петька, к сожалению, есть артистизм. Мой труд фундаментальный: «Мозг автослесаря». Страница 37. Пятый абзац сверху. Обязательно прочтёшь.

Петька. «Мозг автослесаря». Такое ощущение, что мне ничего не положено! Просто топчут меня здесь ногами! Взять, к примеру, вчера. Продрал с утречка бельмы – выясняется, меня типа женили! (Давится смехом.) Как минимум, на какой-то рыжей лахудре!.. До конца себя добить? (Озорно подмигнул.) Перетёр оковы, и сбежал!

 

По ушам ударил «22 Acacia Avenue» (Dark Tranquility).

«If you're feeling down depressed and lonely
I know a place where we can go
22 Acacia Avenue
...»

 

Доцент Юнг (задрала голову, прислушивается). Читается  почерк Годердзи, из 5-й палаты. У меня нет высокомерия к рокерам. Но ему отшибло мозги.

Главврач (посмеивается в усы). Слишком уж пресно?

Доцент Юнг. Хотелось, чтоб он держался понезаметнее.

Главврач. Затея сомнительная...

Петька. Не для пьянства! Годердзи и Софочка, если кому интересно! Засели в бункере: «тему» гонят! Правильно поняли настрой!

Главврач (прикрыв глаза, посмеивается). «Малиновый звон»...

Доцент Юнг. Это что, полезно?

Главврач. Купаться в свободе?.. Доказательство пришло с неба!

 

Голос Годердзи из радиорубки: «Меня закидают тухлыми помидорами!.. Шучу! Просится коллектив под названием Dark Tranquility! Какая там музыка не знаю. Децибелы есть!»

«...Meet a lady that I know, so if you're looking for a good time
And you're prepared to pay the price
Fifteen quid is all...
»

Как получилось, так получилось! А что, вполне!

Годердзи! Вы обещали что-то такое мятежническое поделать.

Поцеловать кого-то в щёчку?

– Вставить золотые коронки памятнику Марксу!

– «Маркс», это такие чипсы?

Н а с т е н ь к а - Е г о р к а - В л а д и м и р   В л а д и м и р о в и ч  – под шумок, вновь пытается улизнуть.  Г л а в в р а ч  перехватил  её. Усадил рядом с собой на диванчик. Доверительно поглаживает по руке. 

 

Главврач. Всё про меня! (Глаза его вмиг увлажняются.) И младенец... роковая подмена!.. подробности, которые знала только бабушка, Анастасия Ефимовна. Весь анамнез переуступила мне!

Доцент Юнг (пробивается к ним через толпу). Профессор! Если я буду делать вот так руками – не пугайтесь!

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (начинает горячо доказывать – всем сразу и каждому в отдельности). Сначала я подумала, что это не я. Подхожу к зеркалу, нет – я. Точно – я! Я как бы долго не хотела. Но потом согласилась.

Петька (фыркнул). «Я – не я», а шкурка от банана!

Доцент Юнг. Не трогай профессора! Я тебя выведу! Профессор погрузился в вербальный галлюционоз. Незамутнённый, трогательный... пришёл к своему психоаналитику с «открытой форточкой»! (Обволакивает Г л а в в р а ч а  пассами.) Головная боль туда-сюда? Мне кажется, я играю на рояле!.. пальцы по клавишам порхают! Понимаю, от старания! Здесь раздался смех? Что? Не смех? Плач? Теперь мы так плачем!

Главврач. Жил в то счастливое время... Сметана крестьянская, то есть кефир... (голос дрогнул) я столько лет питался за этим столом!..

Доцент Юнг (отмечает для себя). После посещения туалета становится замкнутым.

Главврач. ...правильней сказать: творог... желательно, чтоб он был домашним. (Борется со слезами.) Вечереет отчётливо!.. Из ординаторской приносят черничный кисель...

Доцент Юнг. Метит территорию; говорит, что он здесь главный! (Обволакивает его пассами.) На все вопросы отвечает, что достиг высшего понимания мира!

Главврач (всхлипнул). ...такой забытый вкус «Боржоми»!.. В шести ложках проросшего овса есть всё! (Наткнулся руками на что-то мягкое и загадочное: по форме напоминающее женские бёдра.)

Доцент Юнг. Только не надо сально трогать руками! Лекарство, профессор! (Бьёт его по пальцам.) Поможет только лекарство!

Главврач. Слепо ощупываю предметы, и не понимаю их природу!..

Доцент Юнг. Отчего-то в процессе эволюции у вас не развилась способность лгать искусно! Только не спрашивайте у меня, что такое эволюция – чтоб не обидеть.

Главврач. Но-но! Сделаем скидку для профессора: сегодня у него любопытства гораздо больше! (Вдруг подхватился.) Владимир Владимирович! В развитие! Раз уж мы об этом заговорили. Самое дешёвое лекарство – записывайте: две столовые ложки минеральной воды на стакан водопроводного кипятка! Уйма смысла!

 

Тяжёлый топот ног со стороны коридора. Створки двери с треском разлетаются в стороны. Врываются  М а й о р  Х р у с т  и  О м о н о в е ц. 

С порога их встречает град алюминиевых мисок и ложек.

 

Майор Хруст. Полиция! Стоять! Здесь есть медперсонал? По-русски понимаете? Или здесь говорят только «по-хазарски»?

Главврач (запустил в него алюминиевую миску). Но-но! Не слыхали ничего!

Майор Хруст. Уточняю. Нас попросили узнать, знаете ли вы хазарский. Если б среди вас был Бонч-Бруевич... Для чего он нам нужен? Не для того, конечно, чтоб поиграть с ним в крикет.

Омоновец. Или заняться дайвингом.

Майор Хруст. По-хазарски, понятно, его не учили. Где ж ему было?

Омоновец. Осталось узнать – все ли из вас забыли русский.

Майор Хруст. Освободить медперсонал! Руки за голову! Выходи по одному!

Омоновец. Вообще-то, хазарцев я люблю... С ними всегда можно договориться.

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (кидается алюминиевыми ложками). Не слыхали ничего!

Майор Хруст. Всё же подумайте!.. Конечно, был бы среди вас Бонч-Бруевич, (поймал рукой брошенную в него тарелку) я бы с ним, пожалуй, побеседовал. Не обязательно типографским способом.

Омоновец. Постой! Дай спрошу – знает ли кто из них про дивергенцию.

Майор Хруст. Зачем?

Омоновец. Давно хотелось!

Майор Хруст. По ней есть ориентировка?

Омоновец. Майор!.. «Дивергенция» – не фамилия!

Олежек. Беспредельщики! Вам «бычья» дивергенция или «медвежья»?

Омоновец. Имеет значение? Ждите! Будем думать!.. Майор! Оказывается, она бывает разной!

Майор Хруст. И что?

Омоновец. Не хочется выглядеть двоечником... Средства у нас – заёмные?

Майор Хруст. Не знаю, как у тебя, у меня всё на букву «ц».

Омоновец. Смешно! Но бесполезно!.. Для понимания бесполезно! Этак я зачёт ШикельКовшову ни разу не сдам!

Майор Хруст. Гляди!.. Местные интеллектуалы. Что-то они там затевают!

Омоновец. На костре нас не изжарят? Похоже, бьют в «ритуальный барабан»...

Майор Хруст. Если человек – идиот... Когда в голове у него сплошной мозг... Следи, нет ли у них в руках арматуры!

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (поправив чулок, сделала несколько шагов в сторону полицейских). За всем присматриваете?

Омоновец. Для чего спросила?.. Ты кто?

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович. Томик Тютчева прихватил с собой? Понимаешь, с кем я тебя сравниваю? (Грозит ему кулачком.) Ты же небритым сюда явился! И злой!

Омоновец. Стало как-то оживлённей!.. Пошли вопросы...

Петька (кричит в сторону радиорубки). Годердзи! Врубай децибелы! Пожёстче! Врубай горлопанов из «Ганз»!

Главврач (забрался с помощью  Д о ц е н т а  Ю н г а  на «баррикаду»). Господа! Господа-товарищи! Нам всем Бог дал креативный разум! Майор! Вам тоже Бог дал креативный разум! Ну! В какой пивной ты его пропил?

Майор Хруст. Не нервничаем!.. Спокойно! Поступила информация: медперсонал клиники удерживается в заложниках. Вы – Главврач?..  Ввиду того, что ситуация у вас, граждане, прямо скажем... Объясните вашим «красавцам»: заложников им лучше отпустить.

Олежек. А что так нервничаете сильно заранее? (Колотит палкой по батарее.)

Майор Хруст. Особо буйных отстыкуем!.. разложим по койкам. (С ухмылкой.) Такая, казалось бы, райская жизнь.

 

П е т ь к а  – сунул в рот два пальца, исступлённо свистит.

 

Доцент Юнг (воспламенилась). Можете больше не взывать к имени профессора!

Максимка. Ему вредно волноваться! Это даже заметно и сейчас.

Майор Хруст. Хорошо! Требуется всего-навсего поговорить с кем-то из думающих. Есть такие?

Доцент Юнг. Не хами! Научитесь разговаривать с людьми!

Омоновец (посмеивается). Майор! Оказывается, мы забыли вызвать для общения с ними специально приглашённого оратора!

Майор Хруст. Ну, можно сказать и так. (Пригнулся: некий предмет просвистел у него над головой.)

Омоновец. Не успели рот открыть – накидали целое лукошко тухлых яиц!

Главврач. Плевать! Ваше недоумение я давно перерос! Клиника, которую я основал... Инициатива ума! Мозгами надо шурупить, такой вот метод! «Клиника Мокшина» – не то место, где ампутируют основу основ: мозг!

Олежек. Про тебя, Петька!

Петька. Шлак! Про меня!

Анка. Кислотный текст, профессор! Ы!

Майор Хруст. Спасибо, профессор!.. С ваших слов я всё «запротоколировал». (Обменялся взглядом с  О м о н о в ц е м.) Понятно, какая у вас тут музыка: «Марсельеза» под гусли.

Максимка. Нагнали военщину!.. Абсолютно бессмысленно обсуждать с нами в этих терминах!

Майор Хруст. На минуту отвлекитесь от «военщины»! Просто не даёте мне вклиниться! Или список вопросов оставить на коврике у двери?!

Олежек. Алё! Если вам не нравится слово «военщина»... Это обсуждается!

Майор Хруст. Какая-то добрая душа объяснит мне: а где санитары?.. и не пора ли им делом заняться!..

Максимка. Профессор, чтоб знали, создал самую великую молекулу! По старой литературе мы знаем её как пилюля. «Пилюля  Мокшина» справляется с Альцгеймером!.. и скоро будет подсчитано, на сколько процентов!

Олежек. На семьдесят!

Марта. Руки прочь от «молекулы» профессора!

Майор Хруст (снисходительно). Конечно, к вам набегут теперь журналисты... (Ещё раз осматривается.) Будут, конечно, брать интервью...

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (возбудилась, кипит изнутри). Наших бьют!

Олежек (шкандыбает в сторону полицейских, размахивая костылём). Иду на тарааан! Ааа!..

 

Одна биомасса, вооруженная мелкой кухонной утварью, надвигается на другую биомассу. Сплелись в один сопящий и пыхтящий клубок.

М а к с и м к а  – снимает «сражение» на «камеру».  

 

Анка. Порвать!.. Порвать!.. (Царапается.)

Омоновец. Как бы на кастет не нарваться!

Майор Хруст. Держись рядом! Свалят – затопчут!

Петька (вооружился стулом, использует его как таран). В топку гада!

Майор Хруст. Кусает меня за палец... тётка! а смотрит на другой! Не может дождаться!

Анка. Дать ему кирпедоном по каске!!

Майор Хруст. А ну отошла! Отошла, говорю! (К  О м о н о в ц у.) «Рембо»! Разверни её нормально вокруг оси!

Омоновец. Такую не остановишь, живо кишки на руку намотает!

Петька (кричит). Годердзи! Эй, там, в бункере! Помогааайте!! Софочка! врубай музло!

Омоновец. Делай раз! (Загибает  А н к е  руку за спину.) Делай два! Отползай, отползай, чума! (Отшвырнул её к стенке.) Делай раз! (Загибает  М а к с и м к е  руку за спину, – рычагом, через предплечье.) Делай два!.. Этот матёрый! (Отшвырнул его к стенке.) Делай раз! (Загибает  М а й о р у  Х р у с т у  руку за спину.) Делай два!

 

Сваливает тела штабелем: монотонно, со звериной серьёзностью.

 

Делай раз! (Загибает  П е т ь к е  руку за спину.) Делай два! (Впечатал его в пол.)

Петька. Жалкая кучка оборотней!.. (Сплёвывает зубы вместе с кровью.) Встретимся в центре Адау жаровни!..

Омоновец. Ты ещё не утих? Ну-ка посмотри на меня. Показалось, ухо у тебя отсутствует.

Петька. Раздавить!.. Раздавить!

Олежек. Прав-ды!.. Прав-ды!!

Главврач и Доцент Юнг (вскинули кулаки над головами). Прав-ды!.. Прав-ды! Прав-ды!.. Прав-ды!

Майор Хруст (выползает из-под груды тел). Крути гайки разборчиво!.. «Бивень»!

Омоновец. Тружусь, майор! Может, даже появится пот!

Майор Хруст (стонет). Руку мне вывернул!..

Омоновец. Дал финта!.. заработался. Извини! (Подхватив под руки, оттаскивает его в сторону.) Съел за завтраком курицу!.. прикинь – вместе с фольгой! Чего только не бывает в тарелке!

Петька. За мной! Туда! в смысле сюда!

Омоновец. «Пельмень»... Опять он лезет!

 

 Подползая,  П е т ь к а  попытался броситься рывком. Уже падая, вцепился клыками  О м о н о в ц у  в колено. Тот сгрёб его, согнул несколько раз, и бережно заштабелевал.

 

Э! Ты бы там попринимал что-то – лекарства! Контролируй себя! (Удерживает его от себя на дистанции.) Слушай, приятель! У меня и своих проблем «лом»! баба на неделе Серёгу рожает!

Петька. Презираю!.. (Пытается разогнуться. Застонал от боли.) Презираю!

Омоновец. Замечательно ответил! Молодец, кореш! Дыши глубже! (Похлопал его по плечу.) Помочь?

Олежек. Отбить Петьку! А то его в автозак уволокут!

 

В  О м о н о в ц а  полетели мыски, ложки.

 

Майор Хруст. Думайте! – типа того! А то мне начальству что-то докладывать.

Олежек (размахивает костылём). Воняйте, воняйте!.. ваша вонь не мешает нам существовать!

Максимка (закончив «съёмку», запустил в них мясорубкой). Всех не перевешаете!

 

О м о н о в е ц   пятится к двери (уводит  м а й о р а,  поддерживая его за ремень).

Голос Годердзи – из радиорубки: Подсыплем мажорчика? Genesis!.. «Mama»! Не можем отказать Миколе Пукачу из Чердыни!

«...Can't you see me here mama
Mama mama mama please
Can't you feel my heart
Can't you feel my heart
Can't you feel my heart oh
Now listen to me mama
Mama mama
You're taking away my last chance
Don't take it away
Can't you feel my heart?


Ha ha, ha ha ha, ha...


It's hot, too hot for me mama
But I can hardly wait
My eyes they're burning mama
And I can feel my body shake
Don't stop, don't stop me mama
Oh make the pain, make it go away - hey
No I won't hurt you mama
But it’s getting so hard – oh...»

 

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (согнулась, её трясёт; ноги подломились – валится как сноп). Амба! Отступать надо!.. К обрыву... Спускать меня на воду! (Пена выступает на губах.) Врёшь, не возьмёшь! Огонь по команде!! Товарищи! Ур-ра…

Главврач (с помощью  М а к с и м к и  и  Д о ц е н т а  Ю н г а  укладывает её на стол). Весёлую цитату превратила в подстрекательство!.. Талант!

Доцент Юнг. Область разброса от Владимира Владимировича до Василия Ивановича!.. с тенденцией к негативизму. Есть разные подсчёты.

Главврач. Такая точность вполне допустима!

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович (бредит). Отступать надо!.. К обрыву. Сказать, что Чапаев приказал...

Доцент Юнг (меряет пульс). Грандиозная игра! По шкале Кащенко – это возмездие!

Главврач. Надо же и «Василиев Ивановичей» отчего-то лечить!

Олежек. Был у меня аналогичный случай. Рассказываю! (Усмехнулся.) Из опыта общения с заочниками!..

Петька (опираясь на локоть, пытается приподняться). Братки! Будут они нас хватать пачками!.. Но взамен придут другие!.. станем для власти как еловая шишка в жопе! Слушать меня всем! (Хрипит – язык не слушается.) Профессор! Территорию клиники объявляю... свободной...

 

Голос Годердзи – из радиорубки: Не знаю, какая муха меня укусила! Нестареющий Род Стюарт! – в поддержку чувачков с рассеянным склерозом! Держитесь, братишки! Доктора обещают великая «молекула» на подходе!.. Итак! Вещичка с незатейливым названием «Sailing». Тот, о ком я сказал!.. Теберда, Аркаим, Будогощь! Для вас!

« ...I am sailing, I am sailing,
home again 'cross the sea.
I am sailing, stormy waters,
to be near you, to be free.

 

I am flying, I am flying,
like a bird 'cross the sky.
I am flying, passing high clouds,
to be with you, to be free.
..»

 

Возгрявый (крадучись вылезает из-за портьеры). Вы не забыли, чем я тут занимаюсь? Шляпу не купите? Фетровая. Made in Turkey. (Заметив  О л е ж к у,  с гвоздодёром в руке, спешно избавляется от шляпы.) Никто не облегчит мои страдания! Опять занимаюсь не своим делом. Не человек – мразь. Червь. Как пустое место. (Достаёт из кармана отпечатанный на бумаге текст. Ищет нужный абзац. Зачитывает.) Диета! От Министерства экономического развития!.. Подозреваю, в стремлении довести нас до фанатизма!.. Ага, всё съедобное опять убираем. Оставляем: сечка-шрапнель (оказывается, такое слово тоже есть). И три хитрых гарнира: хвощ болотный... сныть (какая сложная связь!)... клевер... («милосердный» удар по желудку!). (Со вздохом.) Опасаюсь, массовые погромы кастрюли с бульоном только участятся.

 

Жидкий смех.

С задержкой смех  Г л а в в р а ч а.

Всплеск смеха в ответ на смех  Г л а в  в р а ч а.

Голос Годердзи – из радиорубки: Джинн Зосима просит! Спас-Клепики. Представляется, как интернет-наёмник. Что ж, собрал для вас, Зосима, пожёстче: послание в ад от Guns N' Roses! «Knock in' on Heaven’s Door»! Расслушаем? Допустим до своих ушей?

«...Mama put my guns in the ground
I can't shoot them anymore
That long black cloud is coming down
I feel I'm knocking on heaven's door

 

Knock..knock..knocking on heaven's door
Knock..knock..knocking on heaven's door
Knock
..knock..knocking on heaven's door… »

– В коллекцию! Вполне себе!

 

Возгрявый (на последних звуках мелодии перекрестился). Обращаюсь к тем философам, которые здесь присутствуют. В город завезли пиво. Этот факт можно истолковать в трёх смыслах. Первое! Есть опасение, некоторым не достанется!я на себе испытал. Тебя, Настенька, равно как и не тебя, не обойдём: тоже нальём в блюдечко. Второе! Не удивлюсь, если это приживётся! Прогресс есть!.. Третье! Доставайте дождевики. Прошвырнёмся до пивного ларька. А то мне обещали передать сачок покрепче (рыболовный); в любом случае придётся сгонять в город.

 

Жидкий смех.

С задержкой смех  Г л а в в р а ч а.

Стонущее ржание в ответ на смех  Г л а в в р а ч а.

 

(Наблюдает за смеющимися. Перекрестился.) Ещё один разноцветный мазок! Человек готов приспособиться к любому съедобному рациону. Почитайте древние тексты. Предлагаю оттиснуть золотом на двери в столовую! На русское ухо тяжело меня слушать, согласен. Не с привычки нам слово «ухо» произносить без буквы «х».

Майор Хруст (в дверях). Гаврила? (Краткое рукопожатие.) Поздравляю. Сегодня ты – поставщик новостей! «Пожар»! каждый час по зомбоящику сообщают! «Дети (хулиганы) палили траву... под огонь попала районная психбольница. Пациенты, медперсонал... (жест рукой) и дальше по списку!». Собрал ты, Гаврила, прикинь, наивысший рейтинг! Одно утешает – теперь хоть нос себе не отморозят.

Возгрявый. Постой... Зачем так сказал? Меня спрашиваешь? Слушай, откуда мне про такое знать?

 

По ушам децибелом ударил Sparks!.. «Propaganda»!

«...Oh propaganda, oh propaganda
'
Hello soldier boy', she is spewing her propaganda, propaganda
'Hello soldier boy', she is spewing her propaganda, propaganda
'Come to our side', she does say
'Come on over', she does say
Well I don't need more competition to her affection
You should fight on, fight on, over there
Lack of subtlety defines our enemy and propaganda, propaganda...»

 

Майор Хруст (задрал голову, прислушивается). Опять у тебя там куролесят!.. Вражья сила!.. Они хоть под присмотром?

Возгрявый (фыркнул с арестантской дерзостью). Хунвейбины развлекаются! Отвязанная публика!

Омоновец (с порога). Докладываю, майор! Есть потери! Уронили ящик для цветов – бойцам на голову!

Майор Хруст (чертыхнулся). Гадят, тунеядцы! (Угрюмо посмотрел на  В о з г р я в о г о.) Вот он твой, «подпольный математический кружок»! Не придушил вовремя! (Зажал ему пальцами нос, и заставил согнуться.) Постоянно ты нас, беспокоишь, Возгрявый!.. Морда. (К  О м о н о в ц у). Отправь бойцов в радиорубку!

Омоновец. Есть! (Нырнул в темноту.)

 

Голоса из радиорубки:

От Советского Информбюро! Под Дятьково – завершая охват Москвы – в бой вступила бригада ополченцев!

Поволжье и Сибирь! Карательная операция захлебнулась! Каратели переходят на сторону народа!

Для барышни из Сухиничей!.. Раиса Аркадьевна; если не врёт. Nazareth! корневая вещь! Господи, как она назы... «Dream on»! Ныряем? Самый лёд!

«Dream on!
Though it's hard to tell
Though you're foolin' yourself
Dream on...»

 

«You can hide away
There is nothing to say, so dream on
Dream on!
Though it's hard to tell
Though you're foolin' yourself, dream on»

Женские крики из динамика. Шум борьбы.

«You can laugh at me because I'm crying
You can tell your friends how much
I begged you to stay
You can live your fantasy without me
But you'll never know how much I needed you...»

Трансляция резко обрывается.

 

Петька (собрав силы, поднимается с колен на ноги). В первую линию! Хотели сделать из нас обдолбышей... Намордник не наденете!.. не то, под чем я подписывался!.. ощущать себя правильно! (Схаркивает кровью.) Грудью... под картечь!

Анка. Петька!.. покажи им средний палец!

Олежек. Правильный жест!

Петька. Хороша запара! Наш вклад! (Его шатает.  Г л а в в р а ч  подставил ему своё плечо.) Братья гибнут! Ждут... верят помощь придёт! Позорно филонить?.. Смотреть в глаза героическим братьям... подыхая от стыда? Должны подойти основные силы: рота кадетов из Невьянска! Кыштымские матросы!.. Выиграть время! Продержаться! Анка, сколько мы имеем свободных территорий... неси карту!

Омоновец (с порога). Майор, уходим! К входной двери уже не пробиться! Пламя пошло по коридору! Но рядом с пищеблоком мы отжали решётку!

Майор Хруст (похлопал  В о з г р я в о г о  по плечу). Прощай, Гаврила!.. Попахивает вечным покоем! Трезво понимая, звони на Скорую!

Возгрявый (загородил им дорогу). Майор! Санитары заперты! в ординаторской! Что-то бы надо поделать! Одна минута! Выбить дверь!

Майор Хруст. Поздно! (Воровато озирается.) Слышал, какая пошла новость? Уже поговаривают о самозванцах! У вас здесь, оказывается, парад двойников!

Омоновец. Майор! Сейчас полыхнёт! Уходим!!

Майор Хруст. Целый выводок Владимир Владимировичей!.. Под это готовится мощная интрига! (Свалил  В о з г р я в о г о  на пол, насел сверху. Упёршись «демократизатором» в кадык, ломает ему горло.) Где были твои мозги?!.. Морда! (Юркнул вслед за  О м о н о в ц е м  в коридор.)

Доцент Юнг (принюхивается). Запах гари!.. Опять кто-то не затушил окурок!

Олежек. Повар наклюкался! (Глаза бегают. Растерянно озирается.) Жжёт в духовке котлеты! чисто шахматный ход. Чтоб оставить нас без ужина. Я-то знаю, что чист!

 

Сработала пожарная сигнализация: ревёт сирена, мигают сигнальные лампочки.

 

Петька. Дымовые шашки! Работа гоблинов!.. К окнам! Не дрейфить! Дымовая шашка не горит! Накрыл одеялом и туда, к ним, на голову!

 

Но никто не сдвинулся. Стоят тесной группой. Растерянно прислушиваются. Жмутся друг к другу.

 

Олежек. А где мои рукописи? Дурья башка! рукописи оставил в палате, под матрасом! Ничего не делайте без меня, я сейчас! (Ускакал на костылях в клубящуюся дымом темноту.)

Анка. Петька!.. перец!.. (Глотает слёзы.) Кабздец?!

 Петька. Тише, обход! Сюда идут!.. Шутка.

Анка (скулит). Может, в этот раз мы что-то делали не так?

Петька. Нет времени, Анка, произносить правильный текст! Отпишусь потом как-нибудь в Твиттере! Такая вот маза! (Утирает ей лицо.) Откромсала себе гриву – только сейчас заметил! С чего бы?.. Слёзы – с кулак!

Анка. С горошину...

 

Языки пламени подбираются к окну.

 

Петька. Ладно. Это до другого раза! Сейчас – сбор!.. Приготовиться к построению! (Бьёт в барабан.) Портрет габёла в первый ряд! Надо отметиться в целом! Задать шороху!.. реально отметиться! Как люди! (Разбежавшись от дальней стены, пытается запрыгнуть ногой на охваченную огнём дверь.)

Настенька-Егорка-Владимир Владимирович. Целься! Пли!.. Целься! Пли!..

 

Полыхнуло из коридора. Что вызвало многоголосый выброс какого-то животного ужаса.

Радиорубка вновь ожила. Хрип, бульканье в динамиках: какая-то жизнь, видимо, всё ещё теплится... будто бы кто-то силится выплюнуть неразборчивые слова. Время идёт... Нет, похоже, окончательно всё стихло...

И тут – из самого пекла – голос Луи Армстронга. «Moon River»...

 «Moon River wider than a mile
I'm crossing you in style someday
All the dream makers, you heartbreaker
Wherever you're going I'm going your way...»

Прорвавшийся хрип из динамика: «Мама, я... свободен!.. Годердзи – свободен!..»

 

 


"Assault on the Kremlin"

The Characters:

Chief Doctor,

Assistant Professor Jung,

Maximka,

Nastya-Yegorka,

Gavrila Vozgryavy,

Petka,

Anka,

Marta,

Olezhek,

Major Crunch (one of the police officers),

Riot Police Officer,

Goderdzi,

Little Sophie.

  

 

Setting

A tiny dot in the boundless vastness of Russia where a regional mental health hospital is dragging out its diverse existence.

 

Time 

In objective chronology – the time of werewolves.

 

  

 

Music penetrates into consciousness, as if coming from nowhere. Procol Harum... “Strangers in Space”... A special discipline: organic chemistry... The force application area: a flask with a ground cork...a source of glucose: biomass (in other words: curd, soured on 17 potatoes): take a soldering-copper in your hand and insert it in the Crimean peninsula!.. make a note: Kirchhoff’s reaction begins. 

“Strangers in space
passing through time
Travelers in haste
Partners in crime”

The lumens of the intestine... pitch darkness, interspersed with the strips of light coming from the barred windows... A sort of a sour milk microbial community - from the lower part to the upper part – swimming against the current... "Nice gait! – The intellectuals... They won’t cross this body of water! They swim like a brick! – Vasiliy Ivanovich cannot but cross!"... They are constructing a ritual shaman-trivial place, for some reason reminiscent of a barricade - psychedelic magic... With troublesome singularity in mind. The crowd disperses with a hoarse call.

“Trace of a feeling
Trace of regret
Hard to remember
Hard to forget
Something uncovered
Something unsaid
Strangely repeated
long ago dead
Trace of a feeling
Trace of regret

Hard to remember
Hard to forget...”

 

Chief Doctor. If possible, let’s talk about McCartney today (scratching his back against the wall), there is a reason for it. Sorry, what's your name?

Assistant Professor Jung. Manana Karlovna.

Chief Doctor. So, Manana Karlovna, fulfilling the pronouncement. Sorry, what's your name?

Assistant Professor Jung. Manana Karlovna!

Chief Doctor. So, Manana Karlovna, fulfilling the pronouncement. If someone puts me on my mettle... Sorry, what's your name?

Assistant Professor Jung. Vladlen!.. oh, I like that name a lot!

Chief Doctor. I wrote an article the other day: “Why I Hate Hedgehog Orgasms: A Psychoanalytical Puzzle”.... I will send it to you.

Assistant Professor Jung. Look! Isn’t that Nadejda Karpovna?

Chief Doctor. Where?

Assistant Professor Jung. Sorry, it was a case of mistaken identity... With the face of a Parisian... ( laughs raucously) and the smile of an insatiable cactus! Tam-tam tram-tam taram... (Laughing hoarsely.) I wish I had fallen in love! Speaking frankly, I have been in love, my dear. But who understood then? They hadn’t been born yet!

Chief Doctor. OK, Vladlen. I’m really tired of you. I wanted to use the conversation as a warm up but the whole idea’s been wasted on you.

Assistant Professor Jung. Get out, you damned idiot! (Singing) Is it from Handel? (Singing) Can I cough? The crownwork disturbs me. No, it's on the left. No, it's a tooth-bridge.

Chief Doctor. We haven’t thought about the palladium for a long time. (Leafing through The Financial Times) Here it is. Something to his advantage. "The short end of the curve is bent to the negative profitability of..." Shall we respond? Do we believe Soros? 

Assistant Professor Jung. Draught?

Chief Doctor. Where?

Assistant Professor Jung. And I’ve seen you before!

Chief Doctor. What are your hypotheses relating to this?

Assistant Professor Jung. Who, me? I don’t have any.

Chief Doctor. Why are you angry?

Assistant Professor Jung. A-theist. A-theist. (Straightens up in a haughty manner.) The look of these letters. Yuck!

Chief Doctor. Hey! I’m getting on for a radio-contact!

Assistant Professor Jung. I will not say what I know: scrambled eggs. My view of scrambled eggs is a bit exaggerated.

Chief Doctor. Sensible. We’ve solved this. You don’t catch up with any phonogram. 

Assistant Professor Jung. A puddle disguised as an ice-hole... (Laughing raucously) And I dived into it!

Chief Doctor (listening nervously). And what happened to those who dealt with Bakunin?

 

The sound of voices arguing. The corridor becomes crowded.

 

Maximka (ambling around as he furiously twists the shaft of a hefty meat mincer). Send word to the Center, comma, that they’ve got us by the hook, exclamation mark! I’ve turned it into an innuendo, comma, so that nobody would really understand! Cut! Thank you! (Takes a bow.) Service break!

Nastya-Yegorka (minces after him, looking into his eyes with sectarian zeal). Are the extra players allowed to dry out?

Maximka. Cigar. Popular... Samovar... How did these verses get into my head?

 

Silence broken by coughing.

 

Nastya-Yegorka. Do I have to write this epithalamium down or will you remember it?

Maximka (dwells on a bass note). Oh, roooose! Oh, rooose!.. The sound is dampened by the mouth’s uniformity... I’m Francophone in terms of articulation. (Makes the sign of the cross over the stool before sitting down.) Why is the word "chair" masculine but a "stool" is feminine? Of course, a spare stool can be called a chair. ( Crosses his legs frantically.)You know Shakespeare always hesitated as to the correct spelling of the word "stool" – should it take an "o" or a "z"... (Starts gazing at a fly and drops out of the conversation for a bit.) And you know,, for some reason or other, he liked... cabbage. But the principle is the same. Moreover, he was a famous contemporary of Baba Yaga! Or not?

Nastya-Yegorka. I’m in a state of pathological obtuseness. (Every now and then bursts into tears.) I will try now to remember ... Sorry...

Vozgryavy (emerges from the darkness with a sausage in his mouth.) Valerian Lvovich! Integrity is being destroyed! A wheel of Seroquel! Let’s understand! This is when the mind rises!

Chief Doctor. I thought you were a passerby! (Affectionately pinches his ass.) Oh, what a donut!

Vozgryavy. A wheel of Seroquel! (Feels the C h i e f D o c t o r’s pockets, removes a bunch of funny little things.) That’s the way I behave!

Chief Doctor (laughing good-naturedly). People like it!

Vozgryavy. Maximka! Run to the math class. Take some photos there and then tell us about it. Find out the Russian opinion with regard to humiliation because I have to exchange opinions with Valerian Lvovich. Who are you today – a manual for taking pictures of wedding ceremonies? It’s all about me! The only thing that’s missing is drool! Scum, not a man. A gone goose . Waste of space. Nastya, help Maximka take away the movie camera; it’s so handy that you have hands. Oh, I'm sorry, but today is an even day of the month! Egor! Help Maximka take away the movie camera; it’s so handy that you have hands. (Accompanies them to the hall.) I'm a gone goose!.. Gavrila is a descendant! The children will grow up and become criminals! We share genes. I barely got into math class on the third attempt. God's mill grinds slow but sure. (Comes back to the C h i e f D o c t o r.) Now... I will take a breath... swallowed up the threads.

Chief Doctor. So who is "sick" today? (massages Vozgryavy’s shoulder.) I feel roughness of the skin. Yes, we’ll have to fix it the hard way. (Gives a sign for Vozgryavy to duck his head.) A strong debut! Vital anguish! (Tapping Vozgryavy’s forehead with his knuckles.) The duration of hospitalization will determine the results of the treatment.

Vozgryavy. Did the Professor understand me?.. I was using pretty ordinary words ...

Assistant Professor Jung. Oh, enough! You’ve asked a question, now keep silent!

Vozgryavy. Suddenly his Cyrillic world turned into a hieroglyphic one, –it went counterclockwise.

Assistant Professor Jung. Try to wink at him. Use my name as reference point.

 

Time goes by. Everyone is waiting for something.

 

Chief Doctor (jerks his head back as it begins to drop; smiles blissfully). I’m not saying anything but you keep on listening and listening…

Vozgryavy. So what about Seroquel? (Tapping the Chief Doctor’s forehead with his knuckles.) Didn’t catch it, come again! Knock-knock!.. Rat-a-tat!

Chief Doctor (regaining consciousness.) Busy! The doctor (points at Assistant Professor Jung) permitted to me remain silent the whole day.

Assistant Professor Jung. Gavrila!.. You’ve got the professor’s attention, now get out from here! Did you speak well of me? No!.. His legs are spread wide apart again! Yet another attempt at domination! That's out of the question! Contact is not allowed!

Vozgryavy. That means... pop round in the morning? (Fumbling his fingers.) Professor! I need cash! I took loans out from the bank. Under your warranty. Basically,, to find a bride. To be honest, it’s not much good for my health. Maybe you don’t need to listen to this. Got stuck between worlds, there’s a Bitch War going on inside me.

Chief Doctor. Is this your first time being hospitalized? – I’m choosing my words carefully here... then you need burdock root! You can take it for the rest of your life! Or rather, I think you can! But it won’t solve your problem.

Vozgryavy. What a contribution: " take burdock root"... Your advice has been a great help.

Chief Doctor (barking). Dull mumbling!

Vozgryavy. I will give you a chance to win back the thing which is dearest to your heart. The silver cigarette case. (Tearing open a pack of cards.) Three cards? Twenty-one?

Chief Doctor. Looks like a violent instigation.

Vozgryavy. The thing that troubles me is the idea of chance, so eloquently expressed by Ovid: "Bro, what is at stake today?"

Chief Doctor. So, in order to add some intrigue, here’s a technical term: "an electric cooking boiler".

Vozgryavy. From the department of nutrition?

Chief Doctor. That’s not the only problem. We’ll have to pay for delivery too.

Vozgryavy. Lined his purse, as they say... But what would I even do with it? - Sorry for the systematic skepticism, but I’m not a cook after all!

Chief Doctor. Do you remember what Moses told Nikita Khrushchev? He even wrote a cadence about it… "Suck the soup dry from the plate, if you want your wife to take you to her bosom at night!".

Vozgryavy. It would be pointless of me to respond. You’ve beaten me outright. Have some mercy and kill me!

Chief Doctor. Get to the point. Bank.

Vozgryavy. Is that the last word? (Shuffles the cards. Asks to cut the deck.) You have a habit of insulting me with just one look. (Dealing cards by two to each person.) Almost started weeping.

Chief Doctor. More.

Vozgryavy. I gain to fit as well: Propose a queen as a wife to a seventeen, but it will have to copulate with an ace.

Chief Doctor. More.

Vozgryavy. Enough for me. Have you opened up? I taught a cat to guess a talon. Did you see it in the act?.. A harmful biological species. Something went wrong.

Chief Doctor. Dropped dead?

Vozgryavy. You laugh and rightly so! It’s even worse! She had her eye the neighbor!

Chief Doctor. Nineteen!

Vozgryavy. Can I save some time? And I won’t even budge: seventeen! I predicted all this in my heart of hearts, I even wrote it down on a sheet of paper. Or maybe I’d better open myself up? Gavrila, my boy! Don’t give up! What if there is still... a twenty there?.. Oh! I nearly lost the gain. (Standing for a moment as if to the strains of an anthem.) Lord! Forgive me for my negligence!

 

Louis Armstrong’s mischievous voice... “Kiss of fire”.

“I touch your lips and all at once
the sparks go flying...”

 

Who is there roaring for a full hour?!.. They’ve locked themselves up in the radio cabin and are acting like vandals! If you persuade the horde to leave the fortress, by Heavens, I will forgive the debt.

 

A voice from the radio cabin: "To Rudolph Filippovich from Lysaya Pendelka (Penza region)! He asks to withdraw from the reservists! Let’s listen to Louis the Armstrong making noise! Doesn’t the name say anything to you? We won’t offer you anyone unknown!.. Listen to the dude I’ve just mentioned!"

“Those devil lips that know so well
the art of lying
And though I see the danger, still
the flame grows higher
I know I must surrender to your
kiss of fire...”

 

As the music plays the mental health hospital patients switch back to their customary interior life: some are waggling rhythmically, gesticulating, arguing with someone, gabbling more than 80 words a minute; others are nervously walking about the room... Someone gazes round at their surroundings and then tries to climb up on himself. But once the music breaks, the stupor is replaced by general excitement.

 

Chief Doctor. Radio cabin! Listen to me! How many hands does a man have?.. Don’t count, just tell me!

 

Existential answers coming out of the radio cabin:

– Today I'm burning... and harsh. Which one will you take with you to the mountains?

– “Wash your breasts in the foam… Fluff up your eyelashes!”

– Goderdzi! Let's talk about now.

– My answer is as follows: The unity and struggles of opposites haven’t been yet abolished, have they? Besides, everything is true except for the things mentioned... And something else: the opinion I have expressed is my own personal one and does not reflect the position of the British Government.

 

Assistant Professor Jung. A question! If we add one to seven?

 

– Where are these screams coming from? Why do I have to listen to all this?

- From the astral! (Laughing). The Poltergeist is on the rampage!

 

Vozgryavy. What do we treat them for?

Chief Doctor. Ask the Doctor!

Nastya-Yegorka (in the doorway, with enthusiasm etched on her face). He slurred me! I didn’t even have time to call for someone!.. You see, prints from military boots. (Listening up.) Someone is sniffing behind the door. So much noise! Or it is a stream of invective?

Chief Doctor. Acoustic mess again! Don’t shout out! (Massaging her shoulder.) Do you water the flowers? Do you like to stand on your heels and sit on the book? So, you don’t deny that? Who was speaking? Eh? Oh, it was me.

Nastya-Yegorka. 5 eyes, 5 legs: it’s easy to remember. He couldn’t fly away, could he? If there was time to adjust to the smoke... could you stay with me? (Looking guilty.) Because my fingers are clumsy. Oh, I’ve been talking for seven extra seconds!

Chief Doctor. Should I buy her an ice-cream?.. Is the object round? Do you understand the logical difference? Come on, let’s do a test! The professor will understand! The most difficult thing here, Nastya, is to make up a question. Throughout my many years of medical practice I have had to formulate so much: the impoverished thesaurus. Kagshme... Kag-shme... so, you can’t make up a word. Aha! What makes more – 16 divided by 8 or 4 divided 2? I have asked such a stupid question... Oh, it's my personal fantasy.

Nastya-Yegorka. 4 divided by 2!

Chief Doctor. Not the other way around?

Nastya-Yegorka. Only under one condition. If you look clockwise - then "4 divided by 2" makes more, but if you look counter clockwise, then 16 divided by 8 makes more.

Chief Doctor. Did you notice any conformity here?.. Yes, it’s all about luck. Does it depend on where we look from?

Nastya-Yegorka. Can you keep a secret? (She takes him by the elbow and leads him somewhere.) Your questions are always like that. I’m basically not interested!

Chief Doctor. Well... Something is always on the decrease.

Nastya-Yegorka. The answer! They difference between them is… (spluttering with laughter) a zero!

Chief Doctor. You thought about it all at once and didn’t get one sensible thought.. Go. Have a nap. (Hiccups) We’ll chat again... I paid with my wit for the happiness of being a psychiatrist. Yesterday, for instance, no one could convince me to eat chicken soup.

Vozgryavy. Valerian Lvovich! He is not Nastya, she is Yegorka.

 

With a smile on her face N a s t y a – Y e g o r k a runs away. She returns in a panic a moment later.

Uproar and hissing in their corridor: a kind of Brownian motion, if you were to try and describe it. P e t k a is the first to appear. He is dragging a drum, bent in different places, beating out a rhythm. O l e z h e k is following him on crutches. Finally, ,A n k a and M a r t a appear, moving along the wall in short bounds.

 

Petka. Hup, two! Hup, two!.. Density! Density! To cover a comrade’s ass! At the halt! Hup, two! Put the shields on the ground! Swords into the scabbards! (Looking around with a frown.) Deserters? I strongly suggest that you fall in line!

 

The C h i e f D o c t o r and A s s i s t a n t P r o f e s s o r J u n g rush to take their places at the heart of the group. N a s t y a - Y e g o r k a hides under the table.

 

Vozgryavy. Eye appeal! Drill training turns a horde into the military! (Extending his hand to Petka.) Let’s shake hands!

Petka. You will break your head in another place!

Vozgryavy. My surname is Vozgryavy... Gavril. Position: administrative manager... My patronymic - I don’t remember.

Petka. How long have you struggled for the regime today?!

Vozgryavy. I don’t even want to answer that... Yesterday it was twenty minutes: I guarded your stool. Today, it is... thirty plus five. I understand that it isn’t very much. We lack normal slogans! I handed in my medical certificate as soon as the mobilization was announced. I was diagnosed with flat feet when I was a kid. I’m an insect, not a man; A waste of space. I realize my nothingness. Bow-legged like Rumplestiltskin. You don’t need such a burden. (Merges into the darkness.)

Petka. Information from the patrollers: castigators have been detected three kilometers to the left! If we don’t get to the Kremlin through Lobnja, we’ll have to go through Khotkovo. And there are swamps there. We will lose several hours. The fight in Strogino has been going on since morning! There was a breakthrough by the infantry of the castigators! The Kuntsevsky and Stroginsky battalions were forced to take ground! There was fierce hand-to-hand fighting!.. They’ve entrenched themselves in the basement and are defending it! In short, since I am a straightforward person, I will take a headcount.

Olezhek (moves a crutch forward). Only those who soil themselves stayed in the ward!

 

Giggles in the line.

 

Petka. Speak clearly!

Olezhek. Vozgryavy ordered them to enroll in the main team. The National Front.

 

Petka. A herd of nulls! Go to gazenvagen! If we don’t move a peg, the rebellious brethren will not receive reinforcement! A forced march lies in wait for them... They will probably meet us with a case-shot... There are dozens of settlements on route. All of the rebels will be judged by our military set-up! Professor! Are you not ashamed to take the bread and salt of hospitality like this?

Chief Doctor (bridled). The question is incorrect!

Assistant Professor Jung. They are asking a lot of the Professor!

Petka. At my command! Attention! Follow the drum! I don’t know the melody. However, the drum used to sound at home (basically, I grew up to the sounds of a drum), and now I try to act. Forward… march! Hup, two! (Banging the drum.) Hup, two! Face about!

 

No one moves: they are marching on the spot. Only P e t k a is taking up his own orders. The motion is in his imagination (for example, now they have just turned, each one to his side, which breaks the rank).

 

Align!.. Halt! Close the ranks!! Fall into line! Fall into line! Antreten!.. Dress! Front!! Cancel the previous orders! Forward… march! Hup, two! Hup, two!.. Step wide! Hup, two! Hup, two! Face about!

Maximka (minces after him, now barely twisting the shaft of the meat mincer). Petka, my heart is sore... Cut! Exclamation mark. Service break.

Nastya-Yegorka (From under the table). Are the extra players allowed to dry out?

Petka. At my command! To the left! Professor! Turn on the left flasher!.. The left one!

 

A column in Petka’s imagination is breaking into three separate fractions. It looks beautiful.

 

Close the ranks! Step wide! (To M a x i m k a.) You, piece of pork... Keep up!

Maximka (in a rage). Everyone knows - even the old. So read the dictionary. And the ABC-book as well. The director at the shoot is an ace. The thought was found out by... a communard?!

Chief Doctor (ran up to M a x i m k a.) Are you competent to make your own diagnosis?.. Asked for some reason...

Maximka. Who is it? A riot-man! Or maybe a pig man?!

Nastya-Yegorka. Or maybe a bellman?!

Maximka. Am I competent to make my diagnosis? Question mark.

Chief Doctor. Our mechanical rabbit!

Maximka. Don’t simulate! Exclamation mark. You are not sick, you are different. Dot. Darling, you have been re-programmed. Dot. Why? Question mark. Science still doesn’t know. Dot.

Chief Doctor. Sit down!.. Sit down!! Stand up! Sit down! Stand up! On one leg!.. Muscles are working!.. Don’t fall down! Stand up! (Returns to the ranks.) The rebels are not what they used to be: few cases of schizophrenia, only morons .

 

A voice from the radio cabin: "For students aged between 14 and 18! And Ziehlya Chomoeva (the Old Worms village)! Little Richard didn’t get lost!.. A theme titled “Tutti Frutti”!

“Bop bopa-a-lu a whop bam bam
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
Tutti frutti, oh Rudy
A whop bop-a-lu a whop bam bam...”

 

A s s i s t a n t P r o f e s s o r Jung is the first to flare up, then the C h i e f D o c t o r. The rest join them in a disciplined manner; they are dancing with surly faces.

 

«Got a girl named Sue, she knows just what to do
Got a girl named Sue, she knows just what to do
She rock to the east, she rocks to the west
But she's the girl that I love the best...»

 

The moment the music stops the rebels take their places in rank. They keep on moving, this time along a complex trajectory, but in synch for some reason.

 

Nervous voices are coming from the radio cabin:

- Perhaps, one day you turned on a TV-set, did you? Toxins of pathogenic staphylococci and Clostridium!.. They dump waste here from all round the world! In secret ways, across the Baltics! The pork cutlet which the cook gave you for lunch… A question! How many bacilli does it contain? How many times did he sneeze on that pig?!..

- I don’t believe a single culinary recipe!

- He was in the toilet room, didn’t wash his hands and immediately touched the minced meat! I spent the whole night on a twig - digesting my lunch... took a martyr-like tear to the skin on my buttocks. I apologize for standing half-face.

- You have the whole periodic table in your body! And the sun is shining on you from above, Goderdzi,!

- Wow! It’s beautiful...

Broadcasting breaks.

 

O l e z h e k – is tearing at the hair on his head and groaning. Trots away into the darkness, craftily operating his crutches. Brings out an oil-painting of Landau.

 

Petka. Whose head is this?

Olezhek. Herzen Samuilovich Kushner!

Petka. Why?.. I’m not good at chemistry.

Olezhek. From the reservists! We have no alternative!

Anka. This is not Kushner! This is Vasily Ivanovich Chapaev!

Petka. Spiteful rascal! He will frighten the snipers away! Put him on the front line! Now we can find out where the west and the east are. On the march! To unfurrowed fields!

Maximka. I can only do today! Exclamation mark. Tomorrow I have tug-of-war classes. Dot.

Olezhek. Professor! A pen! A present from me! With my finger print!

Marta. What about going somewhere near the water? They promised heat! We’ll hitch a ride.

 

A voice from the radio cabin: "The vocal pirouettes of the dude whose name is very similar to Robert Plant! NIC Susanin (the Gas-pipeline village), just in case! Three minutes of cacophony from Led Zeppelin! “Hats Off to (Roy) Harper”, if that! Let’s open our ears up wider!.. It’s at the point where it’s time to".

“When I done quit hollerin' baby, I believe I shake 'em on down
Get my babe, won't be late, You know by that I mean seconds late
Ah, must I holler, Must I shake 'em on down,
Well I've been mistreated, babe, I believe I'll shake 'em on down.
Well I ain't no monkey. I can't climb no tree... »

A swim with Robert Plant is such a contribution. Generally, I liked it.

– (Laughing.) By night, Goderdzi, you have the higher degree of savagery, don’t you?

– Don’t dodge the question! How many fingers are there on your hand? A tricky question but answer it!

I don’t get the joke.

– Well, how’s this? Think it over.

I can take a pencil to calculate (laughter), something like that.

 

A voice from the bitch-box: "Major Crunch is speaking! We suggest that you unblock the door and let the authorities in! Major Crunch is speaking! We suggest that you free the medical staff and make no attempt to resist!"

 

Petka. Turn off the sound! Ew!!! Goderdzi! Who broke through to the microphone??

Anka. He is shouting from out there in the yard, using a loud-speaker.

Maximka. We seem to have gathered an audience in an area a centimeter-wide…

Petka (sneaking towards the window with conspiratorial caution so that not a single branch crunches under his feet). Yuu-u-hu-u-oh! (Cowers behind the curtain.) Oops! The "loaf" has run up. Goblins - sturdy fellows! They’re cooking up a serious mess.

Anka (cowers behind a different curtain). They are shambling towards the gates.

Marta. Someone has turned on the rain!

Nastya-Yegorka. I see a crazily-black thundercloud up in the sky! It has come right to our garden!

Olezhek. May they be washed away by a wave, huh?!

Petka. May they soak right through!

Nastya-Yegorka. Oh, thundercloud, I love you so much!

Anka. Ew!!! Look, near the boiler-room!

Petka. I see them grazing. Drove the diversionists and the guns together.

Marta. He likes it, he does. ( Laughs a squeaky laugh) He is in a hurry, the rascal. The fence prevented him from trampling down the violets. Good luck to you, janissary!

Anka (breaks the glass). Don’t stand on the flowers!.. Goblins...

Assistant Professor Jung. They wanton during their mating season.

Olezhek. An outhouse-wind has blown... Let's spit on them from above?

 

A voice from the bitch-box: "Major Crunch is speaking! We suggest that you unblock the door and let the authorities in! Major Crunch is speaking! We suggest that you free the medical staff and make no attempt to resist!"

 

Petka (battering the wall with his fist). The invader tramples on our land... Those bitches will cut two sacks of ears. So, it turns out it is possible! Anka! Give them some ass-work! (Folds his hands in the shape of an axe.) As revenge for the blood of our mothers! For the tears of our children!.. (Gives a sob.) They’re turning us into a two-legged working herd...

Olezhek. Our demand is that you replace those ear-piercing calls with ones that don’t pierce our ears!

Petka. Professor! This is so crap: the goblins came right after the rumble. We are going to          raise hell; we have to.

 

A voice from the radio cabin: "From the Soviet Information Bureau! Today, from the 17th to the 20th of August, intelligent life has been found in Verbilki!.. in Chukhloma and Salsk!"

 

The jubilation of the crowd : "Wow!.. Hurray!.. Wow!"

 

A voice from the radio cabin: "Ludinovo and Kokshaysk have been liberated across a number of sectors! Urgent message! After long and hard-fought battles... on the way to Moscow... across Kaluga, the rock-boys of Kozelsk have come to the front!"

 

Jubilation of the crowd: "Wow!.. Hurray!!"

 

Olezhek (jerks up his head proudly). They wanted to enclose us ! So stupid and hopeless. Within the boundaries of a managed democracy!

Petka. Ew!!! Say it loftily!

Olezhek. Giving them the finger behind their back..as much as we are allowed to... and passing it on to our children! A question! What skills of any particular value can these poor kids inherit from us?! ? The chromosomes of a monkey? The genes of a slave? The sleepless nights spent conceiving these monsters!..

Petka (whistles with two fingers). The airlift forces and fleet will follow the mine pickers!

 

A voice from the bitch-box: "Major Crunch is speaking!"... "Major Crunch is speaking!"...

 

Maximka. To sell ourselves into slavery?

Chief Doctor. You’ve brought up the right topic!

Maximka. I’m not trying to offend oilfield workers – I see the hand of Hitchcock here! Don’t you agree?

Petka (stretching his hand forward). The government is swinging in the balance! Everything is rotten! It's time to speak out! It was like this. We conquer the city step by step. Post-office... telegraph - for everything on the list! I’m sorry for being hoarse, I lost my voice at political meetings. Now I will say something harsh. After my head was shot off by ball lightning, there, during the autopsy when my corpse was getting ripe under a piece of cloth, they came to the conclusion that I would probably have survived if I had not immediately driven the surgeon to his wit's end - if I had not grabbed him and hit him down on the floor!.. Sure enough!! Where could they see a real rocker?! (Turning to M a x i m k a.) What do you think of it? Normal? Or should I add some more text?

Maximka. Lights! Exclamation mark. Camera! Exclamation mark.

Nastya-Yegorka. Camera! Double 17!

Petka. Then add on the panorama of Petrograd!.. On the left hand – Anka, on the right hand – the sailors on machine-gun carriers... The trench truth!

Olezhek. The government has fled! Power? Any impudent man can seize it just by disguising himself in a skirt!

Petka. In this regard, Professor, the situation is as follows: You are a brain-suppressor; however, you are a just one. Feel ashamed before those who live behind the wall! They didn’t oversleep at 7 a.m., they are not distinguished in anyway but they took their places there, in the trenches, to embrace once last time before the death and to go and storm Borovitsky Gate! I give a mandate! They should be punched in the balls! Daddy... (embracing his neck) Imprint yourself into eternity! We must conquer the post-office! Valerian Lvovich! You will shake the disease thereon! On my command! Get ready… to attack! Anka, fire a warning shot and let’s start!.. In a chain! By bounds! Where they tell us to! Hurray!

 

Climbs over the barricade, gallantly helping the ladies.

 

A voice from the radio cabin: "For Makukha Bayan, Cucumbers village (Krasnoyarsk Territory)! .. We’ll hug when we meet. “Junk” from Paul McCartney. We had this tune on the air before but still they ask for more. A joke... a joke! The leader of music charts! Giant of a man, McCartney by name! There is a general desire to listen to him!"

«Motor Cars, Handle Bars
Bicycles for Two
Broken Hearted Jubilee
Parachutes, Army Boots
Sleeping Bags for Two
Sentimental Jamboree

Buy Buy
Says the Sign in the Shop Window
Why Why
Says the in Junk the Yard...»

 

To the north-west of Lebedyan some groups of castigators have organized road-blocks on the highway and opened sporadic fire

 

The squadron waited for a while and then broke away.

 

Nastya-Yegorka (yawps). Fuddle yourself again?! Dry up!!!! You have run wild, you sons of bitches…

 

The rebels sit down with surprise, exchanging glances of bewilderment.

 

Assistant Professor Jung. Aberration! (Fusses around Nastya-Yegorka.) Dark instinctive nature! The patient is getting accustomed to the new face!

Nastya-Yegorka. Did you get the order for tomorrow? (Turning to O l e z h e k.) Stop! Where?! Where is your rifle? Are you wounded?.. What a fool you are!..

Petka. Or maybe he hit his forehead on the door?! (Spits.)

Maximka (whispering). He is getting accustomed to the new face of “Vasiliy Ivanovich”!.. By the way, I was thinking about it too but felt ashamed to say the name!

Chief Doctor. No harm?.. it’s a dark name .

Assistant Professor Jung. Satirical situation!

Chief Doctor. Freud foresaw it, by the way!

Petka. She’s the last person we should be laughing at!

Assistant Professor Jung. Nastya, don’t be scared if I put my hands like this!

Marta. She’s just like a rag doll.

Anka. What do you expect? A literature teacher !

Petka. She won’t come up unnamed. I mean “he”. A fuggy fool.

Anka. Depression.

Marta. Rather than pondering about her name ... it would be better to just name him anyway!

Olezhek (chuckles archly). I don’t know whether to formulate my thoughts in the language of the theory of probability... In short, I’ve made some calculations and they agree with the result. Professor! An ancient technique of card shuffling! Pull a card from the deck! Oops!.. Seven of clubs! Now let’s reason with a catch. There are 51 cards left in the deck with three sevens in it. I mean P = 3/51 or... bounce - bounce - bounce, right?.. 1 by17! The likelihood of the next card being a seven... is what? It’s one in 17, on t average!

Chief Doctor. Dearie!.. (fastens his eyes on the card) I deal with more important matters!

Olezhek. Go on, Professor! The patience of a saint! Here, in the deck, some secret knowledge is encrypted - when the brain processed it. A seven again! Ew... Look, are there a lot of creepy crawlies on me?

Chief Doctor. But this has been studied by psychiatry!

Assistant Professor Jung. You know, Olezhek, you need to quit.

Olezhek. First listen to me and only then can you interrupt me! We could have an interesting talk! Are you waiting for a rational explanation? Despite its somewhat improbable nature, the event, did take place , if we are speaking my unintelligible language. Both our code and the degree of responsibility will come from this deck. The sense has been lost though. And a genetic code, which is the most important thing! Let them – those who hit upon this idea – disprove it on their own!

Chief Doctor. He speaks without a moment's hesitation – it’s simply striking. Manana Karlovna... What about drinking some sour-milk? Embarking on a risky journey is permitted sometimes.

Marta. Isn’t she a seven of clubs?

Anka. And what about the resemblance?

Maximka. She looks a bit cock-eyed.

Olezhek. Sure thing! The effects of Valium!

Maximka. Excuse me, comma, but what funny things did he see? Question mark.

Olezhek. Plumped into resonance and dematerialized! Access to the information will only be available in the future!.. If the German poet Heine were in my shoes, he would probably formulate it this way... No, not him, but Nadezhda Krupskaya. Oh, Lord, forgive me for not           looking up to Bakunin.

Marta (crying out). She’s not a seven of clubs! She’s not a seven!

 

Silence of involvement.

 

She is not a seven of clubs... She is Vladimir Vladimirovich.

 

Pause. Exchanging glances.

 

Petka. Well... you could call her that in a time of need..

Maximka. I've heard that name before. Was he the one we went to dance classes with?

Chief Doctor. No harm? I’m afraid we will have to cross him out.

Assistant Professor Jung. He seems to be rather well, according to the diagnosis.

Petka. It looks like it. But not from the right side.

Anka. But if we estimate the length and width of him.Assistant Professor Jung. Or from above...

Maximka. It’s good he’s a lot longer, comma, than he is wide.

Olezhek (giggles). And from underneath, you can only see the soles of his feet!

Chief Doctor. We will not look from underneath as it may lead us to the idea that Vladimir-Vladimiroviches do not exist at all.

Assistant Professor Jung. Apart from the appearance and the circumference of the chest – they look as if they were both born to the same mother!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. Who is it? Is it a human?

Chief Doctor. I’m afraid that he will do something cranky.

Marta. A baby... a little one... (Gives a sob) First he went missing. And then he was replaced, they swapped him for a foundling. Of course, some people had their doubts. They claimed they met Vladimir Vladimirovich’s mother. A crowd gathered. They found a picture dating back to those years. They showed it to the mother. The woman started crying and they immediately let her go.

Maximka. But this was cut out…

Olezhek. And the film was placed in the archive.

Assistant Professor Jung. Read Sorokin, take it and read it! Everything is described there: – we are surrounded by dread.

 

The women are getting excited and noisy, they surround N a s t y a – E g o r k a – V l a d i m i r –V l a d i m i r o v i c h. There are, of course - tears (so many emotions underneath it all), and they are, of course, wafting him with a handkerchief. He is looking out of the window since he has nothing else to do.

 

Olezhek. Let them disprove it!

Maximka. Or let them finally prove it!

Assistant Professor Jung (gets to the center of where it is all happening). Don’t want to miss something interesting.

Marta. They called for Vladimir Vladimirovich’s father. He didn’t cry. They said that he couldn’t get in touch (there weren’t any cell phones back then). It was him who took the diapers from the Red Cross.

Anka. There are a lot of such cases: parents are looking for a child who was in a striped middy! But the authorities are doggedly hushing it all up!

Marta. True-true-true! Oh, I like these sorts of stories so much!

Maximka (crossing himself). Kept the Divine Providence away from malicious   attempts!

Anka (yawps). Vladimir Vladimirovich!.. Is it you? And before - was it you as well?.. Ah, thanks!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (sheepishly). You're welcome...

Anka (Draws nearer to give him a kiss). Vladimir Vladimirovich! You make me nuttier than a fruitcake!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. Erm! (Trying to dodge.) Hush-hush! Just a second... a second...

Petka. Let it be! (Spits.) Professor! Thank you for bringing such a guy in here!

Chief Doctor (Taking a bow, shyly). You're welcome...

Petka. Well, back to the topic! Yesterday in the morning I opened my peepers, and it turned out - (bursting in laughter) they had given me away in marriage! They said it was necessary. She was a red-haired skank! I started looking for the body under the blanket... got carried away and forgot the details. I broke the fetters and ran away.

 

“22 Acacia Avenue”... land a blow on the ear. Dark Tranquility

If you're feeling down depressed and lonely
I know a place where we can go
22 Acacia Avenue
...”

 

Marta (in tears). The mellow chime... Can you hear it? The evidence has come from heaven!

Petka. Goderdzi and little Sophie! Forward detachment of rockers! They have occupied the bunker!

 

A voice from the radio cabin: “They will hiss me off and call me names... I’m kidding! A band called Dark Tranquility is knocking at the door! I don’t know what kind of music it is. Still the decibels are present".

“...Meet a lady that I know, so if you're looking for a good time
And you're prepared to pay the price
Fifteen quid is all... “

 

Doesn’t sound bad. It is what it is. Why, it’s good enough!.. Sophie! Do you want to say something?

I’ll only be 7 seconds! The question is easy. You promised to put gold teeth-crowns on the monument to Marx!.. to do something kinda rebellious…

Is Marx a Greek?

Certainly, nothing would come of it...

I didn’t think you'd   let it slip out for everybody to hear. You were striking for in such a way that you scratched me with your nails.

You can’t just ask anyone. They didn’t use any sort of specialist! A full-blooded anarchist – did I get it right?

Listen carefully! Things like that end up with the gallows! (The noise of the fight.) It seemed like you just wanted to give a kiss on the cheek... but instead you scratched... Spending the Department of State’s money!

 

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (moving by bounds along the wall, tries to slip away). At first I thought that... it was not me. Then I walked up to the mirror and, sure enough,, it was me.

Petka (laughing). I’m not me, I’m a banana skin.

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. I look around - it's me. It’s me alright. I kinda didn’t agree with it for a long time. But then I did.

Olezhek. Vladimir Vladimirovich! I still haven’t come into creative contact with you. What else surprised you in hell? Maybe some faces familiar to us?

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. I have a lot of things to do elsewhere!.. I don’t have any spare time!..

Assistant Professor Jung. Olezhek!.. I will show you out!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (trying to free his arm). I know you used to drink heavily. Olezhek, stop meddling! Why are you here?!

Olezhek. This is the question of the next level of complexity! Hey, there! Would you stop stepping on my crutches?

Petka. You asked a question, didn’t you? So, I will answer! I’m so and so. And I’m going there!

Olezhek. You were not standing here!

Petka. What do you mean?

Olezhek. Do you know that I am an athlete? I've been keeping an eye on you while sitting in ambush!

Maximka. Where was it? Question mark. When we caught you with your pants down?

Olezhek. Now he will start slandering. You got me when I was sitting on the can.

Anka. Your time is up!

Petka. Take him by the belly-button - and into an envelope! If it proves true.

Olezhek. Hush-hush! You had to explain it all at once! By the way, question! Who was a beer pioneer?! And then, just so you know, I defend my right to say "scoliosis" - I'm not afraid of this term!

Petka. Get out of the roadway! Came here with your brazen snoot!..        Goatskin!

 

During the short scuffle N a s t y a – Y e g o r k a – V l a d i m i r V l a d i m i r o v i c h is pushed to the corner where he immediately falls into the C h i e f D o c t o r’ s clutches.

 

Chief Doctor. How do you know? (his eyes immediately fill up with tears.) It’s all about me! A baby... and a fatal substitution!.. As if he was standing behind me! Assigned to me the details of my life!

Assistant Professor Jung.(making her way through the crowd.) Professor! Don’t be scared, if I move my hands like this!

Chief Doctor. She’s a very interesting patient...Sorry, what's your name?

Assistant Professor Jung. Professor, I got it: immersed in verbal hallucinations. A standing dish didn’t work out. Who would have thought that he could suffer so much because of a stale custard pie! After visiting the toilet he becomes self-contained. (Wrapping him in something .) He marks the territory, says that he is the boss here. He has the same answer to every question: that he has reached a higher conception of the world.

Chief Doctor. Probably, you know me on some business...

Assistant Professor Jung. The of material that is getting lost! (Starts to wrap him up quicker) Clear, touching... came to his psychoanalyst with an "open window"! Headache back and forth? I feel I'm playing the piano. My fingers are fluttering on the keys. I understood it’s due to the efforts. Is someone laughing? What? They’re not laughing? They’re crying? Now we are crying !

Chief Doctor. I lived in that happy time... I ate at this table for so many years!.. Peasant sour cream, kefir, rather, to put it correctly - pot cheese, preferably home-made... jelly. (Gave a sob.) Six spoons of sprouted oats have it all!.. That forgotten taste of "Borjomi" mineral water.

Assistant Professor Jung. Only please don’t touch me in such an obscene way!

Chief Doctor (hands continue to crawl under her skirt). I touch objects but don’t understand their nature... Today I’m much more curious!

Assistant Professor Jung. Professor! (Slaps him on his wrist.) During the process of evolution you, for some reason, didn’t evolve the ability to lie skillfully! Please don’t offend me by asking what evolution is -. (Jumps aside squealing.) Professor!.. Only the medicine!

Chief Doctor (getting up). Vladimir Vladimirovich! Into development. Since we are talking about it. Write down the cheapest medicine – . Two tablespoons of mineral water per glass of boiling water from the tab. Makes so much sense.

 

A foray of mustangs, or at least everyone who was inside the building understood it exactly this way after the ceiling partially crashed down.

The door opens - M a j o r C r u n c h and the police riot officer are breaking in. The audience meets them with a hail of aluminum bowls and spoons.

 

Major Crunch (quickly looks through the barricade). Does anyone speak Armenian here? And what about Petukhov? Is he present? Maybe, he does speak Armenian.

Chief Doctor (throws an aluminum bowl). We don’t know anything!

Major Crunch. We were asked to find out whether you know Armenian. If Petukhov were here... Of course, not to play cricket with him.

Riot police officer. Or go diving.

Major Crunch. It’s obvious he didn’t study Armenian. Where could he? Maybe, just over there, at the ethnic cemetery. But we didn’t manage to take him there. He’s so heavy, the stinker. We didn’t have enough money to build a mausoleum, so we just covered him up with garbage, like a dog. No matter how long you wait, he won’t be piping up with any Armenian now.

Riot police officer. Even in a whisper.

Major Crunch. It was a bad idea because, , if we had taken him there, you see, the man would have had a chance. Plus the fact that he looks so much like an Armenian.

Riot police officer. When he is sober.

Major Crunch. But it never happens. Actually I like the Armenians. You can always argue out with them. If tone I’m looking for were among you, he would speak for sure. Although, Mr. Petukhov is no longer the topic of our conversation.

Riot police officer. Now we have to find out if any of you know Hebrew.

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (looking out from under the table.) I didn’t hear anything! (Feels hostile, throws aluminum spoons.)

Major Crunch. Still think about it! If Petukhov were here, I would probably have a chat with him. Not necessarily in a typographical way.

Riot police officer. Because your situation, folks, to put it bluntly, is...

Major Crunch. ...lousy.

Riot police officer. Wait a minute. Let me ask you - does any of them know of divergence?

Major Crunch. Why?

Riot police officer. I’ve always wanted to ask.

Major Crunch. Are there any leads?

Riot police officer. Major!.. Divergence is not a surname.

Olezhka. Bandits! Do you want bullish or bearish divergence?

Riot police officer. Does it matter?.. Let me think. Wait a minute! Let's figure it out! Major, she’s different. What resources do we have? Borrowed?

Major Crunch (presses a nostril with his finger and blows his nose). I don’t know about you, but all I have begins with the letter "c".

Riot police officer. That’s funny. But stupid. This way I will never pass my exam to Shikelnasruddinov.

Major Crunch. Laughing out loud! When was the last time you went to the library?!

Riot police officer. Local intellectuals. Look, they're doing something.

Major Crunch. They seem to be beating a ritual drum.

Riot police officer. If a person is an idiot, if he has a flat brain, even science can’t recommend any clear solution.

Major Crunch. It would seem such a paradisiacal life... Be careful in case they have reinforced metal in their hands.

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (crawls out from under the table in a rather emphatic manner, adjusts her stocking and moves towards them bypassing the barricades). Keeping an eye on everything?

Riot police officer. Why did you ask?

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. Bring a volume of Tyutchev with you? Do you get who I’m comparing you with? (Threatening him with her fist.) You came here unshaven and angry!

Riot police officer. Major, I have noticed that... it’s kinda more lively here.

Major Crunch. Just send me away on vacation.

Petka. Goderdzi! Pump it harder: the roarers from the “Guns”!!!

Chief Doctor (climbing up the barricade). God gave you a creative mind ! God gave a creative mind to all of us! Major! Which bar did you drink it away in?

Major Crunch. Valerian Lvovich? Chief doctor? If we believe the leakage, are you with them?

Chief Doctor. It’s my split personality: these things happen.

Major Crunch. I’m warning you: we will forcibly put the especially impulsive ones in the foldaway beds!

Assistant Professor Jung. Don’t make any more appeals to the Professor!

Anka. He shouldn’t worry – it’s harmful!

Major Crunch (bends down: an object whizzes over his head.) That’s why we are asking your advice.

Chief Doctor. I outgrew your confusion a long time ago! The clinic I established... We reviewed and revised advanced math from our notes even during those times when we were fond of psychedelics!

Major Crunch. Is there an easier option?

Riot police officer. Beautiful, like in a poem...

Chief Doctor. Initiative!.. Use your brain… That is the method!.. Mokshin’s clinic is not the place where the basis of bases is to be amputated!

Olezhek. It’s about you, Petka.

Petka. Scum. About me.

Anka. Acid text, Professor! Uh!

Riot police officer. In such a cheerful neighborhood I have only one question. Where are the medical attendants?!

Maximka. It would be a good idea to kick this policeman. To tread him down and runoff (Sticks out his shoulders to make them wider.), but we will have to do it quickly.

Major Crunch. You’d better go round the wards.

Riot police officer. We are saving ourselves from Gali!

Marta. Brought militarism in here.

Maximka. If you don’t like the word "militarism"... We can talk it over!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (completely disheveled). They are beating our guys up!

Maximka. The Professor created the greatest molecule!

Olezhek. Old references call it a pill! In the instantaneous sense: the molecule manages Alzheimer's through the stomach! We calculated the percentage – it is 70!

Assistant Professor Jung. Hands off the Professor’s molecule!

Major Crunch (patiently). Of course, journalists will run to you. Of course, they will do the interview. You got caught!

Olezhka (rushes at the enemy, waving his crutch). I’m ready to fight! Aaah!..

 

One biomass, armed with kitchenware, is approaching another biomass, they are fighting blindly, not caring if they hit or miss. The bodies are entwined in a ball ,wheezing, puffing and cussing out.

 

Riot police officer. I'll start with you. Come to me. Just you.

Petka. Trash him, cattle!

Anka. Tear him!.. Break him!.. (Scratching.) Throw a brick at his helmet!!

Major Crunch. He’s biting my finger... and looking at another. Can’t wait.

Riot police officer. If you don’t stop her in time – she’ll wind your guts around her hand.

Major Crunch. I am afraid that we will hit upon knuckles. If they take us down they will walk all over us.

Riot police officer. I wouldn’t like it to start like that.

Marta. You are dressed to kill! (handling a slotted spoon) A porter in the uniform of a Moldovan Field-Marshal!

Major Crunch. Take care, lady, don’t be nervous. Rambo! Expose her properly within a system of coordinates!

Riot police officer. Shoo! (Shaking her gently by the scruff of her neck.) Where are you going ?! Do you have permission?!

Marta. I will touch his forelock a couple of times and the boy will go thin on top!

Petka. Goderdzi! Are you watching out of the bunker?.. Help! Little Sophie! Turn on the music!

Maximka (makes his way to the first line with the meat mincer in his hands). Zoom in! Exclamation mark. Close-up! Exclamation mark.

Riot police officer. One! (Bends A n k a’ s hand behind her back.) Two! Crawl back, scrud! Got the wrong dosage?.. One! (Bends M a x i m k a’ s hand behind his back, over the forearm.) Two!.. Double-dyed!.. One! (Bends M a j o r C r u n c h’ s hand behind his back.) Two! (Dumps the bodies in piles: monotonously, with bestial seriousness.) One! (Bends P e t k a’ s hand behind his back.) Two! (Sends him to the floor with a blow.)

Petka (spitting out the blood). A crappy knot of werewolves!.. We will meet at the center of Hell – near the fire-pan...

Riot police officer. Haven’t you quieted down yet? I’m working! Maybe I will even break a sweat! Come on, look at me... I thought you were missing an ear. Dry out the turban! Mutant... Pace yourself!

Petka. Crush! Crush! Come with me! There! I mean here!

Major Crunch (crawls out from under the heap of the bodies.) Clamp down on a selective basis!.. A tusk. (Spits something out.)

Riot police officer. You were on the receiving end as well? – God, that’s funny.

Major Crunch (groaning). I got it good, right here...

Riot police officer. Sorry. (Helps him to stand up.) At breakfast I ate chicken with foil - just imagine! You can find anything on your plate... The word foil… Many know it. Could you remind me - what’s wrong with my head?

Anka. We want the truth!.. Truth!!

Chief Doctor and Assistant Professor Jung. Truth!.. Truth!!

Riot police officer. A hoser... He is creeping again. Feels no pain. Hey! You’d better take something! I have a lot of my own problems – this week my wifey is giving birth to baby Serega.

 

P e t k a makes up his mind and sinks his teeth into the riot police officer’ s knee. The latter grabs him, bends him back several times and gently stacks him down.

 

Petka. I despise you!.. (Adopts a fetal position and starts to howl) I despise you!

Riot police officer. Good answer. (Patting him on his shoulder.) You see, I retell everything for you. Nice work, buddy.

Olezhek. Go to reconquer Petka! Or they will take him away to a paddy wagon!

 

The rebels huddle around P e t k a, back down. They throw out bowls, spoons - switching to a long-range combat.

 

Major Crunch. Use your brains! Sort of! I have to report something to the top brass!

Olezhka. Stinks, stinks! Your stench does not interfere with our existence!

Riot police officer (walks the Major away, holding him up by the belt). Put a check mark in the report: "visual area study".

 

From the radio-cabin: “Genesis... “Mama”! Do you want me to add some major keys? We can’t say nay to Mikola Pukach from Cherdyn!”

 

“...Can't you see me here mama
Mama mama mama please
Can't you feel my heart
Can't you feel my heart
Can't you feel my heart oh
Now listen to me mama
Mama mama
You're taking away my last chance
Don't take it away
Can't you feel my heart?


Ha ha, ha ha ha, ha...


It's hot, too hot for me mama
But I can hardly wait
My eyes they're burning mama
And I can feel my body shake
Don't stop, don't stop me mama
Oh make the pain, make it go away - hey
No I won't hurt you mama
But it’s getting so hard – oh...”


Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (she has the shivers, her legs are sinking under her and she falls down). Deadlock. We need to retreat. To the edge... Set me afloat! You won’t get me! Fire by order! Comrades! Hurray!..

Chief Doctor (lays her down on the table with the help of M a x i m k a). Spread area - from Vladimir Vladimirovich to Vasiliy Ivanovich... with a negativism tendency. Turned a funny quote into incitement!.. But it’s different.

Assistant Professor Jung. That one was a bit taller!

Marta. How much taller?

Chief Doctor. Just a matter of a few centimeters.

Olezhek. Such accuracy is quite permissible.

Marta. Did he and Vasiliy Ivanovich really compare heights with each other?

Maximka. Yes-yes! Played gambols once!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich (talking deliriously). We need to retreat… To the edge. To say that it was Chapaev’s order.

Assistant Professor Jung. A grand game!

Chief Doctor. Another colorful stroke!

Assistant Professor Jung. It’s retaliation, according to the Kashchenko scale !

Chief Doctor. The Vasiliy Ivanoviches should be treated for something as well!

Olezhek. I had a similar case: in my experience of communication with off-site students...

Petka (trying to bear the overwhelming pain). They will seize us in packs... But others will come instead of them! We’ll be like a fir-cone in the ass of the government! Listen to me! I declare the clinic territory free!

 

Voice from the radio cabin: "I don’t know why I’m browned-off. The ageless Rod Stewart! - In support of guys with multiple sclerosis! Hold the fort, buddies! Doctors promise: the great molecule is coming soon!.. A theme with a simple title: “Sailing”. Arkhaim, Teberda, Budogoshch! This is the guy I just mentioned!"

“ ...I am sailing, I am sailing,
home again 'cross the sea.
I am sailing, stormy waters,
to be near you, to be free.

 

I am flying, I am flying,
like a bird 'cross the sky.
I am flying, passing high clouds,
to be with you, to be free...”

 

Vozgryavy. Did you forget what I was up to? (Appears from the depths of the irrational.) The samovar is boiling!.. It came true! Would you like to buy a hat? Felt. Made in Turkey. (Hurriedly tries to get rid of his new finding when he notices Olezhka with a nail-catcher in his hands) No one will ease my sufferings! I’m out of my element again. Scum, not a man. Worm. A waste of space. "A diet from the Ministry of Economic Development". (Takes the directive out of his pocket.) Patronage assistance. Part of his pursuit to turn us into bigots, I suspect. Take away everything edible. Leave... cracked grain- shrapnel (turns out this word actually exists), with three artful side dishes: marsh-weed... aise-weed... clover – what a complex coupling... A merciful strike to the stomach... I’m afraid, there will be more mass attacks on the pan with the broth.

 

Laughter. After a while – the C h i e f D o c t o r’ s laughter. Splash of laughter in response to the C h i e f D o c t o r’ s laughter.

 

Economists (experts on Satanism) have calculated and the apostles have confirmed that every even day is a day-off. (Falls to musing.) Leaving us to  languish is their usual manner!

 

A voice from the radio cabin: "Request from Genie Zosima, Internet mercenary, illegal (Spas-Klepiki)! Well, I have found something harder for you: a message for hell from Guns N’ 'Roses! Will we listen to it? “Knock in 'on Heaven's Door”! Let’s listen! In the proper sense of this word!"

“...Mama put my guns in the ground
I can't shoot them anymore
That long black cloud is coming down
I feel I'm knocking on heaven's door

 

Knock..knock..knocking on heaven's door
Knock..knock..knocking on heaven's door
Knock..knock..knocking on heaven's door… “

Pretty good! I will include it into my collection!

 

Vozgryavy. I appeal to those philosophers who are present here. The beer was brought here. We need to pay a little more attention to the gargle – or else some of you will be shy of it – I have firsthand knowledge. Nastya, we will pour it into your saucer as well. Some progress has been made: everything has been arranged for us. I won’t be surprised if it takes hold. I can’t hear your reaction! So, shall we have a walk to the beer kiosk? I'm asking because they promised to give me a stronger net – a fishery one.

 

Laughter. After a while – the C h i e f D o c t o r’ s laughter. Horse laughter in response to the C h i e f D o c t o r’ s laughter.

 

Read the ancient texts! Man is able to adjust to any diet. It happens due to the slowing down of the metabolic process. This is a case of emergency feminization of the whole organism, induced by the ferments, to which the organism is susceptible . This especially concerns those who are thoughtlessly alone. It’s difficult for a Russian ear to hear this. Women in their third month understand perfectly well what I mean.

Major Crunch (in the doorway). Gavrila, you are an idea man today! (Short handshake.) You gained the highest news ratings!

Riot police officer. A fire accident – this is what it is being called.

Major Crunch. It’s on the zombie-box every hour! "Children (hooligans) were burning grass... the regional mental health hospital is on fire..."

Riot police officer. Patients, medical staff... It basically means that they all died.

Major Crunch. This is it, in brief.

Riot police officer. One positive moment at least: you won’t get your noses frostbitten.

 

“Propaganda“!.. Sparks’ decibels will hit our ears! There is no one else.

“...Oh propaganda, oh propaganda
'Hello soldier boy', she is spewing her propaganda, propaganda
'Hello soldier boy', she is spewing her propaganda, propaganda
'Come to our side', she does say
'Come on over', she does say
Well I don't need more competition to her affection
You should fight on, fight on, over there
Lack of subtlety defines our enemy and propaganda, propaganda...”


Major Crunch (concerned, turning his head around). You got something going on here again...

Riot police officer. The Red Guard is having fun!

Major Crunch. Do you keep an eye on them?

Vozgryavy. The heart of the protest! (Snorts at the prisoner’s convict audacity.) Rebellion stuff!

Major Crunch. Let a curtain rod drop. However, it was useful to us later on. It feels like we are under attack! Pooping on soldiers’ heads, the parasites!

Riot police officer. They like to do it while sitting on a twig - like pigeons. It’s okay.

Major Crunch. "Underground math classes"... (Squeezes V o z g r y a v y’ s nose with his fingers and forces him to bow down.) I didn’t choke you off   in due time! The hoodlums have reached the radio-cabin! Where was your brain, chops? You’re ruining our afternoon nap.

Riot police officer. Vozgryavy, you are always disturbing us!

Major Crunch (turning to the riot police officer). Send the soldiers to the radio-cabin – get with the buttheads.

Riot police officer. Yes, sir! (Dives into the darkness.)

 

Voices from the radio-cabin:

From the Soviet Information Bureau! A militia-man brigade joined the battle Near Dyatkovo, while completing the envelopment of Moscow .!

The Volga region and Siberia! The punitive operation has failed! The castigators rejoin the people!

For a lady from Sukhinichi - Raisa Arkadievna, if she tells the truth! Nazareth! The central theme! Meaningfully! Oh, Lord, what is its name?... “Dream on”! Let’s take a dive? The very ice!

«Dream on!
Though it's hard to tell
Though you're foolin' yourself
Dream on...”

 

The rebels raise their arms at a command: their movements are similar to a ritual dance of soldiers... They express the third law of thermodynamics through their dance movements.

 

“You can hide away
There is nothing to say, so dream on
Dream on!
Though it's hard to tell
Though you're foolin' yourself, dream on”

The fighting noise in the radio cabin interferes with the music... A woman is screaming in horror...

“You can laugh at me because I'm crying
You can tell your friends how much
I begged you to stay
You can live your fantasy without me
But you'll never know how much I needed you...”

Broadcasting ends abruptly.

 

Petka. To the front line! (Spitting blood.) They wanted to turn us into dope heads... They can’t put muzzles on us... This is not what I signed up for... to feel right. Expose yourselves to case-shots!

Olezhek. Petka!.. Give them the finger!

Petka. The right gesture!

Anka. Goderdzi, bring some decibels! About the true life! Turn on the music!

Petka. Our contribution!.. Our brothers are perishing! They are waiting... they believe that help is coming! Aren’t you ashamed of skiving?.. Look into the eyes of the heroic brothers... dying of shame.

Maximka. Voltaire said: own whatever you broke.

Petka. Play for time! Hold on! Till the main forces come: a junior soldiers’ company from Nevyansk. Kyshtym seamen. Anka, bring a map here... How many free territories do we have?

Riot police officer (rushing in). Hurry away from here! The flame is going down the corridor! We can’t get to the front door anymore! But we have pushed up the grill next to the   dietetic department.

Major Crunch. Farewell, Gavrila. Being realistic, you should, call an ambulance: this work is for the morgue.

Riot police officer. Smacks of eternal sleep.

Vozgryavy (barring their way.) The hospital attendants are locked in! In the staff lounge! What can we do?.. Break the door down!.. Just a minute!

Major Crunch. It’s too late. (Thievishly looking around.) The matter is settled. The parade of twins! They say about the usurpers!

Riot police officer. Major! There’s going to be an explosion! Get out of here!

Major Crunch. A brood of Vladimir Vladimiroviches. They have prepared a great machination! (Knocks V o z g r y a v y down, sits on him: pressing his "democratizer" down on V o z g r y a v y’s Adam's apple; breaks his neck.) You will bugger the Governor’s fire... (Whisks into the corridor after the police riot officer.)

Petka. Aim! Fire!.. Aim! Fire!

Assistant Professor Jung. It smells of burning... Someone forgot to stub their cigarette out again.

Olezhek. The cook got drunk! (Laughing out loudly) He is burning the cutlets in the baking-oven – an absolutely chess move – in order to leave us without supper!

 

The fire alarm system is activated: the siren is roaring, the emergency lights are flashing.

 

Petka. To assault us with smoke bombs! Goblins’ work!.. Go up to the windows! Don't chicken out! A smoke bomb doesn’t burn! Cover it with a blanket and then place it there, onto their heads!

 

But no one moves, stricken with fear, rabbiting together.

 

Olezhek. Everyone who can move: hide under the table! (Trilling with laughter.) It’s unlikely they will look for us under the table! You can find anyone there, though. And where are my manuscripts? I left my manuscripts in the ward, under the mattress!.. Don’t do anything without me. I’ll be back in a minute! (Skips away on his crunches into the darkness.)

Anka. Petka, buddy!.. (swallowing tears) Fucking disaster.

Petka. Hush! Doctor's round!.. Someone is coming. I’m joking.

Anka (whining). Maybe this time we did something wrong?

Petka. What’s the sense?.. Unfortunately, there is no time to pronounce the necessary text. This is it – I will tell about it on Twitter . ( Wiping tears off her face.) You took your hair down... Why?.. Fist-sized tears.

Anka. Pea-sized...

Petka. Your question was kinda mockery, wasn’t it? (Embracing her.)

Anka. I feared for you!

Petka. Keep silent! (Removes his hand.) Leave it for another time! Now - gathering! To give the country to the invaders? It’s bad that we didn’t have a red-hot pick at hand!.. Get ready to form up! (Beating the drum.) Get the portrait of the dingbat in the front row! We need to make a claim about ourselves as a group, that's right! To    give them the creeps is really to make a claim about ourselves! Like real people!

Nastya-Yegorka-Vladimir Vladimirovich. Aim! Fire!.. Aim! Fire!..

 

Flashes from the corridor... followed by multitudinous roar of some kind of an animal horror.

The radio-cabin comes to life again. Wheezing, gurgling sounds out of the dynamics: apparently, some life is still lingering on – as if someone is trying to spit out illegible words. Time goes by... No, it seems to have subsided once and forever... And then - out of hell itself - the voice of Louis Armstrong... “Moon River”...

“Moon River, wider than a mile
I'm crossing you in style someday.
Old dream maker, you heartbreaker
Wherever you're going I'm going your way...”

A rattle is coming out of the dynamics: "Mom, I'm... free... Goderdzi is free..."

Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter