"Коронавирус"

(интеллектуальное хулиганство)

 


Download
Текст пьесы на русском языке
Коронавирус.doc
Microsoft Word Document 350.0 KB

     Краткая аннотация

Способность обольстить, обаять - редкое качество. 

    Способствует делу.

    Любви. 

           И всё так замечательно... пока жизнь не прошлась по тебе катком.                                                                               


 

Действующие лица:

Илья Шарафан, руководитель благотворительного фонда «Трезен».

     Сотрудники фонда:

Лика,

Полина,

Гела,

Фрол.

Полицейский.

 

Место действия:

- гостиница в Москве (тупик имени Даздрапермы, 1/7), где благотворительным фондом арендуются помещения под офис, а также проживают сотрудники фонда,

- закрытая территория загородного отеля,

- изолятор временного содержания,

- стрелковый тир.

 

 

·                     1.

 Бесконечно длинный коридор изолятора временного содержания.

Поначалу слышны только шаги. Наконец в свете мутных лампочек прорисовались две фигуры,с каждым шагом увеличиваются в размерах. Теперь в них можно различить человека в полицейской форме и следующего за ним высокого мужчину, одетого в широкополый плащ, лицо скрывает тень от шляпы.

Скрипнул ключ в замке, полицейский отпирает камеру. Мужчина, не заходя в камеру, встал у порога так, чтобы его стало видно изнутри. Почти сразу из камеры торопливо выходят три одетые в вечерние платья девушки и крепкий в плечах, весь в коже, парень.

Мужчина в шляпе обнимает каждого из них, внюхался в содержимое кастрюли, которую ему предъявил парень, передал кастрюлю полицейскому, и они торопливо уходят по коридору.

Полицейский, сдвинув фуражку на затылок, долго смотрит им вслед. Вдруг – в момент, когда последние шаги уже отзвучали, – встряхнулся, властно обнимает воображаемую партнёршу (правильней сказать, кастрюлю) и выполняет с ней несколько рискованных фигур и поддержек джайва.

 

·                     2.

Офис благотворительного фонда.

 Л и к а  и  П о л и н а сидят в замысловатых позах, в свете полосок солнца из окна, рассеянно поглядывают по сторонам. Встречаясь глазами (чуть задержав взгляд), тут же их отводят.

По стенам развешаны с какой-то загадочной целью зеркала-пеналы. Увязнув в ловушке зеркал, отражения порождают, в зависимости от ракурса, калейдоскоп неясных отблесков, отсвечиваний, провоцируя забавные эффекты восприятия; эффект усиливается в момент, когда солнце выглядывает из-за облаков.

Входит Г е л а. Прошлась, лениво оценивая себя едва ли не в каждом зеркале. Поправляет причудливую вуаль на шляпке. Л и к а  и  П о л и н а искоса наблюдают за ней. Наконец Г е л а эффектно, явно отрепетированно, снимает перчатки, садится на стул.

Молчат.

 

Лика. Ты, между прочим, завела меня своим выступлением. Сначала скажи, про что здесь? Может, это деньги? Обманули кого-то по деньгам?

Полина. Это про страх.

 

Молчат.

 

Лика. Именно теперь, когда у нас так всё наладилось. Помните наши совместные мытарства: вечно в поисках денег. Этот наш милый поэтический кружок. (Задумчиво декламирует.) «Ses purs ongles très-haut dédiant leur onyx».

 

Молчат.

 

Полина. Плохо, если узнаем в самый последний момент. (Устало потирает лоб.) Что ты смотришь на меня искоса? Потом придётся смываться: в кровавых слезах, роняя тапки.

 

Молчат.

 

Лика. «Ses purs ongles très-haut dédiant leur onyx». (Встретилась глазами с Г е л о й.) Меня эта строчка дядюшки Малларме успокаивает.

Гела. Заметно.

Лика. «Высоко освятив… ногтей своих оникс!»

Полина (в раздражении). «O l’Oméga, rayon violet de Ses Yeux!» (Встала, нервно прошлась.) De Ses Yeux!.. de Ses Yeux!

Лика (наблюдает за ней). Рембо, как обычно, забывает рубильник поставить в правильное положение. Сливаешься просто молча. В вербальной инструментовке – хорошо, что меня никто не слышит – бесконечно герметичен.

 

П о л и н а, проходя мимо открытого окна, взошла с помощью стула на подоконник, сдвинула в сторону портьеру, некоторое время постояла, заглядывая вниз. Скинула на пол туфли, сложила руки вдоль тела и спрыгнула. Г е л а  и  Л и к а переглянулись.

 

Полина (спустя несколько секунд возвращается через балконную дверь). De Ses Yeux!.. de Ses Yeux! Слова занимаются любовью.

Гела (сухо). Мы не привыкли, чтобы нас беспокоили по подобному поводу.

 

П о л и н а – подняла на неё глаза, но не ответила.

 

Выброшенные деньги. Такое ощущение, тебя словно бы запихнули в какой-то бесконечно плесневелый хепенинг.

Полина (задумчиво смотрится в настенное зеркало). Нечаянно открытая подробность: всё будет решать... цвет. Ещё одна умирающая традиция: в чёрном! Ты либо улавливаешь самые неочевидные нюансы – такая тонкая вещь… (Скользнула пальцами по животу, талии.) И крой! Вот так, – всего лишь. Особый крой.

Лика. А я отказалась от чёрного… Когда я выпускаю себя в чёрном, сразу в более слабой позиции находишься.

Гела. Всех клинит. Мне это заверните: Рембо! (Рассчитанным, неторопливым движением сбросила зажигалку со стола.) Симуляция невозможной тоски по невозможному!

Лика. Гела! Тебе всегда подавай жирно.

Гела. Это всегда туда. Психика рассыпана. В ту сторону.

Лика. Но жить без этого «лекарства» уже скучно. (С улыбкой потягивается.) В этом плане, настолько живой человек.

Гела. Ожидания высокие. Заманит, наобещает… Если это выпустить наружу. Вломится вот так через порог… про это не будем, а то меня сейчас понесёт.

Полина (вскинула ладони).  Кому здесь доказывать?

Гела. Теперь драку устроим из-за этого в туалете?

Полина (холодно). Я могу развивать то, что у тебя развивается. (Надевает туфли.) Я себе сегодня позволила. Только не справилась с твоими базовыми проявлениями.

Гела. Дёшево – по способу воздействия. Слушаю тебя всю такую, и уши растут в потолок.

 

Молчат.

 

Лика. Нет, я в этой теме совсем… гипс. Для тех, кто начнёт меня сейчас осуждать: тут же притворяюсь мёртвым жуком. При том, что мама считает: у меня дух воина. (Нервно листает журнал.) Вопрос у меня такой – сразу. Вот ты задала, Полина, эту тему. Но есть ведь хорошие связи, влиятельные люди.

Полина. Тут просто без пояснений.

Лика. Ну, почему?! Раздёргать Илью на действия!

Полина. Заперся у себя в кабинете. Это всегда маркер.

 

Молчат.

 

Лика. Он сделал моду на нас среди состоятельных людей. Мы научились притягивать деньги.

Гела (взглянула на неё искоса). Начинается вселенское нытьё.

Лика. Смысл вообще ускользает!.. загребли без всяких объяснений (в кутузку), – без всяких объяснений отпустили.

Гела. Тебе не хочется спрыгнуть с этой темы?!

Лика. Хохмят… хамят – прямо в глаза: «Попросите родных передать ватник и сало». Новые перспективы?

Гела. Подклинивает чуток? Ты не уловила! у него всё схвачено, не переживай!.. (встала, опрокинув стул) теперь пускай включается! Для этого и требуются связи… наличность. Какая-то левая рефлексия! Может, чакры поменять местами – от этого? Ну, а что ты так себя не отслеживаешь? (Уходит.)

Лика (ей вслед). У меня много кейсов – своих, личных! (Ищет поддержки у П о л и н ы.) Нацепила на себя платье цвета обёрточной бумаги. Пугать воробьёв?

 

П о л и н а жестом выражает безразличие. Снимает перед зеркалом жакет, приспустила бретельки у лифчика. Выбирает по этикетке бутылку вина в мини-баре. Прихватив бокал, уходит на балкон.

 

Господи, сколько упущенных возможностей. (Устало оглядывает плечи и шею в зеркале. Берёт бокал и уходит вслед за П о л и н о й.)

 

·                     3.

Замкнутое пространство, скудно освещаемое подслеповатыми фонарями; света хватает лишь на то, чтобы выхватить фрагментами из темноты площадку, на которой происходит некое загадочное (ритуальное?) действо. Участники – загнанный в центральную часть некий спотыкающийся субъект и три балуньи, проворно опоясавшие его живым кольцом. В момент, когда кольцо зловеще вращается, шорохи от шаркающей по полу обуви эхом перекликаются с выкрикиваемыми в горячке словами.

 

Балунья 3. Поджимает уши, глаза бегают… Что-то тщательно выбрился. Смеётся: «В постели я… «дровосек»».

Балунья 2. Это называется «мания», между нами говоря.

Балунья 3. А в овуляцию… заметили? никогда мимо не пройдёт.

Балунья 2. Вообще беспощадным становится.

Балунья 3. По нему, в принципе, понятно.

Субъект. Знаю, вас не разжалобить. Закроем сначала короткую тему. Тсс! Вспомнил! Коронавирус!

Балунья 1. Слышали? До последнего будет упираться.

Субъект. Давайте тогда какой-то вопрос – для разогрева!

Балунья 3. У меня тут записано, что я не должна тебя останавливать.

Балунья 1. В двенадцать, говоришь? В двенадцать… это беспредел! Обрубаешь всё! Заштукатурил!

Субъект. Буду нагл. Дальше – более крутые фишечки.

Балунья 1. Девочки, я бы испугалась. Что-то такое «нежное» стало проскакивать: «коронавирус». В коре головного мозга у него что-то там обрабатывается. Заходишь во вполне чёткий страх.

Балунья 3. Готово дело, сейчас он станет… Наорал нам здесь в голосину! Прямо лев. Царь зверей.

Балунья 1. Коронавирус? Мне показалось, он сказала: коронавирус.

Балунья 3. Откуда это слово взялось?.. засекретили – никто ничего не объясняет.

Субъект. Внепланово перебью. Это нас ждёт в финале, от этого варианта не отмазаться.

Балунья 1. Почему снова «коронавирус»? Надо чтобы я страдала смертельно?

Субъект. Почему именно здесь?.. сейчас? (Хохотнул.) Понятно, если бы до того! тихонько, и под одеялом.

Балунья 2. Лепечет вот так надменьненько.

Балунья 1. Я не ем грязными руками. Что я делаю не так?

Субъект. А на носик масочку намотать? Ну-ка, и анализ на геном возбудителя я проверю!

Балунья 1. Не выдашь меня?

Балунья 3. Тебя что интересует вообще? Что поменялось?!.. Несут – оба – пургу!

Балунья 1. Нет, как я должна реагировать, если она с саблей ко мне идёт? Акт заботы? И сам контент!.. Нет, что я плохого сказала?! Меня жестканули реально! Терпеть этот бред?

Субъект. Тебе придётся разок!

Балунья 1. Любая неуместность (аромат нарциссов до завтрака и простокваши – после) меня ранит.

Балунья 3. Ну, да, что-то такое глиняное. Хлопает нахально ресницами: «пошла реклама».

Балунья 1. Но если уже накат пошёл!

Балунья 3. Может, под попу и клеёночку намотать?!

Субъект. Вы – двое – очумели?! Что вас опять сносит?! (Растаскивает в стороны.) Разодрать до мяса?!

Балунья 2. Ладно, назовём для веселья… «коронавирус». На этом шоке – хочется малой кровью.

Балунья 3. Действительно, Фрол!.. Перегрузки идут с твоей стороны.

Балунья 1. Съел что-то обжористое? Сухарь? Насобирал по дороге? Два сухаря?

Балунья 2. Покажет зубы… Не знаешь, что у него во рту зубы?

Балунья 3. Откуда вообще взялось это слово: коронавирус? Не ту инструкцию где-то ска-

тал? Первым номером у нас какое слово?!

Субъект. Извини, по ряду причин рассмотрим не твой пример.

Балунья 3. Ты на какой стадии должен сейчас находиться? Правила хоть подзубрил?.. Тебе что, подзакрыли речевой аппарат?!  

Субъект.  Я что, часто и густо?!

Балунья 2. То место, где у тебя вставлены уши, – да.

Субъект. Подсчитай, прикинь, из этого можно сделать изюм! Надеваем силиконовые перчаточки (приступили к обследованию). Мышцы – в том числе, интимные, – расслабить!

Балунья 1. Ну, лишь бы докопаться.

Субъект.  Видишь этот шрам?

Балунья 2. Доходило и до такого?

Субъект. А то.

Балунья 2. Фу! Таких в ряд полно!

Балунья 3. Забодает своей заботой… Кисляк. Будем теперь «тему коронавируса» гонять?

Субъект. Я всё-таки про «изюм». Красочку привнести?

Балунья 1. Сколько? Какие бумажки надо собирать? Какой антибиотик? Куда идти?!

Субъект. Хнык-хнык-хнык…

Балунья 1. Весь этот зоопарк. Меня ранит, когда ты грязно намекаешь!

Субъект. Сейчас не об этом, иначе уйдём в сторону. Но прежде пошли запихнём в себя фарш. Понимаю – вам страшненько. Мы про это знаем. Но не факт, что будем реагировать. Как там по тексту… напомни… А! Какой фильм про разведчиков советуешь смотреть? Про всех-про всех!

Балунья 3. Я этим не горжусь, чтобы никто не подумал.

Балунья 2. Нет Ильи с нами! Плохо, некому задавать глупые вопросы.

Субъект. Жуть!..

 

В «действо» – явно извне – грубо вплетаются инородные звуки. От этого «картинка» зарябила, стадом пошли царапины, перфорация по краям сминается, экран толчком гаснет.

Свет подслеповатых фонарей сменяется светом потолочных светильников в номере Ильи. Также проясняется природа «инородных звуков»: кто-то настойчиво ломится к Илье в номер: «Вы – двое – очумели?! Работа сделана: навёл порчу, как ты просил! Поздно будет вошкаться! Все это в голове слепится ужасом!»

И л ь я, пребывавший всё это время в неспокойном сне, накрывшем его после третьего бокала Мозельского, открыл один глаз, подобрал под себя ноги; прислушивается.

Человек за дверью не унимается: «Надо бы разобраться. Для особо прошаренных: могу перевести стрелку и на тебя! Учти: это не хайп ради хайпа! Рассчитываешь, лярвы примут другие правила игры? К счастью, самой жизнью своей и практикой… Бывает состояние: открыть дверцу почему-то жутковато… где-то в крови сидит. Карлуша. Вихрастый… Мне осталось лечиться очень мало. Выполнить долг, уготованный природой!..» Пошли всхлипывания. Уходит, выместив зло на двери ударом ноги.

Продолжая прислушиваться, И л ь я наконец вылезает из кресла. Идёт, посекундно оглядываясь: пол всё же слегка поскрипывает.

Сильный порыв ветра распахнул приоткрытое окно. И л ь я обернулся, наблюдает за тем, как ветер рвёт портьеры.

В дверь вновь стучатся (условный стук, костяшками пальцев). И л ь я сердито отпирает ключом замок, шагнул в коридор, где столкнулся лоб в лоб с Ф р о л о м.

 

Фрол (заходит в номер, картинно прихрамывает). Десять раз на одну и ту же ногу наступил! Ты что, с Урала?

Илья. Здесь не от этого зависит.

Фрол. Еле достучался до тебя.

Илья. Чакра вывалилась, и я заснул перед телевизором.

Фрол. Меняй отрасль…

Илья. А я чем сейчас занимаюсь? (Морщась потирает ладонями виски.)

Фрол. Такое ощущение – с голосами в своей голове разговариваешь. Опять долбануло? Помехи внутри себя? (С усмешкой.) Деньги приносит?

Илья (убито посмотрел на него). Хочешь проверить на собственном опыте?

Фрол. Вопрос по ходу. Ты напиши, когда у тебя, по звёздам, обострение психоза. Вместе будем разгадывать.

Илья. Умнее тебя на тысячу снов!  

Фрол. Нет, меня тоже пробило. То ли от тебя заразился… Съел за обедом тарелку щей (и сохранил человеческий облик!)… и там, и там устаёшь.

Илья. Момент совсем кривой! (Зевает.) Поначалу ворочаешься, не заснёшь. У меня прямо всё сжигается… По утрам одеяло всегда на полу. (Прикуривает.) Пытаешься что-то припомнить…

Фрол. Гостиница стоит на разломе: чего-то там с чем-то. Отсюда нелинейности!.. учащаются трансмутации. Вижу, ты прямо в защите. Не хочешь? Спрашиваю: простокваши не хочешь?

Илья (потирает устало левый глаз). Извини, головой уехал во вторник.

Фрол. Подожди, мы сейчас на какую тему?.. Ау! До меня ещё не скоро? Ты про что?!..  Какой вариант будем включать? Что-то скажешь?.. Алё! Куда я звоню? Как это, «кто знает»?!

Илья (плеснул себе в лицо водой из стакана). Кто-то обещал нам «жаркую тему»!

Фрол. «Психоаналитический флешбэк»… с этим и пришёл. Стиль «ар-нуво».

Илья (слизывает с усов капли воды). Теперь ещё и это.

Фрол. Влетаешь в такую «нирвану». Как?.. Вижу, у тебя глаз горит. Вкатит так. (Нащупал под столом бутылку вина. Пьёт, давясь и сопротивляясь.) Тебя зацепило, как я понимаю.

Илья. Ничего так!.. такое ощущение – будто бы и не просыпался. (Вздохнул и задумался.) «Нирвана»… Эта новость – в топ. Бывает, правда, сильно гадит в карму.

Фрол. Это по средам… это не считается. (Постоял, закрыв глаза, на одной ногой, затем – на другой.)  

Илья (наблюдает за ним). Конечно, у тебя есть породистость.

Фрол. Точно мне адресовано? (Усмехается.) Ты знаешь, что такое «специалист по психодраме»?

Илья (разместился на диванчике).  Такой… с кирпичом на морде.

Фрол. «С кирпичом». Это ещё так, ванилька. Давай, на самом деле, вернёмся к повествованию. Потому что ты меня сбил. Опять придётся мысль по второму разу использовать. Итак. Две светловолосые девственницы и одна чертовка…

Илья.  Этакая природная аномалия.

 

Многозначительно переглянулись.

 

С технической точки зрения всё станет на места! Будем выезжать за город, приглядел отель в уединённом месте. Что важно с особой планировкой. Ты пока об этом подумай.  

Фрол (оживился). Постой. Это же про то, что я предлагал. Разные локации. Иммерсивный театр… Некое обещание чего-то. Всё по ситуации. Игра. Импровизация… Хорошо для разогрева. Готов на этот страшный шаг?

Илья. Слышу – пляски начинаются в этом месте.

Фрол (пристроился рядом с ним на диванчике). Во влажном сне не приснится! Представь: люди смотрели всю неделю тупняк по ТиВи. Нормальная человеческая злость. А мы им подкатываем другую смысловую нагрузку: поведенческие сценарии – как из мешка. Завоют от нас! Рождение цепочек ассоциаций – это труд. Но в радость. Нет, меня хорошо защемило.

Илья. Порадовался за тебя.

Фрол. Нет, реально. Мысли летят как по рельсам.

Илья. Три гектара парка! (Откинулся на спинку диванчика.) Видишь, как со мной приятно. Всё это наше – с субботы по понедельник.

Фрол. Съезжаются гости…

Илья (перебивает). Общение в узком кругу.

Фрол. В нагрузку на бюджет: приглашённые музыканты, актёры.

Илья (жест пальцами). Сколько?

Фрол. Мне нельзя это слово говорить.

Илья (покосился на него). Если бы ты зашёл как-то интереснее, оригинальнее…

Фрол. «Интеллектуальное хулиганство»! Я одного не понимаю: тебе мало? Вкатит так.

Илья. Как всегда, про атмосферу, Фрол: утончённость! Нахожу самое тяжёлое в этом. Не ханжество предков. (Подтыкает под себя подушку.) В центре внимания – хозяйки салона. Мужчина, который годами варится в своём бизнесе: всё время в ужасе…

Фрол. Начинает аппетитно сглатывать.

Илья (покосился на него). Есть всё: логово, счёт в банке. Не заманишь чем-то «глиняным». Не должно быть впечатления, что кто-то здесь натужно работает: кого-то обслуживает. Уметь отслаивать. Какие-то физические чудеса здесь будут, какие-то нет.

Фрол. «Помидоры... цвета помятого огурца». В сколько-то мерном пространстве.

Илья. В этой области, в физике, это хорошо.

Фрол. С приближением выходных хочется возвращаться и возвращаться!

Илья. Репутация! Так это выглядит.

 

Разлили по рюмкам. Выпили.

 

Фрол. Меня тревожит этот инцидент с прессой. Фотографии в разных ракурсах: в интерьерах изолятора временного содержания. Тоже совершенно непонятный эпизод.

Илья. Всё под контролем!

Фрол. «Мистериальная партиципация» буквально. Нет, я не требую «называть имена», как на суде…

Илья. Стали «вкусными» – и на нас открыли рот. Живём во вселенной грубой настройки! (Протянул ему носовой платок.) Ты пока решай свои технические вопросы: прокашляйся. (Взглянул на часы.) Ресторан открыт?

Фрол. Веришь… (отирает рот) так захотелось услышать твой голос.

Илья. А какого, извини, размера тогда молчишь?.. Пропустим по рюмочке? С закуской.

Фрол. Получается суперградиент?

Илья. Квантовые проскальзывания фазы.

Фрол. Перепугался за себя.

Илья. Изобретать надо в радость! Давай напоследок порешаем какое-то уравнение. Угощаю!

 

·             4.

Офис благотворительного фонда; кабинет Ильи. Низкий свет, который не столько освещает, сколько «оттеняет» полумрак.

И л ь я – у себя за столом; воткнул взгляд в спящего на потолке комара, сомнамбулически покачивается в такт изотерической мелодии из гаджета.

Гвалт женских голосов. Входят Л и к а  и  Г е л а. Нахально прогуливаются, словно на модном дефиле. И л ь я, снисходительно посмеиваясь, наблюдает за ними.

 Чуть позже торопливо заходит П о л и н а. Устало рухнула в кресло. И л ь я пишет ей что-то на бумажке. П о л и н а читает, – измученность в жесте; рвёт в клочки и разбрасывает, целясь в Л и к у. Закончив, спрашивает взглядом, последует ли от него продолжение. Не получив ответа, устало потирает лоб. Рвёт случайно попавшиеся под руку документы со стола, один за другим, – в клочки; сминает, целится в Г е л у.  И л ь я выравнивает каждый раз стопку документов; совсем сполз в кресле, деланно зевает.

Время от времени девушки, порывшись в своих косметичках, решительно меняют цвет помады на губах. И л ь я, наблюдая, пытается согреть их своей улыбкой. Это по-недоброму их возбуждает. Когда кто-то из девушек уходит к нему за спину, он инстинктивно ощупывает затылок; в смущении отдёргивает руку. Девушки обезьянничают, повторяя за его спиной эти движения, хулигански снимая в разных ракурсах на камеру мобильного телефона.

Смартфон П о л и н ы подал о себе знать петушиными нотами, – последовало нервное хихиканье. Девушки церемонно уходят.

И л ь я перевёл дух и наконец расслабился.

 

·                     5.

Парковая зона загородного отеля.

Ф р о л топчется под деревьями, время от времени поглядывая по сторонам.

 

Лика (заметила Ф р о л а, идёт к нему). Почему здесь?!

Фрол. Лишние уши…

Лика (оглядывается). Не нравится мне, как ты начинаешь.

Фрол. В двух словах. На меня вышел некий субъект, назовём так. Прогноз плохой, долго и путанно объяснял: Илья для развития бизнеса – тормоз.

Лика. Ой, даже слушать не хочу…

Фрол. Истязал меня конским ржанием. Я выжил.

Лика. Погоди… (Покусывает губы.) Иначе мы ничего не поймём.

Фрол. Предлагают… должность Президента фонда.

Лика. Вместо Ильи?.. Сделаешь это лучше? И кто он такой?!

Фрол. Если б я знал, откуда ветер, я бы тебе разложил.

 

Л и к а нервно ходит туда-сюда, вынуждая Ф р о л а следовать за собой.

 

Лика. Всё-таки гадость эта продолжается. С чего вдруг прорезался у некоторых голос?! Фрол! Как он на тебя вышел?

Фрол Тут детектив начинается. Не исключаю, – дешёвые жулики. С прицелом… что от них откупятся.

Лика. Иди теперь же к Илье!

Фрол. Прикинули: приложили ухо к пятой точке, – решили, что мы здесь бабло намываем. Раз так, обязаны делиться. Нет, я знаю, что ты скажешь. Нас проверяет очень серьёзный аудитор, всё так. Прозрачность в отчётности. Отчётность публикуется. В Европе для благотворительного фонда, конечно, это аргумент. О чём мне с ними?!.. Для них – обрезать у тебя крайнюю плоть или свинтить голову… один ценник на всё.

Лика. Опять не брился. Следи за собой. Или ты хочешь делать всё в пику Илье?

Фрол. Да, я так живу. Во мне, чтоб знала, кипит тестостерон.

Лика. Если у кого-то закипает… снимай с плиты! А то конфорку зальёшь.

Фрол. Ценное указание. «Конфорку» пожалела. Уже что-то.

Лика. Ты всё-таки, действительно, что-то пропустил. Для того, чтобы двинуть такое дело: привлечь состоятельных клиентов… У тебя есть такие средства? Помнишь, сколько раз нас пытались притопить. Не публикуют… публику собрать сложно. Попробовали: сбились в кучу. Такие невротические отношения. Ну… не об этом сейчас. Благодаря Илье все пазлики сложились: мечта утраивается! Я, в этом смысле, собой даже горжусь. И потом, Илья Шарафан – мужчина! (Помедлив.) Извини, я как-то ответила за нас обоих.

Фрол. У тебя это слово, я так догадываюсь, несёт в себе какой-то особый смысл.

Лика. Фрол!.. Предупреди обязательно Илью! Ты обязан! Не мне, а Илье ты должен донести! Фрол… Фу, гореть в аду! Деньги, собранные для лечения больных людей, пойдут в карман бандитов?! Тебя моментами заносит.

Фрол. Ну, да, куда без этого.

Лика. Вот! Честность. Пойми, я не с тем, чтобы тебя поучать.

Фрол. А почему бы и нет? У кого я только ни учился (я университетский). Что только ни

бросал.

Лика.  Не исключаю – со временем начну своё дело. Денежку подкоплю. Мысли, правда, пока «на стадии котлована». Работа в Фонде даёт такие знакомства. Люди, как правило, яркие… влиятельные. А мне надо! (Развернулась. Уходит.) Меня пугает: он начал пить!

 

·             6.

Гостиничный номер Ильи.

Торопливо входит И л ь я, снимает на ходу пёструю безрукавку, шорты. Бросил в корзину для грязного белья. Снимает с плечиков выглаженную белую сорочку.

Стук в дверь. На пороге – одетая в вечернее платье Г е л а. И л ь я оборачивается, набросил на плечи сорочку. Г е л а, чтоб не смущать, стала чуть боком, разглядывает стены, потолок.

Застёгиваясь, И л ь я обнаружил, что одна из пуговиц едва держится. Нервно отрывает её. Ищет глазами по сторонам, задумался.

Г е л а краем глаза наблюдает за ним. Выразительно постучала пальцем по часам у себя на руке. Наконец, оценив ситуацию, мягко ступая, идёт к нему. Потянула за рукав сорочку; посмеиваясь, подставила ладонь. Приняв от него пуговицу, не опуская руку, ждёт. Сообразив, И л ь я хлопает ящиками стола, в поисках иголки с ниткой. Попутно натягивает на себя брюки. Дальше настойчиво пробует вдеть нитку в ушко. Мягко отстранив его рукой, Г е л а отбирает у него сорочку, иголку. Присела на диван. И л ь я стоит рядом: ловит на себе её насмешливые взгляды.

Закончив работу, Г е л а возвращает иголку. И л ь я, чуть выждав, протянул руку за сорочкой. Г е л а подняла глаза; хитро набросила сорочку себе на обнажённые плечи, шутливо поёжилась. Не удержалась, смеётся. Пальцем руки дерзко «начертала» у него на животе какой-то магический знак.

И л ь я напрягся, взгляд блуждает по углам. Г е л а кладёт сорочку рядом с собой на диван, разгладила ладонью складки. Уходит.

 

·                     7.

Гостиничный номер Полины.

Г е л а пытается войти к ней со стороны коридора. Та удерживает дверь плечом.

 

Полина. Гела! Если продолжать действовать таким тупым образом… Время – четверть одиннадцатого!

Гела. Зачем ты воткнула у меня в номере «жучок»?!

Полина. Неплохой заход.

Гела. Извини, это не очень правильно!  

Полина. Ну-ка, ну-ка! Взаимоисключающие параграфы пошли. (Ослабила сопротивление.) Эпатажный крик всё заглушил. И что там, интересно, я у тебя «воткнула»?

Гела. Нездоровая тема. Ладно бы получилось. Тебя несёт во все стороны!

Полина. А ещё я немножко шью.

 

Г е л а, воспользовавшись тем, что сопротивление ослабло, заходит в номер.

 

Что, уже гибнем? Каждый раз такие сложные истории. Ты какая-то унылая. Иди к себе.

Гела (садится в кресло, закинув ногу за ногу). Оставь для других свои театральные ужимки.

Полина. Гела! Давай ты не будешь нас тормозить.

Гела. С каких пор тебя клинит? У тебя с головой плохо?

 

П о л и н а  с демонстративной медлительностью прошла к зеркалу, присела, наносит на лоб ночной бальзам. На реплики отвечает, не поворачивая головы (вынуждая   Г е л у говорить ей в спину).

 

Сначала сходишь с ума, а потом это передаётся. В номере Ильи ты тоже воткнула «жучок»?  

Полина. О как.

Гела. Именно в эту секунду я окончательно об этом задумалась.

Полина. Может, в здоровом объёме головы что-то поищи? Всё протелепатила так. Выдаёшь нам двойные комплекты грязного белья.

Гела. Ты не уловила?

Полина. Я не уловила.

Гела. Можно понять: у тебя так устроена психика.

Полина. Подозрительность? Звонишь невпопад. Надо нарочно Илью втягивать? Собираешь, как в прорву, эти свои эмоции.

Гела. Словно озвучила злую утку…

Полина. Такая вся: пупок – на ВИП-зоне, соски вызывающе в стороны. Немножко комары покусали?

 

Г е л а – коротко фыркает.

 

Не переходи в бытовые обсуждения. Извини, я немножко другие книжки читала. (С холодным снобизмом в голосе.) Такой высокодуховный разговор.

Гела. Если кто-то здесь не знал: я твоих книжек не прочитала.

Полина. У тебя и старые пылятся.

Гела. Мой уровень это никак не опускает.

Полина. Просто когда хитрость эта твоя включается. Я и говорю: только хирурга вызывать и что-то обрезать.

Гела. Не думай, что тебе удастся увести разговор в сторону.

Полина. Порушилась самооценка? Жаба задушила? Я этому не удивилась. (Внимательно осматривает стены, потолок.) Весь этот зоопарк мыслей твоих… Ты говоришь… «жучок». Получая такой «подарок», надо понимать, что тебя – а) хотят контролировать… Так вот, в упомянутом случае. Красавицы мы обе, на самом деле. Тебя ничто не настораживает?

Гела. Не очень понимаю, что за предложение от тебя поступает. (Начинает вслед за ней осматриваться.). Прыгаем с одной темы на другую.

Полина. Пора проверить всё подряд: гостиничные номера, офис. Хочу, чтобы Илья нанял специалистов. (Двинулась к двери.) Интересно, знаешь ли: что вскрытие покажет? (Нетерпеливо обернулась.) Для тебя плохая новость: настраиваем радар на другое. Планируешь остаться? постелить на полу?!

 

Торопливо уходят.

 

·                      8.

Гостиничный номер И л ь и.

 Набрав номер на смартфоне, И л ь я, ожидая ответа, блуждает по комнате, нервно похлопывает себя по бедру.

Обрывает соединение и вызывает номер вторично.

 

Илья (прижимает телефон к уху). Почему так долго не берёшь трубку?.. Извини, в принципе, только смеркается! Таблетки принимала? Откроем таблетницу… Нет, мы договаривались: место таблетницы у телефона. Мама! Ну, пожалуйста… Хорошо, замяли. Давай так: «жёлтеньких» сколько? Там пусто должно быть, я только об этом… Ладно, что-то мы о грустном. О другом хотел. Ещё не всё! Мама!.. Вот… бросила трубку. (Набирает номер. Вновь меряет шагами комнату.) Алё! Не отвлеку надолго! Идея. Давай сиделку всё же подселим? Учесть, есть комната свободная. Так, чтоб она всегда была у тебя под рукой. Нет, погоди. Что значит?.. Не будет она никого водить! – женщина уже в возрасте!.. Боишься, женихов твоих отобьёт? Извини, шучу… Ну, сорвалось с языка!..  Юмор…

 

Какое-то время стоит, не отнимая смартфон от уха. Наконец прячет в карман. Берёт со стола сигареты. Ушёл на балкон.

 

·                     9.

Офис благотворительного фонда; кабинет Ильи.

Г е л а сидит на стуле, нога заброшена за ногу. Поёт, подыгрывая себе на гитаре:

                                    «Сон!..

                                    опять пропитан шаманством!

                      Обнаружить слова!..

                                 Растерян и зол.

                      Засыпаешь, – деревянная лавка!

                      Просыпаешься, – мраморный пол!»

 

Илья (слушает в приоткрытую дверь. На последнем аккорде просунул голову). Решила переложить на музыку? (Снимает на ходу плащ, прячет в настенный шкаф.) Что-то такое, что меня забирает. Аж во рту сладко. (Садится у неё в ногах.) Тебе я могу без боязни: на тонком срезе исследуешь патологию. Я человек чутки, восприимчивый. Что-нибудь выпьешь? Имею в виду – красненького глоток.

Гела (отложила гитару). Нет… будет голову шатать.

Илья. Не настаиваю.

Гела. Хочется зайти как-то интереснее, оригинальнее. (Берёт два стула, ставит один напротив другого.)

Илья. Заявление обнадёживает.

Гела. В тупую предлагать не стану: всё продумала. (Усаживает И л ь ю на один из стульев, лицом к спинке. Сама занимает место перед ним.)

Илья (с улыбкой). Тебе не дует, отключить кондиционер?

Гела. Гигантский пласт, Илья! то, за что ты хотел меня покусать. Излагаю. Предлагается новый сервис. Для постоянных клиентов.

Илья. В привязке?

Гела. В привязке. Человек – с понедельника – в откровенном психозе! Конечно, у него чешется! – вернуть мозги на место!.. пусть даже, к концу недели. Но, – сделаем скидку: не всегда получается вырваться к нам.

 Илья. Сам выбрал, где родиться.

Гела. Я и подумала. А если скроить одно к другому? Видеозвонки!.. Жесты, улыбки… (показывает на себе) мимика, всё это продолжает работать. Теперь! Повод для звонка. У нас с ним – совпало. Поэзия! Игра! «интеллектуальное хулиганство»! Стихи, свежие! Естественно, он считывает это. Человек… выпустил себя наружу! Его, скажем так, потряхивает… – такой посыл! такая муть! Учесть, что ближайшая перспектива: рубли-доллары, доллары-рубли… откэшить!

Илья. Широко обещаешь.

Гела. Месяц, год!.. пока не убьют!.. Конечно, в какой-то степени мы манипулируем!.. Звонок! (Подключает мимику.) Экран загорается! Застенчивая улыбка, шляпка… Поставленный свет. Глаза виновато опущены…

Илья. Воркует…

Гела. Цитата – из тебя: «Красотой правит свет и тень»... начинаю, Илья, гордиться!.. Как тебе такой заход? мог бы отреагировать!

Илья. Ну, я задумываюсь в такой момент. Экзистенциальный. (Прошёл к столу; занимает место в своём кресле.) Такая красивая зашла. Сложность в чём? Мы есть такие, какие мы есть!.. но знаем – к счастью, – в какую сторону меняться.

Гела. Ну, да… такое.

Илья. Сначала мы должны написать все диссертации.

Гела. Нет, это пока мимо меня прошло.

Илья. Иначе старинный обычай салонного общения нас догоняет и бьёт по мягким местам. В таком варианте, уж точно. Всё опускается: сразу уши опадают.

Гела. Говорю тебе: ситуация докручена. Затраты нулевые!

Илья. «Агрессивный маркетинг»… Термин такой. Производить пургу!

Гела. Они такие, их надо подёргивать! Дополнительные пожертвования, если что.

 

Поглядывают друг на друга. Молчат.

 

Илья. Подводя итог. Про пожертвования понятно. Уже хочу разговаривать. (Протирает стёкла очков.) Придётся тебя обрадовать. Ты заработала хороший бонус.

Гела (с улыбкой). Казалось бы, обозвал.

Илья. За креативность.

Гела. И должность твоего заместителя?.. Кто ответит? Кому пятёрку поставить?

Илья. Тебе очень повезло, что я промолчал.

Гела. Можно эсэмэсочкой!.. Нет, сильно напирать... Сильно сразу…

Илья. Понравилось: мозги собрала в кучку… Можешь даже до меня дозвониться, если у тебя ещёжды почнёт фонтанировать. Благодарный народ воздвигнет тебе, Гела, памятник, если что.

Гела. Только не на кладбище.

Илья. Всё о разном у нас.

Гела (помахала ладошкой). Здесь я себя… насытила; семь секунд славы моей! (Подхватила гитару.) Убегаю.

Илья. «Волшебным образом… нагнетать очарование». Ну, вот же оно. Меня окружают умные люди.

 

·                     10.

Стрелковый тир.

И л ь я, с рубежа, ведёт стрельбу из пистолета по мишеням. Отстрелял одну обойму. Перезарядил пистолет. Отстрелял другую обойму. Вновь перезарядил. Во взгляде нарастает озлобленность, продолжает стрельбу.

Пистолет заклинило – с сильной отдачей в плечо. Зарычал, но пистолет удержал. Машинально принюхался к стволу в районе мушки. Массируя плечо свободной рукой, уходит вглубь тира.

 

·                     11.

Гостиничный номер Лики.

Со стороны коридора кто-то упорно ломится в дверь. Голос: «Вы – двое – очумели?! Надо бы разобраться. Работа сделана: навёл порчу, как ты просил! Поздно будет вошкаться! Все это в голове слепится ужасом!.. Для особо прошаренных: могу перевести стрелку и на тебя! Учти: это не хайп ради хайпа!..» Выместил зло на двери – ударом кулака. Уходит, хулигански барабаня в каждую последующую дверь.

Л и к а на цыпочках подскочила к двери. Прислушалась. Открывает ключом дверь. Столкнулась на пороге с И л ь ё й.

 

Илья (входит). А вторая часть послания?

Лика (повернулась к нему спиной). Мог бы и сам догадаться.

Илья. Такой мощный заход.

Лика. Я увольняюсь.

Илья (потянул её за руку, развернув к себе). Это не нормально!.. Даже моргнула как-то по-особенному отчаянно. Ты сейчас некоторых напугала. Спросить стесняюсь: это что-то гормональное? Вгоняет не в те ощущения?

 

Л и к а – высвободила руку. Хлопает ящиками в поисках фотографий. Рвёт их и разбрасывает по полу.

 

Переваливая через свои двадцать лет… Лика! Аспект предательства!

Лика. Вот такое у тебя представление.

Илья. Постой. Новое качество в тебе проявилось: упрямство. (Подбирает с пола обрывки фотографий. Пробует их сложить. Прячет в карман.) Это как же должно быть плохо? Хорошо: «упрямство» убрали. Ты такая… больше внутри себя. Если это обстоятельство не ковырять. Я не балую тебя специально…

Лика. «Балуешь»?!

Илья. Не хочется обидными словами, пойми. В твоей истории что-то не дописано. Понимаю, ты устала. Как тебя такую зажигать?

Лика. Ты не поймёшь. А я не сумею объяснить. «По эфемерному стеклу – до ободка – по хрупким дугам… я соскользнул…»

Илья. Дядюшка Малларме?

Лика. Ну, наверное, я утратила веру!.. Во всемогущество грёз. Три дня плакала… видишь, кожа примятая… и лишь потом… (Голос дрогнул.)

Илья. А есть какой-то седьмой вариант?

Лика. Иногда это по кайфу!

Илья. Мы на чём остановились?.. А, про заработки.

Лика. Так грубо.

Илья. Извини… Совместил картинки и понял. Глаза. Манеры. Весь этот особый шарм, трогательная красота. Подожди… надо подумать. Выбрать время, чтобы это было не на бегу. Сядем как-нибудь? Поговорим за рюмкой. Нельзя же всухую. Иначе эту тему не постичь. Пока коньяк греется в бокале!.. Мне нравится, о чём ты молчишь…

 

Л и к а, сделав шаг к двери, устало распахнула её перед И л ь ё й.

Опустив голову, он уходит.

 

·                     12.

 Гостиничный номер Гелы.

Дверь распахнулась. С ветерком из коридора врывается И л ь я.

 

Гела (разболтанной походкой двинулась к нему навстречу). Одну «шахидку» бросил на почту, вторую, третью! Просто вал какой-то!

Илья. Чего уж проще – сделать как следует! (Схватил её за кисть.) Подростковые шуточки?!

Гела. Ну, да. (Высвободила руку.) С меня уже всё сорвали!.. Привык перед носом восклицательным знаком размахивать.

Илья. Просто исчезла с площадки в неизвестном направлении! И вернулась – без всяких объяснений – через три дня: на кочерге. В пожаре!

Гела (ухмыляется).  Всё под контролем.

Илья. Вчера от тебя были звонки из Лондона… Я, знаешь ли, тоже отслеживаю.

Гела. Сейчас чья очередь решать загадки?.. Было всякое. Секрет; не проболтаешься? Трансмутация, слово такое. От момента, когда ты проснулся… до момента, когда я снова проснулась… (Хохочет над своей шуткой.) В своей рабочей тетрадке записал? Запиши! «вытряхнуть себя из её сна!»

Илья. Удивлён твоей выносливостью. (Не стал отвечать на её немигающий дерзкий взгляд. Прошёлся.) Гела! Даю сутки. Хватит, чтобы привести себя в порядок?

Гела. Почему ты так мало мной занимаешься?

Илья. Не зачёт! (Уходит.) Прими душ.

 

Г е л а прошлась; упёрлась лбом в стену. Достаёт из сумочки зеркальце. Посмотрелась мельком. Раздеваясь, направилась в ванную комнату.

Звон битого стекла, всё это по нарастающей, в остервенении. Очевидно, что ванную комнату разносят в пыль.

 

·                      13.

Гостиничный номер Ильи.

И л ь я, неровно ступая, вытираясь на ходу, выходит из ванной комнаты. Заметил входящую в номер П о л и н у. Торопливо запахнул полы банного халата; ищет глазами второй конец выскользнувшего из петли ремешка, пьяно хмыкнул. Дёрнулся к стулу (куда, раздеваясь, бросил рваную вельветину). Суетливо, с трудом попадая ногами в штанины, одевается.

П о л и н а, всё это время стоявшая боком, положила на стол пухлую папку с документами, обратив на неё его внимание и заспешила к двери. И л ь я сделал шаг в её сторону, нога подвернулась, падает. П о л и н а – обернулась на шум, заспешила к нему. Помогает ему подняться. По дрожащим, прикушенным губам видно, как трудно ей себя сдерживать. Встретились глазами. И л ь я жестом её успокаивает. П о л и н а наливает в стакан воду из холодильника. Он жадно пьёт. Какое-то время ледяная вода в желудке его бодрит. Но буквально за секунды взгляд опять туманится. Силой воли он встряхивает себя. Предлагает П о л и н е выпить из бутылки. Она отказывается. Неловко поставил бутылку на стол, вода проливается, стекает лужей на пол. Наблюдает за тем, как П о л и н а полотенцем протирает пол у него в ногах.  

Повесив сырое полотенце сушиться на спинку стула, П о л и н а попрощалась каким-то неловким жестом и направилась к двери. Услышав его шаги у себя за спиной, обернулась. И л ь я догоняет её, чуть не наткнулся. Извиняющиеся, неуклюжие движения. Дёрнулся, вроде бы с намерением поцеловать ей руку. П о л и н а испугалась, отступает, поспешно проскользнула в приоткрытую дверь.

И л ь я стоит, покачиваясь; лицо окаменело. Добрёл до кровати. Упал навзничь. Накрыл голову подушкой. Скоро затих.

 

·             14.

Сквер с тыльной стороны гостиницы.  

Ф р о л – слоняется, поглядывая нервно по сторонам. Неловко ступил ногой в лужу, зачерпнув мутной жижи в ботинок. Видит Л и к у, идёт к ней навстречу.

 

Фрол. Я не добил этого дела, дай мне слово сказать. (Поймал её за руку, прижал спиной к дереву. Л и к а фыркнула от неожиданности, удивлённо моргает.) Меня самого прихватило! С натугой могу себе представить, чтобы Шарафан стал работать под чьей-то «крышей». Полина, Гела… если что-то не так – тоже уйдут в свободное плавание. Мы же не можем смотреть! так как бы! мимо проходя! Что-то должно внутри загораться. Пойми, я не развожу тебя на чувство. Просто в какой-то момент надо выдохнуть и сказать: помощи ждут больные люди!

Лика. Всё, убил меня насмерть…

Фрол. Придётся сокращать число операций. Хочется верить, на какой-то интервал. Отказаться от самых дорогостоящих. В листе ожидания было семнадцать человек, теперь – двадцать три.

Лика. Успел отбарабанить свой текст?!.. Заговорил поразительно деловито. Хватаешься за всё подряд: поэзия, – извини за скучное слово… режиссура! Это, по крайне мере, твоё.

Фрол (не даёт ей уйти в сторону). Мы с тобой в одном окопе, успокойся!  

Лика. У меня прямо всё сжимается!.. Он пьёт!! Человек в таком состоянии… Тебе не кажется, ты словно бы подгадал!.. За его спиной… Кого-то лизнул?! (Выскользнула у него под рукой. Уходит.)

 

·                     15.

  Гостиничный номер Ильи.

 

Лика (приоткрыла дверь). Так… И? В батле схлестнёмся? (Найдя глазами И л ь ю, помахала ему пальчиками.) Я углублюсь. Можно? Буду целых семь минут говорить.

Илья. Одну.

Лика (вошла. Ждёт, когда он снимет с неё плащ). Пора мне поднимать самооценку. Итак. Ты должен знать, что меня веселит.

Илья. Что-то с пищеварением? (Подал ей стул. Настойчиво усаживает.)

Лика (снимает перчатки и отдаёт ему в руки). Вопрос чисто душевный: поможет при-

бавка.

Илья. Ещё та придумщица. У тебя есть фен, мясорубка… румынские сапоги. Ты взяла весь мир!

Лика. В тесте IQ, если что, выбиваю много очков.

Илья. Реально на медаль идёшь.

Лика. Куплю яхту. Добавишь денег?

Илья. А просто поговорить?..  Пришла, втопила! пусть даже умытая!

Лика. Господи, я всё жду: что же он мне ответит? что же ответит?

Илья (нашёптывает ей в ухо). Реагирую на то, что ты мне приносишь.

Лика. Не перебивай. Рассказываю! Сидели сейчас с подругой в ресторане. Представляешь, пристала к мужчине за соседним столиком. Так, с каким-то вопросом. Быстро рассчитались и ушли. Подумала: вот! стала на мужчин кидаться… Я чуть не отправила тебе эсэмэску.

Илья. Страшно слушать, что ты тут нам. Хо-йо-хо-хо!

Лика. Тему ещё не покрыли! (Прошлась нетвёрдой походкой к дивану, упала спиной на подушки, взглядом заставив И л ь ю снять с себя туфли.) Я люблю такие разогревающие штучки. Так вот. Загибая пальцы, считаем. Курить с особым шармом! Ну, чтобы чувствовать себя живой. Так, побаловаться. (Со смехом указывает ему место в ногах.) А когда я ем! тебе это будет особенно интересно. Мужчины просто засматриваются: проносят мимо рта.

Илья. Это мы так умираем? Я понял: плавно перешла к манипуляциям. Само получилось.

Лика. Илья! Корёжит момент, когда ты вешаешь на меня. Природная дикость, и всё такое.  История не разовая! Хочется попробоваться в новом формате. Ю-туб – моя страсть. Выкладываю ролики; свой канал: «Успешная девушка: онлайн». На меня уже смотрят! (Подкладывает под голову подушку.) Семь тысяч просмотров! Например, (смеётся, откинув голову) как закурить… стильно… сигару.

Илья. Вистую такую тему!

Лика. Не-не-не. Конкретно сама себе начальник. Ставлю какие-то цели. Начинаешь себя организовывать. Мне нужен риск! Цель! Пускай они мне завидуют! Тем самым признают, что я лучше. А я скажу, какая разница. Среди всех лишь я одна умею вдохновлять. Сейчас это важно!.. Овал лица – идеальный… твои слова: «генетический подарок». И – честность!  Соединилось, понимаешь?.. Илья! Я не предам!.. вот тебе и месть! Удивлён? А ты подумай, подумай!.. Люблю эту твою усмешку… Не усмехаешься? Мне приснилось? Кто бы пришёл и спас меня! Нет внутреннего ресурса дальше поддерживать! Попадаешь в такой ком. Нет, всё это так!.. не в тему разговора. У меня есть хороший французский. В Париж! В Париж!.. А почему тогда не сбылось? Должно быть обязательно больно?! (Слёзы подступают.) Илья! У нас проблемы с бандитами?.. Так вляпаться… в такую… лепёху. (Пробует встать. Отпихнула туфли; поспешно уходит.)

 

·                     16.

Балконная терраса загородного отеля. Из приоткрытой двери доносятся возбуждённые голоса с перебивками на смех.

 И л ь я поднимается на террасу со стороны подсвеченного фонарями парка. Закурил сигарету.

На террасу выходит П о л и н а.

 

Илья. Извинилась за меня?.. (извлёк из-под плаща букетик) пришлось ещё кое с кем пересечься.

Полина (помедлив). Всё задрало. Устала.

Илья. Проезжаю воротауже слышен женский смех. Как-то особенно радостно. (Наблюдает за тем, как веселье за окном то затихает, то вновь возобновляется.) Я тут задружился в эти дни. Обрастаю союзниками. (Повернулся к ней, заглядывает в лицо.) Сегодня с такой искрой в глазах. Лёгкое возбуждение придаёт взгляду притягательность.           

Полина. Ты нормально переносишь? Пальчевский притащил с собой подвыпившего юмориста. «Делаю за вас вашу работу!»и лезет после каждой рюмки с целованием рук.

Илья. Бывает полезно рвать шаблон.

Полина. «Слуховые наслаждения»… Это не всем показано!

Илья. Слышишь смех?

Полина. Петросянщина.

Илья. Тебя так включает эта тема?.. Не добавляй жестикуляцию. Поворот головы – мягче, следи за руками.

Полина. Докладываю! Гостей в итоге больше: пятнадцать персон. Это про успех. Возможно, ещё подъедут. Забронировала дополнительно три номера.

Илья. Хотел про «5 принципов работы с ключевыми клиентами» тебе зажигать. Но ты, фигурально говоря, чего-то пожевала. Справилась.

Полина. На меня, между прочим, спрос. Сегодня, чтоб не забыть, звонили с 1-го канала: «Не трудно вас поймать на часок?» (Вызывающе поглядывает на него.) «Согласиться, скуки ради, на пофиг-что?!»

Илья. Скажу своё любимое: выспись.

Полина. Не та история? Мы же про меня сейчас?  

 

Стал накрапывать дождь. И л ь я извлекает из портфеля складной зонт, раскрывает его и привлекает П о л и н у  к себе. Стоят – лицом к лицу. П о л и н а поначалу шутливо манерничает. Потом, смутившись, отводит глаза. Наконец, с усталой усмешкой пробует стать к нему боком. И л ь я терпеливо гасит все эти её движения.

 

Выясняется, потом названивали Геле и Лике! Совсем как-то дёшево. Дурочки дали «интервью» про меня.

Илья. Полина! Ты принесла эту историю не туда. Очень легко в углу беззащитных подлавливать. Что-то не то происходит – в вашем мире.

Полина. Ну, тапочки я им не грызла.

Илья. Базовая потребность не удовлетворяется? Понять, по каким законам это у тебя функционирует.

Полина. Однозадачные барышни. Открытие для некоторых: надо шевелиться… и уши мыть.

 

Из окна пошли гитарные переборы. Включается тёплый женский голос, и сразу поднимает мелодию.  

 

Илья. Мы по-русски общаемся? Весь это твой «Фэн-шуй»… Ты домашнее животное?

Полина (потирает устало лоб). Пришли основные тезисы в «личку».

Илья. Интонация голоса… воркующая.

Полина. Будем обсуждать мои королевские манеры? Постой. Туда носишь те же слова?!.. Льёшь мне – в уши – эту свою речь. Совет, самый крупный, который я от тебя слышала… сейчас в меня полетят тапки!.. «Приоткрытый рот! Запястья и голая шея! Следим за собой!» (Вдруг начинает смеяться.) Была проявлена живая эмоция!.. «Лингвист».

Илья. Залежалась ты в этой истории. Как тебя выключить? Все ищут кнопку.

Полина. На этой фразе я просто погибаю.

Илья. Это всё на провал! Ты – поэтесса!.. счастливый случай. Весь этот текст твой, спотыкающийся, – неправильное применение слов. А так всё по плану; статус!.. или ты себя ущемляешь?.. то, о чём мы всё время говорим: утончённость! (Задержал взгляд на её губах.) Посчитай свои очки: «за» «против».

Полина. Решил просто колоть меня иголкой. Живу не своей жизнью… придуманной тобой. Мы же сегодня рассказываем про женщин? Нет?.. А я так хотела, так бежала.

Илья. Я стараюсь. Очередная история про психопата. Сегодня вообще поджало! Сдаю секрет: всё время отвлекался мыслями на тебя. Заканчиваю очень радостно (Герцена можно цитировать?.. эту цитату многие не знают)... Так… Посередине мысли меня сбила.

Полина. Тема навеяна чем? У тебя ведь с лица не прочтёшь.

Илья. Не прочтёшь.

Полина. Таро раскладывать?

Илья. Не факт, что так плохо.

Полина. На этот раз не справился!.. «O l’Oméga, rayon violet de Ses Yeux!»

Илья. Опасно говорить тебе правду. (Убрал прядь волос ей за ухо.) Первое, что приходит в голову: ты умная.

Полина. Это вообще лечится?

Илья. Побочки накрывают.

Полина. Целоваться уже когда?! (Смеётся.) До чего докрутил ситуацию!.. Я услышала так.

Илья. Словами не назвать – про то, что ты сейчас!

Полина. У меня есть ещё уловка, со школьных времён: «Ой, холодно!»

Илья. «Врача»!..

Полина. «Официанта»!!..

Илья. Сейчас придёт!

 

Смеются.

 

Гляжу на тему разговора… (Завибрировал телефон в кармане.) Не разбери какие тёмные побуждения пошли. (Торопливо просматривает почту.)

Полина. Будем валить на меня? (Отбирает у него телефон.) Ну-ка, ну-ка, просвети. Пожалуйста. Сейчас. Хочу!

Илья. Обстоятельства не бьются. Четвёртую десяточку разменял, а всё так как-то! Центр мудрости сместился… в область копчика. Зачем мне такой уровень комфорта?

Полина. Илья! В нашем списке есть пункт, который ты не замечаешь…

 

Сильный хлопок со стороны парковки, вспышка пламени. Одна за другой пробуждаются рёвом автомобильные сигнализации.

В отеле захлопали двери.

 

Илья (прикрыл П о л и н у, озирается по сторонам). Я бы первый удивился… если б нас оставили в покое.

Фрол (появляется со стороны парковки; в руке пистолет). Машину взорвали! По-борзому!

Полина (всхлипывает). Чья?!

Фрол. Не наша. Кого-то из гостей.

Полина. Вот и весь ответ. Идиоты… Морок ходит за нами. Морок!

Фрол. Служба охраны сработала оперативно. Тушат.

Илья. Если они до этого пытались часть бизнеса отжать, сейчас они его просто уничтожают. (К Ф р о л у.) Скажи владельцу машины: мы компенсируем потери. Одно понятно: пресса завтра вбросит во полной. Шума не избежать. (Идёт в дом.) Надо успокоить гостей. Лица свои приведите в порядок!

 

П о л и н а  и  Ф р о л  торопливо следуют за ним.

 

С утра подскочило давление. Вкатит так. Ещё не смертельно, но уже почти как в шахте.

 

·             17.

Гостиничный номер Гелы.

Г е л а, поджав под себя ноги, сидит на ковре перед зеркалом; распустила волосы. Мученически вздохнула, расчёсывается.

В дверь постучались. Шаги... Встретилась в зеркале глазами с И л ь ё й.  

 

Илья. Не выспалась?.. Благородный сероватый оттенок под глазами. Красива до странности. Неподготовленные шарахаются.

Гела (массирует ногу). У меня всё затекло.

Илья. Работаешь над походкой?

Гела. Последнее чем хочется заниматься.

Илья. Придётся тебя поучить. Возможно даже… всегда забываю это слово… по попе.

Гела. Вот такая фантазия…

Илья. Разболтанность в коленях! (дует ей в макушку) я не кулинар, но доверяю своему желудку: есть это нельзя.

Гела. Громко думаешь.

Илья. Могу ещё раз проехаться. (Растянулся на ковре у ней за спиной.)

Гела. Дошло до такого: до такой скуки.

Илья. Хороший подъём стопы… прекрасное сочетание с узким голеностопом. Из принципа добьюсь! Литераторы называют такую походку «летящей».

Гела. Меня постель второй час ждёт!.. ещё почитаю при свече.

Илья. Опять же: бархатистый, глубокий голос… поставленная интонация.

Гела (повернулась к нему лицом). Ты что, подлизываешься ко мне?

Илья. В отношении тебя у меня всё сходится. Вот она, генетика. Кому-то ничего, а кому-то… (Приподнялся, ложится боком, опёршись о локоть.) Что нам говорит старикан Фрейд? Кто помнит?

Гела. Постой. Я сейчас судорожно вспоминаю… А, вот! Поскольку ты сегодня добрый. Почему нам не позволяют снимать себе квартиры?.. Бесконечно гнездиться в гостинице!

Илья. Обсуждали.

Гела. «Нездоровая история»!.. ты покрутил у виска, и я тогда согласилась.

Илья (пытается дотянуться до бутылки). Что-то изменилось?

Гела. Всё!.. Хочется пригласить в гости сестру, маму. Остаток жизни угорать им за Кавказским хребтом? Нет, что это я!.. За Уральским! У меня ужасно с географией. С биографией! И с географией тоже. Где мне прикажешь с ними встречаться – в Лондоне?.. Фу, оговорилась опять... В номере?!

Илья. С этого начинается. Обрастаем кастрюлями. Плита. (Ополовинил стоящий рядом с ней бокал.) Борщ…

Гела. В какую ночь тебе это приснилось?

Илья. Испугался, что придётся есть холодец!.. Подача голоса твоего смущает. Для тех, кто пропустил первое занятие. У тебя должность – «организатор пространства».

Гела (кидается в него заколками для волос). Дай мне задать вопросы правильные!

Илья. Он такой весь, вопрос правильный… про власть. (Прошёл к окну. Долго всматривается в темноту). Подпихну мысль насчёт вот чего. Есть перпендикулярная концепция, Гела: реализовать себя в социуме.

Гела. Это всё про меня?

Илья. Пыл пропал?

Гела (поглядывает на своё отражение в зеркале). Какая же я всё-таки… княжна.

Илья. Давай поставим целью?

Гела. Имей в виду. Меня в детстве сильно наказывали за ложь.

Илья. Как бы так вот!.. Да… (Сел на угол стола; задумчиво отбивает пальцами какой-то ритм.)

Гела. В твоём вопроснике для меня ещё что-то осталось? (Вдруг резко развернулась.) Перебираемся в Лондон?! Постой, или ты хочешь, чтоб я осталась здесь разруливать?.. Привык… потому что у меня 24 часа в сутках. (Живо поднимается на ноги.) Серьёзно, я не понимаю, почему ты всё ходишь вокруг да около.

Илья. Я не специально, прости.

Гела. Клинит, что ли?

Илья. Сколько сразу букв прибавилось.

Гела. Попробуем в Европе, Илья!

Илья. А святость души?

Гела. Вся движуха проходит мимо!.. Рассчитаемся с больницами: за все запланированные операции… Задумался! Послушай, если дело привьётся, оно обязательно вернётся когда-нибудь в Россию!

Илья. Сегодня я умных переел. Несварение желудка, и всё такое. (Направился к двери. Возвращается.) Обнимемся? (Притягивает её к себе.) Два пункта. Ладони греют область чуть повыше крестца: делай как я. Перекос не туда! ищи талию!.. Пункт второй. Внимание – пучком – к ладоням!.. поможем информации считываться. Выясняем, до конца ты заполненная или не до конца. (Шёпотом.) Постояли-постояли-постояли… Постояли-постояли-постояли… Примечаешь? в открытую калиточку проникает! Что называется, поймали момент. Энергии сладко целуются. Это не про то, что думают школьницы. Не хихикать! Сакральность разрушается! не получается быть на одной волне!.. Распрягай лошадей, (отстранился) пчёлка дорогая. А… ну да. Не прощу тебе, что подрезала косы. Вижу в этом желание уколоть. Да, и ещё. Вдохновился и накропал стишок. Вот с таким заявлением! Так – словоизвержение. В стиле танка. Подцепил, скажем так. Вырвало под утро из постели!.. Замахнулся. Боюсь оскорбить твоё поэтическое ухо.

«Капли росы – капли тумана... капли дождя...

Запущенная чьей-то прихотью круговерть энергий.

Затем лишь,

                       Чтобы пролиться каплей терпкого сна,

                       Под утро – в сосновом бору.»

(Поглядывает на неё, ждёт.) Всё, потопал на выставку (ощупал себе пульс) Ван Гога.

Гела (с улыбкой). Предохраняйся!..

 

·             18.

Гостиничный номер Ильи.

Хлещет дождь за окном, заливая стёкла потоками воды. Поскрипывает от сквозняка одна из дверей. Темноту пробивают горящие свечи на столе, – синхронно подрагивают, бросая блики на стёкла, причудливо освещая осунувшиеся лица девушек, расположившихся на стульях ближе к столу. Девушки все в чёрном.

Входит Ф р о л. Выжидательно постоял какое-то время. Никто не обернулся. Прошёл к столу, потрогал Л и к у за плечо. Помогает ей встать. Л и к а неловко ступила ногой, пошатнулась, опёрлась рукой об стол. Стол качнуло. Видя, что часть свечей скатились на пол, суматошно пытается удержать оставшиеся, и только ещё больше накренила столешницу. Какие-то свечи сразу погасли. Те, что ещё продолжают гореть, Ф р о л пытается затушить.

Л и к а стоит, окаменевшая. Наконец Ф р о л берёт её под руку, ведёт к двери, она безучастно следует рядом с ним.

Теперь комнату освещает лишь зыбкий свет из окна. По очертаниям заметно, как одна из девушек, похоже, Г е л а, нагнувшись, поднимает с пола бутылку с остатками вина, нацедила себе в рюмку. Вдруг смахнула бутылку и рюмку на пол. Быстро уходит.

Осталась одна П о л и н а: как сидела всё это время на стуле в забытьи, так и не сдвинулась. Наконец поднимает голову. Заметила на столе несколько оплывших свечей. Зажигает одну из них, держит в руке, не замечая, что плавящийся воск каплей стекает ей на пальцы. Подняла глаза к потолку, где свеча прорисовала световое пятно. Оцепенела в этой позе.

 

Почувствовав боль от огненного воска, импульсивно отдёрнула руку. Свеча гаснет.


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter