"Федра. Апокриф"

(трагедия)


Download
Федра. Апокриф.doc
Microsoft Word Document 423.5 KB

Краткая аннотация 

 История Федры - женщины, царицы - изменившей мужу с пасынком, что оборачивается трагедией для неё самой и для близких ей людей.

Новый взгляд на мифологическую историю - за счёт "декалькомании времени-пространства", позволяющей "конвертировать" разговорную речь, мотивы принятия решений и правила существования человека эпохи эллинизма, в разговорную речь, мотивы принятия решений и правила существования современного человека: для сохранения правдивости истории.


 

Действующие лица:

 

Тесей, царь афинский,

Федра, жена Тесея,

Ипполит, сын Тесея от амазонки,

Эмона, кормилица и наперсница Федры,

Терамен, наставник Ипполита,

Арикия, царевна из афинского царского рода,

пифия,

богиня Геката,

мистагог,

таксиарх,

воин,

конюх Ипполита,

свита Тесея, рабы, служанки.

 

 

Действие происходит во дворце и окрестностях пелопонесского города Трезен.

 


·                                      1.

Голос п и ф и и, пугающе соединивший в себе ломку звуков расщепление деструкцию, из облака выползающих из расщелины в скале дурманящих испарений:

 

Зрачков колдующая сила,

хмельной хруст смятой простыни...

На расстоянии руки

                                   – могила.

 

Привкус кошмара, шёпот бессвязный

в дыме горящего янтаря;

жгучее, пьянящее,

                                  тело

                                           с запахом миндаля.

 

Бездна,

              падение…

                                 всё, как и прежде!                   

Скрюченное тело...

                                 Хохот, гик!

Всё повторяется…

                                Удар тупой… Пробуждение…

 

Отлетает прочь

в мареве предрассветном

                                             скормленная чародейству

                                                                                          ночь.

 

·                                    2.

Внутренний дворик дворца.

И п п о л и т, под руководством Т е р а м е н а, отрабатывает приёмы кулачного боя; удары наносятся по подвешенной на верёвке, наполненной песком, свиной шкуре.

Беспощадно жарит солнце, тяжело дышать. Голое тело И п п о л и т а, смазанное маслом, буквально дымится, на глаза струйками натекает пот со лба.

Ремни, намотанные на руки, ослабли. И п п о л и т, под хмурым взглядом Т е р а м е н а, торопливо подтягивает концы. Смахнул кулаком пот, продолжает тренировку.

 

Терамен. Нет меча, – работаешь руками!.. Ушёл от удара! нырок! Серия в голову: слева, справа! Добить! третьего удара не будет! Противник – справа! у тебя лишь два удара. Достань его! В голову! (Подхлёстывает палкой.) Локоть к локтю! прикрыть товарища! Опять справа! Левой – отбил! и сразу – правой!.. Выпад! Резкости не вижу! Забыл о работе кистей и потерял равновесие! Бей! Ещё! Угловой! Ещё! Добей его! Ы-ых! Под ребро!.. Противник – слева! голова прикрыта щитом. Соображай! Подсечка!..  не ты его – он тебя! С ноги! В голову! Добить! Вышиби ему мозги!.. Темп! Не сбавлять!.. Перед тобой – двое! Нырок – уходи! Развернулся – удар! Нырок! уходи от удара! Подсечка, – теперь твой удар! Добей его!.. (В раздражении заметил, что из-за деревьев, укрывшись за подвешенными к сучьям свиными шкурами, за ними кто-то наблюдает.)

 

И п п о л и т, не получая новых команд, прервал тренировку. Глубокими вздохами пытается восстановить дыхание. Проследил за взглядом Т е р а м е н а.

По дорожке к дворцу торопливо уходит смущённая Ф е д р а.

Проводив её глазами, Т е р а м е н  и  И п п о л и т  хмуро переглянулись.

Развернув И п о л л и т а спиной к себе, Т е р а м е н размял ему мышцы шеи, после чего тренировка продолжается.    

 

Темп! Держать стойку!.. Под ребро!.. Добить! вложи вес в удар! (В раздражении обернулся.) Ну, что там ещё?! (К И п п о л и т у.) Продышись. Отрабатывай защиту паха. (Уходит.) Не забывай, «хозяйство твоё», оно тебе ещё пригодится.

 

И п п о л и т какое-то время продолжает тренировку. Затем всё-таки прервался; склонив голову, изучает натёртую до крови подмышку. Время от времени поглядывает на Т е р а м е н а, который обменивается в стороне раздражёнными репликами с кем-то из слуг.

 

Терамен (возвращается; бросил на ходу И п п о л и т у кусок ткани – обтереться). То, что я и предполагал. Пришла новость: Тесей – убит. (Чуть выждав, сочувственно похлопал его по плечу.)

 

Взгляд у И п п о л и т а остановился. Хочет что-то сказать… хрипло дышит.

 

Любители крысятины! Много врагов здесь, в Трезене. Ещё больше в Афинах. Эта новость их подхлестнёт.

 

Глаза у И п п о л и т а  сузились; набычился, глухо прорычал.

 

Ждал всё-таки, что Тесей – нагрянет!.. но время работало против. И спросит: «Помните

меня»?! (Сломал палку и отбросил в сторону.) Полгода прошло.

Ипполит. Отец мне снится!.. Почувствовать пальцы отцав своей руке! на миг – на один удар сердца!.. Эта новость... (прорычал) в душу! – рукой! – по локоть!

Терамен. Этот сон, Ипполит, считай, ты уже его сгрыз: пришёл корабль – принёс черный парус на мачте. Вот оно, начинается. Тесей, похоже, давно мёртв. Убит… Игра, похоже, не один месяц ведётся. Федра, заметил? новое выражение на её лице. По губам же видно: чему-то своему усмехается. Старается скрыть радость. Сила – у ней, она – царица. Теперь, похоже, начнут вырезать – наших – по одному.

Ипполит. Обсуждали.

Терамен. Поставить её перед выбором: чаша с вином или чаша с ядом. Жёстко смотреть на это!.. Как-то она быстро освоилась.

Ипполит. Тоже обсуждали.

Терамен. Тёчную волчицу ничто не останавливает! Стой, не мотайся!.. Здесь подожмёмся, там подвинемся. Не пришлось бы потом: тело твоё протащат за ноги по площади – мозги наружу.

Ипполит. Интересно, куда мы докопались.

Терамен. Глаза протри! Понимаешь меня по-своему. История в Афинах пишется не чернилами – кровью. Не спи, шевельни… одним местом. Пискни уже.

Ипполит. «Пискни»… Такое словечко? Улетаешь мыслями так лихо. Тебе можно позавидовать.

Терамен. Напомнить? Из-за неё ты оказался здесь, в Трезене, в ссылке. Федра расстроила два твоих брака.

Ипполит. Слушай, Терамен… Тебя словно приковали к этому тексту. Жуткая плесень!

Терамен. Не слышу скрипа мозгов!

Ипполит. Несколько другой звон в голове: мысли заходят… жиже. (С ожесточением растирает себе уши.) Надо как-то привести себя, что ли, в порядок. Нет, рано или поздно мысли появляются.

Терамен. На сто единиц живого веса одна единица мозгов.

Ипполит. Но я умею показывать зубы, если что.

Терамен. Я отвечаю за тебя перед Тесеем!

Ипполит. Оседлал!.. Ты бесконечно заставляешь меня что-то выбирать!

Терамен. Долго это не продлится, успокойся. Она нам всем нос натянет.

Ипполит. Быть кастрированным псом при мачехе. Сторожить её щенят. Сам не хочу.

Терамен. Долго решаешь!.. То-то зачастили к ней гадатели. Будущее её сильно занимает… Похоже, её просто срубило. Похоже, сдали нервы. Итак, вывод! Слёзы пролиты.

 

И п п о л и т ничего не ответил. Обтираясь на ходу, двинулся по дорожке к дворцу.

Т е р а м е н проводил его хмурым взглядом. Прорычав, отрабатывает удары ногами, выбивая песок из «чучела».

 

·                                    3.

Солнце клонится к закату: по всей террасе очень быстро расходятся длинные тени.

Высокая, в тёмном, фигура Ф е д р ы: в проёме увитой плюшем арки.

 

Федра. Конечно, я перепугана – не за себя, за детей.

 

Пауза.

 

Мне все говорят, что ситуацией этой могут воспользоваться.

Ипполит. Напрасно ты на меня с этим нападаешь.

 

Пауза.

 

Федра. Многие поняли: что-то последует. (Повернулась к нему лицом.)

Ипполит. Вопрос: кому нужней!

 

Обменялись быстрыми взглядами.

 

Федра. Заработали языки!

Ипполит. Давно собирался сказать, но не хотелось с этого начинать: теперь нам надо заново, что ли, как-то… строить?

Федра. Глупая радость!

Ипполит. Что-то не то ляпнул? Нет, давай поизучаем. При правильно подходе… У меня, что называется, предложение. Могу – как первый шаг – подарить фикус. Давай я включусь!

Федра (сухо). Рука сильно кровит, я перевяжу?

Ипполит. Застарелая рана.

Федра. Палец у тебя на руке был сломан. Два? Ну, ошиблась.

Ипполит. Вдобавок распорол на тренировке ладонь. (Языком слизывает кровь.) Много полезных упражнений. Погонял меня Терамен.

Федра (моет руки в чаше с водой). Кто наложил повязку?

Ипполит (с усмешкой). Прошу тебя, не выдавай меня.

Федра. ?

Ипполит. Никому.

Федра (почти насильно усаживает его). Менять повязку… промывать рану вином: должен ты знать эти правила?

Ипполит. Не отвалится.

Федра. Так уныло?

Ипполит (наблюдает за её работой). Пальцы у тебя… ловкие. Знают, куда тут плюнуть-дунуть. Так всё-таки. Почему эта тема всплыла сейчас? Внезапно изменился расклад сил?

 

Перевязав рану, Ф е д р а подняла на него глаза.

 

Кто-то на меня всё ещё зуб имеет? выяснить не удалось? (Ухмыляется.) Серьёзно, я кожей чувствую.

Федра. Для этого будет ещё время.

Ипполит. То есть? Сейчас было сложно понять.

 

Ф е д р а – уходит.

 

А если у меня чешется так сильно? Может, мне помолиться как-то особенно?! (Долго смотрит ей вслед.) Признаю: задал плохой вопрос, – получил плохой ответ.

 

·                                    4.

В темноте спальни особенно чётко выделяется пятно света от горящего светильника. Протяжное, одними губами, пение Э м о н ы.  

 

Эмона (присела на постель к Ф е д р е). Не спишь? О чём говорили?.. Он нам опасен? (Ждёт.) Что-то не так?.. Два паука – он, и наставник его, Терамен.

Федра (отняла голову от подушки). Няня… Иногда от тебя такое услышишь.

Эмона. Казнь нам устроили. И многие, как раз, это понимают. Ждать?.. Чего ждать? Напомнить тебе?.. речь идёт о детях твоих!

Федра. Специально задаёшь путанные вопросы.

 

Молчат.

 

Эмона. Заметила? Некая сила высосала всё живое вокруг. Муж… он бросил тебя. Который месяц от него ни слова. Сейчас пришла новость: убит. (Взяла её руку в свою; поглаживает.) Обижаешься? Обида скоро пройдёт.

Федра. Хорошо, ты заметила.

Эмона. Федра… своим молоком выкормила тебя!.. Ты как-то сдала! (Задрав тунику со спины, начинает массировать ей позвоночник.) Сколько женщин у него было! Что за радость от такого мужа! Нечего отворачиваться! Едва успевал! Обожрался до тошноты. Честь великая – остановил на тебе свой взгляд!.. Быстро же они! Самая древняя забава! Да ещё – вдовец.  

Федра. Ты так меня!..

Эмона. Вспомни сестру свою, Ариадну! Убежала за ним из семьи!.. Бросил! И туда и сюда, по-видимому, захотелось. Через день бросил. И сделал – тайком… ночью!..

Федра. Тебя же там не было!

Эмона. Не сказал даже: «прости». Объясни! Объясни мне!.. Объяснить невозможно!

Федра. Что ты смотришь на меня с таким очумелым видом?

Эмона. Стар!

Федра (садится). Это я буду сама решать.

Эмона. Наболело!.. Молодой оставил бы разве жену? А то плохо! Ведь так хочется почувствовать вспышку между ног.  

Федра. Хорошая подсказка…

Эмона (посмотрела ей прямо в глаза). Федра… Какой-то двойной обман получается!

Федра. Извини, сейчас было сложно понять.

Эмона. «Голодный вид»!.. Если ты об этом спрашиваешь.

Федра. Ты!.. не выставляй меня. (Не удержалась, фыркнула.) Наблюдений у тебя на сто лет припасено. Твоё счастье, что я ничего не поняла. Скоро меня заикой сделаешь. Представляю, во что бы я превратилась. Ещё есть вопросы – по этой теме?

Эмона. Старому ничем ты не грешна!..  То, что Тесей – пропал… эта смерть его вроде подарка! Хочу сказать: всё сошлось для него. Скажу более страшную вещь: слёзы женские (всех тех, кого он бросил) – отлились ему!.. На сон пьём козлиное молоко: пять глотков, не больше. (В раздражении уходит.)

 

Ф е д р а, проводив её усталым взглядом, отвалилась на спину. Лежит, разбросав руки... Рывком приподняла голову, прошлась взглядом по своему телу. Трогает себя за грудь. Откинулась головой на подушку; светильник гаснет…  слилась с темнотой.

 

·                                    5.

Залитый солнцем внутренний дворик дворца.

И п п о л и т привычно начинает день с тренировки. Отработав серию ударов по свиной туше, подставил лицо утреннему солнцу: потряхивает руками, ногами, – снимает усталость.

 

Федра (влетает). Как ты успел?! (Всплеснув в раздражении руками, отвернулась; нервно ходит, давая ему возможность одеться.) Эта девица; бесконечно юная. Ты знаешь – Тесей держал её пленницей.

Ипполит. Обсуждали.

Федра. Змея… затаила злобу. Пять лет выжидала! Не может простить смерти своих братьев. Неужели ты не понимаешь, как сразу всё соединилось. Наследник трона – мой сын. Но кое-кто надеется сыграть на том, что он совсем ребёнок, и посадить на трон Арикию. Как ты успел?! (Раскраснелась.) Она тебя использует!

Ипполит. Я! (я!) – даже отдалённо не вижу себя на троне в Афинах. (Подошёл к ней вплотную.) То есть меня мы из этого «списка» исключили. Я на все твои вопросы ответил?

Федра. До тебя никак не докричишься!.. За ней стоят люди, которые никогда не смиряться. И потому Тесей обрёк её на безбрачие. И так держал в узде.

Ипполит. «Брак»… Ну, да.

Федра. «Брак»… Как раз то, что спросила!

Ипполит. Трезен – вотчина моих предков. Я по праву получаю корону. Что лучше?

Федра. Теперь они зашевелятся…

Ипполит. Страх сам всё сделает. (Поглядывает на неё.) Опять не то? (С усмешкой.) Федра! Небо над нами – то же!

Федра. В глаза смотришь – так! в одурь! Она тебя соблазнила?

Ипполит. Ого?

Федра. От радости разрумянился.

Ипполит. Что еще говорят?

Федра. Если б Тесей был бы жив…

Ипполит (шутливо вскинул руки). Здесь я спорить с тобой не стану. (Поглядывает на неё, ухмыляется.) Федра!.. То, что я говорю, достаточно. Меня предупреждали, в тебе кровь твоей матери… Возжелать быка!.. В голове клин! я даже пытаюсь сейчас воображение подключить.

 

Лицо Ф е д р ы сделалось каменным.

 

Да, это сильно… Шероховато на слух. Захочешь – не забудешь.

Федра. Вспотел!.. холодной водой промой глаза!

Ипполит. Когда я впервые от кого-то услышал. (Поймал её за руку.) С чего началось то, что началось! Я сам – скиф…

Федра (взглянула ему прямо в глаза). Давно?

Ипполит. Запах кочевий!.. приходится иметь дело: нет, не с быками – с кобылицами. Выберешь вредную! Из-под копыт грязь летит! Требуются плётка.

Федра. Где поймал эту глупость?.. Отпусти руку!.. Дылда плечистая.

Ипполит. Попал под твой взгляд, скажем так. Тебя раздражает?.. Не надо меня держать зверем. Э! Ещё не всё!..

 

Ф е д р а смерила его взглядом, вырвала руку и уходит.

 

·                                    6.

Сквозь анфиладу комнат двигается колеблющийся свет факела.

Входит Т е р а м е н. Втыкает факел в деревянную подставку. Сел. Хмуро поглядывает на И п п о л и т а, который, примерившись к скифскому луку, азартно пускает стрелы в темноту сада.

 

Терамен. Вид у тебя боевой. В какой-то момент просто заводишь нас всех. Верно?

 

Обменялись взглядами, после чего И п п о л и т перешёл к скоростной стрельбе, шкодливо ускоряя темп.

 

Бросил утром палку собаке. Оттиснула на ней свои зубы. Теперь представляю себе силу хватки её клыков. (Дробный стук капель по подоконнику заставил его на секунду отвлечься.) Кто-то и нас вот так пометил зубами как добычу… (Подошёл к нему со спины; отбирает лук.) Согласись: как-то странно она приняла новость о смерти мужа. Ищет встреч с тобой – когда такое было!

Ипполит. Уж лучше так.

Терамен. Её планы могут сорвать два человека – ты и Арикия. Получив в союзники тебя, она серьёзно укрепляет свои позиции: корону получает её сын. И ты – наместник при нём. Ждёшь от неё подарка? Правда, возникает искушение. После того, как она закрепляет права сына, ты становишься уже не нужен. Стой спокойно, на нервы действует! Что ты всё чешешься? Клопы?

Ипполит. Они.

Терамен. Моешься?.. да, с этим надо что-то делать. (Взорвался.) Я же вижу: что-то готовится! Хуже нет – договариваться с женщиной. А если у ней – порченая кровь. Крови связь: от матери к дочери! Кривоногому отдаться! Взбесившаяся от желания совокупиться с быком самка! Даруя от красоты своей – быку!.. И ведь настояла! Пришлось Дедалу соорудить макет коровы, и разместить в животе Пасифаю. До какой степени надо быть ненасытной!.. Лучше бы сказать: чтоб бык её тогда затоптал. В том смысле, что я бы поприсутствовал.

 

Поглядывают друг на друга; И п п о л и т – усмехнулся.

 

Не секрет, будет теперь, конечно, выгадывать.

Ипполит. Мог бы и не говорить.

Терамен. Для неё смерть Тесея – реальный шанс посадить на трон сына.

Ипполит. А я ведь хочу тебя удивить. Забываешь: я – сын Антиопы!.. скиф! А? Внук Ипполиты, царицы амазонок. Взнуздать кобылу! (Ухмыляется.) Федра, в ней есть огонь! Хочется рычать!

Терамен. Она, как-никак, твоя мать. Ты хоть и пасынок…

Ипполит. И ты туда же: со своей булавкой заржавленной.

Терамен (хмуро). Одно радует – кушаешь хорошо. (Берёт факел. Уходит.)

 

·                                    7.

Последняя ночь летнего месяца, всё расквашено тьмой. Сквозь лесную чащу робко пробивается блуждающий огонёк. Вспышка пламени. Ряды людей заколыхались, волнами идёт нетерпение, началась давка. Под орфический гимн у входа в пещеру Гекаты начинается таинство в честь богини: сотни глоток затянули обрядовую песню.

 Среди публики выделяется м и с т а г о г; ублаготворённо щерится. Приглашает рукой подхватить запев. Наконец и сам присоединяется: наслаждается во всю глотку.

Г е к а т а, с двумя факелами в руках, в сопровождении кудлатых псов и с постоянными спутниками – совой (не плече) и змеями (вокруг шеи), – выходит на охоту. Наводит ужас на собравшуюся ритуально (на перекрёстке трёх дорог) толпу, заставляя людей бегать, прятаться. За её спиной образовалась целая ватага плутоватых пособников, которые выхватывают из толпы тех, кто был отмечен взглядом Г е к а т ы, пачкают их сажей (наслать тяжёлый сон и погубить).

Сгоняют «отмеченных» в одно (поганое) место. Скармливают им (и псам) мясо. «Отмеченные» наедаются до того, что уже на животе переползает с кочки на кочку. Катаются по траве, криком кричат. Какие-то болезненные головой женщины начинают голосить.

Очень скоро, под воздействием оргастического возбуждения, образуется общая свалка, полная криков и смеха.

 

Ипполит. Куда тебя понесло? Не для женских прогулок. Держись за руку!

Арикия (со смехом). Ипполит! Чего бы такого «вкусненького»!.. Пошли! без нас начнут!

Ипполит. Соображаешь?.. осталось только ногу занести.  Назад! Затопчут!

Арикия. Что ты орёшь на меня?! Серьёзно, я не понимаю… Чуть палец мне не сломал.

Ипполит. Считаю, в нашем случае потери пока небольшие.

Арикия. Реакция у тебя, конечно.

Ипполит. Страхоидолы. Болтаются – как бездомные собаки.

Арикия. Поиграть в страшилки, нам бы это повредило?

Ипполит. Залили в себя. Станут теперь там прыгать и скакать.

Арикия. Можешь отпустить руку! Иду уже, иду. (Нервно ощупывает волосы на затылке.) Стой, что-то у меня здесь… колется. С ума сойти – репей!  

Ипполит. Откуда? (Зашёл к ней сбоку.) Сейчас разберёмся…

Арикия. Не дёргай волосы! И не топчись по ногам!

Ипполит. Пришлось…

Арикия. Лезешь рукой куда не надо!

Ипполит. Да, кто-то постарался...

Арикия. Ну! Что там? Чего ухмыляешься? От тебя, Ипполит, такая же польза, как для медведя сандалии.

Ипполит. Ты меня и не спрашивала…

Арикия. Выбрал время для шуток!.. Федра! она! Если ты прошлый раз слушал меня: я на таком уже её ловила! От ветра наши с ней волосы перепутались; представился случай – и она вырвала у меня целый клок.

Ипполит. Пугливой же ты сделалась…

Арикия. Ещё бы! Драться ко мне полезла!.. Меня будто прожгло. Почувствовала отвращение и убежала!.. В мягком варианте – нашепчет заклятия. Вечно мучиться? Или подошлёт специально обученную пиявку. Только я окажусь всегда хитрей. Чему улыбаешься? Получит от меня козлячий навоз! (То и дело озирается.) Она где-то здесь, поблизости. Всё время глазами на неё натыкаюсь. Прячется между деревьев. Так вот, если до кого-то не дошло: объясняю! один её взгляд – но мне хватило. Вынырнет из мрака! порыскать насчёт добычи!

Ипполит. Не успел подумать, а ты уже предупредила.

Арикия. Лицом своим вынырнет!.. хочет, чтоб я запомнила ненависть в её глазах!

Ипполит. Тебя послушать… жжёт по ночам в миске твои волосы! ненасытная.

Арикия. Она буйная! Каких-то вещей просто не понимаешь! (Вдруг перешла на шёпот.)

Хотел этого?.. Если развернёшься! она стоит у тебя за спиной!

Ипполит. Арикия… С нас хватает! Темнота – шутит!.. Спасибо за удачную шутку, которая прошла.

 

Г е к а т а, проходя со своей свитой чуть поодаль, вдруг обернулась. Возвращается, и шагнула к И п п о л и т у; но смотрит – сквозь.

Псы зарычали, скалят клыки. Отдельные возгласы из толпы.

…На том месте, где только что стояла Г е к а т а, мяучит угольного цвета котёнок.

 

Ипполит (нервно сглотнул). Не за нами охотится… Ищет испуганное мясо. Для свалочной ямы.

 

 А р и к и я всхлипнула; закрыла рот ладонью, глотает слёзы.

 

Отбились! есть какой-то опыт! (Целует её в заплаканные глаза.) Посмотри, что у тебя с губами: в кровь закусила.

Арикия. Украсть тень! тебя это тоже касается! Станешь солнце звать… просить! для тебя не встанет! Фурия!.. выдала себя!

Ипполит. Как можно их вместе равнять?

Арикия. Взбесившаяся самка! Вся эта грязная история – с быком. Пропустил интересное! это уже есть в ней – это проявится! Хохочет – прямо в лицо!

Ипполит. Не замечал.

Арикия. Намного хуже! всегда – теми же губами!

Ипполит (нашёптывает в ухо). Нет, не теми же.

Арикия. Теми же!.. Теперь – показываю. Губы! на губы мои смотри. Есть разница?.. Понял, как это просто доказать?

Ипполит. Что-то я опять прозевал. Ты о чём?

 

Над святилищем поднимался дым от сжигаемых подношений.

 

Арикия (морщит носик). Пахнет чем-то… жёлтым.

Ипполит. Капаешь в рот масло!.. под язык. Натощак.

Арикия. Меня бесит, когда ты так отвечаешь!..  С кем ты сейчас разговариваешь? Не похоже, что со мной. Она на тебя глаз положила!

Ипполит. В полную силу жжёшь! (Ухмыляется.) Мне верить в это?

Арикия. Ты сильно изменился – не отрицай. (Запустив руки в волосы, откинула голову.) Слепил улыбочку…

 

И п п о л и т – поднял глаза к небу и стал выкрикивать слова, понятные лишь ему самому.

 

Беги от неё!

Ипполит. Поговорили...

 

Сходбище копится. Всё новые и новые тела и глаза, раскалённые. Гримасничают, – выкрики вразнобой. Гремят, дудят. Буханье из темноты, волокут что-то тяжёлое.

Напирающая толпа разбросала А р и к и ю  и  И п п о л и т а  в стороны.

Колебание тел, подпрыгивание, подёргивание: подбрасывают вверх ногами и ловят. Неистовство продолжается.

А р и к и ю обступают трое юношей. Поймали за край хитона и заключают в круг своих тел. А р и к и я заметалась, захлёбывается криком (голос вибрирует на самой верхней ноте).

Топот ног схлынувшей толпы. Стоны тех, кого затоптали.

А р и к и ю прорвало икотой. Садится на корточки… её выворачивает от кашля.

Поверх верхушек деревьев пробиваются первые лучи восходящего солнца, освещая сваленные сном, – скрученные объятиями – в тени лопухов, тела опьянённых обрядом людей.

Но нет, неистовство «продолжается». Из высокой травы выползают два хмельных оболтуса: один едет верхом на спине другого (верхний вправляет нижнему челюсть).

…Светлый хохот ребёнка, который был зачат год назад (в этот же день).  

 

·                                    8.

Ф е д р а, разморенная от благовоний, плещется в мраморной ванне, то погружаясь с головой в облако пара, то выталкивая себя. Расплёскивает воду, брызгаясь на стоящую рядом Э м о н у.

 

Эмона. Не хлопай руками по воде!.. (подливает из кувшина горячую воду) лужа под ногами.

Федра. Не ворчи… Лишнюю пыль в доме прибьёт.

Эмона. Подлость в чём. Нам бы сейчас лучше быть в Афинах. Все на нас скопом. Для многих мы здесь добыча, я знаю лишь это.

Федра (погрузилась по линию шеи, прикрыла газа). Разве я спорю?

Эмона. Когда бы так! (Вылила остаток воды из кувшина.) Сколько мешкать ещё? Отвлекись и «поспорь»!

Федра. И напилась же я в эту ночку: сплю почти.

Эмона. Говорю – в пустоту!

Федра. Фр-ррр… Ты меня, конечно, научишь. (Опираясь на край ванны, приподнялась.) Дай мне обтереться.

Эмона. Скиф! Ему бы только кобыл объезжать! Сын амазонки! Его на кобыл тянет, тут сомневаться не приходится. (Сушит полотенцем ей волосы.) Скиф! такой голос крови. Не говорю уже про Арикию. По ней давно заметно: бешеная. (Помогает ей выйти из ванной.) Успеваешь следить? Всякая ошибка когда-то обрастёт ценой!

 

Входит И п п о л и т; гордо несёт в руке петуха.

Э м о н а сердито замахала на него руками. Э п п о л и т, смутившись, развернулся спиной; затем и вовсе вышел.

Ф е д р а поспешно обтирается, набросила на себя хитон. Э м о н а помогает ей привести в порядок причёску. После чего Ф е д р а взглядом приказала ей удалиться.

 

Ипполит (столкнулся с Э м о н о й  в дверях). Что смотришь, старуха? Натянула на череп зверское лицо. Заикой сделаешь. (Шагает, широко улыбаясь Ф е д р е.) Обещал удивить! (Держит над головой петуха.) Одной стрелой!.. Что, начинаем? Поможешь? Вдруг что-то перепутаю. (Общипывает на ходу птицу.) Перья – слиплись… обтянутая кожей кость: петух – не жирный.

Федра (пряча улыбку). Пожалуйста, без подробностей.

Ипполит. Когда ещё так вот. Учись… (Перья летят во все стороны.) Если что, заменишь меня. (Поглядывает на Ф е д р у, скалится.) Будем считать: общипал. Быстро всё произошло: чик-чик, чик-чик. (Смахнул тыльной стороной руки пот со лба.) Ты всё-таки потренируйся в своём кругу.

Федра. Нет уж, ты меня не втягивай.

Ипполит. Ещё не всё. (Опаливает птицу над огнём.) Запах, да? Слюни текут… Это совсем не трудно, когда ухватишь смысл.

Федра. Будет обряд? Что-то языческое?

Ипполит. Напугал?

Федра. Посвящение в колдуны?

Ипполит. Зачем ты открыла секрет?

Федра. Хочется всё-таки поддерживать добрые отношения с миром мёртвых.

Ипполит. «Обряд». Для этого нам надо было бы встретиться на перекрёстке трёх дорог.

 

Поглядывают друг на друга. Фыркнули.

 

 «Петух по-скифски»! (Принюхался.) Испробуешь наконец продукт с душком. В прошлый раз я слегка не рассчитал: пережарил. Как? Вызывает аппетит?

Федра (шутливо морщится). Перчил?

Ипполит (идёт к ней). Какое место откликается у тебя на щекотку?

Федра (настороженно). Перескакиваешь с пятого на десятое.

Ипполит. А ну-ка врежь мне!

Федра. Убери от меня эту замученную птицу!.. тянешь всякую гадость в рот.

Ипполит. Врежь!

Федра. Чем?

Ипполит. Да хоть головой!

Федра. Так сразу?

Ипполит. Ну? Бодни в живот! Ударь же!

Федра. И как нам это поможет?

Ипполит. Хочешь испробовать то, чего себя лишила?.. внутри у тебя всё сжимается и разжимается! Почувствуй себя на мгновение амазонкой! Скакать – сквозь ветер! (Издал хриплый клич.) Объездить! Перехватить кобылицу! Не перебивай! а то я ещё что-то не то ляпну. Обуздать!.. Запах кочевий. (Склонился к ней, заглядывает в глаза.) Закисли мы здесь, в Трезене.

Федра. Я не люблю это место, (сжала ему руку, и тут же выпустила) оно меня пугает.

 

Крики и хлопанье дверей по всему дому. Быстрым шагом входит А р и к и я. Увидев   вместе И п п о л и т а  и Ф е д р у, заметно напряглась.

 

Арикия. Всю мою утреннюю радость одним словом убили: жив! Тесей – жив. Бежала… колотится в ушах. Говорят, взбешён! (Фыркнула.) Что-то его, видишь ли, взбесило!.. Перейду, думаю, к мирным делам. И вот. (К Ф е д р е.) Ещё раз! Тесей – жив!!

 

Ф е д р а поспешно уходит.

 

(Кричит ей вслед.) Сразу умотала! Сообразила… (Зарывается лицом в ладони.) Не-ет, так нельзя... Слова вырождаются в звериный вой. (К И п о л и т у.) Что там у нас в запасе? Бежать в Афины теперь уже поздно. (Впилась в него глазами.) Это рушит! Всё рушит!.. Мы будем как-то реагировать?

Ипполит. От меня что ожидается?

 

А р и к и я – истерически фыркнула.

 

Терамен (в дверях; направился к И п п о л и т у).  Он скоро будет здесь, в Трезене.

 

Обменялись хмурыми взглядами.

 

Арикия (фыркнула). Сами вы ничего не умеете – проверено. Болтаетесь из угла в угол… с постными носами. (Гордо выпрямилась.) Следишь? Унаследованная привилегия! При виде бронзы – в мече – змея становится ещё более ядовитой. И злой.

 

И п п о л и т  и Т е р а м е н проводили её хмурыми взглядами. Переглянулись.

 

Терамен. Гонят на нас зверя. Тесей одним своим видом нагоняет ужас.

Ипполит (прикрыл глаза, задумался). Словно удар под вздох.

Терамен. Борзо тратим свои ресурсы. Почувствуют нашу слабостьэто придаст им дополнительную силу.

Ипполит. Сколько было всяких слухов!.. Надо всё это перепроверить.

Терамен. Потом собственные локти грызть? Пора, Ипполит, и уму включиться!

Ипполит. Речь идёт о моём отце!.. Что гадать!.. Начинаем думать! Делать за меня мою работу никто не станет, это понятно. Надо поговорить ещё с кем-то, чтобы услышать разные мнения.

Терамен. Вопрос: чего мы хотим?!

 

И п п о л и т – терзает зубами недожаренного петуха.

Поиграв желваками, Т е р а м е н уходит.

 

·                                    9.

И п п о л и т, сгорбившись на стуле, насилует струны кифары. К нему, со спины, подходит Ф е д р а.  

 

Ипполит (краем глаза заметил её). Тренькаю... Не при всех, конечно. Вчера мне напели мелодию. Хороша, да? Вот! теперь я снова живу.

 

Ф е д р а, склонившись, долго нашёптывает ему на ухо.

 

Значит, денег хватило...

Федра. ...подкупить нескольких таксиархов.

Ипполит (отложил кифару и начал хмуро разминаться). Придавила ты меня!.. Много всяких слухов. Кто-то подбрасывает.

 

 Ф е д р а – выжидательно наблюдает за ним.

 

От паники голова не станет лучше работать. (Прервал разминку.) И это меня моментально успокаивает.

Федра. За нами следят! Ему внушили, что вы с Арикией поделили между собой власть – в Афинах, в Трезене. Взбешён!  

 

И п п о л и т вернулся к разминке.

 

Опираться только на проверенных людей! Тесей к малодушным знает подход. Давай уточним: тебе не кажется, Арикия тебя использует?

Ипполит. Мысль эта вцепилась в тебя и заедает.

Федра. Потому что всё это на поверхности. Да, у ней остались сторонники в Афинах. Во всяком случае, так нам доносят. Но пойти против Тесея? Испытать судьбу ещё раз?

Ипполит. У нас не так много людей!.. Сколько среди них обученных?

Федра. Зачем-то называет себя твоей невестой.

Ипполит. Что ж, буду знать.

Федра. Несмотря на запрет Тесея!

Ипполит. Когда рушится мир вокруг…

Федра. Ипполит! Это уже угроза моим детям!

Ипполит. Тут не о чем говорить. Извини, если ты забыла: твои дети – мои братья.

Федра. Ты не меняешься!

Ипполит. Федра… Я не стану думать, как ты!.. Кто-то рассчитывал, что я пойду против отца?!.. так, сломя голову? Показываешь когти... Не с того начала.

Федра (настороженно прислушивается). За дверью что-то дышит. У тебя что, в соседней комнате лев сидит?

Ипполит (с усмешкой). Не напоминай.

 

Ф е д р а направилась к двери. Открыла, заглянула в коридор. Возвращается.

И п п о л и т, посмеиваясь, наблюдает за ней.

 

Федра. У тебя к ней интерес?.. Тратишься по пустякам. Слышу, как вы перешёптываетесь.

Ипполит (возвращает её внимание в сторону двери). Рычит!.. ходит кругами! Успокойся, не в нашу сторону пошёл.

Федра. Просмеялся? Полегчало?.. Когда она наконец перебесится?! Вокруг шеи белой устроила себе кружавчик из меха; мех неопознанного животного. Ей всегда подавай… жирно. В голове не укладывается. Разберись наконец!

Ипполит. У меня мало опыта. Ведь надо знать какие-то слова. (С усмешкой, почти насильно, усаживает её рядом с собой.) А почему мы про тебя не говорим?

Федра. Будто читаешь мои мысли.

Ипполит. В связи с этим: вспомнилось. Дупло… чуть ли не на самой верхушке. Что-то меня погнало: полез на дуб. В ладонях принёс первый мёд. Растоптала!.. Или я подвернулся случайно? (Глотнул из миски, стараясь не поперхнуться.) Ты всегда была сурова со мной, чего там! (Поглядывает искоса.) Да помнишь ты! Улыбка тебя выдаёт!

Федра. Волосы у тебя тогда были… – цвета воска.

Ипполит. Ну… так! тоже правда.

Федра. Прыгаем с одной темы на другую. (Потирает ладонями виски, поморщилась.) Так мы отплываем в Афины?

Ипполит. Эти дни… одни из самых мирных в моей жизни. В любом случае, я должен поговорить с отцом.

Федра. Тесей любит вести долгие беседы. Если усеешь открыть рот! (Уходит.)

Ипполит (поднял голову, услышав шорох из тёмного угла). Терамен!.. Ты сегодня принимаешь под столом?  

Терамен (выползает на свет. Отряхивается). Начинаю стареть для таких штук.

Ипполит. С годами походишь (потянулся рукой к кифаре) на лошадь – правда, в тех случаях, когда смеёшься.

Терамен. Если тебя тянет сегодня на шутки…

Ипполит (пощипывает струны кифары). Да, подсел.

Терамен. Знаешь, что роднит тебя с твоим отцом? Он первым делом заливает рыночную площадь кровью, и лишь потом задаётся вопросом: стоило ли? У тебя всё то же самое. Но иначе!.. А догадайся. И потому он твёрдо стоит на земле.

Ипполит. Моё самое уязвимое место.

Терамен.  Царь!..

Ипполит (отложил кифару). С этим разобрались.

Терамен.  Подзубри!

Ипполит. Любоваться на выпущенные кишки?.. В лёгкую. Знакомо. Наверстаю! Ты не спросил меня, а я ведь хотел об этом сказать: в общем, такие же стервятники они – как и мы с тобой.

Терамен. Знай, если тебя посадят на пику… (Уходит.)  

Ипполит. Будешь опять меня гнуть? Не понимаю, почему ты ещё не умолк. Должна быть – злость. К кому?!

 

·                                    10.

Глаза не сразу привыкают к темноте. Лишь после того, как человек перемещается из тени в полосу света, становится понятно, что это Ф е д р а.

 

Федра (зашла, мягко ступая, к Э м о н е со спины).  Только сделай это! (Выбивает из её руки нож.)

Эмона. Я приду с детьми!.. (тянется к ножу) всё продумала, он заглотит наживку!

Федра. Вот ещё, детей втягивать! Телохранители вмиг тебя обезоружат. (Прячет нож между складками своего хитона.) Считаешь, если мы пойдём по третьему кругу, моё отношение изменится?.. Не я – ты волчица по крови!

Эмона. Значит, тебя выкормила волчица. Разобрались… Как могла!

Федра. Ты только зло нашёптывала.

 

Настороженно поглядывают друг на друга.

 

Губы потрескались, как глина: смотреть на тебя страшно.

Эмона (подходит к ней сзади, обняла). Ты не меня бранишь, а неудачу.

 

Молчат.

 

Федра. Спать хочется, аж падаю. (Поёжилась.) Разбудил младший сын: захотел пообниматься… А потом проснулся и старший. Стали валять друг друга в траве, как щенки.

 

Сначала возник крик из глубины дворца. Дверь, ведущая в коридор, со стуком отлетает.

 

Арикия (на пороге). Про тебя вспомнила (наконец). (Прошлась, поигрывая хлыстом.) Шепчутся. Тайненько перемигиваются… Слушок. Точнее, один из: не сошлись в теме, кто сильнее любит Тесея?! Отправили к нему гонца?

Федра. Что за вопрос!

Арикия. Что за ответ! (Шагнула к ней.) Удивляюсь, как это у тебя пошло. (Приблизила к ней своё лицо.) Почему тебя так много?!

Федра. Шипит кошкой… (Фыркнула.) Ну-ка, напомни мне своё имя!

Арикия. Ты всё сломала! Гадина! То она делит за моей спиной мой трон в Афинах. Теперь новый объект интереса: мальчики. Когда только успеваешь?

Федра. Какие ещё «мальчики»?

Арикия. Одно только умеешь: себя размножать. Втянулась. Ничего другого не приду-

мывается?.. Муж от неё сбежал… заскучала! Начинает ещё больше хотеться? Кто бы сомневался!

Федра. Мака нанюхалась? Может, сама чем-нибудь займёшься? Закисла!.. Обдумай дорогой.

Арикия. С учетом моего характера… Думаешь, я уступлю? Собаку съела – а хвостом подавишься.

Федра. Давно не произносила слово… «удавить». Для тебя сделаю исключение.

Арикия. Даже холодок по спине! (Дерзко смеётся.) Я-то знаю, что имеется в виду. Он врёт, что стар и болен: Тесей вас переиграл! Я же вижу: лапки сложили. Досыта на вас нагляделась. Не хватает ни силы духа, ни гордости.

Федра (к Э м о н е). Устала я от неё…

Арикия. Живот – как сжатый кулак! Оставить меня живой – дороже! Гнить? Встречу Тесея у ворот! Может, даже покажу тебе сегодня сколько нас!.. плен – унизителен!

Федра. Сбродная команда...

Эмона (стала между ними). Кто-то мне поможет растащить вас по углам?

Арикия. Трусливая покорность!.. Случится, останусь без рук, без ног, – я их зубами загрызу! Буду по ночам являться… я… (рычит) приложусь как следует, они забудут про сон! В могиле не спрячутся от меня! (Слёзы душат, всхлипывает.) Отец… я помню!.. в ответе за весь наш род! такая мысль пробивает насквозь! Горжусь… от гордости распирает голову: во мне твоя кровь!.. Не люблю слово «рабство». (С надменным видом уходит. Обернулась и хмуро посмотрела на Ф е д р у.) Оно начинается с буквы «р».

Федра. Ну как не вовремя!

Эмона. Не принимаешь решение, – за тебя это сделают другие.

Федра. Не ворчи…

Эмона. Но завтра будет дороже.

Федра (села у стены, обхватив руками колени).  Да… На удивление тихо во дворце.

Эмона. Все прислушиваются.

 

Молчат.

 

Федра. Меня словно вывернули наоборот… всё попадаюсь и попадаюсь!.. Ем мысли твои правильные, ем, а наелась ли – неизвестно. Что делать, если в голове всё вверх дном?

Эмона. Радоваться.

 

Ф е д р а – подняла глаза, но не ответила.

  

При хорошем муже, украшала бы интерьер. При плохом – учись наслаждаться одиночеством.

 

Ф е д р а – ещё раз подняла глаза.

  

Часто тебе такое говорят?.. Не надейся я от тебя не отстану.

Федра. Сейчас ты мне только мешаешь! Говорю тебе: я пробовала!.. Ты ведь помнишь, как я держалась. Послушай… Мне такие вопросы не задавай!.. Вдобавок порезалась: одно к одному.

Эмона. И давай себя жалеть! (Прошла к столу. Плеснула ей на ладонь вином из кувшина. Заматывает рану платком.)

Федра. Не понимаю, почему я в мужских сандалиях?.. вот это всё так осложняет! С каких-то пор стараюсь над собой не смеяться.

 

 Вздрогнули от грохота откуда-то со двора.

 

И вообще, я ещё не проснулась. Знаю, что думаю… но о чём? Слова легко приходили, а теперь… В одном я соглашусь: если ждать – вот так чего-то. Бывает, застрянет что-то такое в голове...  (Загубленным голосом.) «Я завтра утром… мёртвой встану»… чёрное – на чёрном. Где же я это слышала?

Эмона Об этом скажу: не на кого дуться!.. кто ж с пасынком спит?

Федра. Устала. Не уверена, что мы понимаем друг друга.

Эмона.  Запалённая кобылица!

Федра (глаза сузила). Этот блуд в сердце моём – не от тебя ли, няня?

Эмона (вымученно фыркнула). Щенячий чих…

Федра. Надо проверить! возвратиться на... не помню, сколько лет назад.

Эмона. Это прямо сильно поможет.

Федра. Хорошо, пускай я себе это сильно притянула.

Эмона. Есть много людей, которые себя остановили!

Федра. Слишком дорогой ценой мне досталось, чтобы я вот так… отступила. Легко быть рассудительной: записала себя в старухи. Старость, Эмона?!

Эмона. Превращаешься в тёчную сучку, себя хоть не обманывай.

Федра. Когда ты убила в себе всё живое?

Эмона. Федра! Смыть с себя… эту… вонищу!

Федра. Опять меня не услышала. Я могу защищать свою территорию?! Не принимай решения за меня!.. Справлюсь.

Эмона. Хотела утешить, но лучше напугаю. Этот закон нарушать не положено!

Федра. Ещё и «тёчная сучка» вдобавок! Заладила. В тебе вообще иногда отпадает надобность!.. А кому помогло?! Меня может судить только живой человек!

 

У Э м о н ы носом пошла кровь. Вдруг разразилась беззвучным рыданием, торопливо уходит.

 

·                                    11.

Звуковые конвульсии – тотальная экспансия двух букв: «п» и «т», – коллапс голосовой; П и ф и я – в наркотическом экстазе:

Стравленное семя пустоцвета

Хмель азарта

Жертва флирта!

Расплата:

                                         Два аборта…

В кабале рассвета

Стоны без ответа

Тик-так. Тик-так

И так…

                           И так.

 

Голосит икота

В струпьях света

В каплях пота.

Угасает – в глотке эшафота

Вскормленная с ложки нота

Тик-так. Тик-так

И так…

                           И так.

 

Неспроста…

Расплата

Мета

Тик-так. Тик-так

И так…

 

 

·                                     12.

И п п о л и т привычным движением затачивает сначала один меч, затем с ожесточением берётся за другой.

 

Федра (подходит к нему со спины, в руке свиток). Тесей… прислал гонца.

 

Пауза.

 

Ипполит. Говори…

Федра. Два слова в свитке: «Тесей!.. Царь!..»

Ипполит (продолжает работу). Да, письмо… от него. (Принял мечи в обе руки, отправляет их в ножны.)

Федра. В город стекаются крестьяне. Кого-то из них мы можем вооружить. (Ждёт.) Видели много мёртвых собак.

Ипполит. Жара!.. тухнет мысль в голове. (Пьёт из бурдюка; овечье молоко, не попадая в рот, струйками стекает по его бороде.) Рот пересох...

Федра. Это и есть ответ?

 

И п п о л и т сосредоточенно надевает доспехи.

 

Ладно. Что толку повторять одно и то же. (Тянет его к себе за ремешки доспехов.) Помогу застегнуть?

Ипполит. Туже затягивай. Нет, так тебе будет сложновато.

Федра. Сама!

Ипполит (с усмешкой наблюдает за ней). Перекрутился ремень. Застёгивай с другой стороны.

 

Их руки встретились.

 

Не получилось? А так поначалу хорошо пошло.

Федра. Запутал ты меня. Ну-ка? Чему смеёшься? О, сообразила. Вот так если? Стой же! Не дёргай! Смотри, получилось. Нащупала тут у тебя какую-то мышцу…

Ипполит. Откуда? (Хмыкнул.) Потом как-нибудь расскажешь.

Федра. Спрашиваю: удобно?

Ипполит. И?

Федра. И...

Ипполит. Чувствую, у меня тут зажало, если кому интересно. (Поправляет доспехи на

груди.) Терплю!

Федра. Ремешок оборвался. Пришлось затянуть. Подкладка прорвалась… спина у тебя – широчущая.

Ипполит. «Ремешок». Вещь, конечно, ценная. (Старается заглянуть ей в лицо.) Глаза слипаются; плохо выспалась? Выдаёт дрожание век. Эй! Ты где?.. В глазах роса… слёзы – больше глаз.

Федра. Пальцы дрожат… Липкая паутина ходит за мной – во сне.

Ипполит. Ущипнуть тебя за щёку?

Федра. В продолжение: кажется, я проглотила паука.

Ипполит. Главное, не пропускай: петля – кольцо, петля – кольцо. (Направляет её руку.) Сложное приспособленьице, надо быть особенно внимательным. Производим перестроение, меняемся местами: так тебе будет удобнее.

 

Шум перебранки со двора, отрывочные команды. И п п о л и т  и Ф е д р а  настороженно прислушиваются.

 

Дым!.. (Метнулся к окну.) Траву подожгли!.. ветер – в нашу сторону! Предательство!.. раздолбайство! не успели стадо отвести. Быки развернули стадо на город!

 

 Ошалело переглянулись.

 

Стадо попало под огонь!

Федра. Постой, Ипполит! (Буквально вцепилась в него глазами.) Понимаю, нет времени. Не спала… Ничком пролежала на постели. Щенок, ему-то всего несколько месяцев… трётся о ноги, лижет языком…

Ипполит (продолжает прислушиваться к крикам за окном). Теперь сядут на хвост стада!.. и так попробуют войти в город.

Федра. Смотрю на свою руку, и понимаю, что дрожу. Остаётся только стук сердца! Опять кто-то думает в моей голове – не о том думает.

Ипполит Хотел встретить их в поле… (сосредоточенно проверяет ремни на доспехах) столкнуться лоб в лоб. Поставил заслон ближе к ущелью. Получается – совсем не туда, куда надо! Придётся теперь ворота запирать.

Федра. А, вот что ещё! рецина. Волшебный напиток.

Ипполит. Будь с детьми! Поставил охрану у твоих покоев. (Берёт из её рук чашку, пьёт.) Ты распорядилась по поводу ужина? (Надевает шлем.) Ужин не отменяется. Нагуляю аппетит... Поможет хороший кусок прожаренной баранины. (Приподнял её и усадил на

стул.) Через час, два. Нормально?

Федра. Извини, выгляжу совершенно растрёпанной. (Пытается выжать улыбку.) Что-то там в голове опять не происходит. Слышу твои слова, но не поняла смысл. Не сплю вторую ночь. Бегает мысль постоянно, – ловишь себя на том, что лежишь с открытыми глазами…  так, словно боюсь чего-то проспать.

 

Выкрики с одной стороны. Выкрики с другой стороны.

 

Прости – меня знобит, со мной бывает. Было уже на языке… Забыла. (Уже не скрывает своих слёз.)Мне этот день… даром дали!.. возможно, это всё, что от него осталось. Наблюдаешь за собой, как бы со стороны! Дальше, как будто оборвано! Сдует ветром. Как пёрышко от птички, которую задрала кошка. И никогда, никогда не узнаешь наверняка!

Ипполит (склонился к ней). Говорил тебе, что мы сегодня отказываемся от слёз?

Федра. Так, что-то ещё… (Встала. Растерянно осматривается.) Погружаться опять в эту боль… Прислушиваюсь: мысли – чужие, не мои. (Рвёт пальцами носовой платок.) Ладно, пропустим.

Ипполит. Помни, тебя ждёт корабль в порту. Федра! это на крайний случай!

Федра (долгий всхлип). Больше я, наверное, говорить не буду. Ипполит! Наблюдай за окном, жди!.. голубя тебе принесу.

 

И п о л и т сжал ободряюще ей руку. Гремя доспехами, поспешно уходит.

Ф е д р а допила из его чашки. Тяжело села (ноги не держат), и завыла.

 

·                                    13.

Вспышка молнии, короткая пауза, после чего так громыхнуло, что всё вокруг сотряслось.  

Слышится тяжёлая поступь идущих строем воинов, храпят кони, стучат копыта. В разных концах города, словно под сильным порывом ветра, один за другим гаснут огни.

Отрывистые команды, топот ног, хрип коней, крики людей: скрученные клубком, накатываются. Бьют по ушам, вызывая чудовищную боль, от который не спрячешься, – до рвоты… глаза лезут из орбит. И вдруг всё это сонмище звуков – прокатившись катком – удаляется, становится невнятным, и, наконец, стихает.

 Вспыхнул один факел, другой, освещая разбросанные, в лужах крови, трупы людей.

Громко входит свита Т е с е я. Впереди он сам. Отдаёт команду вынести из дворца трупы.

Остановился рядом с телом Арикии. Его внимание обращают на лежащее чуть поодаль, в луже крови, с зажатым в руке мечом, тело Терамена.

 

Тесей. Наставник… он должен был воспитать царя. Моего наследника. А воспитал гуляку, бездельника!.. Обоих – в ту же яму!

 

Тела Арикии и Терамена уносят.

 

Федру ко мне! (Устало садится на треножник. Снимает шлём, держит его на колене. Заметив кровь, протирает шлём ладонью.) Сыростью пахнет и блядством… (Поднял глаза на вошедшего т а к с и а р х а.) Ищите!.. Что? Бежала?!

Таксиарх. Нашли…

Тесей. ?..

Таксиарх. Тело.

Тесей. ?..

Таксиарх. С петлёй – на шее.

 

Пауза.

 

Тесей. Посмотреть в глаза: в этом мне она отказала.

Таксиарх. Царь!.. Тело – внести?

 

Т е с е й – жестом отпускает т а к с и а р х а.

 

Тесей. Что мне – тело её… Глаза! По первому взгляду понял бы. Даже в этой малости она мне отказала. (Тяжело поднимается.) Что ждать от женщины, у которой матьпрелюбодействовала с быком… (Сплюнул кровью под подошву.) Скотство и тление. Получается – семейка мне отомстила.

Воин (в дверях). Царь!.. Нашли тело Ипполита, среди трупов. Жив.

 

Прихрамывая, в сопровождении двоих воинов, входит разоруженный И п п о л и т. Тело под доспехами кровит, пропахло потом и гноем.

 

Тесей (тяжело поднял глаза). Да. Знаю его.

 

Воины подводят И п п о л и т а  к Т е с е ю.

 

Этот ложку мимо рта не пронесёт. (Властно привлекает И п п о л и т а за шею. Тот увернулся, отступил назад.) Мой идеал был – Геракл! Постоянно всплывают в голове куски наших разговоров, в пору твоего ученичества… Помнишь наши беседы? (Глаза налились кровью.) Геракл! Кто твой идеал?

Ипполит. Ты… отец!

Тесей. У тебя есть отец? (Едко смеётся.) Кто он?.. Я назвал имя: Геракл! Ты-то вообще ни с какой стороны, верно? Если поднимать вопрос так. Займись чем-нибудь другим – торгуй мясом на рынке.

 

Вцепились друг в друга глазами.

 

В чём ты себя проявил? Приведу понятный пример: в Аттике нельзя было по дороге проехать, чтобы не быть ограбленным; вдоль обочины – трупы. Или ты прославил имя своё тем, что освободил Афины от дани Минотавру?! Вы, оболтусы, своим жалким существованием… Прожил пол жизни! На что могло уйти столько времени? Вырождение! Самое страшное – вырождается память! память о Героях! Забвение, как плесень, поглотит всё!

Ипполит. «Бьёшь палкой по голове», считаешь неплохим средством!.. Месяц прошёл, тебя нет. Другой, третий… Задаю вопросы, на которые никто не хочет отвечать… Бывает, падаешь посредине ровного места. Ответь мне: получается, это такое испытание от тебя?

Тесей. Глупо у бездельника спрашивать о призвании. Корона манит?! Ты – пустоглазый! Сам принимаешь решения? Кто тобой управляет?!

Ипполит. Отец… сам бы ты город сдал?! (Сделал шаг и преграждает ему путь.) И потом: многих бы это спасло?.. объединяло одно желание – выпустить друг другу кишки. Рассчитывал до последнего – ты выслушаешь меня.

 

Тесей отодвинул его рукой.  

 

Кого бы тебе лучше послушать: меня, или тех, кто болтает грязными языками?! Помню твой завет: «Пользуйся головой». (Обхватил его сзади, удерживает парализующим захватом.) Если б это ещё срабатывало!.. Хочешь узнать то, о чём в глаза тебе не говорят?!.. два слова – не больше!..

 

Приступ удушья у Т е с е я, кашель разрывает ему глотку. И п п о л и т поспешно размыкает руки. Помогает ему сесть. 

 

Таксиарх (входит). Царь!.. На теле Федры найдена записка.

 

Т е с е й – тяжело отдышался. Обернувшись, хмуро посмотрел на вошедшего. Принимает записку, читает. По лицу видно, как трудно ему сдерживать себя. Зашевелил-

ся, встал. Шагнул к  И п п о л и т у. Тот поднимает голову. Встретились глазами.

 

Тесей. Читай!.. (Ждёт, наблюдая за его лицом. К воину из свиты.) Он молчит?.. Тоже ответ… Ублюдки похотливые… На ложе отцовское посягнул! Ласковой воркотнёй своей он хочет мне что-то втолковать! Ищешь – оправданий! А есть – закон!.. Рассчитывал, Федра смолчит?! Унесёт тайну в могилу?.. Изнасиловал её!

Ипполит. Федра… мертва?

Тесей. Видел горбунью вчера – подумал: вот оно. Врасплох берут. На тебя слۥова поганого жалко. Хотя бы для того полезно отлучаться, чтобы увидеть эти маски на ваших лицах… А Арикия? Дочь моих врагов! Что ударило тебе в голову?! Опять же: нарушил запрет! Переходишь границу – живёшь по своим правилам! Похотливые ублюдки! Побыстрей оскотиниться!

Ипполит (рычит). Ждал тебя. Вечно высматривал в окне. Убегал от наставника… По шагам угадывал ты, не ты?..

Тесей. Когда во рту вкус безделья... (Упёрся глазами в пол, тяжело дышит, надолго задумался.) Афины ждут такого царя? Да ты опасен! (Рывком притянул его к себе.) Плохо учил тебя? Учил я, что надо использовать руки и голову одновременно?.. Вот кого воспитал Терамен! Воспитал блудливого пса, который не пропускает мимо себя ни одной сучки! Ты делаешь это ловко!  

Ипполит. Злость запечатывает тебе уши… Если б до тебя можно было докричаться…

Тесей. Ложе мне опозорил! (Свирепея.) Ложе царя!.. Взгляд, горящий от блуда!.. Задаёшь вопросы тебе – прячешь глаза! И Федра, мёртвая, как низкого злодея тебя уличает!

Ипполит. Что мне ответить, если я сам ничего не понимаю! (Борясь с внутренней болью, сомкнул зубы, прорычал.) Когда вошёл таксиарх с запиской… меня словно придавило! сейчас понимаю, сколько боли… – там, в этих её словах…

Тесей. Выдал всё одним махом!.. Нет, я сам такой! Лови день! Да… чего уж. Но я не предавал! В печень, в кишки: в меня проросли корнями мои предки! Их дыхание – у меня на затылке! Если и просил – одно: поделиться мужеством!.. На том же камне, рядом с их именами, выбил и своё имя! Не стыжусь!

Ипполит. Не ищу оправданий!.. Столько дерьма на себе собрал. Теперь только и осталось, что…

Тесей. Быстро находишь ответ! (Сделал ему знак молчать.) Пища комком застряла в желудке?.. тебя наконец пронесло. Сила воли, наверное!

 

Двое слуг вносят на носилках прикрытое плащом тело Федры. Рядом толпятся служанки; готовы приоткрыть для Т е с е я  её лицо. Он жестом останавливает их.

 Все глубоко склоняются перед телом. Минута молчания.

 

Пойдёшь бродяжничать!.. казни немедленной от нас себе не жди. Вымаливая корки хлебные... но будешь жить. (Бровью показал, чтоб его увели.) Иди в мир! тебе объяснят! (Медленным шагом, останавливаясь, побрёл. Вновь возвращается к телу Федры.) А ведь там, в этой голове, в её голове… ещё живы те слова, всё объясняющие: «Я одевалась… для твоих глаз…»

 

·                                     14.

Рушится метагалактика Аттики; деструкция, распад звуков в голосе п и ф и и:

 

Буйство в тигле!

Ворожба

Набухает

В чреве блямба

Закипает…

Полыхает…

Откупорена плацента

Наполняет русло

                                        криком

Истекает ржою

                                    лава

Первобытного бульона

Кипень!

Ворвань!

С Богом вровень!

Свет

Вскачь!

Объять

Сплошь!

Достичь

Влёт!

Разжечь

Смочь!..

Запоздалая мольба

 

Скачет по песчаной косе (на границе воды), вцепившись в гриву кобылы, И п п о л и т.

 

·                                     15.

Т е с е й – в пятне лунного света, у тела Федры. Опускает руки в чашу с водой и омывает лицо, в забытьи, как заведённый.

Топот ног, крики людей. Врывается возбуждённая толпа, толкая перед собой Э м о н у; пинают, как скотину, дубасят. Бросают под ноги Т е с е ю. Т е с е й склонился над ней, притянул к себе за волосы. Э м о н а прожгла его взглядом.

 

Тесей. Сводня, предавшая своего господина… Это что такое было – шикнула на меня! Я узнал это пофыркивание. Дешевле будет тебя сжечь. Не для тебя этот мир. Ад! Там ты отлично приживёшься.

 

Э м о н е, в знак унижения, сбривают волосы, оставляя пять торчащих в разные стороны клоков. Она орёт, вырывается.

 

Пришла! уже никуда не спешим!.. Рот перекривила… Встречаете меня слишком ловко!

 

Слуги в спину подталкивают Э м о н у  к Т е с е ю.

 

Эмона. Четыре траура в доме! (Шипит, выгнула спину, как кошка.) Чем будешь ещё рассчитываться с Гекатой?!

Тесей. Почему – четыре?.. Это кудахтанье твоё. Себя сосчитала?

Эмона. Трясутся – гадают, кто будет следующий.

Тесей. Э!.. Займись головой…  

Эмона. Оставил детей без матери… Чтоб ослеп! Чтоб иссох!

Тесей. Взгляд собачий. Сводня… Всё – с чёрного хода! И даже – в смерть!

Эмона. Вид твой ложный!.. Населяешь землю трупами! Не знаешь жены своей! Не удосужился!.. Федра оговорила Ипполита! Ни с кем не намерена его делить! (Сквозь всхлипывания, которые рвутся из горла.) Грешница! хоть минуту – счастливая была! Плохо – я там ей не нужна!.. Было понятно, она поступит по-своему. Туда! И насовсем! Ограбил сам себя!.. угли остались, пепел. Шагай!.. свободен!

Тесей. Подготовьте её: мокрый мешок на голову!

Эмона (хохочет). Буду ждать тебя – терпеливо!

Тесей. Вывернула по-своему. Оголтелая наставница…

Эмона. Сдох! По ощущениям сдох! Зло, которое за тебя цепляется: боль крутит из тела верёвки. Прямо для тебя, Тесей! Успел прихватить клыками. И тебя точно так же прихватят!.. Заколдован, запродан… Разотру между ладоней и одним выдохом сдую! Сейчас новое узнаешь о себе: она врывается неожиданно!.. боль. (Произносит в разных интонациях: «Она врывается неожиданно... боль!.. Она врывается неожиданно... б о л ь...»)

Тесей. Когда ты умерла в первый раз? (Отпихнул её от себя.) Топиться не пробовала?.. Накормят чем попало. Кто тебе такое напел?!

Эмона. Душегуб…

 

Слуги, наблюдая за Т е с е е м  и Э м о н о й, пугливо переглядываются.

 

Тесей. Обжимаются друг с дружкой… В моём доме завелось такое. Не раз мне приходилось выпалывать сорную траву. (Ищет рукой опору; тяжело садится.) Проболталась, чего уж теперь… Тоже умею показывать зубы, если что.

 

Э м о н а – хрипло воет, глаза закатились, раскачивается из стороны в сторону. Т е с е й ловит себя на том, что начинает ей подвывать. Вздрогнул, ощутив у себя на шее чьё-то прикосновение. Резко оттолкнул рукой зашедшую к нему за спину Э м о н у.

 Э м о н а садится рядом, плечо к плечу. Прерывисто дышат, перекликаясь хрипами.

 

Эмона. Тебе не пора?.. По слову моему скинешься в собаку. Окривеешь.

Тесей (не поднимая головы). От прежних угощений твоих тошнит. (Какой-то шум привлёк его внимание.)

 

Входит запыхавшийся к о н ю х Ипполита.

 

Эмона (подняла глаза). С тебя, Тесей, тоска! Вероятно, своего дождался.

Конюх. Царь! Кобыла понесла!.. Огонь согнал с пастбища стадо…

 

Т е с е й остановил его гневным жестом.

 

Царь!.. Кобыла попала под стадо… Ипполит пытался удержать поводья…

 

Невнятное бормотание Э м о н ы.

 

Тесей. Помолчи, старуха! Легко обойдёмся без тебя! (Тяжело поднимается на ноги. Упёрся взглядом в  к о н ю х а.) Даже заяц оскалит зубы и загрызёт любого. Слушайте, что это со мной?!.. Во рту привкус гноя…

Конюх (всхлипнул). Затоптали! (пятится) быки.

Тесей. Федра… она!.. У меня было столько женщин. В плечо вцепилась. Теперь будет

держать меня зверем.

 

Рабы вносят ложе с телом Ипполита.

Т е с е я заметно пошатывает; глотка и весь рот опухли, натужно кашляет.  

 

Уходите!.. (Сердито косится на  Э м о н у.) Старуху забирайте!

Эмона (всхлипнула, рыдания душат ей горло). Испугалась повторить судьбу матери!.. это возмездие... Впереди – сквозь чёрный морок – земля разрытая…

Тесей. Хочешь меня впереди себя пустить?!.. Некоторые отбиваются. (Убито посмотрел по сторонам.) Поплачь… Вместе поплачем.

Эмона. Слёзы твои: они не смешиваются с моими, как масло и вода!

Тесей. Посадить её на цепь! Прочь! (Дождался, пока крики Э м о н ы не ушли куда-то вглубь дворца: разносятся эхом под тёмными сводами.) Ничего, нарожаем ещё! (Сцепив зубы, поморщился.)

 

За его спиной – два тела.

 

Сводит живот… будто огнём жжёт… Стража! Гоните всех!.. тела – уносите! Моё решение: захоронить их в соседних ямах!.. пышного погребения не будет. Стража!.. захороните их отдельно! Не гнить же среди чужих тел. Стойте! Оставьте их здесь. Уходите. Уходите! Вон!! (Дождался, пока не остался с трупами наедине.) Сам их зарою… раз уж я здесь. Мне помощники не нужны. звлекает меч из ножен. Привычным движением начинает его подтачивать. У него дёргается глаз. Сжал руками виски, рычит от боли.) Забился нос, дышать нечем… Вечно жить с вопросом: что бы я прочитал в её глазах?!.. Дать времени придумать ответ? ждать? Обязательно приснится что-то такое – в виде паскудства и смрада. (Вглядывается во тьму воспалёнными глазами.) Эй! Кто-нибудь здесь… живёт?.. Кончено, какой-нибудь бродячий покойник! Куда уж без этого? (Неотчётливое бормотание.) Э! э! Почему ты не можешь ответить? Ни одно твоё слово не лучше любого из моих! Что тебя так удивило? Пришёл оценить твой очередной безупречный наряд. Смотрел на тебя… и нежно млел. (Потеряв равновесие, качнулся назад.) Или я слишком многого хочу? Голос лжёт, рот лжёт… я и раньше за тобой замечал... рот, улыбавшийся многим! демона скрытая метка!.. предательство губ. Стоило губам сомкнуться, и поцелуй превращался в укус. Всё равно, что пригубить жало. Взгляд!.. ловушка, в которую заманивают. Перебираю в памяти один взгляд за другим. Чаще вспоминается, когда косилась в сторону. Держит зверем, и сейчас же ласкать! Тогда же и кровью запахло. Боги мстят неверностями жён! Попробовал, и обжёгся. (Мутно оглядывает пространство вокруг себя.) Ощущение, что-то здесь подделано. Начинается!.. воруют слова, можно сказать, с голоса. (Опустился на колени, начинает скалывать мозаику с пола, то ожесточаясь, то впадая в сомнамбулический автоматизм.) И что я могу у тебя спросить? Какой ответ получу?.. Глаза? Я буду помнить только рот. Губы!.. сок малины на губах. По твоей улыбке я бы догадался! Отказала… На меня у неё не нашлось времени! Мысли – словно в щель запираются! Если я потеряю мысль… (Сломав клинок, продолжает крошить мозаику рукояткой меча.) Сандалии отца… меч: должен передать сыну… наследнику. Внуки? Но в них – твоя кровь!.. Это и есть то, что оракул назвал: «кровь – порченная»! Разразился гнев этот старый… (Закашлялся от пыли.) Уплочено – кровью!

 

Торопливо входит т а к с и а р х.

 

Таксиарх. Царь! Гонец из Афин!.. Большие потери в гарнизоне! Бунт! (Сделал несколько шагов к нему.) Собирать флот? Какой будет приказ?!.. Царь! Бунт! У нас нет гарнизона в Афинах! Всех, кто не погиб, загнали на гумно, где их растоптали быки!.. пошла резня! Царь! Идёт охота на наших сторонников! Кто не смог уйти… согнали на площадь, обмазали смолой и сожгли! (Видя, что Т е с е й даже не прервался, долбит и долбит мечом пол, положил рядом с ним свиток, и, то и дело оглядываясь, уходит.)

Тесей (обернулся дико, не видя, на шаги). Эй! Кто там гремит костями? (Глаза его скашиваются на сторону, затем вниз.) Полчища фурий. (Приложил ухо к полу, прислушивается.) Привыкли просачиваться отовсюду! Ну шипеть, ну реветь. (Злобно взбодрился.) Просто так добычу не оставят. Отгоняешь их, надвигаются снова. Сбегаются на мертвечину. Для них мы добыча, можно не вернуться. (Оба глаза в слезах, икает.) Украдут рот, глаза и даже имя. Хохочут прямо в лицо… Смыть мысли в проточной воде! Иначе что останется? Занятная сказка, рассказанная на ночь. Пустота безглазых статуй. Вырождение! От одного до другого слова – они всё забывают. Словав пустоту. (Багровея.) Память о Героях – её словно закопали до срока; запачкать себя и с этой стороны!.. Придут варвары, но им ничего не достанется – сами всё разрушим. Нас всё меньше. Скалятся черепа – щербатыми глазами. Наши следы затопчут… Шакалы раскопают наши могилы.

 

 

Чадит, играя бликами на доспехах Т е с е я, погребальный факел.


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter