"Предать всё"

(синкретический би́-боп)


Краткая аннотация

Знакомое чувство: в какой-то момент замечаешь – вокруг тебя что-то такое сгущается. И агрессивно копится. Хорошо, если всасывается до последней капли – в голове твоего лечащего врача.

Информация для тех, кто пробует найти адекватный математический язык для описания подобных состояний. Траектории реальной действительности и сна пересекаются гораздо чаще, чем многим кажется. Что основательно путает человеку мир, в котором он якобы живёт, с миром, куда его – вторую ночь на третью – пинками заталкивают. Третья ночь – самая трудная.

 

События, которые, казалось бы, подготовлены рациональными усилиями, более того, почти предначертаны, проскакивая в потоке времени сквозь многочисленные воронки, ведь могут и не сойтись. Весёлая путаница воображения? Как же, как же… Можно так умчатся – по непредсказуемой траектории: открытый конец воронки только удаляется.


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Предать всё.doc
Microsoft Word документ 364.0 KB

                     Действующие лица:

Вожаки политической партии «Столбняк»:

Тина,

Вахтанг,

Вера,

Дамира,

Богдан.

 

Викентий Иосифович, мозгоправ,

Макарий Потапович, засланец.

 

 

·  1.  Загадочная квартирка на Мясницкой.

  Кабинет в один стол, платяной шкаф и три табуретки. М а к а р и й  П о т а п о в и ч перебирает рыболовные крючки, разложенные на столе. Слышится треньканье звонка. Шаги в прихожей. Входная дверь отпирается. Приближающиеся голоса. Дверь в кабинет приоткрылась. Некто невидимый, из темноты прихожей, предлагает Т и н е идти на свет настольной лампы.

 

Макарий Потапович (оторвал взгляд от рыболовных крючков). Присаживайтесь.

Тина (попыталась закрыть за собой дверь, но она отказывалась закрываться). Пахнет... канализацией. Как-то я не улавливаю: открыл дверь человек… Почему-то решил, что я хочу есть. И предложил кусок колбасы.

Макарий Потапович (сухо). Детали…

Тина. Подозрительно, да?

Макарий Потапович. Этого не надо касаться.

Тина. Фу! Я же другое хотела спросить!.. Кто же так надо мной подшутил? (Оглядывается по сторонам, ища хоть какой-то предлог, чтобы смыться.) Мне кажется, здесь ошибка.

Макарий Потапович. Без грязи не можете? Тина... я правильно угадал имя? (Похлопал по сиденью табуретки, стоящей рядом с ним, приглашая её сесть.) Обращайтесь ко мне… (слегка зевнул) Макарий Потапович.

 

Т и н а, помедлив, выбрала табуретку, стоящую сразу у двери.

 

Рад, что застали меня. (Добродушно посмеивается.) Ближе садитесь, ближе. Вместо с табуреточкой – ко мне. Мне не удастся вас разговорить, если мы будем перекрикиваться. Знаете, как в лесу. Хе-хе. В котельной, где я когда-то работал, вытяжка… как бы сказать поярче: своеобразная пытка!..  ревела, да просто устрашающе. Всё это сказывается хронически на слухе. Да-а… Как я сказал, на «ухе»… на «брюхе»? Вот, надо следить за своим языком. Проверяете, много ли я насажал ошибок? Не слышу!.. Требуется свойский человек, чтоб вас разговорить. Так вот, это я. Хорошо, если просто надругаюсь – сломаю нос. Шучу, шучу! Какой в этом толк?

Тина. Мне смеяться вашим шуткам? Вы дурной, что ли? (Услышав, что позади закрылась дверь, нервно обернулась.)

Макарий Потапович. Собирался начинать с другого… А именно. Не стукачок ли вы у нас опытненький? Не отпирайтесь! Вы по какому департаменту проходите? Что ж, ознакомимся с вашим делом. (Листает бумаги.) Митинги, пикеты – везде вы засветились. Показатель! Шесть пунктов из семи – это уже что-то. (Неожиданно лампа погасла. Восстановил электричество ударом по столу.) Складывается сразу картиночка! Да, много у нас развелось непонятно каких движений, организаций. «Столбняк», например. (Утирая рот, хохотнул.) Малобюджетный бордель… Придумали, что называется, названьице. Не забудешь. Полно, видите ли, неравнодушных к судьбе страны людей. С тем поговорили, с этим. И всё узнали! Узнали – а нам не сообщаете! Ну так что?.. Хочется и нам, знаете ли, объясняю задаром прирезать свой интерес. (Заключительную реплику адресовал своим домашним тапочкам, обнаружив, что правый надет на левую ногу.)

 

Т и н а – пытается переварить услышанное, крепко прикусила костяшки пальцев.

 

Много они, видишь ли, делают для людей. Сам не проверял: может, болтовня одна. За такими субъектами надо приглядывать. Лучше, если хороший человек про них напишет. Хороших мало. Поэтому мы ценим вас: всё-таки, относительно адекватный человек отреагировал. Не хочется всякую муру, знаете ли, разбирать. Глаза портить… Вот так, Тина Батьковна! Есть подозрение, нехорошая в стране ситуация. Поджигать машины – это же никому не надо. А вот поработать над ситуацией. (Протирает губкой лицо и лысину.) Помочь тем, кто отвечает за судьбы страны… Вспоминаются бабушкины леденцы на палочках. Говорю, как человек, сдавший 117 экзаменов: К сожалению, мы не травоядные! А ведь хочется вернуть людишкам радость! (Приветливо хохотнул.) Деньги кончаются. Воровать всё сложней. Шучу… Не станем засорять вам голову. Все детали продумаем позже.

 

Т и н а   – неуверенно хмыкнула, и тут же осеклась.

 

Всё у них, дескать, практически готово! Всю эту власть – к ногтю! И можно делить пирог! (Игриво посмеиваясь, наблюдает за её реакцией.) Они делают свою работу (вольные каменщики… хе-хе), мы – свою. Каждый при деле. Если есть организация (человек восемь), там обязательно должен быть наш человек.

 

У Т и н ы завибрировал мобильник. Прочитав сообщение, возвращает телефон в сумочку.

 

Наблюдаю за тем, как вы морщите носик. У вас есть модельная внешность, это плюс.

Тина (устало). Тут нечего обсуждать. Я вам ничего не должна. Что за чушь! Оставьте меня в покое.

Макарий Потапович (снисходительно посмеивается). Что-то одним ухом здесь услышали, что-то – там. Разобраться: просто так человек языком болтает? Или он тык-мык (подмигнул): что-то знает. На этого тот работал, а на того – этот. Ведь кто-то должен владеть информацией: кто и на кого? Город большой.

Тина. Волшебные вещи!.. Так подробно рассказали… (За дверью что-то со стуком упало. Прислушивается.) Благодаря вам, я нахожу себя уже смешной.

Макарий Потапович. В цене, если у сотрудника думалка не конфликтует с понималкой. Менять местами левое и правое полушарие – затратно. Лучше не дразнить лишний раз начальство.

Тина. Даже лёгкого позыва нет. Да, было два факта: перешла дорогу не в том месте. Как-то стеснялась поднимать этот вопрос.

Макарий Потапович. Неправильно спросил? (Пересёк комнату с табуреткой в руке, подсаживается к ней поближе.)

Тина. Да, ещё! Разглядывала с подругой в курилке… стесняюсь признаться… неприличные картинки. (Попробовала рассмеяться.)  Это считается?

Макарий Потапович. Бросать диким животным мы вас не станем.

Тина. И сколько лет это будет вспоминаться? Оставьте наконец меня в покое.

Макарий Потапович. Вам не придётся преодолевать десять рядов колючей проволоки. Тина. В самом деле?

Макарий Потапович (приподнял указательным пальцем ей подбородок). Проколитесь, мы вас прикроем.

Тина. Я в порядке!

Макарий Потапович. Можно, ещё раз расстрою? Один уважаемый человек хочет поговорить с вами лично.

 

Т и н а, услышав, что позади открылась дверь, обернулась. М а к а р и й  П о т а п о в и ч  показал ей жестом, что на сегодня вопросов больше не будет.

 

·        2.   Штаб политической партии «Столбняк».

Помещение представляет собой отгороженное стенами от всего мира пространство, с узенькими, расположенными под самым потолком, окнами; трудно понять, для каких целей это помещение проектировалось.

В а х т а н г  и  В е р а, близко сдвинув кресла на колёсиках, изучают какие-то документы, обмениваются репликами.  Д а м и р а отвечает на телефонный звонок.

Слышно, как со стороны коридора открывается кодовый замок. Входят возбуждённые Т и н а  и  Б о г д а н.  В а х т а н г, В е р а  и  Д а м и р а торопливо поднимаются и направились к ним.

 

Вахтанг (принимает от Т и н ы плащ). Влипли?

Богдан (снимает бейсболку; собрал волосы в хвостик, укрепил причёску заколкой). Влипли…

 

В а х т а н г, В е р а  и  Д а м и р а  ждут, какое объяснение последует от Т и н ы, но она молчит.

 

Очень обдуманно нас подставили.

Тина. Сбавь дозу, я прошу.

Богдан. Теперь всё подвисло.

Вера. А ты чего ожидал?! Задача – заявить о себе – сейчас, в преддверии выборов. Показать свою силу. Избирателю. Режиму. Иначе это не будет сделано вовсе. Людоедское время! Только с сильными считаются!

Богдан. Давай, Вера, обсуждать вопросы всё же по мере поступления. (Повернулся к Д а м и р е.) У тебя ведь инструкция: всегда проверять источник, из которого к нам приходят деньги. Дамира! Почему не получилось?!.. Теперь и доказывать особенно не требуется: получается, нас финансируют «криминальные структуры».

 

Д а м и р а – испуганно смотрит на него, молчит.

 

Взяли нас, что называется, за вымя. У них на руках все банковские проводки: кто, куда, когда… сколько.

 

Ждут, как отреагирует Т и н а.

 

Вахтанг (к Д а м и р е). Насколько понимаю, ты всегда делала проверку по Государственному реестру.

Дамира (едва не плачет). Больше того: по каждому клиенту я запрашиваю выписку из налоговой инспекции.

Богдан. До того?

Дамира. Естественно!.. Получилось, что самый предательский вопрос! Главное, сумма ведь очень приличная. К нам никогда такие деньги не приходили.

Богдан. И ты расслабилась.

 

 Д а м и р а – молча кусает губы.

 

Так проверяла или не проверяла? (Предложил ей леденец.) Сама себе противоречишь!

Дамира. Предложение о пожертвовании пришло от одной фирмы. А деньги – от другой, дочерней… По головной фирме расширенную выписку я получила.

Вахтанг. Почему бы просто не вернуть деньги? В конце концов, что нас с этими хитрованами связывает?

Вера. Мы всё время судимся. Одним делом меньше, одним больше.

Дамира. Моя ошибка… и это действительно так… В договоре дарения есть пункт, по которому перечисление денежных средств может быть осуществлено дочерней фирмой дарителя.

Богдан (устало присел). Все грязные дела совершаются через «подставных».

Вера. После того, как мы стали побеждать на муниципальных выборах… Заметили? Так интересно всё разворачивается. Теперь же, после того, как мы засветились с этими деньгами (нашли способ!.. подкрались)… Такова у нас в стране логика политической борьбы! Победитель получает всё. И в первую очередь – право устанавливать правила. Такая прочная многовековая традиция. Понятно, почему всё так жестоко. Извините, что так неприлично смеюсь.

Вахтанг. Придётся, Дамира… вытолкнуть тебя под дождь. Поезжай в банк. Напиши заявление…

Тина. Не под дождь, а под снег. (Идёт к Д а м и р е.) Деньги на счёт должны зачисляться только после особого указания. (Легонько сжала ей локоть.) Твоей подписи, как главного бухгалтера, думаю, будет достаточно.

 

Д а м и р а – побросала кое какие мелочи в сумочку. Схватив зонт, выскочила за дверь.

 

Вера. Мы делаем всё слишком поздно! Становимся такими же безликими, как вся оппозиция.

Вахтанг. Хорошо, что у тебя, есть внутренняя инициатива.

Вера. Идиотский птичий язык про демократию. Не захочешь, а заржавеешь с вами.

Вахтанг. Мы всё-таки... выдержали, согласись. Не прогнулись.

Богдан. Нет, опять мы ушли от глубокого анализа. (К В а х т а н г у.) Вопрос: станешь работать с незаземлённым электрооборудованием? Что произойдёт при нарушении изоляции?

Вахтанг. А такое бывает?

Богдан. Был задан вопрос.

Вахтанг. Не по адресу.

Богдан. Загадочней всего выстраиваются наши отношения с типографиями. (Заметил, что за ними со стороны наблюдает Т и н а.) Порассуждаем? Получается, им заранее известно о нашем решении осчастливить их своим заказом. И с порога следует отказ. Странные совпадения. Подстава за подставой!.. И ноль осмысления ситуации!.. «Прицельное исследование». Давайте поручим мне. По глазам не понял: дошло?

Вахтанг. Ох, кто бы меня самого успокоил…

Богдан. Проверка на вшивость!

Вахтанг. Как ты себе это представляешь?

Богдан. Всего-то и требуется – соединить концы в одной голове.

Вера. Дурь полнейшая. Надо работать с избирателем! Прочее теряет значение. Как я всё это терплю?

Богдан. Такое ощущение: всё время… лишние уши.

Тина (останавливает В а х т а н г а рукой). Пусть скажет!

Богдан. Откуда-то ведь это растёт.

Вера. Заниматься самокопанием – в преддверии выборов. Всё равно, что вилку из розетки выдернуть!.. Делать такой подарок власти!

Богдан. Всё когда-то обрастёт ценой! И наша расслабленность – тоже.

Тина. Допустим, какие-то основания ты имеешь…

Вера. Мы – зародыш сопротивления!.. Антикоррупционные расследования – вот наш сюжет!

 

Под сильным порывом ветра одно из окон со стуком открывается, впуская возбуждённые голоса с улицы.

 

Богдан (встал на стул, заглядывает в прорезанное под потолком, поскрипывающее фрамугой, окно). Вот тут... да! Полицейские машины! Похоже, автобусы СОБРа. Разве это наш сценарий?

Вера. Пошути... пошути...

 

Берут стулья и занимают позиции рядом с  Б о г д а н о м.

Нервные голоса – теперь со стороны коридора. Крики, хлопанье дверей доносятся уже и снизу, сверху.

 

Вахтанг. Чёрт возьми! Похоже, к нам гости!

Вера. Ага… Порешать вопросы.

Богдан. «Лаборатория мозга», должно быть, проснулась. Тянули они с этим, тянули…

 

В дверь настойчиво стучат.

Помогая друг другу, спрыгнули со стульев на пол.

 

Вахтанг. Затылком чувствовал: долго наше безмятежное счастье не продлится.

Вера. Мы их обдурим! Всё равно мы их обдурим!

 

Из-за двери доносятся возбуждённые голоса, команды: «По техническим причинам просим покинуть здание!» Стук усиливается – в дверь начинают попросту ломиться… «По техническим причинам просим покинуть здание!..»

 

·        3.   Съёмная квартира В а х т а н г а.

Т и н а снимает перчатки, шляпку. Не зная, чем себя занять, направилась к окну. На полдороги передумала и остановилась. Потом всё же отодвинула портьеру. Рассеянно смотрит сквозь стекло на потоп, пожирающий улицу.

Из кухни, с подносом в руках, спешит В а х т а н г.

 

Тина (обернулась). Вино?.. Пол бокала.

Вахтанг (ставит поднос на стол). Есть вариант оценить мои кулинарные способности. (Картинно принюхивается.) Обещала!.. нельзя отказываться!

 

Т и н а, помедлив, вяло кивнула. 

 

Что будем делать с промокшей одеждой?

 

Т и н а снимает плащ. В а х т а н г уносит его в прихожую.

 

Хинкали. Усовершенствованный мною рецепт. (Помогает ей выбраться из жакета.) Оценишь. Хоть что-то у нас становится лучше.

 

Т и н а присела к столу. Достаёт из сумочки мобильный телефон, просматривает с экрана сообщения электронной почты.

 

Пить будем не из бокалов, а из фужеров. Мелочно суеверным стал. (Отобрал у неё телефон.) Не станешь есть, спущу всю эту вкуснятину в канализацию.

Тина. Приготовь, пожалуйста, чай.

Вахтанг. Заваривается. (Придвинул к ней стул. Садится.) Давай, наконец, разнообразие внесём: о служебных делах ни слова. (Сжимает в ладонях её руку, затем легонько растирает.) Мы слишком вымотаны для конспирологической беседы.

 

Т и н а подняла глаза, и они понимающе улыбнулись другу другу.

 

Кстати. Ты просила собрать информацию относительно твоей пропавшей подруги.

Тина. Не пропала. На звонки не отвечает.

Вахтанг. Ей что-то угрожает?

Тина. Избегает меня. Не часто, но мы всё-таки общались.

Вахтанг. Матушка Оксаны на расспросы реагирует раздражительно. Я бы даже сказал: агрессивно. Через сослуживцев удалось выяснить: взяла отпуск за свой счёт.

Тина. Зачем было к родителям обращаться? (Старается высвободить руку.) Лишняя причина чувствовать себя виноватой!

Вахтанг. Возможно, у человека по жизни нервная ситуация. (Ждёт, что она поднимет глаза.)  Подскажи, что именно требуется узнать.

Тина. Я рассказываю, а ты меня перебиваешь. (Устало вздохнула.) Была одна неприятная история. (Неопределённо махнула рукой куда-то вдаль.) Отмечали сдачу зимней сессии. Друзья Оксаны потащили нас к себе на дачу. Всё закрутилось, когда мы собрались возвращаться в Москву. Выяснилось: на электричку опоздали. Хозяин дачи предложил Оксане машину отца. По дороге нас остановила дорожная полиция. Документов на машину, естественно, нет. Завели дело. Конечно, я была перепугана!.. А тут ещё всплыли эти люди, в плащах. (Взглянула ему прямо в глаза.) Совершенно другая категория! Этих интересуют исключительно наркоманы. Скорей даже – наркоторговцы… Пообещали замять дело. (Поймала на себе его внимательный взгляд.) Устала объяснять: в моём случае они никак не выиграют, среди моих знакомых нет наркоманов. А про себя между тем подумала: фактически, ведь я не могу назвать ни одной фамилии. Знала совершенно чётко: мне просто некому навредить!

 

В а х т а н г поспешил накрыть ладонью руку Т и н ы.

 

Пускай считают, что я без мозгов! (В горле стоит комок.) Положено говорить: отчёт... На самом деле никакой это не отчёт. Сказать мне было совершенно нечего. Отделывалась фантазиями, вычитанными из газет. Им просто надоело читать, – надеюсь, – и про меня наконец забыли. А на днях Оксана вдруг разговорилась – впервые за всё время. «Отрицай и ври. Может, и обойдётся». Ну, вот буквально! И смеётся – озлобленно: «Этот козёл обломает об меня зубы. Хорошо, я политикой не занимаюсь. Кому я нужна?» (Вымученно улыбается.) «А тебя они уничтожат до нуля!» Это я цитирую. И тут меня пробила мысль: она у них на крючке. Хотя – какой «крючок». (Насупилась.) Так тоскливо стало.

 

Дождь с новой силой забарабанил по стёклам.

 

Вахтанг (развернул её к себе лицом). Я доказывал, что ты сангвиник. Доказывал?

 

Т и н а неожиданно прижалась к  В а х т а н г у.

 

Не одобряю саму идею – ворошить.

Тина. Провела в этом кошмарном неведении целую вечность. Теперь хочется выговориться.

Вахтанг. К врачу обращалась?

Тина. У меня был хороший педагог в консерватории: объяснил. Чем может помочь врач? Махать руками? разгонять сны?

Вахтанг. Интересную тему мы сформулировали – для обсуждения за бокалом вина.

Тина. Только закроешь глаза, – идут кадры, как из надоевшего фильма. Просыпаюсь среди ночи… ходишь по квартире, одевшись привидением. Как заведённая. И собираешь по крупицам частички себя.

Вахтанг. В голове держала. Додержалась.

Тина. Ощущение, всё против тебя! Никак не могу выспаться…

Вахтанг. Отпусти руку. Я не убегу. Пальцами сдавила мне запястье… Давай проголосуем!.. Видишь, две руки: «за»! (Утирает ей слёзы.) Будем сохранять королевское достоинство. Вдохновляющее заявление, да?.. Голосуем за то, что нас не сломают.

 

Стук во входную дверь. Стук повторился. Дверная ручка залязгала и задёргалась.    Т и н а  и  В а х т а н г  переглянулись. Слышно, как отпирается ключом дверь.

 

Макарий Потапович (просунулся в гостиную). Винцо на столе… Кило пельменей и огурчик. Здорово подгадал, да? А то всё приходится оскорблять желудок макаронами. (Рыская взглядом, встретился глазами с  В а х т а н г о м; виновато отвечает пожиманием плеч.) Хороший момент, чтоб познакомиться! Я заточен под систему неформальных отношений. (Присел на стул у двери. Утончённым жестом положил рядом с собой, на пол, кроличью шапку.) А, я ваш сосед! (Улыбнулся ободряюще.) Поясняю по существу! Нация закисла! Драйв ушёл! Соберутся у избирательных урн: в расчёте на то, что им обязательно подскажут, когда аплодировать, а когда смеяться. Ещё проявится! (Крепко растирает себе уши.) Деньги, понятно, стержень всего. Но я разделяю прозвучавшую здесь мысль: нет места для паники! (Придвинув стул, пишет на краешке стола.) Визитки нет, с тиражом не угадал. Запечатлею свой телефончик здесь – на газетке. (Весело приглядывается к бутылке.) А для меня рюмочки (не могу придумать другое слово) не нашлось?

 

Вдруг подхватился, и сгинул в потёмках коридора. Чуть позже возвращается – с набитым ртом.

 

Вот теперь наступило то самое! (Игриво вертит в руке стакан.) Нам бы только настроение разогреть! (Подошёл к столу. Втиснулся между ними.) Надо бы больше!

Вахтанг. «Вождь пожарников». Гидранты пришёл проверять? В десятый раз! Не приходя в сознание.

Макарий Потапович (разливает вино по бокалам). Работаем, господа! работаем!

Вахтанг. Тогда и у меня будет относительно тебя своё расследование. Назовём это: лабораторный интерес.

 

Т и н а, схватив шляпку, убегает. В а х т а н г бросился было за ней. Возвращается.

 

Макарий Потапович. Свихнулись, что ли? А десерт? Пора мне вмешаться, как скептику. Из наших прошлых разговоров... если б они были… осталось понять: что ответим медикам?! Отбывать вечное наказание, мучаясь остеохондрозом?.. Однажды я соприкоснулся – очень удачно – с трактором… До сих пор вспоминается.

 

В а х т а н г берёт М а к а р и я  П о т а п о в и ч а за шкирку. Тот пытается освободиться от его хватки, но В а х т а н г, сделав захват шеи, твёрдо держит его.

 

А ведь мог завязаться разговор! (Хлюпает разбитым носом.) Ты не вскипай. Не подкатывай ко мне! Столько раз сопровождал в самые нелепые места!.. Нечего тыкать мне свой кулак! Вот у кого мстительная душа.

 

Подталкивая коленом, В а х т а н г выводит М а к а р и я  П о т а п о в и ч а на лестничную клетку. В последний момент тот рванулся и опрокинул  В а х т а н г а.

 Сбивая по пути стулья, одним движением взлетел на подоконник. Разбил ногой стекло и спрыгнул на козырёк подъезда. И уже оттуда – на залитый потоками дождя асфальт.

Хулигански (беззлобно) свистит, прежде чем скрыться в кустах.

 

·        4.   Операционная.

Т и н а  с головой утонула в проволочной магазинной каталке. Услышав шаги из коридора, попробовала приподняться.

 Через вращающиеся двери входят Б о г д а н  и  М а к а р и й  П о т а п о в и ч; застёгивают на ходу белые халаты. Стали в конус падающего из рваной щели света. Деловито готовятся к операции, – вполголоса переговариваются.

 

Богдан. Перехватил её на пути от уборной до палаты. Удобная минута.

Макарий Потапович. Ознакомился с анамнезом?

Богдан. На вашу любимую тему. Поменять местами и завязать – левое полушарие и правое.

Макарий Потапович. Занятие более-менее понятное.

Богдан. Завязывали, завязывали… Уже никогда не вспомним, что помешало… не дозавязали.

Макарий Потапович. Тут надо зачем-то напомнить самим себе, а именно: требуется предварительный расчёт математический.

Богдан. Насколько это обязательно?

Макарий Потапович. Просчитать осевые нагрузки: на шейный отдел, на позвоночник.

Богдан. А как проверишь?

Макарий Потапович. В принципе, там ничего сложного. Я эти формулы ещё в кружке математическом изучал.

Богдан. Макарий Потапович! Наподдать покрепче – само пойдёт! Человеческий материал сейчас рыхлый!

Макарий Потапович. Атрибутика у нас при себе?

Богдан. Клещи, плоскогубцы?

Макарий Потапович (поморщился). Не сейчас.

Богдан. Долото, зубило?

Макарий Потапович. Ты сказал: зубило.

Богдан. Зубило.

Макарий Потапович (строго). Хочешь рискнуть? Насколько мы опытны?

Богдан. Вас не взбадривает? С отвращением это произносите.

Макарий Потапович. Не суть… Существует семь инструментов, признанных доказательной медициной. Не помню, входит зубило в этот список? (Вгрызается зубами в сладкую мякоть яблока.) У нас будет хронометраж?

Богдан. Пускай сама отсчитывает.

Макарий Потапович (повернулся к Т и н е, подбадривает её взглядом).  Начнём?

 

Т и н а, помогая себе руками, приподнялась. Расчёсывает волосы, низко наклонив голову.

 

Богдан (протягивает ей бумаги). Распишитесь. Здесь и здесь. (В ответ на немой вопрос  Т и н ы.) Согласие на то, что вы готовы отвечать на все вопросы утвердительно.

Тина (отобрала у него бумаги). Отложу в карман – для последующего изучения.

Богдан. Теперь-то уж что! (Берёт Т и н у за запястье, прощупывает пульс.)

 

Дверь в операционную со скрипом приоткрылась, заставив всех обернуться.

Ждут. Обменялись вопрошающими взглядами.

 

Макарий Потапович. В случае, если анамнез не подтвердится, отмазка такая: ты – свадебный фотограф. (Промокнул рукавом вспотевший лоб.) Я – так! мимо шёл!.. Плохое время. Устал…

Богдан. Трепанула гипертония?

Тина. Можно, наконец, закрыть на всякий случай дверь?!

Богдан. Помрёте ведь, Макарий Потапович, от гипертонии.

Макарий Потапович. Мы не в том месте, не начинай!.. Портач! Тебе здесь, коктейльная вечеринка?! Очередная судорога мозга? По-волчьи скалится. Поэтому я должен как-то вот... реагировать. Остроумно относишься к моим словам.

Богдан. Извините, что затронул…

Макарий Потапович (к Т и н е). Как быстро сможете родить?

Тина. Странная у вас амплитуда метаний…

Макарий Потапович. Что там у нас по УЗИ: девочка? (Возвращает в корзину операционные инструменты.) Мальчик?.. Без хорошего бифштекса не вяжется. Почему бы не сходить в буфет – восстановить нервы. (Хлопнул себя по лбу.) Забыл! Юбилей у жены. Наложилось на многое другое. Хочется порадовать. Обдумаю трюк с лягушкой в борще… Вот что значит, когда мы перестаём думать яйцами! Мозг работает с беспощадной неточностью!

 

Т и н а – поманив пальцем, заставила Б о г д а н а пригнуться. Шепчет ему что-то на ухо. Он понял; надел маску противогаза и двинулся к выходу.

 

Э! Хочется начать уже! Хоть что-то успеем! А то без нас начнут…

 

Б о г д а н – возвращается. Глупо подал М а к а р и ю П о т а п о в и ч у помойное ведро.

 

Из профессионального сострадания вас, дураков, лечу! Не рассуждаем! (Сорвал с его лица

маску противогаза.) Надо поменьше, милок, комментировать! (Вдруг стал с беспокойством озираться.) А где, собственно… твоя «протеже»? Где пациентка?! (Разгребает кучу грязного белья.) Парочка портачей… (Заметив провал в полу, встал на колено. Просунул руку в продавленную чьим-то телом дыру, и тут же инстинктивно отдёрнул.) Клади её на каталку! (Давится смехом.) Дилетанты… Как следует поругать вас не успели. (Наконец ухватил-таки Т и н у за край халата. Потянул на себя.) Надо быть очень прытким, чтоб от меня улизнуть! (Тянет халат на себя… десять метров ткани… двадцать метров ткани… Присел устало на пол.) Или сам хочешь? Сделаешь это лучше? (Сокрушённо цокает языком.) Вдруг вот так сорваться…

Богдан. Получилось?

Макарий Потапович. Придётся вернуться к нашим методам…

Богдан. Добавить вам света?

Макарий Потапович (сунул голову в дыру). Женщина! Займитесь делом! Пора варить щи!

Богдан.  Ладно, Макарий Потапыч. Так уж распереживались.

Макарий Потапович. Наглая малявка. Видишь, как она нас всех развела!.. Придурки. Мы ещё напоремся.

 

Тянут с двух концов. Счёт метрам перевалил за сотню… Утонули в ситце, только глаза поблёскивают, как проблесковые маячки.

 

·        5.   Подъезд многоквартирного дома.

Слышно, как заработал лифт; чуть позже остановился на седьмом этаже. Раздвижные двери нехотя открываются, выпуская В и к е н т и я  И о с и ф о в и ч а. Позвякивая ключами, он направился к своей двери. С межэтажной площадки к нему сбегает Т и н а. В и к е н т и й  И о с и ф о в и ч обернулся, – непроизвольно отпрянул в сторону.

 

Викентий Иосифович. Вы кто? (Приглядывается.) Я же сказал, девушка: вам к Дарье Семёновне.

Тина (стараясь унять волнение). Извините. Как можно равнять вас и Дарью Семёновну? Развела вокруг себя такую секретность. «Тебе крышка, гадина! Сварочный электрод в кишечник хочешь?» И захлопнула дверь кабинета у меня перед самым носом.

Викентий Иосифович (пытается унять дёргающийся глаз). А что, был повод?.. Умеренно изученный факт, когда речь заходит о вопросах, которые задаёт Дарья Семёновна.

Тина. Надо же было мне явиться, когда у неё нет настроения.  

Викентий Иосифович. Я что-то не отследил... Вас Тина зовут? Да, но вы должны были прийти на приём в клинику. Понимаете разницу?

Тина. Извините, я вас долго не задержу. (Скрылась в темноте коридора. Возвращается со стулом.) Возьмите стул.

Викентий Иосифович. Зачем?

Тина. А то вы такие все обидчивые.

Викентий Иосифович. А, это интересно!.. Вот эта реплика мне почему-то нравится.

Тина. Послушайте дальше. Практический вопрос. Мне нужен Фенибут.

Викентий Иосифович. Вам ставил кто-то диагноз?

Тина. В аптеках Фенибут отпускают только по рецептам.

Викентий Иосифович. Чтоб нам не привлекать внимание соседей, позвольте тогда пригласить вас к себе. (Нетерпеливо подгоняет её рукой.)

 

Т и н а поманила его пальцем, заставив пригнуться, и стала что-то говорить ему на ухо.

 

Но я не могу вас в подъезде пользовать!

Тина. Позвольте, вам же звонил относительно меня Александр Михайлович.

Викентий Иосифович. Какой такой Александр Михайлович? А! Гадкорожий. Повадился ко мне в гости. Берёт книги.

Тина. Почитать?

Викентий Иосифович. Зачем вам Фенибут? Я помогу вопросом? Снять тревожность?

Тина. Поймите, не в моих интересах, чтобы у вас из-за меня были неприятности.

Викентий Иосифович (ещё раз внимательно огляделся). С чего бы им, спрашивается, быть?

Тина. Считаете, глупо я поступила. А?

Викентий Иосифович. Что тут скажешь. Пока никто не доказал!

Тина. Сказал злой голос! Как-то вы не интересно отвечаете!

Викентий Иосифович.  Ну будущее, девушка. Ложь раскрывается не только в поведении! Юнг, я от него это узнал. Зацикленность на отдельных мыслях даёт шлейф. А мы почему-то не изучаем эти вопросы.

Тина. Хватит на меня шикать.

Викентий Иосифович. Так, ну, хорошо. Если речь идёт о Фенибуте… Принимать Фенибут в каких-то случаях вовсе не обязательно. Найдите старый будильник. Разбирайте его и собирайте. Разбирайте и собирайте! (Ободряюще подмигнул.) Помогло? Мысль моя помогла? (Пожал Т и н е локоть.) Разбирайте и собирайте! (Рассмеялся, так что даже закашлялся.) Почему-то выключается болезненное воображение. Сам проверял. Милая! Приходите всё же ко мне на приём.

Тина. Организм дал сбой! Полный упадок! (Едва не плачет.) Сомневаетесь? Но почему?

 

Слышно, как этажом ниже открылась дверь на лестничную клетку, и тут же залаяла собака. Команда хозяина, и собака, обиженно зарычав, умолкла.

Вызванный кем-то лифт двинулся наконец вниз.

 

Викентий Иосифович. Вы первый раз меня здесь караулите?.. Кто-то исписал похабными словами стены.

 

Дверь в квартиру В и к е н т и я  И о с и ф о в и ч а  с шумом распахнулась и оттуда выскочил М а к а р и й  П о т а п о в и ч, будто его кто-то вытолкнул.

 

Макарий Потапович (нервно заправляет в кальсоны сбившийся халат). Гуляете на местности?.. Услышал через дверь ваш голосок, Викентий Иосифович. Сегодня не праздник? Нет? А то хочется. (Искоса поглядывает то на него, то на Т и н у. Ждёт.) Взял, да и дёрнул куда-то, главное. Клара Аркадьевна беспокоится. Что новое ты ещё придумал? Приглашай, наконец, девушку в квартиру. (Прошипел.) Не замечал за тобой.

Викентий Иосифович (нервно). Я занят, сам знаешь.

Макарий Потапович. Или отошли её обратно.

Викентий Иосифович.  Начинаете доставать своей активностью, Макарий Потапович.

Макарий Потапович. Я почему так вцепился? Не лишайте Клару Геннадьевну удовольствия напоить нас всех цейлонским чаем. Знаете ли, литературные чаепития и рецитации. Люблю. (Приглядывается к Т и н е.) Мы с вами знакомы?.. Неплохая память на лица… (Высматривает что-то во мраке коридора.) Дайте-ка вспомнить... (Прошёл на лестничную площадку и, перегнувшись через перила, заглянул в пролёт.) Сколько вас здесь набежало, двое? (Заметив стул, садится, с облегчением вытянув ноги.) Викентий Пафнутьевич! Поскольку прогресс не остановить… диванчик когда мне вам уступить? (С улыбкой посматривает, наклонив голову на бок.) Тут экзотики никакой нет. Берите инициативу! Синхронизируем часы. Потребуется одеяло и какая-нибудь подушка. (Услышав треньканье, извлекает из кармана халата мобильный телефон; присмотрелся к тексту на экране.) Реальные гады!.. К тебе, Викентий, пришло загадочное сообщение.

Викентий Иосифович. Дай сюда. (Отбирает у него телефон.) Где сообщение, не вижу!

Макарий Потапович. Так я что – обманщик, по-твоему?

Викентий Иосифович. Где сообщение, спрашиваю?!

Макарий Потапович. Тебе бы стоило продрать глаза!.. Действительно. (Виновато посмеивается.) Стёр! Приобретая навыки сегодня, теряю навыки, приобретённые вчера!.. О, вспомнил! «Требуем упорядочить коррупцию»! От тебя требуют! Вытирают ноги о твой коврик – все, кто хотят. А если сбегутся – в очередь? Если зажмут... в простенке. (Извлекает из-за пазухи банан.) Съешь, тебе будет лучше. Не нравится им, видишь ли, установление псевдо капиталистического общества по всей твоей квартире.

Викентий Иосифович. Не бери на крик! 

Макарий Потапович.  Кто начал?!

Викентий Иосифович. Хватит вола крутить. Ты смущаешь девушку.

Макарий Потапович. Ходит и обижается!

Викентий Иосифович. Вопиющая сообразительность.

Макарий Потапович. Извини, я не рассчитывал, что ты станешь забрасывать меня вопросами!

Викентий Иосифович. Означает именно то, что ты подумал!

Макарий Потапович.  Пожалуйста… У нас разные задачи!

 

Т и н а отпихнула их обоих, и убегает, перепрыгивая через ступеньки, вниз по лестнице.

 

·        6.   Штаб политической партии «Столбняк».

Д а м и р а нервно отвечает на телефонные звонки. Вдоль одной из стен свалены сломанные столы и стулья.

Дверь приоткрылась; со стороны коридора – приглушённый разговор. Входят растрёпанные Т и н а  и  В а х т а н г. Последним тащится Б о г д а н.

 

Вахтанг. Тело горит – под лопаткой. (Сбрасывает на пол порванный плащ.) Что, Дамира, посмотришь? По-видимому, каблуком приложились. Пригнулся: успел!а так бы голову проверили на прочность. (Пробует привязать связку наполненных гелием детских шариков (с выразительным рисунком кукиша) к спинке стула. Не удержал бечёвку, шарики улетают под потолок.)

Дамира. Полиция?

Вахтанг. Налетели бородатые «братки» и спровоцировали драку.

Дамира. Стой тихо, надо снять пиджак.

Вахтанг. Помоги Тине. Ищи аптечку. Полевая аптечка – самый востребованный в нашей партии реквизит.

Дамира. Тина! Ты в порядке? Где ты такой синяк отхватила?

 

Т и н а вцепилась в бутылку с минеральной водой. Отступив к столу, опёрлась на него, молчит. Раздражённым движением отбрасывает волосы, падающие ей на глаза.

 

Пошевели ногой. Больно? (Присев на корточки, изучает её опухшее колено.) Сейчас полечим.

Вахтанг. Помрём ведь, от йода! (Давится смехом.) Я на своём примере!

Богдан (накладывает повязку себе на голень). И опять же! Нас ждали! Это что – не утечка?

Вахтанг. Может, хорош уже? Предлагаешь версии, мы обсуждаем, – и в конце концов сам же и отвергаешь!

Богдан. До тебя смысл никак не доходит! Послушай, Вахтанг… У меня сегодня с юмором плохо. Поэтому я не склонен шутить.

Вахтанг. Кто такой этот «Юмор»? Что ты нам всё время про него вспоминаешь?

Богдан. Свяжешь одно с другим, и понимаешь… не сходится! Не то!

Вахтанг. Мало корпел!

Богдан. Не то чтобы я не знал ответ!

Вахтанг. Мог бы и потерпеть пустячную боль.

Богдан. При чём здесь «боль»?

Вахтанг. Ну, если у тебя в одном месте свербит…

Дамира (заканчивает перевязку, помогает Т и н е сесть). Юрист подготовил жалобу. По поводу задержания Веры и её ребят. Будешь править текст?

 

Т и н а – устало взглянула на Д а м и р у, и та не стала переспрашивать.

 

Да, и ещё. Информацию в социальных сетях и дружественных нам изданиях мы разместили.

Вахтанг. Протестные пикеты у здания суда предлагаю не сворачивать. Пять - семь человек. (Подвинул к себе вазу с фруктами.) И так – каждый день. Съем яблоко, как ни покажется это странным.

Дамира (бинтует Б о г д а н у ладонь). С утра звонят из наших региональных организаций. Пошла волна протестных акций.

Вахтанг. Больше шума – больше новых сторонников. Прорвёмся.

 

Б о г д а н – откинулся на спинку и мгновенно уснул.

 

Понятно, власть бесится. Не хочется им отдавать нам молодёжь. Месяц продержимся?..

Хорошо бы что-то такое экстренное сделать. Поможет трофей Веры: засвеченная «контора по распилу».

Дамира. Проглотят?

Вахтанг. Большой комок грязи!

Дамира. Задолженность по публикациям у нас. После того, как Веру арестовали.

Вахтанг. Приносит результаты! Запустим целую серию статей: веером. Я сам подключусь.

 

Т и н а, почувствовав взгляд В а х т а н г а, подняла глаза, и они понимающе улыбнулись другу другу.

Д а м и р а протягивает Т и н е бумаги на подпись.

 

Вахтанг Почему не получилось отбить наш пикет? (Тронул Б о г д а н а за плечо.) Ослабло здоровье в тот момент? Как ты оцениваешь работу «службы прикрытия»?

Богдан. Про вчера? (Распечатал глаз.) Если будут вязать так же, как сегодня: пачками… Слушай… Ты уже не в первый раз в отношении меня.

Вахтанг. Хватает людей?

Богдан. Людей, как раз, хватает.

 

Молчат. Сердито косятся друг на друга.

 

Тина. О чём ещё не спорили?.. Теперь этот начал.

Вахтанг. Природная злость. В этом моя индивидуальная каденция.

Тина. Сбавь дозу, я прошу.

Богдан. Хорошо, ты заставила его заткнуться.

Тина. Не надо мне подсказывать.

Богдан. Раньше в тебе ощущалась, помнишь, какая-то сталь.

Тина. Всего-то?

 

Молчат.

 

Улыбаются оба!.. улыбки совершенно отвратительные!

Вахтанг. Я сам себе такое же говорю.

Тина. Те немногие корпорации, которые раньше нам помогали, теперь, конечно, испарились. Не мелочь. Но всё же мы вышли на хороший уровень. Нас знают.

Богдан. «Хороший уровень». Такой термин?.. спортивный. (К В а х т а н г у.) Просто ты ещё не выучил.

Вахтанг. Не за ум тебя уважаю.

Богдан. Вот-вот. Удручающая мешанина.

Дамира. Завести нас хочешь?

Богдан (берёт её за запястье). Не заметила, что я поумнел?.. Успокойся, Дамира. Тебе мы, как раз, доверяем.

Дамира. С дозировкой перепутал? (Отдёрнула руку.) Со мной поосторожней!

Богдан. Ну, тогда спрошу ещё. Может, мы уже с монархистами (я имею в виду бывших гэбэшников)? Или с коммунистами? О чём меня не предупредили. Назад… то есть, вперёд к феодализму! У тех и у других разницы никакой.

Вахтанг. В какой пропорции весь этот текст твой с реальностью смешивать?

Богдан. Известно, чем заканчивается такая раздача. (Поглядывает искоса то на  В а х т а н г а, то на Т и н у.) Как в преферансе! Положим карты… да, без трёх!

 

Т и н а – движением плеч показала, чтоб он оставил её в покое.

 

А я ведь в серьёзную мысль забрёл. (К Т и н е.) Сколько времени осталось до выборов?.. Приходится определяться. Приходится мысли вкладывать, никуда не денешься!

Вахтанг. Сильней пронесёт!

Богдан. А что? Учитывая мой, много повидавший глаз…

Вахтанг. Проверочная вещь. Время у тебя течёт справа налево?

Богдан. Ну, это мы когда-нибудь узнаем.

Вахтанг. В моменте мне понравилось. Видимо, это нечто!

Богдан. Разберёмся!.. Ты первый узнаешь!

Дамира (пытается встать между ними). Зачем пережимать? Говорят и говорят: пугают разными способами, бесконечно и бестолково.

Вахтанг. Как-то само собой у тебя стало получаться. Удивительно.

Богдан. Да у меня по жизни на руках всегда козырь.

 

Т и н а, в какой-то растерянности наблюдавшая за ними всё это время, вдруг пошатнулась. Едва не потеряла равновесие. Старается сдержать рвотные позывы.

Д а м и р а наливает ей воды. Т и н а вцепилась в стакан. С виноватым выражением на лице попыталась улыбнуться.

 

Вахтанг (проводил её к стулу). Довольно много уже наговорили. Извини. Я не то что психую. Вот что можно с мозгами проделать.

 

Б о г д а н – хмуро наблюдает за ними. Взглянул на часы. Постукивает по стеклу циферблата. Поднёс часы к уху.

 

Дамира. Тикает?

Богдан. Нечему тикать.

Дамира. Не обманул...

 

Со стороны коридора – крики, хлопанье дверей. Слышится команда: «По техническим причинам просим покинуть здание!»

В дверь настойчиво стучат. «По техническим причинам просим покинуть здание!..»

 

·        7.   Камера женской тюрьмы.

Лязгнул ключ в замке. Перекошенная, слетевшая с одной петли дверь, преодолев сопротивление, приоткрылась. В образовавшуюся между дверью и косяком щель протискивается М а к а р и й П о т а п о в и ч; освещает пространство перед собой чадящей коптилкой. Одет в почерневшую от дыма форму пожарника, с пробитой на голове каской. Вслед за ним в щель протискивается Т и н а.

 

Макарий Потапович. Марухи! (Свистнул.) Принимайте пополнение! (Подталкивает Т и н у в спину.) Свеженько яблочко! С мороза! (Поднял коптилку над головой, присматривается.) Ноль реакции… (Спускается, чертыхаясь, по железной лестнице.) Шмон! Будем ставить всех на «растяжку»! (Дотащился до сваленных в углу старых матрасов.) Смотрящая! Будешь принимать пополнение?.. Гайка! Э! Подъём! Хватит дрыхнуть!

 

Из-под матрасов показались заспанное лицо В е р ы. Огляделась. Вдруг резко рванулась вперёд и запустила в М а к а р и я П о т а п о в и ч а сапогом. Тот инстинктивно отпрянул. Хохочет. Возвращает В е р е сапог.

На шум из-под матрасов выползает Д а м и р а.

 

Вера. Бьёшь понт? Чего разорался?!

Макарий Потапович (лукаво посмеивается). Извини… (Пнул ногой матрас.) А где Викентий Иосифович? Сбежал? (Сплюнул.) Завхоз не успевает двери менять.

Вера. Выгонишь его на мороз. Как же… Пригрелся в тоске. Нахлебник…

Макарий Потапович. Теперь буду следить лично. (Сунул голову под матрас.) Викентий Иосифович! Новое указание до тебя донесли?

 

Матрасы зашевелились. Ногами вперёд на свет выползает В и к е н т и й  И о с и ф о в и ч. Очумело трясёт головой.

 

Из-за оптимизации (слышал такое слово?) переводим тебя, милок, в наркодиспансер. Или другой вариант. Из-за недостаточного финансирования (Что, и слово «финансирование» не знаешь?)… сливой моторное масло, Викентий! тюрьмы массово закрываются! Главный психиатр-нарколог бьёт тревогу. Не соответствуем, видишь ли, мировым стандартам. (Сплюнул.) А теперь будем соответствовать!.. Но можем устроить тебе переезд в психушку, в общую палату.

 

В и к е н т и й  И о с и ф о в и ч –  задрав рубаху, вяло почёсывается.

 

Но это, милок, опять же: за отдельную плату. (Хохочет, не может остановиться.) Так как? Выездное мероприятие готовим? Предупреждаю: станешь противиться, отправим на хату: по месту прописки. Есть хоть куда? Квартирку ещё не пропил? (Обернулся. Машет рукой Т и н е, чтоб она не топталась у входа и спускалась к нему.)

Вера (сунула ему в руки листок бумаги). Тезисы набросала – для выступления на митинге. Почитай. Поправь.  

Макарий Потапович (прячет листок в карман). Когда я был акушером – не знаю, зачем мне это было нужно... (Чешет затылок.) Беда... Так что? Берём новенькую? Мотать срок в собачьей будке – на морозе. Расфасовали бабоньке туберкулёз.

Вера (хмуро поглядывает на Т и н у). Статья?

Макарий Потапович. Политическая она!

 

Т и н а – вышла на свет.

 

Вера. Вы видели? (Подкрепила жестом.) Видели? А кто ей платье такое посоветовал? (Скалится.) Коктейльное платье. Помнит, по-видимому, ещё ресторанные вечеринки.

Макарий Потапович. М-да… (Посмеивается.) Я лично... всецело. Женщину такая «безрукавка» украшает. Сердце мертвеет, когда догадаешься, в камере с моей оценкой согласятся немногие.

Дамира (оживлённо крутится возле Т и н ы). «Кишка» сшита на мою фигуру! Люблю такие штучки! У меня в шкафу тоже много чего такого живёт!

Вера. Заехала на тюрьму – фуфайка твоя одежда!.. А станешь упорствовать, подвесят к батарее, и ты, барыня, останешься без почек.

Макарий Потапович. Умеет разжечь воображение! Ты к ней прислушайся. (Подталкивает Т и н у вперёд.) Пора определяться. Закончим с формальностями. Кричи: «Камера! Дай имя!» Момент показать, что у тебя есть голос!

Тина (кричит; на первом же слоге сбилась, испугавшись своего голоса). Камера! Дай имя!

Макарий Потапович. Захочешь, не подтасуешь! Посмотрим, как пойдёт.

Дамира (скалится). «Губа»!

Макарий Потапович. Да, неплохо.

Викентий Иосифович (спрыгнул на пол, подтянул штаны).  «Кукла»!

Макарий Потапович. Ну, не то чтобы очень.

Дамира. «Банка»!

Макарий Потапович. Разве только ещё попробовать? (Встретив испуганный взгляд Т и н ы, подбадривающе кивнул.) Плохо, у тебя не было привычки читать надписи на заборах.

Дамира. «Гнедая»!

Макарий Потапович Для круглого счёта. Ещё разочек!

Викентий Иосифович.  «Трефа»!

Макарий Потапович. Да, это имя поинтересней.

Вера (обошла Т и н у, задев по пути плечом). Лесбиянка?.. Станешь.

Макарий Потапович. Э! Откуда такая «биография»?.. «Трефа». Так было б сильней.

Викентий Иосифович (прочихался). «Барыня»!

 

Т и н а вдруг натянуто рассмеялась.

 

Макарий Потапович (повеселел).  Как раз, то, что просили!

Вера. Вялая она. Молчит… Киса... (Ждёт, когда Т и н а поднимет глаза.) Думаю, из-за характера.

 

Неуверенные смешки.

 

Тина. Макарий Потапыч!.. (Пытается унять дрожь в руках.) Мы не опаздываем?

Макарий Потапович (старается поддержать её взглядом). Так, время есть.

 Вера. Выпученные глаза, неблагодарные. «Киса»!.. В масть! (Нашла рукой табуретку. Уселась напротив.) В цвет попали!

 

М а к а р и й П о т а п о в и ч сделал Т и н е знак молчать.

 

Цепляешься за жизнь?.. Вижу, поплыла. Сама была в похожем положении.

Тина. Я должна как-то ответить?

Вера. Кто это там булькает?! (Сорвалась с табуретки.) Ты с какого крыльца к нам спрыгнула?.. Ушла в гордость… Вернёмся опять к опыту Мордовии: хочешь попасть в цвет – должна стать для нас своей! 

Тина. Вот это попытаюсь.  

Вера. Плюс на минус – что-то останется и в твою пользу. Будешь моим спичрайтером! «Киса»... Тебя это имя задевает?.. Только я имею право быть здесь упёртой. Я держу камеру. У меня почти нет власти. Но моё слово – последнее.

 

М а к а р и й П о т а п о в и ч подошёл к  В е р е, успокаивающе пожал ей локоть и отошёл в сторону.

 

Будешь писать «текстухи». Для моего ансамбля песни и пляски имени Заратустры.

Тина. Разве я что-то сказала.

Вера. Задавать не больше двух вопросов.

Макарий Потапович (старается успокоить Т и н у жестом). Если заехала на тюрьму... (Развёл руками.) В тюрьме ничего не переписывают заново.

Тина. Я этим не обижена.

Макарий Потапович (хитро посмеивается). Она тебя провоцирует. Она не проверяет тебя – она уже дрессирует.  

Тина. Не так примитивно.

Вера. Жалуется?

Тина. Тебе надо позаниматься… над текстом. Небольшое одолжение, мне кажется.

 

М а к а р и й П о т а п о в и ч истерически хохотнул.

 

Сама такая. Тоже могу жёстко пошутить.

Вера. Зачем сказала?

Тина. Что ещё не запрещено?

Вера. До этого я ещё дойду.

Тина. Мой коронный удар – удар копытом!

 

Завязалась борьба. Вцепились друг другу в волосы. В е р а берёт Т и н у за горло и прижимает к стене.

М а к а р и й П о т а п о в и ч загасил коптилку и бросился вверх по лестнице. Стучит кулаком по двери. «Охрана!»… «Охрана!»

Дверная щель, благодаря чьим-то усилиям, расширилась. Темноту пробил ослепляющий луч. Дверь, не выдержав напора, слетает с последней петли и падает, оглушив сокамерников и подняв тучу пыли. И тут же в камеру повалили стадом охранники, застигнутые криками дерущихся, похоже, во время попойки. И потому представшие в довольно расхристанном виде. Последним идёт Б о г д а н, пинает перед собой картонную коробку. Наведя шмон, охранники растворились в темноте – словно бы прошли сквозь стену.

Какое-то время – прислушиваясь и приглядываясь – сокамерники приходят в себя.

 

Вера (наткнулась на брошенный фонарик. Берёт в руки, включает и подсвечивает пол у себя под ногами). Коробка. Я не буду вас обманывать. О! Бутыли. То, что я говорю, очень легко проверяется.

Викентий Иосифович. Если бутыли от охранников остались – значит, «Забористая».

Вера. Облизнись и забудь.

Дамира. Хочется вернуться домой человеком!  От самогонки всё-таки мышцы сводит.

Викентий Иосифович. Хватила через край. Так сейчас уже не говорят!

Вера. Мышцы сводит от «тюремного гамбургера».

Викентий Иосифович. Обменять на «Тройной»?.. Вернуться «в родную гавань»!

Вера. Распропагандировал…

Дамира. Может, сразу – на тазик с серной кислотой? Все женщины меня поймут.

Богдан (возникает из темноты). «Жидкость для чистки серебряных ложек»! Несколько золотых медалей! (Сбросил капюшон с головы (на плечи у него наброшен офицерский полевой плащ).) У меня запасы большие. Но стакан один. Надеюсь, не напугал вас этим сообщением.

Викентий Иосифович (похлопал себя плотоядно по заднице). С нашим-то опытом!

Богдан. Будем тиражировать гениальность! (Выбил ладонью пробку из бутыля.) Чик и нету! Эффект!.. не повторяйте этого.

 

Общее оживление. Компания дружно потянулась в сторону «логова». Застеснявшейся Т и н е помогают с двух сторон переступить через лужу. Подбадривая друг друга, заползают с ногами на матрасы.

Сбежав по лестнице, к ним присоединяется и М а к а р и й П о т а п о в и ч.

 

Вера. Всё-таки пролез он. Ты почему не в бахилах?

Макарий Потапович (обиженно). Я правильно понял: кулуары аристократического клуба?

Вера. Хотя бы слова понимай! Микроб от грязи дохнет. Даже микроб.

Макарий Потапович. Почутче со мной! Почутче!

 

Голоса из коридора: «Стой! Кто идёт?! – Свои!»

 

Итак, господа! Основное, обо что спотыкаюсь: после первой закусываем?

Вера. Опять он хочет вдолбить нам этот текст. Способ продемонстрировать вредность. Придумал себе развлечение...

Богдан. Когда-нибудь, Макарий, и до твоего мозга доберёмся!.. Гайка! Дёрни его за голову!.. О тебе, Макарий, говорим! Протри глаза. Про тебя наконец вспомнили.

Дамира (возбудилась). О! О!

Богдан. Съехали с этой темы!.. Викентий! Пробуй!

 

Следят за тем, как В и к е н т и й  И о с и ф о в и ч опрокинул в себя мутную жидкость из стакана. Крякнул.

 

Забористая?..  Кажется, штаны стали трещать. Нет?.. Дамира! Запевай!

Дамира (уже приготовилась: запрокинула голову и затянула любимую). «Ой, цветё-ёт кали-ина в поле у ручья-я. Парня мо-ло-до-го по-люби-ила-а я…»

 

Компания надрывно-экстатически подхватывает – теперь уже не стесняясь гнилых зубов: «Парня полюби-ила на свою беду-у. Не могу откры-ыться, слов я не найду…»

Сердитый голос из соседней камеры: «Дайте же человеку поспать!»

 

Макарий Потапович. Тс-с! Начальника тюрьмы разбудили! Гаси свет! (Шёпотом.) Разливай…

 

·        8.   Котельная в подмосковном санатории. Темно, освещён лишь пятачок у горящей топки.

Слышно, как кто-то пытается войти. Рванул дверь на себя. Под подошвами заскрипела угольная крошка. По металлической лестнице, осторожно ступая, спускается человек. Прошёл к светящейся сквозь неровные зазоры топке. Это В а х т н г. Потянув за ручку, раскрывает дверцы топки. Смотрит на огонь. Похлопал себя по карманам, – достаёт телефон и набирает номер.

К нему, из глубины котельной, мягко ступая, подходит Б о г д а н. В а х т а н г резко обернулся. Видит только контуры человека. Наконец узнал Б о г д а н а. Тот стоит, посмеивается.

 

Вахтанг. Тина не берёт трубку. Когда ты последний раз с ней разговаривал?

Богдан (не спешит отвечать). Вот как это называется: раскис.

Вахтанг. Ноги онемели, особенно в икрах. (Ищет, куда бы присесть.) Периферийным зрением заметил твой… силуэт. (Искоса поглядывает на Б о г д а н а.)

Богдан. И подставил мне спину.

 

Молчат.

 

Скучно с вами жить. (Посмотрел на  В а х т а н г а  со значением.)  Мы сами виноваты в своих бедах и неудачах – из-за недостатка интеллекта.

Вахтанг. Давай пример приведи, станет всё ясно.

Богдан. Хочется, знаешь ли, помыть тебя в такую минуту и накормить. (Посмеивается.) Вижу – стоит человек у огня. Подвернулся. И сразу – опа!  Пошла молотить фантазия! Не подойти ли со спины?.. Что тут у нас под рукой?  Металлический прут!..

Вахтанг (перебивает его). Давай хотя бы не пересказывать то, что ты говорил вчера.

Богдан. Куда подевать тело? Вот же! загрузить в топку!.. Так меня учили в артиллерии. Чистить ствол после каждой стрельбы.

Вахтанг. В некотором смысле смешно.

Богдан. Болезнь есть такая. НПМ. Предадим гласности?.. «Нулевой прирост мыслей».

Вахтанг. Злобно интерпретировал.

Богдан. Идёт естественный отбор! Надо обладать смелостью!.. Идея грубая, гуманитарная. Ты правила хоть подзубрил?

Вахтанг. Потом как-нибудь обязательно обсудим.

Богдан. И потому любой здоровый процесс всегда будет обеспечен свежими силами. Потому что так требует Эволюция.

Вахтанг. До чего вы, аналитики, докопались…

Богдан (перебивает его). У тебя было полно идей! Выдохся?

Вахтанг. Как? Я тоже?.. Если суммировать твои личные достижения – в том числе, в математике...

Богдан. Вопрос. Зачем жертвовать людьми, которые потом окажутся за решёткой?! Нам отрезали всё молодежное крыло партии. Во всяком случае весь руководящий состав.

 

Вахтанг. Проявил столько инициативы... Никто твои, так называемые начинания, не поддержит.

Богдан. «Чистый инстинкт», учат нас медики! Люди приходят в политику не для того, чтобы сидеть за решёткой. А потом дышать на жену и детей туберкулёзом.

 

В а х т а н г – готов был уже ответить, но рука непроизвольно потянулась в карман. Набирает и набирает телефонный номер на мобильном.

 

И потому большинство будет голосовать за меня! (Наблюдает за ним.) Представь, а если арестуют ещё и главного бухгалтера? Или уже арестовали? Ведь эта история с «грязными деньгами» – отличный повод. Ты понимаешь, что это означает?

 

В а х т а н г – рассеянно кивнул.

 

Будет вербовка! Мы знаем правду! Конечно, мы постараемся Дамиру отмазать. Хорошо, если она Тину не продаст. Вопрос. Как карта ляжет?.. Ведь эта проблема есть. Откуда они, наши провалы? (Услышав шорох, резко обернулся. Всматривается в темноту.) Работа штаба будет парализована окончательно. Высший пилотаж – рассказать вам так, чтоб было понятно!

Вахтанг. Ссоры, пока не завершатся выборы, не получится.

Богдан. Вот пример абсолютно упёртого человека!

Вахтанг (просматривая в памяти телефона тексты эсэмэсок, поднёс экран ближе к топке). Эту котельную ты нашёл?

Богдан. А догадайся! Нет, кто-то из родственников Дамиры работает здесь кочегаром. Тихое место. Двадцать километров от Москвы. Перевезём мебель, компьютеры... (ищет глазами свой портфель) надо только «сопли» к столбам протянуть: загнёмся ведь без электричества. (Передал В а х т а н г у пачку документов.) На нас давят! Во всяком случае, до тех пора пока не закончатся выборы. Платежи подвисли. Дело стоит. Подпиши за Тину.

 

В а х т а н г просматривает документы.

 

Юрист как раз пытается узнать: был ли арест Дамиры? (Сунул ему в руку шариковую ручку.) Можешь подделать её подпись? Академически интересно. Я не могу. Если ты не понял двойную шутку, получается, я напрасно рассказывал. Подписывай!

 

В темноте прорисовался и направился в их сторону человеческий силуэт. Всполох огня в топке осветил лицо Д а м и р ы. По-кошачьи ступая, она подошла к Б о г д а н у со спины. Резко подавшись вперёд, наносит ему удар по голове отрезком металлической трубы. Правая нога у Б о г д а н а подломилась, и он завалился на бок.  Д а м и р а склонилась и в ожесточении наносит ещё несколько ударов. Почувствовав на себе взгляд застывшего в оцепенении В а х т а н г а, разогнулась, бросает трубу в топку.

В а х т а н г – силится выдавить из себя какие-то слова.

 

Дамира (холодно). Придётся нажать как следует!.. чтоб пропихнуть его с головой в топку!

Вахтанг. А поговорить со мной?!

Дамира. «Голова». Ничего, что я так про крысу скажу? 

Вахтанг. Детали…

Дамира. Берём под мышки! Давай! Ты слева, я – справа!

Вахтанг. Всё так мгновенно случилось. На мозги – словно реактивчиком подействовали!.. До сих пор печёнка колотится.

Дамира. Помогай! У меня рука – подгибается. Сбросить всё на меня? Не стой столбом!

Вахтанг. Слушай… надо взглянуть… может, он ещё жив?

Дамира. Извини. Я не придумала ещё, что тебе ответить! (Открывает топку.) Не знаю! Не знаю и всё!

 

Долго возятся. Наконец протолкнули тело в огонь.

Пламя сразу заметно осело. Д а м и р а берёт в руки совковую лопату и подбрасывает уголь. Заметила застрявший среди обрезков арматуры портфель Богдана, швыряет его в топку, получив в лицо порцию дыма. Закашлялась.

 

Не надо всё время оглядываться. Хочешь, чтоб и я возбудилась твоим примером?

Вахтанг. Я – сумусошедший. Гы-гы-гы. И ты – сумусошедшая…

Дамира. Забываешь о моей женской мудрости.

Вахтанг. Не успеваю петь гимн в твою честь.

Дамира (закрывает дверцы топки). Просто взяла и вмешалась. Звони Тине! Нам надо собраться и очень хорошо продумать ситуацию. Потому что у тебя в голове опять что-то там не происходит.

Вахтанг. Экономь силу. (Набирает и набирает номер на мобильном.) Присвистываешь будто кобра… Тина! Ответь! Два слова. Возьми, пожалуйста, трубку!

 

 

Слышно, как из топки откликнулся на чей-то вызов телефон.


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter