"Либидо"

(синкретический би́-боп)


Краткая аннотация

     В сновидениях человек ведёт себя менее разумно и менее прилично, чем во время бодрствования. Зато способен куда более фанатично погружаться вглубь своих фобий. Всему виной – иррациональная страсть под названием либидо, инстинкт, – виновник большинства заморочек: его всегда либо слишком мало, либо слишком много.

     Обычно в той, иной форме существования, всё начинается и заканчивается хулиганством. У психоаналитиков, в связи с этим, сложилась  гипотеза: всему виной синдром чрезмерного мытья рук или, как версия, синдром навязчивых мыслей: вот она, лакмусовая бумажка! оказывается, ополчившись на злосчастный синдром мозг пытается снять напряжение. Со стороны разобраться во всём этом действе непросто: задействован искусственный тайный код – иррациональная сила либидо порождает целую серию метафор, проще говоря, пользуется исключительно языком символов.

     Так, любовь, величайшее и труднейшее из достижений человечества, продолжает оставаться загадочной и непостижимой.

     Становится стыдно за эти иррациональные, нездоровые проявления умственной деятельности.

  


Скачать
Текст на русском языке
Либидо.doc
Microsoft Word документ 283.0 KB

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА, в нашем случае – астральные  проекции физических тел, разной степени вредности:

 

Инна (она же – дворняга Жучка),

Ян муж Инны (он же – бродячий пёс Тузик),

Потомственный академик порчи и приворота (он жеПсихоаналитик Клык-Пацюра, он жеМальчик по вызову Хуч, он жеМедбрат Фон Бюлов),

Спиритический маг Ржа-Худоба (она жеСексопатолог Моника Сфорцини, она жеСанитарка Очумелова),

Гну-Цхы-Пфу скорее женщина, нежели мужчина,

Пфу-Цхы-Гну  – скорее мужчина, нежели женщина.

 

 

 

 

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:

 

экзистенциальные просторы коллективного подсознательного –  место, где проводятся опыты вне тела

 

 


Действие первое

·                        I.      Экзегеза бессвязностей и персевераций

Задворки психиатрической клиники.

Т у з и к  преследует   Ж у ч к у  в намерении дерзко её обнюхать.

 

Тузик. Гав!

Жучка. Р-р-рр. Тяв! Не надо. Не надо. Зачем это?

Тузик. Ну, пожалуйста, ты же сама хочешь. Ночь не спал. Думаешь, я бревно?

Жучка. А мне какое дело? Справишься. Другим ты то же самое говоришь?

Тузик. Ты боишься меня?.. Зря болтают.

Жучка. К чему сейчас об этом? (Держится настороженно: шерсть дыбом, хвост трубой.) Не прикасайся ко мне! И в таком месте! Ты ничего во мне не понимаешь! Думаешь, я простушка? (Отбежала на безопасное расстояние.) Твоё похотливое тявканье меня не пачкает!

Тузик. Зря заводишься!.. (Проводил её взглядом.) Опытная штучка. Один трёп.

Гну-Цхы-Пфу (из-за дерева). Опять лавры блекнут! Опять плохо настроился! Лихо взялся. (Выглядывает.) Ты погубишь себя!

 

Т у з и к   – принюхивается, вертит мордой по сторонам, стараясь обнаружить, откуда идёт голос.

 

Страдаешь? (Подкралась со стороны хвоста.) Слежу за тобой – комок слёз в горле.

Тузик. А что ты хочешь! На голодный желудок! Сегодня, и впрямь, кишку ну так крутит. Положить бы на зуб полтушки цыплака.

Гну-Цхы-Пфу. Вот бы и занялся!

Тузик. Тоже верно. Ну, тут ведь не угадаешь. И потом. Когда ж и повеселиться, если не в четверг.

Гну-Цхы-Пфу. Момент серьёзный. Пора поработать над тобой штрупелем.

Тузик. Смысл? Зачем крайности? Дай мне жить!

Гну-Цхы-Пфу. Хватит болтать. К ноге! Пора приспела!

Тузик. Хорош липнуть!

Гну-Цхы-Пфу. Сегодня я внедрю в тебя... репродуктивный опыт клопов.

Тузик. Кого?.. Странное желание. Что ж, можно как-нибудь обсудить. Хорошо, если б удалось.

Гну-Цхы-Пфу. Попалась мне вчера – повезло, – такая роскошная самка, сейчас просто ляжешь.

Тузик. Мерси! Самое оно!

Гну-Цхы-Пфу. А женихи как от неё тащатся – всех обаяла! Неужели это действительно так заводит?

Тузик.  Поменьше прозы!

Гну-Цхы-Пфу. Какой же ты всё-таки не любопытный скот!

Тузик. Ой, не задумываюсь я об этом! Для меня это слишком сложно.

Гну-Цхы-Пфу. Но хохма в другом: в тебе вдруг просыпается ответное шевеление! Эффект резонанса! «ОМ-ТАТ-САТ. ОМ-ТАТ-САТ. АУМ-ШАНТИ... ХАТ». Нереальная музыка! Голова танцует! У меня с этим просто катастрофа. (Т у з и к  сосредоточенно ловит блох у себя на животе.) Ой, вредный! Живо принял позу лотоса!

Тузик. Вот же спалился! Опять в похабели участвовать?

Гну-Цхы-Пфу. Зря ты сейчас это сказал.

Тузик. Нашла себе «пуделя»! Тяжёлый случай! Как всё навалилось. А заработаю я на этом? Вопрос!

Гну-Цхы-Пфу. Пожалуйста,  сегодня без комментариев.

Тузик. Куда гнать? Дай переварить эту новость!.. Ой, внизу живота что-то заныло. Попробуй тут сосредоточиться. Ох, мама, не слушался я тебя. Всё коряво! Так мне и надо!

Гну-Цхы-Пфу. Ведь интересно: познать ощущения самых искушённых! Отдаляй себя от первобытного состояния: пора!

Тузик. На что жизнь уходит!.. Мне тужиться, или ещё рано?

Гну-Цхы-Пфу. Пошути напоследок. Пошути.

Тузик. От этого слабит? Кровищи будет! Тиранит тайнами своими! Да! Делай интервалы. Плесни потом чего-нибудь в рот.

Гну-Цхы-Пфу (с инструментом в руке, напоминающем утюг). У-тю-тю-тю! Возбуждает?.. Морда! (Вкачивает в него сакральную энергию.) Получишь проценты – в виде снов!

Тузик. Неплохо... Неплохо... (Порывисто лизнул её в щёку.) Божественные ощущения! Таю! Поплыл... Сейчас какое время: день или ночь?.. Добавишь? Только по губам мазнула! Постой... Так в чём задумка – случаться с клопами? Меня же пацаны конкретно засмеют! Хочешь, чтоб и я сбрендил, проникая в собственные сексуальные импульсы? Дудки!

Гну-Цхы-Пфу. Ну, на шутку возразить нечего. Получишь ты опыт этот от Жучки своей, мымры? Очень сомневаюсь!

Тузик. Остаётся лишь оскорблённо улыбаться! Возможно, мы не умеем устраивать дело так красиво. Наконец, где взять столько мыслей? Пусть! Но у нас-то, как раз, всё сладится! Ещё не раз изомнём перину, с «курочкой»! (Осёкся под её взглядом. Надел деловито на нос тёмные очки. Бочком, бочком, простукивая перед собой палочкой, удаляется.) Подайте слепенькому… (Наткнулся на  П ф у - Ц х ы - Г н у.) Фу, зараза! (Обстучал его с головы до ног.) Слепой, что ли? Лезет по́д ноги! (Гордо удаляется.)

Гну-Цхы-Пфу. Терпеть обиды от «одноклеточных»… (Провожает  Т у з и к а  хмурым взглядом.)

Пфу-Цхы-Гну. А были ведь планы! (Подсмеивается.) Не сложилось!

Гну-Цхы-Пфу. Поджиться бы чем-то близким по уму. (Задумалась.)

Пфу-Цхы-Гну (поймал на себе её холодный взгляд). Но-но! Вопрос закрыт! Мы же поделили! Мои – прямоходящие, твои – остальная мелочь.

Гну-Цхы-Пфу. Не под твой аппетит! Не находишь, – криво как-то!

Пфу-Цхы-Гну. Всегда приходится «разнашивать»! Уж в этом я знаю толк!

Гну-Цхы-Пфу. Согласно теореме Биркгофа, разгадка даётся «решением Шварцшильда».

Пфу-Цхы-Гну. Ну, раз ты анонсировала обсуждение этой темы... Всё оказалось так, как мы были уверены: чем крупнее мозг, пропорционально туловищу, тем больше проблем – особенно сексуальных. Парадокс! Массу ума затратил! Им либо в теле надо прибавить, либо в мозгах убавить. Как-то так.

Гну-Цхы-Пфу. Я о другом!  Возни­кает вопрос: что делать с решением Керра-Ньюмена?

Пфу-Цхы-Гну. В координатах Бойера-Линдкви­ста?

Гну-Цхы-Пфу. От этой раздвоенности, представляешь, я даже в имени своём путаюсь. Что-то такое на букву «р». Ещё там где-то рядом стоит «корнеплод».

Пфу-Цхы-Гну. Редькина?.. Редиськина?.. Самому пришлось пережить нечто подобное! (Рассеянно берёт кусок арматуры, завязывает её в двойной узел.) Какой смысл подлаживаться под низшую форму жизни? Заперты в трёхмерном пространстве! Хавают картоху. Вида никакого.

Гну-Цхы-Пфу. Какая-то добрая душа уводит тебя мыслями совсем в другую сторону!

Пфу-Цхы-Гну. Не совсем понимаю, куда ведёт наш разговор!

Гну-Цхы-Пфу. Пфу-Цхы-Гну!.. Ты опять дышишь мне в затылок!

Пфу-Цхы-Гну. Гну-Цхы-Пфу!.. Вопрос закрыт! Мои – прямоходящие, твои – остальная мелочь!

Гну-Цхы-Пфу. Раньше ты был чуток к моим желаниям! (Развернулась и гордо удалилась.)

Пфу-Цхы-Гну. Прибегла к любимой уловке: умотала! Оставив последнее слово за собой! (С досады пнул кривой ногой воздух.) Как же меня пучит от их капусты! О, скрутило. (Поддёргивает спадающие штаны.) Кажется, мне нужно. (Врезался со всей дури в возникшую на его пути двуместную кровать... Прошёлся «мамаем» по спящим  И н н е  и      Я н у.) 

Инна (с трудом отрывает голову от подушки). Сбил. Сбил меня... дурак!.. Доходить до крайней точки... оставаться с этой болью, остатками возбуждения, с тоской и злостью в груди!

Ян. Спи!.. Впечатления не расплескать. (Нащупывает одеяло, чтоб накрыться.) Не повторяем ошибок. Не знаешь, как реагировать, – на всякий случай перекрестись.

 

·                       II.      Магические практики у Отяпы

«Схрон-гадалище» Потомственного академика порчи и приворота.

Г н у - Ц х ы - П ф у (в обрядовом наряде) прихорашивается перед зеркалом.

 

Пфу-Цхы-Гну (возник у неё за спиной). Трепещи, женщина! Я – Главный Мпунгу Пало Майомбе! Вулканическая лава – моё дыхание. Повелитель любовных лихорадок и автомобильных аварий! Я должен принести жертву – и я сделаю это! Признавайся: где ты зарыла мою кастрированную крысу?!

Гну-Цхы-Пфу. Замри! Не вздумай оборачиваться! У тебя за спиной – ой... Главный Мпунгу Пало Майомбе! Одно движение, и он сделает страшное!

Пфу-Цхы-Гну. Главный Мпунгу? (Замер с полураскрытым ртом.) Пало Майомбе?.. Если ты будешь мучить мой разум, раздвигая его границы… Сейчас ты по ту сторону своей мысли или по эту?.. Боже, как я взволнован.

Гну-Цхы-Пфу. Слышишь голос Мпунгу? (Подпихивает его коленкой.) Ты что наделал?! Зачем обернулся?..  Осторожно – всю меня изомнёшь! В зеркало на себя смотрел? «Вырядился». Видик у тебя… припанкованный.

Пфу-Цхы-Гну. «Серость»... (Бонтон в осанке.) Самец! Ритуальная красота! А! Кругом зависть.

Гну-Цхы-Пфу. Так ты нарядился для меня?.. Какой ты сегодня милый! Накажи меня, пожалуйста. Нет, накажи. Характер портится. Смолоду в хорошие руки не попала. У, как стильно шузы у тебя зашнурованы. Срубил ты меня. Класс!

Пфу-Цхы-Гну. Иногда что-то удаётся. (Извлекает из кармана изжёванный окурок; засмолил.) Третий день так хожу. Не все, правда, это замечают.

 

Дверь во внутренние покои со скрипом приоткрылась. Из полутьмы показалась голова   И н н ы.

 

Инна. Вот же угораздило меня. (Ждёт.) Эй. Ку-ку! (Но отозвалось только эхо.) А где хозяин, – съели? (Споткнулась о брошенный ботинок.) Один башмак от него уцелел! (Дверь шкафа сердито приоткрылась.) Ой! Мамочки!

Академик (из шкафа). Тсс! Ходь ко мне!.. Бери свечку. Намоленная. (Осмотрел комнату, и лишь тогда решился выйти.) Держись меня! Всегда рядом!

Инна. Вы тоже заметили? Возникли прямо из ничего! Мрак!.. У меня и так правое полушарие с левым не в ладах: расчленёнка мозга. Проснёшься, вся мокрая, и бродишь по квартире, одевшись привидением.

Академик. У всех так! Народ пошёл хлипкий, сырой.

Инна. Я и говорю: ужас. Такая фантазия богатая, хоть не засыпай.

Академик. Что ж ты тика́ла, не ведая от кого!

Инна. Было у меня время соображать!.. Так! На всякий случай!

Академик. Проказят они грубо! в смысле, лишь дай! Свиное ухо на заплатку не просил?

Инна. Постойте! Они ещё здесь?!

 

А к а д е м и к  – устало кивнул.

 

А кто это был? Заметила двоих! Не... черти же?

Академик. Видишь, ты в курсе!

Инна (нервно ищет глазами). Непростой юмор...

Академик. Нежить!.. (начинает кропить перед собой водой) отяпа! По копытам видно, с какой их сдёрнули печки!

 

Нервно вслушиваются. Заорали дурными голосами. Спасаются в шкафу.

 

Свят, свят… Рот закрой; перекрести! Проскочат меж зубов, и станут брюхо грызть изнутри: аукать! Тянутся к тёплой крови, такой закон!

Инна (шёпотом). Что ж вы их здесь развели: табунами ходят, об них чуть ли не спотыкаешься! Ещё и людей к себе на приём приглашаете!.. «Потомственный академик порчи и приворота».

Академик. Посбавь голос, посбавь... очень-то! (Чутко прислушивается.) Рассердятся, так в сердцах залютуют. Мигом рожу набок сомнут: эти способные! (Рассчитав момент, распахнул настежь дверь шкафа.) Бери плеть! Хлещи по всем углам! Авось как-нибудь попадём в лукавого!

Инна. Не собираюсь я вливаться в ваше дело! Тем более, я не умею. Я лучше у вас за спиной постою. Так мне будет лучше видно.

Академик (хлещет плетью). Уп-са, уп-на! изыди, сатана! Всыплем горячих! Рвань клетчатая! Уп-са, уп-на!

Инна. Боже, не боится!.. А можно мне фигу из пальцев сложить? Так бабушка учила; не стану ничего придумывать! А то ведь болтаюсь где-то у вас в тылу: индивидуально не защищённая!

Академик. Всю ночь пировали с развалом, артелью! Небось, и в карты – с передержкой, подтасовкой. Уп-са, уп-на! изыди, сатана! Вот с похмелья и устроили затейные проказы! Цоп! Пхнул меня так – едва дыхание собрал. Волосы на голове кустом встали! Матёрый.

Инна. Стесняюсь сказать. Они сейчас вообще озвереют! Ведь больно!

Академик. Из-за спины-то выйди – слово заговорное надо на ветер бросать. Повторяй за мной: «Сохрани нас от дурного глаза... От соседей слева и справа... спереди и сзади... От людей, родившихся в субботу, воскресение, понедельник, вторник, сре…» (Замер.)

Инна. Уже всё? можно дать руке покой? Палец занемел...

Академик (поскрёб подбородок). Пока воем не заревут, так измозолишься. Только тогда, считай, дело и сделал. А уж удастся плюнуть ему в пупок – тут он и вовсе силу теряет. Ну? Будто б не слышно? Присмирели. Плёткой перепало кому.

Инна. Я, для понимания, тоже ощутила! Когда фигой по углам тыкала! Энергетический выброс из пальца! Я это умею: посылать пассы. Кванты энергии.

Академик (ритуально зажигает восковую свечу). Мы знаем этот аргумент. Но спросят 5 долларов – плати. (Доверительно.) Садись, свет. Определять будем. Вишь как ходит за тобой лихоманка!.. от лихой ли порчи, злого насыла, напуска, наговора, родового проклятия или чар. Правильно говорят: человека спасает не голова, а ноги! И уговаривать не надо, так прямо вихрем в шкаф и унесли! Потому – зелье у меня там. Ладан, коренья наговоренные: след древности. Тем и спасся. Туды уж не сунутся.

Инна. Хотела успеть спросить. Может, справа в двух метрах, ещё безопасней? Нет? (Стол, за которым они расположились, неожиданно дёрнулся.) Меня что смущает? Я понимаю – некая особая реальность, паранормальный мир, явления тоже, сюр. Но разве бывают черти одеты по сенегальской моде?

Академик. Сменят шкурку – рыло на себя чужое наденут... рожки спрячут, хвост подогнут... (Не даёт столу раскачиваться.) Но выдаёт их всегда сиплый голос. А то и вовсе чёрным вороном каркнет. (Ловко запрыгнул на стол; распластался, – удерживает стол всем своим телом.) От человека отличается только тем, что не имеет тени!

Инна (свалив стул, отскочила в сторону). Клетки мозга так тормозят!.. Биополе ужасно противное!

Академик. Звенит в левом ухе?

Инна. Сейчас будто бы нет.

Академик. Ну, тогда он от плётки ещё не отошёл. Ведь тоже вот народ: казалось бы, живи да радуйся. Ан нет, залижет раны, и полез опять на рожон. И, может статься, окажешься ты не здесь, рядом со мной, а на сучке белой акации, с еловой шишкой в руке вместо свечи. (Стол  ходуном ходит.) Растрёпы и нечёсы, вызвонят они мне рёвом всю округу! Дана им минута в сутки, когда они действительно в силе! Но и на них мы найдём заклятый порошок! (Соскочил на пол.) Что им не терпится! Гнилого гороха объелись?! (Тыркнулся было в шкаф, – дверь не поддалась. Заметался. Спрятался за край стола.) Влипли мы с тобой, девка!.. Вещь непредсказуемая, извини.

Инна (вжалась в стену). Сколько живу, (голос отказал) а только теперь увидела... чёрта.

Академик. Размах ушей – заденет,  с ног собьёт!.. Забавляются от скуки, по свойству своего нрава!

 

 Из-под полога скатерти показалась голова  Г н у - Ц х ы - П ф у.

 

Не по мелочи гуляют! Если не убежишь, умеючи, задом наперёд – у! румянец во всю щёку!

 

 Бегают вокруг стола, на четвереньках, по часовой стрелке:  Г н у - Ц х ы - П ф у  с одной стороны,  А к а д е м и к  – с другой.

П ф у - Ц х ы - Г н у  не стал испытывать судьбу – юркнул в первую попавшуюся дверь (то есть в шкаф).

 

 Рассказывать о том надо… шёпотом, и не к ночи! (Столкнулся лбом  с  Г н у - Ц х ы - П ф у. Заорал диким голосом.)

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  – заметалась. Увидев за приоткрывшейся дверью шкафа голову  П ф у - Ц х ы - Г н у, нырнула к нему.

  

Всегда парочкой! (Прикрыл дверь шкафа. Прижался ухом. Прислушивается.) Чего-то там орудуют!.. Форсировать, или подождём? Сколько им времени понадобиться, чтобы подгрызть весь мой запас ладана и кореньев?.. Он будет у тебя какой натуры, холодной и влажной? Запамятовал, почтенного имени его не знаю… Муж!

Инна. «Повелитель Семени»!.. Короновали на Гаити! Подозреваю, местные путаны.

Академик. Да ну!

Инна. Известная личность в определённых кругах!.. Как излечить его от вранья!

Академик. О как! Так я против него... «коровья лепёшка»! У, он в иерархии будет повыше!

 

Толчок в дверь – один, другой.

 

Будя вам там, будя!

Инна. Нет, не могу я в такой обстановке лечиться. Вся на нервах.

Академик. Да, так просто здесь не отчураешься! Был у меня приготовлен порошок заклятый, к случаю. Настоящее, природное. Следи! Так отваляю – с радости гимн петь будут! Дуриком проскочим! Привыкшие! Опять на душе интересно! Лепота! Авось пронесёт!

Инна. Просто кожей ощущаешь, как окунаешься в состояние глубокой дебильности!

Академик.  Гнездо! – ага... На жилплощади моей свили! Подсекали за нами! Чую, пованивает! Эх, порошок заклятый ведь там, в шкафу остался!.. Будем пробиваться, али как? И если пробиваться, то куда?

Инна. Делайте, что хотите!

Академик. Пробиваться?!

 

Пятятся.

 

Пфу-Цхы-Гну (просунулся головой из шкафа). Чего ты пристал?.. земляк! Мы трогали тебя?  Г н у - Ц х ы - П ф у.) Мы трогали его?

Академик. «Козу» делай! (Помог  И н н е  сложить пальцы как следует.) Отступаем к окну!

Пфу-Цхы-Гну (вылез из шкафа, держась с  Г н у - Ц х ы - П ф у  за руки). Кореш, мухоморов объелся? Подожди придуриваться!

Академик. Чурай их, чурай! Брысь!.. Врасплох берут... Место! Место!!

Гну-Цхы-Пфу. К чему это он? (присела от страха) думаешь – к добру? Может, тикать пора? Ай, примет местных не знаем!

Пфу-Цхы-Гну. Просто кретин, действительно! Чмо! «Ку-ку» в десятой степени! Сбил меня с плану! Посылает жёстко!.. Земляк! Нам бы только щёлку, через которую тайна видна!.. попасть в мир звуков!.. вход потайной, где забавам нет конца!

Академик. Отцы и деды не посрамились! Не посрамимся и мы! Отходим кучно! Спрячемся в круг магический… пускай финтят – на-кося! рот глиной не забьют. Даст бог, продержимся!

Гну-Цхы-Пфу. А ведь его не унять... (Всхлипнула.) Видно, он не готов к вопросам.

Академик. Припасено у меня – в шкафу, – гороховый стручок о девяти горошинах – средство, перед которым ничто не устоит! (Надуваясь и багровея.) Заплюю, затопчу, затрамбую: корёжить будет и ломать, все посинеете, язык раздутый вывалится наружу, и не сможете спрятать его!..

Пфу-Цхы-Гну. Мы тоже не со сливного бачка рухнули! На мне, с прошлого моего воплощения, висят три трупа! И две целки!

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  внимательно посмотрела на него.

 

Ну, может, чуть меньше. Это я нечаянно выдумал!.. Накрыть его медным тазом?! Мне терять нечего!

Академик. Лети, милая, к шкафу! Пропадём!.. Всё доставай: золу осиновую, разрыв-траву, любжу!..

Инна. Пошли отсюда! Кыш. Кыш! (Свалилась в нервную икоту, которая сама собой переходит в лай. Хватает, что под руку ни попадётся, и бросает наугад. В истерике укусила  А к а д е м и к а  в плечо; тот от неожиданности взвыл в голос. Всхлипывая, поглаживает раненое плечо.)

 

Слышится команда: «Товсь!»  Прижавшись, живот к спине,  Г н у - Ц х ы - П ф у  и   П ф у - Ц х ы - Г н у наступают боком на противника, грозно выбрасывая левую ногу и быстро подтягивая правую: «О! Оп! Опф! Опфс! Опфст! Опфстх! Опфстхч!!»

 

Академик (принимает стойку языческого воина). Уп-ма, уп-ла, яд-рё-на смола! Рог в шкафу ищи! Труби в рог! О, голова по привычке работает! С туза козырнём! ОМ-ТАТ-САТ. ОМ-ТАТ-САТ... Дай им сто вольт!

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  и  П ф у - Ц х ы - Г н у:  «Ю! Юм! Юмх! Юмхр! Юмхрд! Юмхрдтч!!»

 

Уп-тху, уп-хчи! АУМ... ШАНТИ... ХАТ. (Ритуально распыляет таинственные разноцветные порошки.) Не дадимся. Шалишь! Нас много! Сноровкой возьмём!!

 

Рваный голос рога! И тут же... Сидевшие в засаде: лай,  мяуканье, петушиное пение, лошадиное ржание. Окна растворяются и затворяются, опрокидывается мебель, бьются стёкла. Шалые всполохи света.

 

Уп-тсы, уп-тсу, уп-хря, уп-лсу, уп-фо, уп-чу, всю хворь растопчу! Выдвигайся вправо! Перебежками!  Вкось... наперерез! Дуй! Поддержи меня манёвром!!

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  и   П ф у - Ц х ы - Г н у  – наступают, звучно топоча задубелыми ступнями по паркету: «Чб! Чв! Чжз!! Чпз!! Чфз!!! Чхз!!! Чцпщжхшф-у-уууу!!!!»

Вконец обезумевшая,  И н н а, смяв вражеский строй, хорошей рысцой убегает.

 

Стой! Куда?! А деньги?!.. В лицо я тебя запомнил!..  Ну, пропало дело.

 

·                       III.     Романтическое свидание с Приапом

«Астральная обитель»  спиритического мага Ржи-Худобы.

Звонят в дверь. Никто не реагирует. Появляется  Г н у - Ц х ы - П ф у  – передвигается на цыпочках. Заглянула в глазок. Отпирает дверь.

 

Пфу-Цхы-Гну (приложил руку к фуражке). Участковый... (икнул) Ухо! Обход участка! Я правильно ошибся, квартира спиритического мага Ржа-Худобы?..  Или вот так: Ржи-Худобы...  произнести – и то непросто! Нет, скорее вот так: Ржу-Худоба!  

Гну-Цхы-Пфу. Ну. Дальше-дальше. Когда секс-то уже будет?

Пфу-Цхы-Гну (попятился и взялся за ручку двери). Как вы сказали?.. Прослушал...

Гну-Цхы-Пфу. Участковая Ухо! (Лихо отдаёт честь.) Так, мимо шла!

Пфу-Цхы-Гну. Па-просил бы!.. Предъявите, гражданка, свою физиомордию!

Гну-Цхы-Пфу. А если попробовать договориться?

Пфу-Цхы-Гну. В профиль! Теперь в фас! Опять в профиль! В три четверти!.. Что-то вы мне никого не напоминаете... (Озирается. Весь на нервах.) «Фиалка! Я – Ястреб!» Приём!

Гну-Цхы-Пфу. Может, «кваску»?.. тяпнуть с дороги! Вижу – не обошли человека сражения. Без огласки, конечно. (Встала между ним и дверью.) Разгонный стакашек! Просто легче станет дышать!

Пфу-Цхы-Гну. Поступила ориентировка. На моём участке обильно следят черти! Я это отмёл сразу. Не сезон! У них брачный период по расчётам позже. И климат для них у нас болотистый. Муха пошла злая…

Гну-Цхы-Пфу. В точку! Это есть.

Пфу-Цхы-Гну. Чтоб разогнуть мне извилины, некоторым придётся ох как ещё потрудиться! Потому – мозг мой перпендикулярно устроен.

 

Гну-Цхы-Пфу  – поддержала его улыбкой.

 

Собственно, я к тому, что хулиганство растёт!

Гну-Цхы-Пфу. Мы разве поставлены сюда навоз клевать?.. Как-никак это связывает!

Пфу-Цхы-Гну. Так-то оно так!  (Вглядывается в мглу комнаты.) Она в хорошем настроении? Говори как есть! Медитирует? Кого вызывает?

Гну-Цхы-Пфу. Приапа!

Пфу-Цхы-Гну. Ой, леденящая подробность.

Гну-Цхы-Пфу. Прикинем расклад сил. Плюс твоей мысли на минус моей даёт ноль!

Пфу-Цхы-Гну. Ну, выглядит по-своему достойно! Эх, сейчас бы в тенёк. Топорщит паранойя! Как чувствовал! Не всем годится в пищу! – я про это.

 

Из курящегося дымом «ритуального сосуда Нганга» показалась всклоченная голова  Р ж и - Х у д о б ы.  Зевает. В недоумении осмотрелась.

 

Ржа-Худоба. Ой, погано! Голова буквально раскалывается... Ничего не помню! (Обнюхала пальцы, добравшись носом до локтя.) Была на открытии модного рыбного ресторана… Порадовало, собрались люди одного круга, и разговоры не умолкали до утра. Повар-француз – побаловал нас вкусными блюдами. (Выбирается наружу.) Паразит, на смерть едва не отравил. Бернар!.. Или нет? С кем же я там была?.. Фу! Воняет, словно в рязанском борделе... Бернар! Ты здесь? Где этот пройдоха?!

Ян (показался из соседнего ритуального сосуда). Если не подвергать испытанию рассудок, последний месяц вы звали меня... Яном.

Ржа-Худоба. Как, сегодня разве не пятница?.. Действительно. Чего я тогда имела в виду?

Ян (прислушивается). Э! Кажется, получилось! Голоса!.. вибрации! Только б характера хватило!.. (ничего, что я говорю слово: вибрации). Были где-то вдалеке. Ближе! Уже рядом!

Ржа-Худоба. Они нас никогда и не покидали! Человек постоянно окружён духами. Как окружён он миллионами бактерий и прочей мелюзгой. Гонг собирает всех к завтраку.

Ян. Ощущения запредельные, кто спорит. Расщеплённость такая...

Ржа-Худоба (назидательно). Не для баловства!

Ян. В порядке дискуссии!.. Две мысли были, и обе забыл. А! Может, пора нам входить в контакт?

Ржа-Худоба. Погрузись в сосуд по плечи и подготовься!

Ян. Приманки погуще! Погуще! Обидно будет упустить из рук!

Ржа-Худоба (отрешённо). Голос духа дойдёт до тебя через медиума. Не оборачивайся – глаза потеряешь! С другими занят. Ещё не пора. Какая я развратная! О чём я думаю!

Ян. Так мы стоим в очереди?

 

Темноту разрезал луч прожектора, высветив зыбкую дорожку.

 Прямо на глазах происходит акт агрессии: дорожка оккупирована психоаналитиком  К л ы к - П а ц ю р о й  и двумя его ассистентами:  Г н у - Ц х ы - П ф у  и  П ф у - Ц х ы - Г н у.  В хорошем темпе все трое начинают закручивать своё действие.

 

Гну-Цхы-Пфу. К винту!

 

К л ы к - П а ц ю р а  бодренько занял место на носилках. Принял позу эмбриона, спрятав лицо в ладонях. Махнул платком. Носилки приподнимают.

 

Пфу-Цхы-Гну. От винта!

 

Вываливают  К л ы к – П а ц ю р у, как мешок с опилками, на пол.

 

Клык-Пацюра. Следовать внутреннему импульсу! (Икает от счастья.) Не так хорошо, как могло бы быть! Так, отдельные шевеления. (Потирает ушибленную ногу.) Проблему коленей тоже надо как-то решать.

Гну-Цхы-Пфу. Господи, не боится!

Пфу-Цхы-Гну. Совсем расчувствовался...

Клык-Пацюра. Я кричал?.. Акт – мистический! Залить радостью! Заставить пульсировать каждую клетку тела! Справимся, проанализируем. Материал опубликуем.

Пфу-Цхы-Гну. Любите вы, профессор, применять свои знания на практике!

Клык-Пацюра. Милый!.. Оргазм требует определённой агрессивности!

Пфу-Цхы-Гну. С этим у меня слабовато. Началось ещё тогда, когда я был девочкой.

Клык-Пацюра. Ум перегружен! (Попробовал приподняться.) Неискреннее существо, полное страха! Страха перед проявлением непроизвольных живых реакций!

Пфу-Цхы-Гну. Знающие люди говорят: недобор с романтизмом.

Клык-Пацюра. «Романтизм». (Хмыкнул.) Не на тех дрожжах надо поднимать!

Гну-Цхы-Пфу. Зажимаете нас, профессор!..

Клык-Пацюра. Плохо уронили меня на пол, ушлёпки! Сегодня вы с ленцой!

Пфу-Цхы-Гну. Нет, с каждым разом получается всё лучше.

Гну-Цхы-Пфу. Не на того наехал!..  К винту!

Клык-Пацюра. О! Пошла жёсткая готика! (Принял позу эмбриона, спрятав лицо в ладонях.) Добавьте побольше пролетарской сознательности!

 

Раскачивая носилками, ассистенты уносят  К л ы к - П а ц ю р у  в малолюдный тёмный угол. Слышится хулиганская команда: «От винтаа-а!»

 Прожектор гаснет.

 

Ян. По-видимому, тут кто-то есть! (Поперхнулся.) Или нет? Фу! В глотку будто цемента насыпали!.. Не понял, так мы стоим в очереди? А если откошмариться с кем-то другим, – попытать счастья с тем, кто свободен: пересесть на другой поезд...

Ржа-Худоба. С таким настроением как раз и попадёшь в лапы духа-насмешника. Явится, с копытами и рогами. Пристанет, как зараза. И будет травить своими тленными флюидами: расставит сети твоему легкомыслию!

Ян (следит за ней). Ну? Ещё не развиднелось?

Ржа-Худоба (глаза закатились, одеревенела). Чу!.. «Здесь ли ты?»… «Желаешь говорить со мной?»… «Можешь заставить меня писать?» (Рука её начинает скользить по бумаге.) Читай за мной! Не отставай!

Ян (заглядывает к ней через плечо). Понял!.. собрал глаза в кучку! (Считывает с кончика пера загадочные письмена.) «E nle oo rami o./ Be ekolo ba juba ile a lanu./ Omode ki ijuba ki iba pa a. Egun mo... (сбился, старается разобрать неразборчивую фразу) ki e o»… Решусь, решусь сегодня на дерзкий поступок! «J`epo a t`ayie sola n`igbale./ Omo a t`ayie sola n-igbale./ Ori Egun, mo dupe./ Ire omo, ire owo, ire agbo ato». Чертяки! Всё же умеют они завести! «Orun, ni kyo ma-bba wyon je»... Тончайший слой! Рефлексию восприятия ломают грамотно!

Ржа-Худоба (устало откинулась). Сегодня он душевно отнёсся!.. Свой, бесконечно свой!.. Слёзы местами наворачивались.

Ян (потный от счастья). Это ценное! Хочется удариться в мистику по уши!

Ржа-Худоба. Какой мощный свет отбросил! – вибрации, которые тянутся к звёздам! Будешь ещё неделю жить с перепадами давления в голове: извилины, чтоб знал, он развернул тебе строго по сторонам света.

Ян. Йа-йа-ро! Поставил душу на роковую эту карту! (Онемел, заметив движущиеся на него семиметровые косматые тени.) Ещё не легче!..

Ржа-Худоба. Да не стучи зубами, изверг! Говори!

Ян. Духи явились! Приап! с компаньоном!.. По вызову! Попользоваться ароматом живого цветка: пыльцу обтрясти! – тяжёлые предчувствия на этот счёт. Интимные жесты делает! – даже как-то оскорбительно.

Пфу-Цхы-Гну (кинулся из темноты в ноги к  Р ж е - Х у д о б е). Спасай!.. Путаюсь! Всё перепробовал! Мужчина я или женщина?.. Я догадлив! Про меня ещё заговорят!

Ян (вскрикнул). Он! Тот! Преследует меня повсюду! «Болтливая пасть»! Я его узнал! (Пятится, наступил кому-то на ногу. Кричит дурным голосом.)

Ржа-Худоба. Правда, слушай. (Осеклась.) Ходит за тобой следом. Обряд чёрной магии!.. Собственные ласки его уже не заводят! О, даже удивилась своему пониманию!

Ян. Чтоб потоптаться по моей тени – ногой придавить!

Ржа-Худоба. Постой! А что, если это и есть твоё предыдущее воплощение? Разливай! Так закошмаримся! Тост! «С нами транс!» Это хороший диагноз. (Хохочет.) Мы с вами из одной бездны!

Пфу-Цхы-Гну (сияет, просветлённый). Я готов. Веди! В бездну!.. Сгореть в экстазе... Назревает!

Ян (обречённо). Дело шло к выписке…

Ржа-Худоба. Ты наш, наш! Нежный, годишься для этого! Выстраивайтесь за мной: след в след! Концентрация взгляда на затылок! Повторяем: Мандала!.. Мандала!

 

 Бредут, ритмично подплясывая; рука одного – на плечах другого.

 

Мандала!.. Мандала!..

 

Действие второе

·                           IY.   По ту сторону удовольствия

 Кабинет сексопатолога  М о н и к и  С ф о р ц и н и.

 С ф о р ц и н и – на полу: медитирует, скрутив тело подобно мандрапапупе, то есть в «позе чокнутого лотоса».

 

Сфорцини (замерла. Поводила глазами по сторонам. Резко обернулась). Сколько дают за растление сексопатологов?.. Если её не отогнать... Вон! Моментально вон!.. Да, это нервное. (Теряет сознание.)

Гну-Цхы-Пфу (крадётся на цыпочках). Во сне вы очень другая, это правда. (Склонилась над ней.) Чуть что, сразу улепётываете. Я даже не ожидала такой реакции. (Села на  С ф о р ц и н и  сверху; сводит и разводит ей руки.) Вы добрая. А я, наверное, злая. (Достаёт из кармана блокнот.) Поймите, для меня изучение моего сексуального ландшафта... какие зоны реагируют на почёсывание, какие – на покусывание… (Борется со слезами.) Извините, что таскаю мысли свои за собой. Просто ужас берёт, стоит только подумать, как много чего не достаёт в организме! Как я тогда страдала. Тогда впервые сердце сжалось!..

Сфорцини (не приходя в сознание). Опять этот холодный сквозняк! Пнёт сзади – и спрячется: в своё пространство! На этой почве дружу только с кошмарами.

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  – обмахивает её медицинской картой.

 

Только не фиксироваться! Только не фиксироваться!.. Преодолевай навязчивые страхи!

Пфу-Цхы-Гну (влетает). Тёплое движение в себе ощутил! (Дышит ненасытно.) У, какие разные эксперименты любопытные намечаются.

Гну-Цхы-Пфу. Настроился?.. Старался?

Пфу-Цхы-Гну (забегает с разных сторон: вне себя от энергии). Смешная подробность: коленки вспотели... знаешь, чуть-чуть! (Прилёг рядом с  С ф о р ц и н и.) По разделениям: делай – раз! (Забросил ногу к ней на живот.) Делай... два! Так. Стоп. Шёл на пятёрку. (Вытер лицо о веник.) С разбегом не угадал!

Гну-Цхы-Пфу. Опорная нога – правая!

Пфу-Цхы-Гну. Укупорка! Копеечная нехватка!.. Низенько́ тут! (Грозит себе кулаком.) Концентрация... Концентрация... Конечно, всего не сообразишь!

Гну-Цхы-Пфу (зачитывает текст из блокнота). «Первое. Начинать наводить порядок полагается с самого проблемного сексуального органа – головного мозга. Второе. Нельзя достичь результатов, не тренируясь».

Пфу-Цхы-Гну. Интимный вопрос! До или после еды?

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  – листает свои записи.

 

С какой интенсивностью щекотать нервный узел, так, чтоб страсть доходила до зверства… «До или после еды»? – вопрос, на который нет ответа!

Сфорцини (не открывая глаз). И до. И вместо.

Пфу-Цхы-Гну. Мусолишь!.. (Вырвал из рук  Г н у - Ц х ы - П ф у  блокнот, полистал; отбросил в сторону.) Возимся! Там хоть живое что-то осталось? Заканчивай аудиенцию. Потеснись немного. (Лупит себя по щекам, успокаивая нервы.) Где тут чего? Эгоизм какой! Не срывай темпов!

Гну-Цхы-Пфу. Тыкаешься повсюду! Как прорвало!

Пфу-Цхы-Гну. Поматросишь и бросишь!..

Гну-Цхы-Пфу. Способен мёртвого лютым энтузиазмом заразить!

Пфу-Цхы-Гну. Дай мне поднять это начинание! Нельзя комкать. А потом я возьму тебя на буксир.

Ян (в дверях). Простите, что врываюсь... (Постучал – теперь уже в открытую дверь.) Мне назначено!

Пфу-Цхы-Гну (подхватился; мучительно соображает. Импульсивно натянул себе на уши шапочку Сфорцини). Вас что-то мучает? беспокоит?  «Паховый тремор»? Умное слово. Но придётся потерпеть.

 

 Я н  – ищет глазами  Гну-Цхы-Пфу,  которая, казалось бы, только что была здесь.

 

Организм хромосом недобрал? Садись, поболтаем! Сам был такой, знаю! (В ответ на его недоумение, хохочет, захлёбываясь и хрюкая.) Бери стул!

Ян (ищет глазами). Полу-другая, полу-та!.. Протянешь руку – только захочешь прикоснуться… (споткнулся о  С ф о р ц и н и) Опля!.. таинственно исчезает!

Пфу-Цхы-Гну. Рисунок личности понятен!.. Присаживайтесь, симпатичный мужчина!

 

Я н  – склонился над  С ф о р ц и н и.  Деликатно кашлянул в кулак.

 

Сфорцини (поймала его за галстук). Самое совершенное сексуальное оружие мужчины – язык! Пытливое жало! Юркий, нахальный: всегда в форме.

Ян. Удушите!..  Возьмите себя в руки!

Сфорцини. Как он тут начал рукой работать!.. опускаясь этажами всё ниже. Налил меня до краёв. Ощущается мужское вторжение!

Пфу-Цхы-Гну (подлетел к ним). Я тоже такой! Загораюсь с ходу! Душная кровь в голову ударит... Поврать чего-нибудь! Серьёзно, я заводной!

Сфорцини. Опять тебя принесло! Доедает меня: уже без всяких специй.

Пфу-Цхы-Гну. Зануда. Зануда. Бе-е-е! Не кисни!

Сфорцини. Я так устала, вымоталась, что позволяю тебе больше, чем следует.

Ян (хрипит, синея). Эй! Кто-нибудь! Отгоните её от меня! (Пытается ослабить удавку.) Дышать нечем!

Сфорцини. Стоны звучат искренне!.. (Отпихнула его от себя.) «Мурлыка покорный»!.. Да, это по моей линии.

Ян (сквозь кашель). Вылечился... Досрочно!

Пфу-Цхы-Гну. Требуй скидки!

Сфорцини (сражается за стул с  П ф у – Ц х ы – Г н у). Странная у вас манера домогаться! Порой такие загадочные шутки отпускаете!

Пфу-Цхы-Гну. Не осуждаем! Но всё же! (Прочищает ухо карандашом: привычно – насквозь, одним движением.)

Ян. Меня будут, наконец, обследовать? Время уходит! Масса дел! А там кровать по мне томится! – кто её, горячую, потушит?

Сфорцини. Неиспорченный как ребёнок!.. Начали хорошо. Кадык так и ходит. Не с тем, чтоб захваливать:  в роли любовника вы не безнадёжны. Такие богатые резервы, наконец! Пальцы на руках… пальцы на ногах...

Пфу-Цхы-Гну. Нос! Пробуй! потом нам расскажешь.

Ян (хмуро). Можно и в озорном духе!.. Давайте даже улыбнёмся слегка.

Сфорцини. Раздышался?

Ян. Стихи не пишутся!.. Загнал воображение в тесный коридор!

Сфорцини. Воображение!.. Нет более богатого источника сексуальных воплощений!

Пфу-Цхы-Гну. К сути переходи! Всё время сворачиваете на ерунду! «По разделениям: делай – раз, делай – два»... техника этого дела! Подробности!

Сфорцини. «Чёрт шершавый»... Замри на короткое время! Вникай молча!

Пфу-Цхы-Гну. А ну, выходи на середину! Выходи! Сейчас заидиотничаю!

Сфорцини. Чего орёшь, балда?! Рожениц перепугаешь!.. Где-то мы с тобой встречались: глазами. (Шипят друг на друга.) Наверняка в замочной скважине.

 

Голос  Г н у - Ц х ы - П ф у:  «Пфу, тебя не боится никто! Давай уйдём. Здесь все обходятся без нас!»

 

Пфу-Цхы-Гну. Плевать. После поговорим. (Поморщился от боли в затылке.) У меня записано: должна быть биологическая тяга! В этом мы разобрались!.. Живу нецелованным... Ворочаешься в постели, рыдая от унижения!.. (Чтоб скрыть слёзы, высморкался.) Накапай мне… Капель пятьдесят.

Гну-Цхы-Пфу (материализовалась). Валерьянки? Береги сердце! Переключись на приятное!.. просклоняй существительное носок.

Пфу-Цхы-Гну (тоскливо). Носо́к... носка́... носку́... носко́м... Какой у меня образ жизни! Чую, скоро чокнусь! Бывает, хочется позвать: «Мама... маманя!» и некого! Охватывает ужас перед тайной собственного тела!

Сфорцини (подкралась; накинула ему на голову простыню). Бей сладкоежку!!

 

П ф у - Ц х ы - Г н у спасается бегством.  Его преследуют, отвешивая с разных сторон пенделей.

 

Ян (воспользовавшись случаем, поймал  Г н у - Ц х ы - П ф у  за руку). Догоним?.. Случай какой! Упустим!.. Извини! Это я немножечко шучу!.. Хочешь, применю сложный спецэффект? Запоминай правила! Стоим на одной ноге – и пихаемся. Из спортивного интереса!

Гну-Цхы-Пфу. Не надо… Мне больно.

Ян. Не ври, не ври!.. А иначе пропадает намёк! Скучно!

Гну-Цхы-Пфу. Подкупает: бьёшь несильно. Рёбра не сломал.

Ян. Ой, ты совсем ещё дурочка!.. соплюшка! Это так бывает! Когда дорвёшься! Хочется защитить тебя. От чего-то. А во сне ты всё время убегаешь. Какая у тебя сильная проникновенность глаз! О, так – ещё сильнее.

Гну-Цхы-Пфу. Глаза как глаза… (Зарделась и отвернулась.)

Ян. Если сличить мои глаза и твои... Нет, не станешь же сравнивать пылесос и фиалку! Ну, вот, приехали! Теперь слёзы!.. Учила, понимаешь язык кошек? Мяу! Мя-яу!

Гну-Цхы-Пфу (носик морщит). Это шутка?

Ян. Мя-яу! Переводи!.. Уж не сложнее языка тайных касаний пальцев!

Гну-Цхы-Пфу. Смешной ты сегодня! Ой, постоянно я пробалтываюсь.

Ян (захлопал «ручищами-крыльями»). «Уширянный Повелитель передоза»!.. Похож? Нет? Потому что я ещё красивше!.. Если дашь слово молчать (просто свихнёшься на почве любопытства!)... будешь любоваться мной во сне три ночи кряду!.. Шалеешь! Это ведь жизнь! Мя-я-яу! Жизнь!.. Вместе давай! Удвоение – умножение реальности!

Гну-Цхы-Пфу.  Мяяу... (Закашлялась.) Я понимаю, что я скучная.

Ян. Не почувствуешь красоту этой музыки, значит, надо тебя... лечить. Постепенно будет приходить опыт. Хором! Шикарная хохма! Считаю: раз, два, и!..

 

Переливы кошачьего вокализа: «Мяяу – мя-я-яу... Мяяу – мя-я-яу»...

 

·                          Y.    Кислотная реакция эпидермиса

Апартаменты мальчика по вызову Хуча.

 

Инна (с порога). «Мальчик Хуч»? Здесь набирают новобранцев?

Хуч. Это подразумевается.

Инна. Что тут у вас?

Хуч. Воображение развиваем. Состоятельным леди.

Инна. «Мальчик по вызову» – я правильно понимаю?

Хуч. Обряды каменного века. Входите! Собственный гнусный вклад.

Инна. «Каменный век»... А можно как-то... убедиться... пощупать...

Хуч. Можно. Берёте кулинарную книгу – и наслаждаетесь. Названиями.

Инна. Не сделаю больно. Просто я так заранее для себя решила!

Хуч. Звучит угрожающе!

Инна. У меня есть причины! Возможно, это из области суеверий! (Ждёт.) Иначе я тогда просто уйду! (Сделала шаг, другой.)  Я всё-таки люблю, когда со мной разговаривают. Или у нас по программе что-то другое?

Хуч. Вы о чём, мадам? Я правильно понял – «Жучка XYII»?

Инна (нервно смеётся). Что я подругам буду потом рассказывать?

Хуч. Мадам в хорошем настроении…

Инна. В нарядном настроении я должна отсюда уйти!

Хуч. Вообще-то, я дружу с очень состоятельными леди… Конечно, вас предупредили?

Инна. Стоп. Минуту назад речь шла о просто состоятельных. Ситуация на рынке изменилась?

Хуч. Мадам читала, надеюсь, утренний отчёт по инфляции?

Инна. Нет, всё-таки я скептически отношусь ко всем этим новомодным увлечениям, на которых все свихнулись!

Хуч (деликатно откашлялся). Хочется повернуть мадам в сторону жизни.

Инна. Моя философская позиция: стоит вдруг появиться таблетке, с усиленной формулой, и тут же все сходят с ума!

Хуч. Таблетки с усиленной формулой будут не сейчас. Не нервничайте! Фантазии нам понадобятся для другого!

Инна. Хорошо, я тоже пошучу! Так вот, нервничала я лишь дважды! Первый раз – когда расставалась с девственностью. И то, видимо, зря.

Хуч. «Растоптав стыд»!.. «из-за лёгкого каприза»!.. Нет? Должно быть, я что-то пропустил в этой жизни! И как же это у вас произошло?

Инна. Случайно! Как ещё? Он не ожидал, что я буду так возбуждена. Я не ожидала, что он будет так настойчив. Пыталась понять – хорошо мне или нет? И мысль: больно, очень больно, уже не так больно, терпимо вполне…

Хуч. …«приятно и немного стыдно».

Инна. Ну, примерно.

Хуч. «Совпало с душевным порывом»!

Инна. Зачем так кричать?

Хуч. Пиастры, надеюсь, у вас при себе?

Инна. Должна я сразу предупредить: доверить себя мужчине я решусь... (ищет слова) настолько... насколько внутренний тормоз мне позволяет. Ой! А почему столько одежды  везде разбросано?

Хуч. Оживлённая подготовка! Ассистенты, неряхи, за собой не прибрали.

Инна. Они разве здесь, в квартире? Так мы не одни?!

Хуч. Нет, прилетят первым рейсом из Гонолулу! «Группа прикрытия»!.. Всё! Больше никаких таких милых замечаний! Итак! Вам блюдо с перцем подавать или с ванилью?

Инна. А как это? (Проверила, всё ли у ней в порядке с юбкой.) Только не постное! И вы мне сейчас это объясните.

Хуч. Каким бы жестоким ни выглядел наш метод... (Хлопнул в ладоши.) Прошу, господа! Ваш выход!.. когда-то приходится начинать!

Пфу-Цхы-Гну (ворвался). Привет, девочки! (К  И н н е.) Тапки, смотрю, у тебя не дешёвые! О! Пахнешь дорого. (Торопит жестами застрявшую в дверях  Г н у - Ц х ы - П ф у.) Какой-то тип утащил её фотографироваться! Меня тоже поставил – в центре. Потом сбоку. Потом отогнал!

Инна. Они здесь транзитом? – из Гонолулу в Майями... Сборный пункт?

Хуч. Заскочили подкрепиться! Не гнать же! Номер свой отработают – будут потом за нами подсматривать: и даже трогать за разные места.

Инна. Шутка такая?.. Я даже мужу это не позволяю. (Нервно хохотнула.)

 

Пространство заполняется храмовой афро-косморитмической музыкой.

 

Хуч   П ф у - Ц х ы - Г н у). Приступаем! Дрожит от нетерпения. Хроническая готовность! Такой бедовый!.. Губы окровавленные мог бы утереть платком!

Пфу-Цхы-Гну (потёр носками ботинок о штанину). Ох, мои мозоли! Крещендо? Allegro ma non troppo?

 Инна. Вспоминаю – речь не шла о том, что нас будет много! Может, кажусь я с виду блудливой...  

Хуч. Афродизиаки! Пощипывание!.. Гормональное пекло!.. Их работа на «разогреве»! Каждые пять минут экспромт!

 

П ф у - Ц х ы - Г н у  забрасывает партнёршу к себе на плечи, – после чего начинается загадочное действо. Из музыки остались только барабаны: джембе и сангбан. 

 

Инна. Ещё раз! Я не хочу, конечно, показаться дикой, несовременной...

Хуч. Африканский погребальный танец! Эхо какого-то древнего напева! Был, правда, спор, не джайв ли это?.. или удовый линди-хоп... вперемежку с джиттербагом!

Инна. Не давите! Дайте сообразить!

Хуч. Знаете, что выяснилось?.. «Шаг Краба»!

Инна. Вот-вот... Даже хот-доги пугаются!

Хуч.  Оказывается, нас окружают хот-доги! (С поклоном.) Спасибо, узнали, как они выглядят.

Инна. Тянет на акробатику – «погребальный танец»!  Эти движения – руками, ногами... (нервный смешок) я правильно догадалась: пытаются «вызвать дождь»?!

Хуч. Посмотрим, какая будет реакция, когда они вам покажут «Скачок Кролика»!

Инна. Хотелось бы всё-таки уцелеть.

Хуч (с наставнической интонацией). Женская сексуальность сложна. И у каждой проявляется по-своему. Но искусство спальных покоев должно действовать наверняка, с неутомимым постоянством: вся технология под это заточена!

Инна. Людное место... (Нервно осмотрелась.) Всегда на что-то такое рассчитывала!

Хуч. Утешает, и другим в этом мире не легче!

Инна. Долго они будут ещё возиться?.. Неожиданный «бонус»?.. Нальёт мне кто-то, наконец, в бокал шампанское?

Пфу-Цхы-Гну (подмигнул). Если это неподалёку – километров триста, – могу сходить!

Хуч (назидательно). Любой танец – легальный способ продемонстрировать свою сексуальность! (Жестами заманивает её в эпицентр действа.) Как вам мои наставления?.. Расширило горизонт? Цепляет?

Инна. По сценарию, догадываюсь... должна я быть уже на седьмом небе!

Хуч. Если б я был достаточно настойчив!.. Ударь меня. Смелее! Ну же! Бей!

Инна. За вашей мыслью не уследишь. Нашёл место. Раскомандовался.

Хуч. Бей – я отвечаю! Мне разгон нужен!

 

 Внезапно, даже для самой себя,  И н н а  бодает его в живот.

 

С юмором плохо?! (Распластался на полу.) Да, сотрясение мозгов обеспечено.

Инна. Сам пристал!.. Долдонит и долдонит!.. Что я могу знать... о «Прыжке Кролика», если всегда была замужем?! Да, я не из лёгких!.. Почему в человеке сидит этот страх перед удовольствием? Даже так! Я читала! Притом, что инстинкт господствует над нами. Меня просвещает очень известный психоаналитик!

Хуч. Знаешь... (поднимается на ноги) тебе придётся уступить! Я не допускаю критики дилетантов в отношении себя! И критики клиентками своего тела: для их же блага. Потому что основным источником энергии для женщины является её красота. Глупенькая! Расслабь бицепс. Успокойся.  Я сам всегда немного волнуюсь. (Приложил её ладонь к своему лбу.) Чувствуешь, как сердце в ушах бьется: ёк-ёк, ёк-ёк... Внутренности молотят в рёбра! Тёп-тёп, тёп-тёп... Если тебе требуется участие твоего психоаналитика... Зеркало – то, что, у меня за спиной. Вглядись – там не он?.. в жакете из меха бритого пони!.. глазом сигналит! (Осклабился.) «Намечтала»!

 

Увидев, как на поверхности псише действительно проступил теперь уже знакомый силуэт,  И н н а  раздражённо вскрикнула.

 

Я это называю: «Инсценированное ощущение»!.. Сбежать невозможно! состояние, когда слова без морщин выпадают в мутный осадок сна!

Инна. Я понимаю, что выгляжу глупо. Я понимаю, что можно это делать и при зрителях  (мы с вами всё-таки, не все дети!). Что я несу, ужас! Нельзя так быстро отупеть.

Хуч. Не пойти ли нам немножко дальше?.. Садись. Ближе. Тогда им будет лучше видно. «Дети разврата»!.. Не против, что я пригласил «подзирателей»?

Инна. Может, сразу на коленки к ним сесть?

Хуч. Богатая идея. Но это я опробую не сегодня.

Инна (старается сосредоточиться). С раннего детства – стыдно признаться, – была я в состоянии сексуальной безнадзорности…

Хуч. Бедствие...

Инна. При моём характере это разрушает! (Вдруг, импульсивно, ткнула его пальцем под ребро.) «Труженик»... сосредоточенный! (Смеётся.)

Хуч. Его надо убить! Психоаналитика! Которому ты исповедуешься! (Дал знак  П ф у - Ц х ы - Г н у  набросить на зеркало чёрную ортьму.) Раз – и пугающий образ истаял!

Инна. Но сегодня во мне агрессии через край!

Хуч. «Возможно»! Реши уж, в конце концов!.. Ждём, когда стемнеет?

Инна. Твоё обещание... оно меня успокаивает, обещание не трогать меня, пока я не буду готова.

Хуч. Только из любопытства: может, посижу я пока в сторонке с томиком Тургенева?.. Довольно отсебятины! На кону моя репутация. Всё, я завёлся. Сейчас мне понадобится два гектара твоего предплечья. Шучу. Начнём с мизинца!

Инна. Сюда никто не войдёт? (Пробует отсесть.) Я вдруг... представила себе!.. (Виновато прикрыла рот ладошкой.) Не рви. Осторожно. Ласкать надо тихо-тихо.

Хуч. Замри хоть на час! (Отплёвывает попавший в рот волос.) Позже объясню.  

Пфу-Цхы-Гну. Сегодня как-то вяло, маэстро! Чего-то не очень пошло!

Хуч. Умолкни, трутень!

Гну-Цхы-Пфу. Услышим мы, наконец, сегодня музыку, или мы работали на интерес?

Пфу-Цхы-Гну. Надо б прибавить, маэстро. Зачем лишний раз давать повод сплетникам! Ведь дохнем прямо! Кстати... ещё успеем смотаться на танцпол.

Хуч. Ах, что за пальчики, просто чудо. (Изобретательно целует каждый ноготок.) Куда-куда? Посидим ещё!

Инна. Можно я поплачу... Неужели я такая?!

Хуч. Сбивают тут. Уже накатило. (Силой вернул себе её пальчик.) Извини, характер! (Добросовестно сопит.) Прости, отвлёкся.

Инна. Что там за звуки? Сверху…

Хуч. А, ерунда. Кого-то режут.

Пфу-Цхы-Гну. Кайфа нет никакого! Сосуды сузились!

Инна. Что-то мешает. Кажусь тебе глупой?.. Только ещё больше деревенею!

Хуч. На цыпочках подбираюсь!.. Медленнее? Ещё?!

Инна. Не могу я так! (Выскользнула из его объятий.) Был бы хотя бы какой-то этикет минимальный! (Уже на бегу загасила бутылкой люстру.)

Хуч. А деньги?!.. Аферистка! (Глупо хохотнул.) Сделала она меня!..

 

·                         YI.   Единственная опора – неуверенность

Спальня квартиры Инны и Яна.

С а н и т а р  Ф о н  Б ю л о в  возлежит на носилках в пыльном углу. Голова обмотана полотенцем; замер с дерзким вызовом в устало-равнодушной позе. Г н у - Ц х ы - П ф у  и  П ф у - Ц х ы - Г н у, согнув ноги в коленях, держатся за ручки носилок. Ждут.

  

Фон Бюлов. Вы кому служите? От кого кормитесь?!

Пфу-Цхы-Гну. Уж точно не от вас!

Фон Бюлов. А могли бы! Выгодная комбинация – если взвесить с умом. Так вот! В знак протеста вместо буквы «р», буду произносить букву «ф»!

Гну–Цхы–Пфу. Позвольте, когда мы получили с вас хоть один тугрик? Потому вы и в журнале зарегистрировались «психоаналитиком Клык-Пацюрой», чтоб вас по адресной книге не разыскать!

Фон Бюлов. За что вы меня всегда обифаете? За вфедность хафактефа?

Гну–Цхы–Пфу. За риск!

 

Молчат.

 

Фон Бюлов. Беспомощное невфотическое бунтафство!.. Не спать! Мне отсюда все видно! На нас уже обфащают внимание! Так  будем или нет?!

Пфу-Цхы-Гну (дал ему щелбана с оттяжкой).  Пропускаем!

Фон Бюлов. Если нельзя лечебную пфоцедуфу – пощупайте хоть пульс!.. Злость на хафактефе моём вымещаете? Если я откфоюсь вам относительно любимой позы, вы совефшите мужской поступок?.. Будете отфабатывать свои деньги? Иначе мы выпадем из сновидения!.. Пфедупфеждаю, из двух зол оба злые!

Пфу-Цхы-Гну. Фон Бюлов! Любите ж вы властвовать.

Фон Бюлов. Тсс! Уже я в процессе!.. Придется ведь как-то портить своё тело! Боже, сознание уходит... О! Откровение пришло из моего кармана. (Извлекает смятый листок бумаги.) «E nle oo rami oBe ekolo ba juba ile a lanu»... (Давится слюной и соплями.) «Omode ki ijuba ki iba pa a. Egun mo ki e o»… (Откинулся на спину, тяжело дышит, – упёрся  отрешённо-остекленён­ным взглядом в потолок.) Выдержу и это! Спазм… спазм давит горло! Ой, какая хорошая ошалелость! Полыхнуло!! (Впился зубами в кулак. Махнул платком.) К винту!!

 

П ф у - Ц х ы - Г н у  и  Г н у - Ц х ы - П ф у  поднимают его на носилках, грузного и пухлого: лечебная процедура запускается.

 

Пфу-Цхы-Гну. Паутины расставил у нас в голове, темнила!..

Гну–Цхы–Пфу. Гордитесь собой, Фон Бюлов! Сегодня на пять!

Фон Бюлов. От винта!

 

Последовало жёсткое приземление.  Ф о н  Б ю л о в  не стал долго разлёживаться, резво подхватился и юркнул в темень коктейль-бара (?), который он так удачно (и, главное, вовремя) подмонтировал к сюжету.

 

Пфу-Цхы-Гну. Ё-моё! А деньги?!

 

Гонятся за ним.  Г н у - Ц х ы - П ф у  даже удалось ухватить его за край рубашки.

 

Грабь, хищник! Грабь!

Инна (оторвала голову от подушки; уткнулась взглядом в носилки, пытаясь сообразить, что это и откуда). Бред!.. Что им от нас надо? Какую, собственно, музыку хотят услышать? Может, прощения попросить, – так, по-простому?

Ян (исследует пространство под кроватью). За что?

Инна. Мало ли! За всё сразу.

Ян. Хорошо бы. Но у кого?

Инна. Почему они никогда не сообщают? Но заставляют о себе думать.

Ян. Круг сжимают! (Юркнул к ней под одеяло.) Там, под кроватью смотреть особо нечего. Но такая энергия идёт.

Инна. Теперь чего-то жди. 

Ян. Вот! Чтоб раскрыть их игру! Если переловить, ощипать, оставив по три волосинки: на бороде и под мышкой, – дело минуты, – сразу теряют способность откусывать за раз голову живому ошпарку!.. Прости, я это непроизвольно. Это я уже на своей половине сна.

Инна. Плохо, что мысль твоя заставляет задуматься.

Ян. Каждый по-своему убивает свой досуг!

Инна. Хотя бы на время мир заключить! А потом всё как-нибудь смешно разрешится. Самый ужас в этом…

Ян. Самый ужас в этом… Я сегодня тебя не волную? Подозреваешь, куда я гну? Хочется пососать вишню твоих губ. Нет? Тогда – убогий минимум: нестарые щёки. Что бы там ни говорили, но воздержанием мы себя гробим!

Гну-Цхы-Пфу (из-под кровати). Как честная девушка… Я просто не оставила себе другого выбора. После того, как перешли мы границы запретного. Как честная девушка, Ян! я просто обязана выйти за тебя замуж!

Инна (оторвала голову от подушки). Э, стоп! У нас в семье эти решения принимаю я.

Гну-Цхы-Пфу. Прятаться от людей во снах, меняя подворотни на парадные… Так стало стыдно. Так на себя разозлилась. Ян, я выхожу за тебя замуж! И рожаю ребёночка – сына. Мальчика.

Инна (свесилась головой к полу; боязливо пошарила ногой под кроватью). Жена, конечно, узнаёт всё последней...

Гну-Цхы-Пфу. С дурной наследственностью… слабый, инфицированный: живой, не клон! (Материализовалась; деловито расчищает себе место рядом с Яном.) Какие простые бывают радости! Хватит, наревелась! Корова. Пассивная. Хочу быть пупочкой. Дружить с инстинктом. Хочу глотать – давиться и глотать!

Инна. Срочно сполоснуть коньяком рот... Присоединяешься?

 

Я н  – расстроенно поёрзал.

 

Конечно, чем вас заманишь, не целлюлитом же! Не хмурься... Отомстишь, как всегда, в постели! Свадьба, так свадьба! А что?.. Итак! назрела потребность напиться.

Гну-Цхы-Пфу. Так ждёшь этого! (Посмотрела на  Я н а  с преданностью и обожанием.) С удивлением  прислушиваюсь к себе. Не могу утолить голод: говори мне на ухо всякие сладкие гадости!

Инна. Предвижу, развлечений у нас будет уйма.

Гну-Цхы-Пфу. Фату я приготовила. Сотканная одной-единственной гусеницей. (Прыснула в ладошку.) Она мне к лицу.

Инна (к  Я н у). Самое забавное начнётся, когда и я стану ей подыгрывать. Нырну в эту историю. Смеяться будут все. Кроме тебя.

Ян. Я так полагаю – идём дальше сквозь сон? (Пытается отцепить от себя  Г н у - Ц х ы - П ф у.) От этого счастья не спастись. Свершается месть, не имеющая названия. 

Пфу-Цхы-Гну (просочился из какой-то щели). Вклинюсь в разговор? Дамочек взбаламутили! «Повелитель семени» – что-то там из области семеноводства! Мечта окаянная! Ты же, придурок, себя не бережёшь!

Ян (взбрыкнул на него ногой). Не наводи жуть!

Инна. Потерпи, будет больно. (Вдруг обхватила  Я н а  сзади за шею.) Хочешь, полосону его по горлу?!

Гну-Цхы-Пфу (деланно смеётся). Делиться ни с кем я не намерена. Вот ещё!

Инна. Ты, милочка, вообще не существуешь: глюк. (Поманила её к себе.) Стоит нам только проснуться, и от тебя мокрое место не останется.

Гну-Цхы-Пфу. Мечтать ты можешь о чём угодно. Меня нисколько не занимает, в какой части твоего мира я существую. Этого я у тебя не отнимаю. (Перехватила её руку.) Я получу своё в своей системе координат.

Инна. Кыш, я сказала! Жиличка! Даже во сне надоела. Только и умеешь – настырно отравлять своим присутствием чужие сны.

Гну-Цхы-Пфу. Фу, не дуйся! (Обмерила её взглядом.)  Тебе тоже ещё с кем-нибудь повезёт!

Инна. Глаз протереть – локтем?! Вся наглая! Язык контролируй вообще!

Ян (вымученно улыбается). Одержимый луной безумец, увенчанный буквами. Потревожил духов – тиснул в свою поэму: рискнул. Недельное погружение в управляемую шизофрению! Бездна! Да, это мощный метод!

Пфу-Цхы-Гну. Было объявлено бракосочетание! (Сверился со шпаргалкой.) Хорошо, что мне не надо ничего придумывать. Идея примерно следующая: наливаем... закусываем. (Сверился со шпаргалкой.) Обмениваемся кольцами. Только по-быстрому. Так будет меньше крови. (Поддёрнул штаны.) Почему не выполняем, нахальничаем?!

Гну-Цхы-Пфу. Брось, Пфу! Ты же обещал! Берёшься, не понимая сути. (С извиняющейся улыбкой.) Это у него от застенчивости.

Ян. Злой, сколько радости от него.

Инна. Чувствую, сегодня загуляю! (Поманила к себе  П ф у - Ц х ы - Г н у.) Пицца, пельмени всю ночь!

Пфу-Цхы-Гну (обошёл её стороной; проворно подскочил к  Я н у). Узнал меня? Да, это он самый! твой возбудитель рефлекса! (Пинками поднимает его с кровати.) Досталась невеста? Займись! Иначе возьму себе!

Инна (тусклым голосом). Горькааа! Горькааа!.. Что, рано? Пора выпить под поросёнка! (Поперхнулась. Закашлялась.) Не в том месте проснулась. Бывает. Осознала.

Пфу-Цхы-Гну (расставляет рюмки на журнальном столике. Вдруг задумался). Что я могу сказать вам, дети? Плодитесь, размножайтесь... любуюсь на вашу радость... Обычно я начинаю с пошлой шутки. Но сегодня такой день. (Прослезился.) Горькааа!

Инна (подавившись очередной рюмкой). Так я, получается, теперь свободна?.. (загадочно улыбнулась) реально, по диагнозу!.. Мужчина, вас можно на минуту? Вопрос, для понимания: не знаете, который теперь час?

Пфу-Цхы-Гну (весь напрягся, и оттого соврал). Знаю…

Инна. Спасибо… Я оценила. Притом, что столько было всего во взгляде. (Наступает на него.) Вам надо помочь распорядиться своим талантом, я правильно угадала? Я слушаю, слушаю! Страдаете от бедности человеческого языка? Комплимент, чтоб знали, повышает производительность женщины вдвое. Сделайте мозгами сложное движение. Подпускайте меня к себе, подпускайте.

Пфу-Цхы-Гну (смущённо пятится). Меня с кем-то путают! Вопрос спорный, но мы его отодвинем. Пусть будет по-вашему! (Деловито сунул нос в соседнюю комнату.) Я тут серьёзно взвесил... Может, справа в трёх метрах, есть кто почище?

Инна. Корочку дать пососать? 

Пфу-Цхы-Гну. Начните с простого – возьмите себя в руки.

Инна. Полна решимости устроить! Ты в начале списка!

Пфу-Цхы-Гну (в нервном поту). Я вам сочувствую.

Инна. Перекрестись! Скорее всего, это бесплатно.

Пфу-Цхы-Гну (насупился). Пусть будет по-вашему!.. с малыми оговорками…

Инна. Поздно! Уже передумала! (Медленно облизнула губы.) Займёмся грубыми вещами. Хочешь расширить сосуды? Сама я в это, конечно, не верю.

Пфу-Цхы-Гну (прикрывается рукой). Пятачок за пучок!.. Даю пятьсот рэ выкупу!

Инна. Не подготовился, чтоб хорошо ответить! Жаааждуу!

Пфу-Цхы-Гну (спасается бегством). Я вам сочувствую! даю семьсот рэ выкупу!

Инна. Хамить?! Кууда?

 

Нос к носу столкнулись.

 

Пфу-Цхы-Гну. Больно... Не бей! (Ищет по карманам.) Хотите знать, что бы я делал на вашем месте? В конце концов, для чего мне все эти переживания! Даю тысячу рэ выкупу!.. (Прикрывается рукой.) Мамаа! Ма-моч-кааа!!

 

·                       YII.    Пограничные состояния у пограничного столба

Палата  психиатрической больницы.

И н н а   прилипла глазом к замочной скважине.

 

Ян (маячит у ней за спиной). Ты не умеешь, дай мне! Теперь моя очередь глядеть. Меняйся!

Инна. Идёт…

Ян. Кто?

Инна. «Страус по крыше»!.. Медбрат Фон Бюлов!

Ян. Терпеливый как гриф. Караулит. О, приколим? (Оттирает её от замочной скважины.) Что-нибудь поубийственнее! Отомщу ужасно! (Взвыл, получив дверью в лоб.)

Фон Бюлов (с порога). Ау, Жозефи-ина! (Требовательно посмотрел на  Я н а.) Ну, сколько тебя ждать? Так мы никогда не сдвинемся! Три раза записался, главное: больше всех. А сам злостно сачкует!

Ян (ощупывает себя, проверяя, нет ли ран). Куда это я там записался?..

Фон Бюлов. В планетарий: астральным проекциям копчики чесать! По моей протекции! (Заржал по-страшному.)

Ян. Плевать сто раз! (Поддёргивает штаны.) И десять тонн презрения!

 

 И н н а  – предательски прыснула в ладошку.

 

Фон Бюлов. Половое своевольничанье! Не остыл ты к этому!

 

 С улицы воет собака.

 

Вот кто следует во всём инстинктам! Когда, неделя, как дворник щенят её утопил. Нет, ходит к подвалу, и воет! Ясно, капец им. Чего душу рвать? (Высунулся из окна.) А ну, пошла! Пошла, говорю! Эй, Герасим! Шугани Жучку! Тоску на главврача нагоняет. Мешает психов лечить. От них у него триппер один: не продохнуть. Целый букет неврозов смотреть больно!.. вчера разочаровался в запахе йода! (Высунулся уже по пояс.) Ну, Герасим! Точность необыкновенная! Капец!

Очумелова (слепо нашаривая шваброй, просовывается в дверь). Опять захламляем палату!.. грязь развели! Что – «нет», когда попали в поле моего зрения! (Извлекает из-под кровати мешок; вываливает на пол целую коллекцию тряпичных кукол.) Ну! Получается, я сплю: с чумным видом?.. Напоминаю: эти ноги затоптали четверых! (К  Ф о н  Б ю л о в у.) Иди, оформляй! Участковый Ухо привёл новенькую.

Фон Бюлов (обмахивается веточкой). Тепло от тебя исходит сильное!.. Чего взираешь – нравлюсь? (Нежно погладил её по щеке.) Сколько в тебе всего от змеи! (Глаза опустил.) Плохо я себя вчера вёл?

Очумелова (требовательно осмотрелась). В таком бедламе только чертей разводить!.. Полюбуйся-полюбуйся. Сделаешь им замечание, как людям, – задницей повернутся, и топчутся на месте: в обнимку. Это у них называется танец. Наштукатурилась – лица не видно. Буквально дурно делается от неё.

Фон Бюлов. Копят слюну: чтоб плюнуть мощнее! Любят похохмить!.. Целуйтесь, целуйтесь – я не смотрю. Здесь хорошо лечат! Будете поражены! (Басом.) «Вееечная вам кооойка!..»

Инна (поманила  к себе  Ф о н  Б ю л о в а ). Что значит – «новенькая»? (Положила на него угрюмый взгляд.) Я оплатила отдельную палату!

Ян. Дико извиняемся! Зачем нам далась здесь эта третья?.. Плетут наглые звуки: зачирикали! (Чешет ногу об ногу.) С нервишками у нас не очень – имейте в виду!

Очумелова (на ходу). Жалобу в ООН настрочи! Страниц не жалей! (Застилает свободную кровать.) Как раз туалетная бумага в отделении кончилась.

Ян (насупился). Мы будем скандалить! У нас спецпалата! Главврач обещал: ему звонили!.. Подождите хихикать! (Вдруг бешенство залепило ему рот.) Кишки провисают от наглости! просто с копыт!

Инна (заткнула мизинчиками оба уха). На уровне факта: кретины!!

Ян (отозвал  Ф о н  Б ю л о в а  в сторону). Из-под носа «зелёнку» у тебя тибрим, литрами. Реакция: «ноль»!

Фон Бюлов. Умный? Гений? (Больно прищемил ему пальцами ухо.) Твори! коль бог наградил башкой здоровущей! Всё понимаю: активно развиваешься! Ребяты... но надо сначала приучить вас к горшку!

Очумелова. Давят на массу, с постели не поднимаются! лафа, мне бы так! Только мозги от них колом. (Обернулась на шум за спиной. Столкнулась лоб в лоб с  Я н о м.) Тебя как зовут? субъект панихидного вида! Фамилия!

Ян. Прочти!.. (приосанился; решил с этой минуты разговаривать басовитым голосом) в складках своего измученного лица! (Гавкнул.) Астральная проекция по имени Янь!

Очумелова. Так только спросила!.. Хорошо. А её как зовут?

Ян (вторично гавкнул). Астральная проекция по имени Инь!.. «Динь-динь-дили-дон». Зашевелилась тайная пружина! У вас ещё не похолодели ноги?!

Очумелова. Пожалеешь, что вообще открыл рот. После того, как я тебя проэкзаменую. У каждого из вас своё имя (из трёх букв). И ваша соседка – «астральная проекция по имени... Ухо», вас не хитрее. Те же три буквы! На этом сходство только начинается! (К  Ф о н  Б ю л о в у.) Разве они слушают! Теперь из вредности пялятся в окно!

Фон Бюлов (похохатывает). Выдала мотивчик! Набегалась за день!

Очумелова. Сколько в них не вкладывай, процентов не дождёшься. (Придала томности взгляду.) А? Как я сегодня?

Фон Бюлов. Полный угар! Но в постели талант звучит мощнее.

Очумелова (сладко потянулась). Так уж получилось, что характер у меня... сахар. (Загадочно хохотнула.) Дружила с депутатом Государственной думы... жутко домогался он меня! Любил он: сядет у меня в ногах… нацелит пальцы туда, куда я ещё никого не пускала. Я вся пунцовая, но не гоню; позволяю не много: дотронуться до своей коленки. Глаза налились кровью, лысинка запотела... выглядывает на поверхность, словно немец из окопа... (Убегает – неутолённая, испуская похотливые звуки.)

Ян. Плоть свою отдавать, где каждая морщинка знакома! (жадно отхлёбывает из термоса)  отдавать… под полигон для чьих-то причуд! Крайний случай – размножаться почкованием.

Фон Бюлов. На полевых мышах опробовал? Нет? Желание половое уколами приструнили – тут же прорезался ум у человека. Просто глыба!

Ян (насупил бровь). А! Скучища всё.  

Фон Бюлов. Хватит нам телом обжираться, нюхать миазмы! (Одобряющий жест.) Молодцом!.. Подойди. Не бойся. Сложил ноги крестиком. Всё равно целоваться не умею!

Ян (дёрнул за рукав  И н н у). Как думаешь... успеет он смыться?

Фон Бюлов. Обижать санитарку Очумелову. С этим вам придётся проститься. Феерическая; из наших будет! Обмывает груди молоком сивой кобылы! Откликается на все имена!

Ян. Молчи! С этой минуты ни слова лжи! Не идиотничай, если хочешь просечь все тайны мира!

Фон Бюлов (угрожающе закатывает рукава у рубашки). Уши ты в этом году не чистил... Плохо.

Инна. Врёт, как ваяет! (Подкравшись сзади, накинула ему на шею удавку из полотенца.) «Незрелая древесина головного мозга»!.. Не парься, малыш!

Фон Бюлов (хрипит). Свой я! Ваш!.. не жуя заглатываю! (От неожиданности тихо пискнул.) Самому этот секс не в масть – то рутина, то оргии, – опостылел!

 

 Я н  – увлечёно роется у него в карманах, перекладывая содержимое себе за пазуху.

 

Но сейчас мне нельзя с вами! Не из принципа! Веришь? На мне висят карточные долги! (Падает на колени.) Палачи… умелые!.. (Всхлипнул.) У меня уретральные колики! Третью ночь не сплю!

Инна (обмерила его взглядом). Зачем ты опять всё испортил! Из-за тебя шутка прошла вяло, вскользь.

 

В дверях –  Г н у - Ц х ы - П ф у.  Прижимает к груди  запеленованного в платок младенца. Растерянная, беспомощная; из рук то и дело что-то валится:  то погремушка, то бутылочка с молоком.

 

Фон Бюлов. Ну? И чего? Здороваться не принято? (Потирает ушибленную ногу.) Проходи. Поживёшь среди своих. Народ-то набирается. Условия для тебя, видишь… вполне! место третьей жены в гареме! Что характерно, вторая жена – я!.. Звучит?.. Со временем привыкаешь.

Гну-Цхы-Пфу (смущённо улыбается). Ребёнку надо петь колыбельную: примерно так и думала. Как он, действительно, уснёт!.. Мне только показать – я терпеливая насчёт времени.

Инна. Ко мне обращаешься?.. Вообще-то я с краю. Я не такая, я жду трамвая.

Ян (простодушно смеётся). Зато мы приколов много знаем! С большим настроением занимаемся! Чтоб было весело тут. Всем.

Фон Бюлов (скакнул к ней перекормленным зайчиком). Потрогай «плафон»! Гвозди нащупала? Как – нет? Шляпки должны торчать: фасон такой, бобриком!.. Момент испорчен!.. До третьего укола будешь мною ещё гнушаться: после седьмого сдвиг будет налицо.

Ян (поднял с пола погремушку, вручает торжественно  Г н у - Ц х ы - П ф у). Мальчик? Пьянозачатый?

Гну-Цхы-Пфу. Васенька... (Беспомощно улыбнулась.) Сашенька! Памяти никакой!

Ян. Заведём в хозяйстве парня! Расплодим... пачками. Деваться от них будет некуда, хоть кричи.

Гну-Цхы-Пфу. Он болен… и потому не плачет. Так страшно за ним наблюдать.

Ян. Спокойно! Будет ходить с папкой в баню! Петь патриотические песни. Потеха! О будет ор. Ручки холодные. Забавный рахитос!.. Пахнет чем-то жёлтым. Мама ро́дная! замёрз, должно быть! Зверюги, нашли кого в дурдом воткнуть!

Гну-Цхы-Пфу (слёзы на глазах). Не знаю. Я так устала. Мне это никак не помогает!.. И ничего не умею: самого главного! Что, что вы от меня нос воротите?!

Инна. Малёк! новорождённое тельце – пусти меня к нему! (Плача и смеясь.) Знаешь, сколько колыбельных я уже заучила?.. В голове было важное что-то... Сбиваюсь...

Ян (растроганно). Идея! давайте обниматься!..  Чур, я иду первым номером!

Инна (тянет свёрток к себе за край платка). Пустим его по рукам!..

 

Г н у - Ц х ы - П ф у  испуганно замычала, сдавила ребёнка в объятиях; отчаянно отбивается от  Я н а  и  И н н ы, как от чокнутых, – локтями, головой.

 

Бутуз!.. потому что без него пропадает всякий смысл. (Растроганно всхлипнула.) Может, со временем ещё как-то помечтаем хорошо.

Пфу-Цхы-Гну (ворвался вихрем в палату). Гну, это я! (Пытается к ней пробиться.) Акт смелости: оделся понаряднее. Внешнее убранство тела и всё такое. Жди меня! Я вернусь! Разлука отболит недолго! Все эти твои наваждения; у нас и не такое лечат!.. Не плачу... это я растрогался...

Инна. Ритм колыбельной, ритм нашего сердца, дыхания …

Пфу-Цхы-Гну. Есть что вспомнить! Покуролесили! А зла сделали мало.

Ян. Жмёмся! До упора! (Заливается простодушным смехом.) Дави масло!! (Неловким движением сбивает с ног  П ф у - Ц х ы - Г н у.)

Инна. Тесноту наделал!.. Полегче! Не видишь, ребёнок спит!

Ян. Сразу связала это со мной! Вот, травля началась...

Пфу-Цхы-Гну. Не из тех, кто скоро сдаётся! (Приобнял  Г н у - Ц х ы - П ф у , она уткнулась лбом в его плечо.) Вернусь, я их всех на тебе переженю, запросто! Верь. Воли моей хватит на всех.

Инна. Он просто впустит в себя нашу песню – она пропитает его тельце, будет сопровождать всю его жизнь. Так просто! Никто не поймёт, ну, никто! (Старательно выпевает слова песни.) Баю-баю, спи, дружок,/ Повернись на правый бок./ Только ты один не спишь…

Гну-Цхы-Пфу (пробует подхватить мелодию: пискнула). Лунный лучик-озорник/ Сквозь окошечко проник...

Инна. Отогреем замёрзшие слёзы... (Горло перехватило.)

Фон Бюлов (навис над ними лохматой тенью). Систематическое развращение! Спеваемся?.. спаиваемся?

 

Руки в испуге расцепились – свёрток упал на пол, развернулся. Из него вывалилась, беспомощно сложившись, лысая тряпичная кукла.

 

Сопли утереть! Задницы под уколы приготовить! В процедурную! Почапали! (Подбирает с пола куклу. Подошёл к окну, высунулся по пояс.) Чёрт! Опять эта надпись на заборе... «Тузик + Жучка = любовь». (Задумался.) Ну, Тузик!.. (Вскочил на подоконник. Прицелился, закинул куклу подальше.)

 

 С улицы доносится лай.

 

 (Передразнивает) Гав, гав! Гав!! (Уворачивается от летящих в него снизу предметов.) А… аа… а-апчхи!!! (Ноги заскользили. Месит руками воздух, стараясь удержать равновесие. Падая, зацепился карманом халата за ручку оконной створки. Нелепо повис, видна только голова.) Чего-то я не то содеял!.. Как-то резко поплохело вдруг! Капец? Тот самый? Так тупо спёкся! А… аа... а... а-апч… Репу чеши! Что-то надо решать! ОМ-МАНИ-ПАДМЕ-ХУМ... ОМ-МАНИ-ПАДМЕ... Голос – гунявый! гейморитовый. Не мой! Только не сходи с ума! Эта любовь к бессмысленным звукам... Не здорово-то как! Так и крылья откинуть можно! А было всего и делов – перетерпеть. Чихнул бы преотлично в другой раз! ОМ-МАНИ-ПАДМЕ-ХУМ... ОМ-МАНИ-ПАДМЕ...

 

 Разбуженный водопад звуков: собачий лай, кошачье мяуканье, петушиное пение, лошадиное ржание… Сильный поток воздуха поднял вверх клубы пыли.

 

 А… аа…а-апчхи!!! (Карман ехидно треснул. Голова тоскливо провалилась в пустоту.)

Ян. Не надо слов! Почтим вставанием! Ослабил порыв. Закалка не сказалась. Мужайтесь... Ещё одна жертва гравитации!

Инна. Почему человек не летает как утя?

Ян. Подошвы на ботинках тяжёлые. Как мне это видится: сила тяги не та.

Инна. Смешная подробность: он, кстати, там вовсю порхает! Разыграл спектакль, чтоб получить суперприз!

Ян. Сволочь; правильно рассчитал траекторию! Коварное тут всё! Прискакал, как всегда, на готовенькое: с «Инструкцией по выживанию в горячем цеху»!.. Сорвёт нам транс!.. Но мы вмешаемся! (Мечется в четырёх стенах.) Набрёл на идею! (Приносит неструганную табуретку.) При правильном расчёте  – весь кайф достанется нам! (Скидывает обувь.) Чего теряться?.. Ногами вперёд!.. принять нормальную позу... От винтаа-а!

Инна. Не та табуретка! Решая проблему, мы забыли про святцы! Сегодня – пятница! Чувствуете, откуда исходит опасность?

Ян (обувается, посапывая и кряхтя). Я с математикой мало знаком... Имею право не отвечать. Позовёте меня, когда буду нужен!

Очумелова (в дверях). Неправильно-неправильно! Каким органом вы произносите текст? Не похоже на рот! Фаза растущей луны! Неделя уже истекает! Мы будем кому-то кое-чего вставлять!

Ян (поспешно исправляет ошибку). Это всё чёртово снотворное!..

Очумелова. Запомни: глубоко приседаешь – принимаешь позу эмбриона. Я подаю команду: «От винтаа-а!» И прыгаешь!.. в приподнятой обстановке!

 

Я н,  не дожидаясь отдельной команды, деловито спрыгнул с табуретки.

 

Инна.  Реактивщик!.. Хорошо пошёл! Заметили?.. А мне, как всегда, нечего надеть! Я в таком виде!

 

П ф у - Ц х ы - Г н у  галантно помогает ей взойти на табуретку.

 

Ой, меня туда тянет! Бьётся в теле какая-то первобытная сила. Внутри себя я уже не прочь!

 

У табуретки образуется очередь.  Бесконечный круговорот: соскочив с табуретки, любители острых ощущений тут же спешат занять место в хвосте очереди.

 

Очумелова. Пустите-пустите! Захотела лично насладиться!.. Надеть косынку? чтобы смягчить удар! ажала пальцами ноздри.) От винтаа-а!

Гну-Цхы-Пфу. Теперь, когда я вошла во все детали... (машет неистово руками) у, вроде бы, клюв даже растёт!.. И-раз, и-два! Набор высоты! Пошла! По-честному! Ну, не топырься! Только б пупочная грыжа не развязалась!..

 

Очень быстро к цепочке страждущих присоединяются: помощник режиссёра, костюмеры, монтировщики... и даже некоторые (самые отчаянные) зрители с первых рядов. Кормящих женщин пропускают вне очереди.

 

 К сроку подоспел и Филипп Халсман (любитель откошмариться). Заполняет свободное пространство позади сновидения коллажем фотографий из серии «Прыгающие легендарные личности»... 

Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter