"Казино "Зомби""

(синкретический би́-боп)


Краткая аннотация

 

     Разыгрывается история с очень густым криминальным уклоном. Накопленные неправильности не позволяют персонажам  задерживаться на одном месте: пространство - в хулиганском сговоре со временем, - подталкивает их к бесконечному странствию. В итоге, исходное пространство всегда  оказывается... подпространством, с размерностью, меньшей на единицу... что нагружает мозг тревогой. 

     Но пьеса всё-таки о любви. О любви к деньгам. "Любовь" которая превращает человека в зомби.

 

 


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Казино Зомби.doc
Microsoft Word документ 271.0 KB

 

Действующие лица:

 

Хельга – первая жена Христофора,

Ханна – вторая жена Христофора,

Христофор.

 

Место действия:

Москва, квартира на Поварской.  

 

Время действия:

19-07 – 20-53 (период, благоприятный для проявления накопленных во времени и в пространстве неправильностей).


 Если вглядеться в темноту и попытаться разобраться в том немногом, что доступно глазу, то два пятна, напоминающие контурами человеческие фигуры, скорее умножают неопределённость, главным образом  своими загадочными перемещениями.

Среди множества бытовых звуков сознание вычленяет характерное шарканье пластмассовых наколенников для ползанья под кроватью, что будоражит воображение, порождая вереницу гипотез.

 

Ханна (перемещается на четвереньках – что-то ищет). После того, как я столько раз тебя травила...

Хельга). Мрачная разнузданность воображения. С этого и начинают.

Ханна. Делаю что получается. (Смеётся.) В этом счастье экспериментатора. Заметила? В твоём присутствии у меня начинают выделяться мысли Христофора.

Хельга. Продолжай. Твоё враньё мне не мешает ни разу.

Ханна. Знаешь... тянет в определённый период жизни с отравленной простоквашей поработать.

Хельга. Из скромности скажу: ты недооцениваешь степень моей бдительности.

 

Замигали слабыми вспышками лампочки в люстре, заставив вздрогнуть. С задержкой загорается верхний свет.

 

Ханна. К этой мысли я, может, всё-таки вернусь...

Хельга. По ней мы ещё потопчемся. Почему бы, действительно, не поразмяться?

Ханна. Сказать по правде, запуталась, от кого мне прятаться! (Смеётся.) Со страхом у нас в семье всё хорошо.

Хельга. С кошельком плохо.

Ханна. Тупик! Ладно. Придираюсь.

Хельга. Метко выразилась. «Семья».

Ханна. После того, как обнаружился общий муж? Запросто можно так назвать.

Хельга. Не тот ли это тип в стоптанных валешках?.. курирует то мою, то твою беременность.

Ханна. Ты разве беременна?

Хельга. Как ты отстала!

Ханна (отстёгивает пластмассовые наколенники). Разве мало было у нас трупов?

Хельга. Один раз только случилось!

Ханна. У тебя не может быть детей. Твоё враньё тебе не пригодится.

Хельга. Извращёно совратил меня... чупа-чупсом. Сопротивлялась, глаза закрывала. Тогда не так стыдно. Набросился, и сразу оплодотворил.

Ханна. Хельга... Я просто любуюсь твоей головой.

Хельга. Не подумай, я отбивалась.

Ханна. «Мухобойкой».

Хельга. Да? Об этом я чего-то забыла.

Ханна. Смеюсь!

Хельга. Не перебивай, мало времени отпущено. Коронный семейный навык наших соседей: даже без точных математических промеров гроб запросто проходит через окно. Говорят, дважды пробовали.

Ханна. Что ты всё об одном и том же!

Хельга. Заставило нас с Бобожоном (это дворник) воодушевиться! Так, чисто предварительно!

Ханна. Для этих целей архитектор, между прочим, спроектировал дверь.

Хельга. Как ты отстала! Дверь заклеена полицейским скотчем!

Ханна. «Полицейский скотч»... Я ненавижу тебя с этой минуты.

 

Молчат.

 

Хельга (отмечает что-то у себя в тетрадке). Если ужаться и сплющиться, левым боком мы гроб пропихнём. Ещё можно сбросить с парашютом – такая возможность тоже есть.

Ханна. Ой, ну опять! (Морщит ум.) Представляешь, прохожу мимо ванной; слышу – кто-то остервенело пережёвывает хрящ. Естественно, заглянула! Видны лишь некоторые части тела: ноги босые, на табуретке... и голова – просунута в петлю.

Хельга. Опять зашершавился? Идея в чём? Вылез симптом?

Ханна. Глаза – воспалённые. Вжималась как кошка в бархат!

 

Обменялись понимающими взглядами. Молчат.

 

Хельга. От него веет злом!

Ханна. Усиленное исследовательское поведение...

Хельга. Прости, не поняла.

Ханна. Такая у него одинокая акция!

Хельга. Вот-вот. А понимаешь, в чём импульс? Упорно ищет женщину с хорошей маткой! Никак не может определиться – всегда по странной причине.

Ханна. Какие-то слова пошли не те!.. Фу! Из-за тебя язык прикусила. Вчера. А вспомнить довелось только теперь.

 Хельга. Не обидишься на шутку? Не могла же ты проглотить его: шприц! У тебя в голове сплошная паника. Он острый! Соберись наконец. Казалось бы, всё обыскали! Действительно ли мы сталкиваемся с эпидемией забывания? Старайся, да?

Ханна. Во-первых!.. по памяти я уже пробовала!

Хельга (отстёгивает пластмассовые наколенники). Попробуй тогда как-то иначе!

Ханна. Перекладывала... с места на место, чтоб спрятать!

Хельга. И тебе это удалось!

Ханна. Хельга... Дорогое удовольствие – меня дразнить.

Хельга. Откажись, если эмоционально не готова! Всегда есть на выбор ещё один способ! Придумали, между прочим, раньше нас с тобой.

Ханна. Считаешь, можно с ходу выдумать что-то другое?

Хельга. Господи, ну как же долго!

Ханна. «Долго»... Сама попробуй.

Хельга. Извини. Поймала себя на том, что вдруг как-то тебе сочувствую!.. Тебе будет очень не хватать звёздного неба!..

Ханна. Не подсказывай! Всё, что мне надо соврать, я совру сама!

Хельга. Звёзды. Конечно, они никуда не денутся!

Ханна. Самый предательский момент: началось с крохотной родинки! Ну, увеличилась в размерах. Так, в основном. Меланома! Нет, это слово произносить не буду. Метастазы в лимфоузлах! Почему-то сразу четвёртая стадия!

Хельга. Он плохо тебя содержал! Не должен он тебя пережить!

Ханна. Женщина! успокойтесь!

Хельга. Я просто эмоционально отреагировала!

Ханна (опорожняет бокал с красным вином). Хотелось бы мне знать, а что это животное (закашлялась) сейчас делает?

Хельга. Нам на руку, что Христофор – человек кропотливый. Но не во всём. А то бы он до сих пор тебя терзал!.. Так-так, а что это там торчит у тебя из под резинки?.. резинка на чулках. Ты всё-таки напросилась!

Ханна. Действительно... шприц!..

Хельга. Желаешь прокомментировать?

Ханна. Резинка начала скручиваться... я её немного спустила.

Хельга. А шприц как там оказался?

Ханна. Со мной бывает!

Хельга. Есть замечательная книга на эту тему! Найди и прочти.

Ханна. Капельку повторяемся!.. Рассуждаешь как геометр! А слабое здоровье, которое было с утра, не считается?

Хельга. Пожалуйста, ты же сама этого хочешь! Ты дашь себе когда-нибудь развернуться?

Ханна. Слушай, тебя так много!

Хельга. А где... «орудие труда»?.. Название не очень приличное...

Ханна «Бейсбольная бита».

Хельга. Понимаю, вопрос очень подлый! Не факт, что мы отыщем её в полчаса.

Ханна. Не надо смешивать! (Извлекает из-под матраса нечто завёрнутое в ночную рубашку.) Всё под контролем!

Хельга. Это ответ! Приступаем? Напоминаю, это условленная фраза!

Ханна (поправила чулок). В любой момент!

 

Сосредоточенно крушат посуду на полках, показывая друг другу, как это надо делать. Втянувшись, взялись и за мебель (для чего, как раз, и пригодилась бита).

 

Хельга. Пышная программа!.. Раз, и швыряем! Раз, и швыряем!

Ханна. Первое моё по-настоящему красивое достижение! (Зажмурив глаза, смеётся.) Дико аморально!.. Страшно от того, что я такая?

Хельга. Напоминаю. Истерика у тебя по средам. Неправильно, на­верное, что сегодня вторник?

Ханна. Ждать целый день? А! теперь уже потеряло смысл!

Хельга. Следи, как надо делать! Демонстрирую! (Движением, напоминающем удар каратиста, наподдала по стулу. Поскользнувшись, шлёпнулась на спину.)

Ханна. Это какой надо резвой быть!

 

Ухохатываются.

 

Бумц, бах-трах! Бумц, бах-трах!

Хельга. Следы борьбы! Там! Здесь!.. Называется, «жертва долго сопротивлялась». Можешь представить, как будет трудно профессору оправдываться!

Ханна. Теперь самый второй вопрос, главный! Во что переодеться!

Хельга. Это легко, как раз! Заверни себя как подарок!

Ханна. Иногда так и делаю! (Уходит в соседнюю комнату.) Мыслей в связи с этим уже скопилось – три.

Хельга (ждёт, пока дверь за  Х а н н о й  не закроется. После чего извлекает из декольте кулон, подносит к губам). Раз-раз! (Ждёт.) Раз-раз!.. водолаз... (Получив ответное сообщение в миниатюрный наушник, отыскала глазами камеру, спрятанную среди безделушек на книжном шкафу. Машет рукой в камеру. Начинает вести репортаж – в диапазоне от шёпота до полушёпота.) А теперь, как всегда, пару гадостей! Беру небольшой кирпич. Вы знаете, кирпич у меня всегда под рукой: проверить чью-то голову на крепкость!.. Ой! Дайте же сказать вам новость! Появилась техническая возможность! Три шизанутых персонажа! Делайте ваши ставки, фанаты замочной скважины! Казино гарантирует хороший куш! Все ваши крутые заходы насчёт того, чтобы настричь капусты; я не чёрствая, если что! Три интернет-кошелька – реквизиты у вас на экране! Да, за это платят!  Игра начинается! Подтягивайтесь!

Ханна (в дверях). С кем ты тут «шепчешься»? (Осматривает комнату.) Почему-то всегда, когда я закрываю рот, вы свои рты открываете!

Хельга (прячет кулон в разрез декольте. Взглядом экзаменует её платье). За что я не всегда люблю твои вечерние наряды – увлечение остро актуальным. Что можно ждать от женщины, когда она начинает насиловать свой бзик!

Ханна. Не пугайся, я не заставлю тебя расшифровывать!

Хельга. Впервые меня это радует.

Ханна. Всегда слушаю тебя только до половины!

Хельга Хочется выглядеть старше своих лет?.. Не хочется? (Посмеивается.)  

Ханна. Давай почитаем Хайдеггера, Сорокина – не надо. Я сказала «Хайдеггер»? А кто это?

Хельга (с усмешкой). Извини, недопоняла... где меня нет?

Ханна. Не отвлекайся. Займись лучше тем, с чем можешь справиться!.. Чего ждём? Где обормот? Зови!

Хельга. Я подежурю у замочной скважины?

Ханна. Плохо, от этого деньги не заводятся!

 

Х е л ь г а  – уходит в спальную комнату.

Почти сразу в неприкрытую дверь просунулась голова  Х р и с т о ф о р а.  Держит в руке безопасную бритву. Борода сбрита только наполовину.

 

Христофор. Впустишь? Или ты занята? Так это выглядит. Пока это гипотеза.

Ханна. Никто и не возражал.

Христофор (входит). Комплимент твоей причёске! Капризно складывается: влево, вправо! В согласии с некими астрологическими правилами?.. Обожаю!

Ханна. Хочешь, чтоб я ответила, Христофор?

Христофор (фыркнул). Люблю опасность!

Ханна (со вздохом). Такой вот у него противный способ понравиться!

Христофор. Непристойная спутанность волос!.. Наверное, так требовал замысел?  

Ханна. Якобы у меня идея такая.

Христофор (наткнулся на покалеченный стул). Уютно в твоей халупе: мебель – в щепки! посуда – вдребезги!.. Милые развалины!.. точка на карте, где можно упокоиться душой! К слову. Наблюдение. Когда от тебя слишком много порядка, это всегда подозрительно.

Ханна. Вырядился!.. Куда-то собрался?

Христофор. Надел – для придания мужественности – любимое тобой галифе! Ой, извини, галифе будет в другой раз.

Ханна (посмеивается). «Шаровары с начёсом»! Чуть ли не брюки! В цвет стоптанным валешкам.

Христофор (смеётся). Действительно!.. нога разминулась с ботинком!

Ханна. Ну... мы это решим.

Христофор. Как ты талантлива, когда кусаешься!

Ханна. Когда ты замолчишь (наверное!), ты разглядишь в моей руке... медицинский шприц.

Христофор. «Шприц». Серьёзное изделие! Ты такая выдумщица!

Ханна. Шприц! С ядом!.. И с отпечатками твоих пальцев.

Христофор. А пробуждение вулкана на Хитровке... Тоже приписываешь мне?

Ханна. «Яд». Слово понятно? Я ухожу, Христофор!

Христофор. В каком направлении?

Ханна. Вероятно, что не в баню!.. Рай!.. Ад! Говорят, там тепло от камина! В моменте многим нравится.

Христофор. Фу! (Нервно чешется.) Мозг свернулся в бублик (с двумя дырками)!

Ханна. Не говори при мне слово «мозг»... Сейчас обижусь, и уйду!

Христофор. Мозг! другого оружия у меня нет.

Ханна. Пойдёшь со мной! Хочется, чтобы меня кто-то сопроводил.

Христофор. Без вопроса! Нет, погоди... Что-то я не то брякнул. Сознание не туда загнулось!

Ханна. Два кубика отравленной простокваши!

Христофор. Извини, наверное, я дверью ошибся...

Ханна. Просто-напросто, конкретное умирание!

Христофор. Так хорошо разговор начали! Какая-то чрезмерность! – отмечаю своим писательским умом. Дай высказаться, Ханна! Это важно! Да, знаю, ты жила с этой болью... Болезнь... Страдала. Менялась... Проходит некоторое время, энное. Хоп! «Шприц»!

Ханна. Не говори при мне слово «хоп»!

Христофор. Хочешь, мы интимно обсудим? (Берёт её за руку.) Я выкрою для тебя отдельную ночь!.. Заметь, день скорбный, а есть хочется! (Тянет её за собой; она упирается.) Совершим рывок к холодильнику? Прочешем окрестности!.. Извини. Просто выдвинул вариант. Прости, наверное, я заскочил не в рыцарский век! Запутался: живу на два дома! Несусь вслепую!.. Поэтам легко! поэт запросто выкрутится. Чуть что... «Затерялся в пространстве простыней!»... Не станем его за это осуждать!

Ханна. Нарочно не понимаешь моих намёков...

Христофор. Ханна! В рифму к твоей мысли! Строчка поэтическая. Извини, в голове возникла!

Ханна. Не надо!!

 

Молчат.

 

Христофор. Прости, что вспомню сейчас гнусные подробности... Ресторан. Весёлая компания бухих литераторов. Это такое устойчивое словосочетание; наверное, ты знаешь. На бессознательном уровне нашёл под столом твою коленку, – для любого великого дела требуется дерзость!..

Ханна. Такое внимание с твоей стороны!.. непрерывно просил подбросить ему в тарелку холодца!

Христофор. Если б я это не делал, как бы мы сблизились!.. Опа! Поскольку ты со мной поделилась. Знала к кому обратиться. Представь. Обычная резинка от трусов! Трусы начинают спадать (знакомая пытка, история очень личная!). Натягиваю резинку... сценарий – жесток. Чпок!..

Ханна. Не помню про резинку. Меня при этом не было.

Христофор. Это я чтобы образно!

Ханна. Посмеялись на эту серьёзную тему! Хватит!

Христофор. Сейчас как скажу "Гав!"

Ханна. Хочешь расковырять мне мозг?!

Христофор. Хочу подвести тебя к пониманию термина «неустойчивость»! Знакома с физикой? Если нет, это не позор! Короче. До определённого момента резинка сопротивляется... Сосредоточилась? Начинаешь ориентироваться?.. Я дам тебе статью почитать!.. Неустойчивость всегда реализуется!

Ханна. Мне противно! Ведёшь себя со мной, как... Перельман. Развязываешь мне пупок!

 

Обиженно молчат.

 

Христофор. «Отпечатки пальцев» на шприце... Сказаны слова, те самые!

Ханна. Можешь смело меня цитировать! Тебе за это ничего не будет.

Христофор. Странная выдумка!

Ханна. «Мозг»... Слово понятно?.. Когда-то этим местом, представляешь, думали!

 

Х р и с т о ф о р  – невольно отступил на шаг, но промолчал.

 

Конечно, всё это в древности было!

Христофор. Я так догадываюсь – просветительский анонс?

Ханна. Ты же не пьёшь восстановитель волос! Используешь для чего-то другого!

Христофор. Ханна... В развитие! Не станет ли эта твоя задумка предметом ошибки?

Ханна. Мы же не торгуемся?

Христофор. На что ты меня провоцируешь?

Ханна. Христофор!.. Тебя мама учила слушать ушами?

Христофор. Стоит ли эти детали расспрашивать?

Ханна. Что там ещё не расслышал?!

Христофор. Кто, кстати, здесь решает?!

Ханна. Я тебя напугала?

Христофор. Можно я обращусь за цитатой к Монтеню?

Ханна. Хочешь, я сама с ним поговорю?

Христофор. Не получилось ответить! (Смеётся.) Понял!.. общее у нас – плохая память.

Ханна. Спрыгни с меня! Ты мне ребро сломаешь!

Христофор. Поскольку задача чисто техническая, мне надо позадавать тебе правильные вопросы!

Ханна. Есть длинный ответ, есть – покороче.

Христофор. Покороче!

Ханна. Я просила: «Давай, наконец, подпишем брачный контракт!» Ответ: «Не могу, у меня кровать узкая».

Христофор. Тебя имел в виду?

Ханна. Ну, видимо, меня!

Христофор. Понятно... И чего же делать?

Ханна. Мог бы, Христофор, и поджаться!

Христофор. «Поджаться»... Не будем пошло рекламировать свои способности. Это для более-менее скоординированных!  

Ханна. История (наша с тобой история!), между тем, такие примеры знала!

Христофор. Включила программу самоубийства? (Пытается отобрать шприц. Выкручивает ей руку.) Где ты её подцепила?!

Ханна. Зато у тебя появился реальный шанс проснуться!

Христофор. Приспособить меня для собственного уничтожения! Бессовестно даже как-то!.. По-видимому, мы произошли не от одного сперматозоида... Но это не расизм! И потом. Такая мутная штука: шприц. Он не послужит никакой цели! Давай просто выльем на тебя ведро воды?

Ханна. Шприц или ещё что-то! Это вообще без разницы!

Христофор. Милая!.. душа моя!.. Знаю, к тебе надо привыкать! Пить каплями! Прости, сегодня как никогда страдаю от переизбытка способности мыслить.

Ханна. Неспособность тверда. Как никогда.

Христофор (с мрачной усмешкой). Почти что соревнуемся! (Выкручивает ей руку.) Сегодня ты изобретательна!.. А если пощупать такой вариант? В одном ты права: наконец я обязан создать тебе условия! Вся атрибутика: счёт в банке, машина... квартира (которую я тебе уже отписал)... светские беседы под бокал вина!.. Женщин надо тоже беречь! Такая формулировка.

Ханна (изловчилась – втыкает иголку шприца себе в руку.). Раз – и всё!

Христофор. Ханна!.. (Застонал.) Зачем?! Я всё пытаюсь понять. Проворачиваю варианты... Бешенная! Палец мне прокусила...

Ханна. У тебя в этом деле нет голоса!

Христофор. Если б ты смогла хоть на секунду на меня настроиться...

Ханна. Что ты к пустякам привязался?

Христофор. Прости!

Ханна. Ты не единственный, кто в эту минуту заслуживает жалости!

Христофор. Ты, Ханна, мой тип!.. Нет, это я просто так. Извини. Для примера сказал.

Ханна. Озноб!.. Меня трясёт... Мама, как больно! Тебе светит каторга, Христофор! Вот! пульс уже не прощупывается: для подсчёта. Это быстро. Нет времени испугаться. Не смей смотреть на меня: любоваться больше нечем! Если я не умею что-то одно... значит, я умею что-то... другое... (Удушье, хрип. Откинула голову.)

Христофор. Сердце!.. (Стонет.) Лишь бы без корчей! (Нащупал рукой нечто твёрдое, покачнулся и буквально рухнул в кресло.)

Хельга (выходит из-за портьеры). Я в большом затруднении!.. с кого бы из вас начать.

Христофор (болезненно обернулся). Кто там?!

Хельга. Спокойно! На тон ниже! (Идёт, ставит ногу с грацией фотомодели.) Если тебе темнота мешает, мало света, легко решается! Направлю ласково фонарь в глаза!

Христофор (заслоняясь от яркого света). Почему ты ко мне так добра? 

Хельга. Эта фраза про меня!.. Прости, мне кажется, я стала развратна, что ли! Такое творю!

Христофор. Шуршишь по тёмным углам!

Хельга Много чего делают тайком!

Христофор. Пожалуйста, не заходи мне за спину!

Хельга. Прости, Христофор, у меня есть опыт.

Христофор. Твоё присутствие разве предполагалось?

Хельга. Мы же не торгуемся?

Христофор. Так... Меня там уже повсюду ждут!

Хельга. Ага, вот и шприц! Догадываюсь, чьи отпечатки на нём обнаружат!

Христофор (пытается выбраться из кресла). Мотай отсюда!

Хельга. Опять всё забрызгано по щиколотку кровью!..

Христофор. Мы договаривались бойкотировать выяснение отношений!

Хельга. Зверь!.. Удивляюсь, зачем эволюция отобрала у тебя хвост!

Христофор. Сейчас же прекрати эту бойню!

Хельга. Затухни!.. Тебе недолго осталось. Вопрос минут.

Христофор. Пожалуйста, ты там с риторикой разберись!.. Уберите её, она меня доведёт!

Хельга (склонилась над ним). Бешено начинаешь меня слушать!.. Я была юной и обаятельной. По недоразумению встретила тебя. Такой тип женского поведения: я хотела ребёнка! Примерно понимаешь, что теперь со мной происходит? Выкидыш! Если тебя не смущает терминология!.. зачем-то пострадал ребёнок. Пол мозга вынесено от горя!

Христофор.  Хельга... Это наша общая боль!

Хельга (треплет его по голове). Плачет!.. Плачет в грустных местах!

Христофор. Послушай... Что угодно, только не смех!

Хельга. Смотрит на меня с таким состраданием! (Берёт его за кадык.) В общем, не нравится ему!

Христофор. Зачем-то бессмысленно оскорбила!..

Хельга. Ты должен меня постоянно бояться, Христофор!

Христофор. В этом сне твоём есть место для пробуждения?

Хельга. Обожаю такой разговор! (Смеётся.)

Христофор. Пришла послушать, как зареву от боли?.. понаблюдать, как буду корчиться!..

Хельга. На слух, стон у тебя чисто механический.

Христофор. Организм сопротивляется. Кажется, чуть-чуть отпустило.

Хельга. Что там у тебя в руке?

Христофор. Важно ли это?

Хельга. Ампула! (Выкручивает ему пальцы.) Как зверь упёрся! Ну. Зачем ты её раздавил?

Христофор. Бумц! Сделал и сделал!

Хельга. Ты что, опупел сразу?.. Я тебя застукала за этим!

Христофор. До черта всего подмечаешь!

Хельга (растирает жидкость между пальцами). Маслянистая! Ощущается горчичный запах.

Христофор. Ищешь что-то конкретное?

Хельга. Как эта ампула у тебя оказалась?

Христофор. Касается только меня.

Хельга. Христофор!.. Ты перестанешь когда-нибудь стараться?!

Христофор. При соединении с воздухом образуется летучий яд: аромат помойного ведра. Самопроизвольные явления всякие.

Хельга. Калечит нас своими знаниями!

Христофор. Не специалист, перепроверь в энциклопедии! Химики меня поймут!

Хельга. Сейчас ты должен мне всё это доказывать! И то, если ты ещё существуешь!

Христофор. Что-то меня душит... ломает... Спазм мышц!..

Хельга. Успеем про мышцы!.. Бывает, с места не сдвинешь!.. Сразу деятельность какая-то у человека просыпается!

Христофор. Там, в ящике... Пузырёк! Весёлая наклейка: «Настойка боярышника». Антидот! Почему-то сказал всю правду... (Схватился за сердце. Хрипит. Обмяк всем телом.)

 

Пауза.

 

Хельга. Вот так всегда!.. Умер! Такую истерику мне сорвал! (Набирает номер на мобильном.) Алё! Полиция? Двойное убийство! Новый Арбат, Поварская. Женщина, крашеная блондинка. Глаза серые, два уха. Очередной приступ ревности! От мебели остались лишь щепки; пол усыпан битой посудой. Смертельно устала от них, вот-вот свалюсь!

Ханна (открывает глаза. Морщась от света, наблюдает за ней). А зачем было брать мой голос?

Хельга (обернулась). Дышишь?.. (Обошла её с одной стороны, с другой.) У тебя был вид такой. Подумала, всё – конец!

Ханна. Двадцать минут тебя слушала! Двадцать минут ненавидела!

Хельга. «Отравленная простокваша» оказалась – не отравленной. Ты такая изобретательная!

Ханна. Делаю... маленький ход! Так понятно?

Хельга. Давай, всё же, как планировалось!

Ханна. Плохо старалась! (Смеётся) Мало успела!

Хельга. Платят за результат!

Ханна. Какой результат? Думаешь, случайно ты потеряла ребёнка?

Хельга. Со мной поосторожней!

Ханна (поднимается на ноги). Ты от него не родишь! Вообще ни от кого не родишь! Забудь!

Хельга. Без тебя мне всё-таки будет скучно!.. Представляешь, целый кусок моего опыта!

Ханна. Разумеется, ничего нового! Ты мне по-прежнему завидуешь! Ты – безнадёжна. Ты – Антарктида, покрытая толстым слоем льда.

 

Вымученно смеются.

 

Я увела у тебя мужа! Увидела вкусный кусок, и отхватила! Какой-то даже интерес к жизни после этого проснулся!

Хельга. Спасибо, что ты со мной делишься!.. (Сладко потянулась.) Да, в шприц был заряжен физиологический раствор: так было задумано! Но он попал ко мне в руки! Извини, по-моему, я что-то там перепутала: временные трудности с головой. Боюсь, не оказался бы в шприце... яд. Слабость, боль! Это у тебя на этом фоне! 

Ханна (не сразу). Что-то никто тебя не хвалит...

Хельга. Тут всё по правилам!

Ханна. А Христофора зачем?

Хельга. Случилось и случилось!

Ханна. Конечно, тебе есть чем похвастаться!.. Ха-ха! (Набирает номер на мобильном.) Алё! Полиция? Двойное убийство! Новый Арбат, Поварская. Женщина, крашеная брюнетка. Глаза мутные, зубы фарфоровые. От мебели остались только щепки! Очередной приступ ревности! Пол усыпан битой посудой. Смертельно устала от них, вот-вот свалюсь!

Хельга. Ну-ну, (смеётся) воспарила!

Ханна. Мысли не путаются? (С усмешкой наблюдает, как её качнуло.) Какие-то сгустки темноты, по-видимому?

Хельга (старается удерживать равновесие; её пошатывает). Это... не наврала...

Ханна. В животе – невесомость. Или ещё нет?

Хельга. Но как?.. как ты сумела?!

Ханна. Знаешь, как-то не запечатлилось! (Подошла к зеркалу. Прихорашивается.) Почему я должна всё помнить!

Хельга. Сегодня ты хорошо... подготовлена... (Удушье, хрип... Ноги подкосились. Падает на ковёр.)

Ханна (обернулась на шум). Я же не врач! это бы я заметила! (Несколько подождала. Идёт к  Х е л ь г е; извлекает из декольте её платья кулон; подносит к губам.) Раз-раз! Раз-раз! (Снимает с её головы гарнитуру. Говорит в камеру.) Все, кто поверил и поставил на меня! Хороший куш! Поздравляю! Быстро управились! (Её качнуло.) Не пойму, будто бы дышать... нечем. Тошнота. Вот что бывает, когда психика расшатана!.. Христофор, «полезный идиот»!.. маньяк, спущенный на меня! (Пошатываясь, идёт к комоду.) Говоря об антидоте (название сложное, вспомнить его безнадёжно), видимо, он и вправду что-то подразумевал... Искать, искать. (Шарит по ящикам.) Так. Это ещё что? Мех неопознанного животного! А! вот и мои парижские туфли! Конечно, если ужать, можно и сюда их впихнуть! Ага, пузырёк! «Настойка боярышника»! (Принюхивается.) Пузырёк, правду сказать... подозрительный. Веет от него холодом смертельным. (Ещё раз принюхалась.) Допустим, ты сделал мне загадочный подарок, Христофор!.. Понятно станет потом. (Попробовала жидкость на язык. Падает замертво.)

 

Слышно, как часы бьют четверть. С последним ударом наступает гробовая тишина.

 

Христофор (приподнял голову; осмотрелся). Первое!.. Впечатления утряслись! Пора действовать! (Кое-как поднялся и поковылял.) Создать специальную экспериментальную обстановочку... Тот случай, когда на помощь приходит несложный статистический анализ: подсчёт числа пустых бутылок на кухне, поделенных на температуру воздуха за окном!.. Полученное значение многое объяснит! (Говорит в камеру.) Раз-раз! Раз-раз!.. Меня оглушили ударом скалки по голове? Я по эту сторону могилы или по ту? Или сознание не в ту сторону загнулось? Не похоже, что я в полной мере контролирую себя. Роковая ловушка? Минус-пространство? Хотя... почти все слова осмысленные! (Вдруг расплакался и стал бормотать что-то невнятное.) Слёзы – пролиты! Конец страницы близок! Найдётся ли тот, кто перелистнёт её умелой рукой? Будут, конечно, догадки всякие. Моему рассудку предстоит серьёзное испытание. Все, кто поверил и поставил на меня! Хороший куш! Поздравляю!

Хельга (открыла глаза; потянулась словно бы со сна. Приподняв голову, поймала на себе недобрый взгляд  Х р и с т о ф о р а). Который час?.. Где мои часы?

Христофор. Всюду!

Хельга. Это ты Христофор?

Христофор (склонился над ней). Да, лицо моё выглядит примерно вот так: имеет не зрелищный характер.

Хельга (инстинктивно защищается рукой). Я вас путаю – тебя и твою физиономию!

Христофор. В связи с этим. С мягкой внезапностью спрошу. 

Хельга. Не надо!!

Христофор. И всё же! Любопытно!.. Какие сейчас там дела в аду?

Хельга (смеётся). Не так жарко, как ожидалось!

Христофор. О! Это подходит нам.

Хельга. Не нависай надо мной! Я бы не сказала, что ты сегодня моё любимое животное.

Христофор. Э! Что за идея бить меня по голове! Вброс новой формы ласки?

Хельга. Ещё даже не успела!

Христофор. Никто так меня не распалял! (Берёт её на руки. Бережно и мягко относит к креслу.) А теперь то, что обещал! (Надевает толстые, песочного цвета, сварочные рукавицы.)

Хельга. Ты начал? (Сползает с кресла.) Мне сразу жутко становится!

Христофор. Есть третий вариант?.. Врут!

Хельга. Не подходи!

Христофор. Наверное, по врачам мотаешься?

Хельга. Гоос-споди!

Христофор. Северянина с вечера перечитала? Наревелась?

Хельга. Христофор... За что ты меня про это спрашиваешь?

Христофор. Не слышу! Будем играть в «удивление»? Перестань считать, что я добрый!

Хельга. Признайся, у тебя тоже с мозгами сейчас сложно?

Христофор. Могла бы знать, сколько раз говорил!

Хельга. Ой. Что это у тебя – язык такой? Почему он зелёный?

Христофор. Приходится здоровьем жертвовать! Чтобы работу не перебить!

Хельга. Нет корвалола? Капнешь двадцать капель на язык?

Христофор. Если успею. Потерпи. (Направился к  Х а н н е.) Меня ведь никто не накажет, если я совершу некое сакральное действие? Ханна! Прости, меня слышно? Когда-то тебе всё равно захочется почесаться. Могу громче! (Протягивает к ней пальцы в рукавицах.) Я терпеливый, ты это не учла!

Ханна (нехотя открывает глаза). Не надо филологии! (Грубо отталкивает от себя его руки.) Так углубился в труд!.. Специально обзор мне захламил?

Христофор. Привыкай, привыкай к этим завораживающим движениям моего языка в голосовой щели! (Берёт её на руки. Бережно и мягко относит к креслу.)

Ханна. Тебе надо долго делиться со мной пищей, чтоб у меня проснулся к тебе интерес!

Христофор. Разговор пошёл набекрень. Есть версия! Мозги не обнулились?

Ханна. У кого?

Христофор. Закрой глаза, и начинай подсчитывать баранов.

Ханна. Извини, я отвлеклась... Ты о чём?

Христофор. Арифметика! Возвращает человеку адекватность!

Хельга (влезает в разговор). Кто хочет узнать мой результат? Я насчитала целых трёх баранов!

Ханна (оттолкнула  Х р и с т о ф о р а. Буквально выпрыгнула из кресла). Где моё кольцо?!.. Кто украл моё кольцо с отделением для яда?!

Христофор. Твой вопрос рассматривать как реальную угрозу?

Хельга. Милая!.. Я бы на твоём месте другим озаботилась. Видела себя в зеркало? Очаровашка! Интересная бледность. И как всегда – с утомительно красным глазом!

Ханна. Спорим, к тебе это тоже относится!

Хельга (потянулась; зевает). Странно, с закрытыми глазами я вижу то же, что и с открытыми! Примерно один и тот же набор глюков! Даже надоело как бы!.. Христофор! Ты даже не оправдываешься! При этом, заметь, Ханна! У него опять очень пунктуальная физиономия!

Христофор. Если придираться!.. Если придираться!

Хельга. Большой поклонник смысла; к каким книгам он чаще всего в последнее время прикасался? (Берёт увесистый фолиант со стола.) «Краткий справочник животновода: дрессировка бабуинов». Вот! Слегка продвинулись!

Ханна. Для меня слово «животновод» – неприличное слово.

Хельга. Так-так... Давно было скопление мыслей на этот счёт!

Христофор. Видите, у вас появляются какие-то знания!

Ханна. Хочу сказать о другом. Стала искать информацию о нём в интернете; попробовала похимичить с ключевым словом «клещи». Первые десять строчек с результатами поиска отсылают...

Христофор. Продолжай! Нам это враньё твоё ещё пригодится.

Хельга. Смешно...

Ханна. Смешно!.. Отсылают к тебе, Христофор!

Христофор. Не мешало бы нам накатить! Кто-то проведёт меня тайными тропами на кухню? Эй! Обращаюсь к вам! склонные к богеме и дендизму!

 

Общее оживление.

 

Впрочем... оставить! Бутылка обнаружилась под столом!

Хельга. Официант!.. Три джина!

Христофор. Два джина и порцию мышьяка!

Ханна. Официант!.. Мне с вишенкой!

Христофор. Яд. Он всегда при мне! Особый состав: «Слюнки дьявола». Следите за руками! Разливаю джин по рюмкам! В одну из них: сюда... нет, сюда... следите за руками!.. откапаю яд. Ему там одиноко. Пока что. И потому тщательно перемешиваем – один раз, другой. Случился хороший коктейль!.. прополоскать рот! Итак. Самый третий вопрос. С кого начинаем?

Хельга. Острый энтузиазм!.. Подозрительно.

Христофор. Извините за умный вопрос. Бросаем жребий?

Хельга. Не надо!

Христофор. Вкусы меняются?.. А, здесь скрывается очень сложное чувство! Понял! Специально для эзотериков! Давайте, кто выше плюнет!

Хельга. Это не входит в мои привычки. Вот, проболталась...

Христофор (со смехом). Старое интеллигентское увлечение!.. Практика у нас есть!

Ханна. Понятно, что это провокация!

Христофор. Дойдём и до этого!

Хельга. Вечно ты нам что-то навязываешь!

Христофор. Предложение не прошло. Что ж! Объявляю охоту за идеями! Предлагайте!

Ханна. Ни разу не удавалось!

 

Х р и с т о ф о р  – отреагировал хохотом.

 

Хельга. Любишь нагромождать утомительно тёмные загадки! В нормальном смысле это бред!

Христофор. Ладно. Будем приучать вас к простоте. (К  Х е л ь г е.) Для чистоты эксперимента! (Перемешивает рюмки.) Доверяю тебе свой выбор!

Ханна. Ты нас надуешь! (Бросает в него смятый носовой платок.) Чтоб окончательно всё запутать!

Христофор. Разве это кривой вариант? Давай, Хельга! тебе надо потренироваться. (Ждёт.) Отреагируешь?

Хельга. Ближняя ко мне!

Христофор (берёт рюмку, подносит к губам). Следите за моими зрачками! (Подмигнул.) Последний всплеск мучений! (Принял содержимое на язык. Подержал. Заглотил.)

 

Х а н н а  и  Х е л ь г а  жадно наблюдают.

 

Ханна. Всё-таки он где-то смухлевал! (К  Х е л ь г е.) Это тренируется? Нет?

Христофор. Сама выберешь рюмку? Или опять доверимся Хельге?

Ханна. Дальняя от меня!

Христофор. Сейчас мы проэкзаменуем девушку! (Протянул руку с рюмкой к её губам.) Ханна! А ведь придётся!.. Пей!

Ханна. Ты отстал!.. мысленно я уже проглотила!

Христофор. Готов по-рыцарски распилить твой риск! Что, пополам? (Отливает из её рюмки.)

Ханна. Ты обманешь. Есть сотня способов.

Христофор. Поскольку вопрос технический, начинаю первым! Но глотаем... синхронно.

Ханна. Ты выплюнешь!

Христофор. Этот разговор надолго! Делай – раз! (Бьёт её резко под дых.)

 

Х а н н а  от неожиданности глотнула воздуха.

 

Делай – два! (Воспользовавшись секундным замешательством, вливает содержимое рюмки ей в рот.)

 

Х а н н а  – закашлялась.

 

Растеряла навык? Какая-то ты не та! С утра называю тебя Ханной, может, неудачно?

Ханна. Идиот... Сейчас укушу!

Христофор. Ответила идеально неточно! Как это случается у девственниц.

Ханна (спешит загарпунить вилкой дольку апельсина, чтобы отправить её в рот). Во-первых... Я очень запомнила! Нейтрализую тебя тем, что оставляю без ужина!

Христофор. Выпросил кольт у соседа! (Извлекает со значением револьвер из кобуры. Крутанул барабан.) Detective Special. Шестизарядный. Коллекционный. (К  Х е л ь г е.) Догадываешься, к чему?

Хельга. Христофор!.. Тебе не кажется, что-то подобное с нами уже случалось.

Христофор. Сказаны слова, те самые! Умница! Ты их сама выбрала, заметь! (Отливает себе из её рюмки.) Действительно, самые смешные истории – примеры из нашей  жизни! (Крутанул барабан.) Тридцать второй калибр! Говорю тем, кто понимает!

Хельга. Ты бы всё-таки отвёл ствол чуточку в сторону!

Христофор. Пьём вместе! Ещё раз откошмаримся! Ты же смелая!.. Или нет?

 

Разбирают рюмки. Подносят к губам. Пристально следят друг за другом.

 

Хельга. «Или нет»... Ты, после стольких лет совместной жизни, не помнишь?

Христофор. Следи за указательным пальцем на спусковом крючке кольта!.. код, отпирающий твой разум! (Вдруг, неожиданно для всех, опрокинул рюмку себе в рот.) Чистая отрава!.. (Поморщился.) Это я вспомнил, девчонки, что у меня есть печень!

 

Х а н н а  и  Х е л ь г а  – переглянулись. Напряжённо всматриваются ему в лицо.

 

Ханна. Христофор... В медицинском смысле ты – гений.

Христофор. Прослушал! прозвучало, по-моему, предложение меня накормить.

Ханна. Какие-то неестественные желания у человека сразу просыпаются!

Христофор. Отправимся к холодильнику! Всё-таки хочу подбить вас на знакомство с колбасой. Той самой, печально известной. Ископаемая находка! То, что когда-то называлось «копчёность».

Ханна. Не надо сплетен! Эксперимент показал: кошка – пожевала!

Христофор. Если она есть то, что мы о ней помним... Накануне (сообщаю) к входной двери опять подошла крыса. Угадайте?.. Поскреблась. И ушла.

Хельга. Образец её шерсти?

Христофор. Утерян!

Ханна. Сам запутался, и нас сейчас запутает.

Христофор. Во всяком случае, от кошки остался один лишь пух.

Хельга. Да... Кто-то ещё способен делать успехи!

Христофор. Что можно ждать от крысы, когда её принуждают заниматься трансцендентным!.. Запустилась в голове интересная мысль! Приведите её ко мне!

Хельга. Христофор... Ответь мне, умненькой девочке, в определённый период жизни учившейся на двойки: ведь ты нам упорно на что-то намекаешь!

Христофор. Молодец, сформулировала! Мозг перешёл в режим «бета»: это когда хочется выпить, но не дают!

Ханна. Целиться в тебя специально не буду! (Замахнулась.)

Христофор. Теперь – к сути! Прикиньте. Если человека не берёт яд!.. Догадываетесь, о чём я говорю?.. Нам подают самые разные знаки! Пока не в кассу!.. Не слышу реакции!.. Кто-то там давит на педальку! Соответственно идёт разряд в определённую зону мозга! С пугающей регулярностью нас запускают на новую игру! «Русская рулетка»! Под камеру!.. обратите внимание – нас постоянно держат в фокусе!

Хельга. А что, нельзя как-то подсуетиться?

Христофор. Жестокий хозяин вот-вот свистнет своей расшалившейся собаке!

Хельга. Дата? Дата уже прозвучала?

Христофор. Если механизм сломался, вызывается бригада уборщиков. Уборщики организованно и квалифицированно уносят испорченное.

Ханна. Он «поплыл»! После того, как принял смертельную дозу ватрушек с коноплёй!.. Христофор! Наспех завершай свой сон!

Христофор. «Шпунтики»! Шпунтики в этой зловещей мясорубке! Извините, так нас зовут.

Ханна. У тебя опять не починился мозг.

Хельга. А нельзя как-то отмотать назад?

Христофор. Поэтому! Дальше не на примитивных двухходовках работаем, мне они надоели! (К  Х а н н е.) Для трансмутации необходим агент-реактив!

Ханна. «Агент-реактив»... Ты знаешь какие-нибудь тёплые обращения?!

Христофор. Видишь, в тебе опять просыпается здоровый юмор. Не знаю, как ты это будешь делать: стань ко мне за спину, и ты получишь знание.

Ханна. Пожалуйста, меня не надо втягивать!

Христофор (к  Х е л ь г е). Ждём особого приглашения? Ну! Что означает этот вздох?

Хельга. Во-первых. Меня ты в этом своём перечислении забыл.

Христофор. Я бы не советовал вам долго упираться. Нырнём за опытом! Осуществим небольшую театрализацию!

Ханна (к  Х е л ь г е). Ты ему веришь?.. Он подавляет сопротивление – в момент женской слабости. Для этого у него припасено семьдесят восемь слов!

Христофор (засучил рукава). Работаю как демонстратор!

 

Визжа и толкаясь, Х а н н а  и  Х е л ь г а  спасаются от него, перебежав на другую сторону комнаты.

 

Хельга. Я понимаю, голова у тебя работает иначе!

Ханна. Любит только себя! Как ротвейлер!

Христофор. Девчонки!.. Со мной  бесполезно! Не будем лишний раз возбуждать криками соседей: заставлять их мучиться вопросами!

Ханна. У соседей один вопрос: «Когда мы сдохнем»!

Христофор. А теперь – очень серьёзно. Всё, что я предлагаю, это прорыв! Сами ведь разговор затеяли! Кто-то о нас, действительно, беспрестанно заботится... Не знаю, что уж из этого получится. Потому и советуюсь с вами. Таков мир! получить ответ можно, придав голове метафизическую геометрию! Всё на-сто-я-ще-е! Это сработает! (Силой выстраивает их строго затылок в затылок.) Держать вектор! Между нами не должно быть зазора! (Занимает позицию спереди.) Прижаться плотнее! Минутная готовность! (Попробовал разные варианты манипуляций с револьвером. Наконец, направил дуло себе в лоб.) Не знаю, насколько это можно произносить при дамах. «Рубим концы»! (Нажимает на спусковой крючок.)

 

Слышно, как разлетается осколками фарфоровый горшок.

Пауза.

 

Хельга. Снайперски стрельнул!.. Целиться из пистолета – вообще-то, этому учат, Христофор.

Христофор. «Рикошет», такое слово знаешь?

Ханна. Кокнул мой шумерский горшок! Рисковала: стибрила из музея в Махачкале!

Хельга. Христофор!.. Мы просто так стоим или мы думаем?

Христофор. Чего-то мы всегда не понимаем!.. К сожалению, есть такая тема...

Хельга. Может, играет роль, какого цвета у Ханны юбка? Или причёска на голове?

Христофор. Не хами. С другой стороны, как бы мы иначе узнали, что вариант этот не пройдёт! Надо что-то противопоставить гравитации: смысл понятен. Производим перестроение! Меняйтесь местами!

Хельга. Христофор!.. Не хочешь, чтоб мы предварительно обстучали тебе голову?

Ханна. Вот это не хотелось бы пропустить!

Христофор. Перестроились?.. Будете смеяться – придумал! целиться в рот! Идея, конечно, ничтожно маленькая. Но не ноль. Девушкам по силам сосредоточиться? Решающий момент! (С дулом во рту.) Секундная готовность!

 

Выстрел. Осечка. Выстрел. Осечка.

 

Хельга. Может, нам раздвинуться – влево, вправо – и дать путь пуле?

Христофор. Откуда знаешь?

Хельга. Из книжек.

Христофор. Сообщаю всем интересующимся: идёт нормальная работа!

Ханна. Нога затекла. Сейчас упаду.

 

Выстрел. Осечка. Выстрел!.. Подломившись в ногах, из строя выпадает  Х а н н а.

 

Кого-то там покалечило?.. Эй!

Хельга. Не моя очередь отвечать!

Христофор. А чья?

Хельга. За это платят? (Нервно набирает номер на мобильном.) Алё! Скорая помощь? Мужчина с приступом! Требуется срочная госпитализация!.. Поварская! Семиэтажное здание; парадная со двора. Алё! Алё!!

Христофор (склонился над  Х а н н о й). Покажи где болит, здесь? Чем докажешь? (Приподнял за плечи. Положил спиной к себе на колени.) Сердишься?.. Много хорошей мистики! Не детский вариант! Не плачь. Тебе – первой! Была смелая гипотеза. Она подтвердилась. Мы – зомби! Голова блокируется на мышление, путём самонаведения транса. Тут можно так залететь!

Хельга. «Зомби». Откуда подобные желания?!

Христофор. Что – игры не понимаешь?

Хельга. Капля терпения лопнула! Срочно завершай свой сон, Христофор!

Христофор. Хватит отвергать!

Хельга. Хочешь сказать, ты взялся наконец за это?

Христофор. За что?

Хельга. За это!

Христофор. А то по мне незаметно.

Хельга. Напомни. Насколько ты опытен?

Христофор. А мощный хет-трик в последней игре! (Постучал себя пальцем по лбу.) Этот мозг работает, как кувалда! Уфф-ф... Казино всякий раз делает на нас хороший куш! Вырвемся отсюда, построим дело на своих принципах! Учтём все риски, не повторяя ошибок! (Шутливо тискает  Х а н н у  в объятиях.) Играть по собственным правилам! В каком-то смысле, я готов!

Ханна (слабым голосом). Идём мы куда-нибудь или возвращаемся?

Христофор. Как вставить фитиль? – чтоб нам было по силам и не во вред! А сотни тысяч балбесов по всему миру, уткнувшись лбом в компьютер, делают на кого-то из нас ставку! Понимаешь, о чём я?  

Ханна. Осторожно! Всю меня изомнёшь!

Христофор. Это месть! Позабавьтесь! Сколько комбинаций может открыться!.. Ассиметричный метафизик! И всё – здесь! в одной и той же голове! Есть у меня такой нестандартный порок. Мозги, это такая загадочная субстанция... Кстати, они тоже у вас есть.

Ханна. Не выдумывай!

Христофор. Основа основ – не запаздывать с поцелуями!.. последнее (и главное) моё изобретение! (Шутливо тискает  Х а н н у.) Плохо целуюсь? Это я по памяти!.. Покажи свой локоток!.. Под рубиновой тканью волнующе цветёт грудь...  Плотно накрывают мысли о тебе!

Хельга. Эй, там! Нельзя ли приглушить звук?

Христофор. «Звук». Словечко тоже.

Хельга. Мнение, что ли, выразить?!

Христофор. Ханна!.. Извини! Срочно помочь обезвредить чей-то невроз! С твоего молчаливого согласия! (Потянулся к  Х е л ь г е.  Дёрнув шутливо за руку, усаживает её рядом с собой.) Можно влиться в вашу стаю? Позволите?

Хельга (взглянула оценивающе). В правильном состоянии спроси! 

Христофор. У меня все чувства животного происхождения – знаешь об этом? Это я хвастаюсь, конечно.

Хельга. Так ты про это хочешь?

Христофор. Смотря для чего.

Хельга. В каком жанре будем разговаривать?

Христофор. Намёк на что?

Хельга. Долго нам ещё упражняться?!

Христофор. Не обязательно вдумываться в мои слова! Ну! Говори! (Дотронулся до её руки.) Говори, как вспомнила! (Пытается поцеловать её в ладошку.) Пробуешь отучить меня от своего голоса?

Хельга. Так ведёт себя мой попугай!

Христофор. Это жизнь!

Хельга. Брр.

Христофор. Кстати, морда у меня уже честная. Просто вспомнил. Прости. У тебя был взгляд сейчас!

Хельга. Христофор!.. Хватит облизываться!

Христофор. Мне зачлось бы? Что мне сегодня будет позволено? Заставь меня подчиниться!

Хельга. В красках вижу! (Смеётся.) Пронзил своим талантом... пролаза. Пугает твой напор!

Христофор. Лежал, как и велено!..

Хельга. Нюхая щёки мои, распознаёшь, чужие это поцелуи или твои? Ах, нюхай, нюхай.

Христофор. Длинная, длинная история... нежности...

 

Настойчивые звонки в дверь. Вкрадчивый мужской голос: «Вы вызывали «скорую»? Эй, мы знаем, что вы здесь! У вас свет горит!»  Начинают расспрашивать – по-видимому, соседей.

 

Хельга. Чем бы мы теперь не занимались, Христофор... в довесок к тебе, мы получаем «бонус»! Кто, спрашивается, тебя таким выдумал?

Ханна (шёпотом). Если будут интересоваться – меня ни для кого нет!

 

Х р и с т о ф о р  – приказал взглядом: «Ни слова!»

 

Хельга. Чего они всё-таки хотят?

Христофор. Ну, просто так! Потоптаться среди мусора!

Ханна. Разумеется, ничего нового: поднимут на ноги весь подъезд!

Христофор. Так поздно ломиться могут только к тебе!

Хельга. Подойди к моей голове, Христофор. Подойди! Вопрос: собираешься что-то делать?

 

Х р и с т о ф о р  – пишет ей что-то на полях газеты. Показывает.

 

Меня что бесит? Тебя почему-то ничто не удивляет!.. Я о нашей ситуации говорю!

Христофор. Связываться с санитарами?.. Нет, чересчур унизительно.

 

Звонки в дверь возобновляются. Вкрадчивый женский голос: «Откройте дверь! Пожарные! Эй, мы знаем, что вы здесь! У вас свет горит!»  Начинают расспрашивать – по-видимому, соседей.

 

Ханна. Расслышала слово... «пожарные». Этих как сюда занесло?!

Христофор. Не иначе, диоксид углерода учуяли!

Ханна. Не говори при мне «диоксид углерода»!

Христофор. Извини, такой термин!

Ханна. Ты нарочно?!.. Сейчас обижусь и уйду!

Хельга. «Пожарные»... Как же!

Ханна. Что-то про это знаешь? (Ждёт.) Вот уж с кем меня не тянет общаться! Начнут тоску нагонять! В результате выяснится – всего-навсего прожжён матрас!

Хельга. Кто выключил свет? Зачем впотьмах?!

Христофор Свет против нас! (Осторожно подступает к прихожей.) Тс-сс!

Хельга. Так только хуже! Какие-то сгустки темноты! И вообще!

Ханна. Стань на стул, Христофор! Стань, и выгони дым в форточку!

Христофор. Где ты, интересно, дым учуяла...

Ханна. Что я, совсем, по-твоему, поглупела?

Хельга. Христофор! Почему ты не у замочной скважины? У тебя должна быть конкретная готовность!

Христофор. Уже!

Хельга. Вопросы позадавал? Уверен, что позадавал? Поизучал? А они что? Надеюсь, ты им ответил?

Христофор. Что я мог им ответить, если их двое!

Хельга. А у тебя две руки? Или тебе забыли сообщить?

 

Дверная ручка залязгала и задёргалась. Слышно, как в дверь бьётся чьё-то плечо.

 

Христофор. Попробовать, разве что, в ванной затаиться?.. Переждать на мелководье?

Хельга. Патрулируй прихожую, Христофор! Патрулируй!

Ханна. Однажды им всё же надоест!

Христофор. Не скоро! Они на задании!

Ханна. Что бы нам такое для них сделать...  Пригрози им, Христофор! Пригрози, что мы  направим на них запрос!

Христофор. Хочу, чтоб прозвучало какое-нибудь выполнимое задание!

 

Голоса из-за двери: «Полиция! Эй, мы знаем, что вы здесь! У вас горелой яичницей пахнет! Откройте дверь!»

 

«Яичница». Распространённая ошибка! Будто бы кто-то из нас знает, как брать в руки сковородку!

Хельга. Набежали!.. Спрашивается, что за срочность!

Ханна. Примерно понимаешь, как действовать? Это ты не в первый раз так молчишь, Христофор!

Христофор. Полить пол подсолнечным маслом! Для лучшего скольжения! Удивлюсь, если после этого кто-то не загремит в трамвопункт!.. Ум, другого оружия у меня нет!

 

Истерический женский голос: «Выходи по одному! Стволы, заточки бросать на пол!»

 

Хельга. Опять эта баба!.. Чего ей не сидится в полицейском участке?!

Ханна (кричит в сторону входной двери). Прекратите хулиганить! Мы на вас запрос сделаем!

Христофор. Эй там! Офицер!. Назовите номер вашей полицейской бляхи!

Ханна. Соседи станут фыркать теперь! Если они там натопчут!

Христофор. Кажется, я понял!.. Похоже, они обнаружили следы нашего проживания! Кто-то жарил яичницу. А подумали на нас. Событие редкой повторяемости. Придётся впустить!

Ханна. Поползёшь?

Христофор. Обидно, что без своей коллекционной бейсбольной биты!

Хельга. Не подготовился...

Ханна. Христофор! Будешь ползти – ползи сначала влево! Так, сейчас вспомню!.. Опять прямо!.. Я почему заостряю: не попади рукой в ловушку для крыс! 

Христофор. Подкосил этот бред!.. Вернусь, сварю кофе. Продержитесь до моего прихода! Сейчас я кое с кем там разберусь!

 

Голос из-за двери: «Ваши условия приняты! Назовите, кто уполномочен от вас вести переговоры!»

 

Хельга. Послушайте... что вы во всё вмешиваетесь?!

Ханна. Задабривают!..

Хельга. До какой степени можно быть с ними вежливыми? А ну мотайте отсюда!

Христофор. Ползу! Ползу!.. Кончилось наше блаженство! Хана!

 

Голос из-за двери: «Ваши условия приняты! Руки за голову –  выходите!»

 

 

Ползу уже! Ползу!!..


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter