"Императив чернокнижника"

(синкретический би́-боп)


Краткая аннотация

Раз уж нас всё равно подозревают...

Проверенное средство – для вас, опасливые суеверы. Закрыть вместе кудлатую собаку и старого, безголосого петуха. Дать им передраться. Собрать с обоих пух-шерсть, накатать шариком и подбросить подозрительному человеку в карман. Если не сдаётся, на третий день добавить сор из муравьиной кучи (ещё лучше – в промежуточное время: со среды на четверг).

Одну женщину после этого так схватило: начала она ломаться, корчиться и визжать, мычать коровой, мычание из живота в рот перешло и стало выражаться плохим мужским словом… к вечеру добавились трепуха и гнетучка, в подкрепление… клочки волос повылезли растрёпками…

До сих пор пашет болото… усердная. Вся нечистая сила, в страхе и ужасе, не помня себя, бежит от неё. Так вот и ходит за плугом как оголтелая.

Наука не исследовала этот феномен.

 

Рискованное дело – разбудить тёмные силы. 


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Императив чернокнижника.doc
Microsoft Word документ 453.0 KB

                       Действующие лица:

 

Савка-колдун,

Лавр, ученик Савки-колдуна,

Горгона, вещунья заведомая,

Зара, ученица Горгоны,

 

Дина,

Раиса,

Артемий,

Кузьма Пропп.

 


·  1.      Схрон Савки-колдуна: сбоченившийся деревенский дом, с перекривленными, словно после землетрясения, стенами.

  Освещён только печной угол, и потому взгляду доступно лишь  массивное (в пол), в серых разводах, зеркало. Перед зеркалом, в экстатической позе (стоя на коленях и чуть подавшись вперёд) – С а в к а - к о л д у н.

 

Савка-колдун (листает почерневшую от времени книгу, отложил в сторону). Чух-чух, чух-чух!.. Чучай! Чучай! (Долгое время шепчется со своей керосиновой лампой; наконец подносит её к зеркалу, разглядывает своё отражение – в упор: глаза в глаза, не отводя воспалённого взгляда, – хрипло стонет. Нечленораздельные звуки постепенно складываются в отдельные слова). Чух-чух, чух-чух!.. Наклад! Словом тайным отпираю Замок! Я произнёс эти слова во всех углах зеркала!.. Чучай! Чучай! (Трясёт погремушкой, при этом сильно дрожит; заметно, как он экстатически заводится.) Ключ! Огнём жгуч! Чучай! Чучай! (Скороговоркой выплёвывает заклинания – разобрать можно лишь отдельные слова. Погружается с головой в помрачённое состояние сознания.) Мошна – грешна! Был барыш – пришли килы! Чух-чух, чух-чух!.. Свищ в мошне! Чух-чух, чух-чух!.. Был сеянец золотом – стал свинцом! (Тянется дрожащей рукой к своему отражению в зеркале: две руки – приближаясь – пытаются слиться воедино.) Чух-чух, чух-чух! Всё дошло – на тебя перешло! Полынь! Килы! (По телу пробежала нервная судорога. Позвоночник его изогнулся дугой. Тело сопротивляется, пружинит.) Мамон! Запри ворота!.. Чух-чух, чух-чух!.. У-у-у, учуврра! (Приближает и удаляет лицо от зеркала. Лицо двоится и расплывается. Припал губами к амальгаме.) Мамон! Запри ворота! Чучай! Чучай!..  Наклад! Чух-чух, чух-чух! (Вдруг произошёл взрыв энергии, накопившейся в теле: он сдвигается то влево, то вправо – энергия бьёт ключом; начинает быстро-быстро переползать с одного конца зеркала на другой.) Впредь – пыль! Впредь – боль! Килы! (Трясёт всклоченной головой.) Чучай! Чучай!..

 

Стены избы сдвинулись, с потолка посыпалась какие-то ошмётки.

 

Выть да сохнуть! Не осушать глаз! Дрожь! Плач!.. Квиты! Терять да стонать!..

 

Дверь в сени распахнулась, хлопает о косяк, повизгивая в петлях. Дом трясётся до самого фундамента.

 

Чух-чух, чух-чух! Визг насылаю на неё! (Напряжение в его теле разрешилось хохотом.)

 

Почти сразу раздался вопль и треск ломающихся досок. Две тени панически посыпались в разные стороны. Одна тень дёрнулась было к хлопающей о косяк двери, быстро развернулась и сиганула в окно; другая тень в один приём юркнула под стол.

С а в к а - к о л д у н, обессиленный, завалился на бок, тяжело дышит. Не удержался, упал лицом вниз.

В окне показалась всклоченная голоса Л а в р а. Осмотрелся. Подтянувшись на руках, забрался на подоконник, после чего сползает на пол. Быстро-быстро перебирая руками, подползает к С а в к е - к о л д у н у. Приподнял его голову. Заглянул в глаза… отпрянул.

С а в к а - к о л д у н застонал. С помощью Л а в р а перевернулся на спину, смотрит отсутствующим взглядом в потолок. Слушает тишину.

Рядом мелькнула шуршащая тень, это Р а и с а, выбравшись из-под стола, метнулась к двери. Но Л а в р  её перехватил.

 

Лавр. Хорошо, вдруг смягчился он. Душевно закончил. (Наощупь приводит себя в порядок.) Доводит себя… на разрыв аорты.

Раиса. Вот же ведь. Голова совсем поплыла. Так хорошо действует.

Лавр. Это уж обязательно.

Раиса (бьёт его по руке). Не мни мне юбку!

Лавр. Бери волосы. На них заговор. Так и храни, завёрнутыми в чёрную ткань. Будешь благодарить. Еще втянешься. Ты вообще меня слушаешь? 

Раиса (приняла от Л а в р а чёрную тряпочку, и машинально развернула её). Помимо терминологии, остаток у меня остался хороший… Но этим надо как-то отдельно заниматься. Всё? Я пойду?

Лавр. А то бывает, что сорвётся… и проявит эмоциональность.

Раиса. Убери руку!

Лавр. Обрезки ногтей Савушка оставил у себя. Будем практиковаться в уединении.

Раиса. Почему волосы – рыжие? (Растерянно моргает.) Рыжие волосы! – ни с чем не спутаешь! Откуда у вас мои волосы?! Он что – на меня порчу навёл?

 

Л а в р – замялся.

 

Савка-колдун (стонет). Лавр… Зябко мне, из щели задувает.

Раиса (разглядывает спутанные комком волосы на свет). Не хочется шутить на эту тему!.. Я знать хочу: на кого он порчу навёл?

Лавр. Погоди! Разберёмся! (Спешит к С а в к е - к о л д у н у.) Я не знал об этой щели! То ли не обращали внимание. (Подтыкает ему под голову подушку.)

Савка-колдун (указывает пальцем в тёмный угол). Показался – и исчез!.. Показался ещё раз – в виде огромного глаза… (упираясь локтем в пол, садится) и вновь исчез.

Лавр.  Сатана? сам?

Савка-колдун. Но я успел отскочить! Повстречаете, говорит… в Тамбове… Иуду… Искариота.

 

Р а с и с а испустила тоскливый стон.

 

Лица я не разглядел, поскольку свет бил в глаза. (У него дёргаются веки.) Или – нет. Был в облике сморщенной старушонки с кривым ртом... Такая и быка подоит. Здесь должна быть какая-то ниточка к… (Прикусив губу, задумался.) Из этого нам… намёк.

Лавр. Он навёл порчу? Успел?

 

С а в к а - к о л д у н воткнулся взглядом в тёмный угол и стал выкрикивать слова, понятные лишь ему самому.

 

Не сегодня?

Савка-колдун (замер; вслушивается). Время как бы остановилось: прошлое пролетело, а будущее не наступает, живу в сплошной вечности. Не думается. Мысли идут тягостно. В голове всё осталось, а мысли куда-то подевались. Такое чувство, что стал дурачком: потерял память и ум, хочется говорить, а голова пустая, будто мозги прополоскали. Я опасен для тебя, Лавр! Живя со мной, ты задавлен. Под гнётом. Ничего не могу сделать, нелепая квашня! Прости меня, самоболтовня. Я самоболтаю тебе.

Лавр. Сейчас ты, Савушка, заглубил мысль хорошо. Ведь что нам, по сути, доступно для понимания? Читаем палимпсест!.. написанное – поверх соскобленного с пергамента текста. Передвигаем мысли-идеи, словно камни.

Савка-колдун. Плохо, что мы не хозяева своего разума! Объясни мне, человеку, разминувшемуся с наукой. Слышишь? Ветер завывает во вьюшке. А ведь печная труба перекрыта. Наш случай! По-простому догадываемся: а ведь это, никак, знак? А как распознать, что за тем знаком стоит?

Лавр. Приходится идти с заднего хода, согласен.

Савка-колдун.  Квантовая механика, говоришь, отказывается на эту тему рассуждать.

Лавр. В Воронеже был интересный доклад.

Савка-колдун.  И так мимо ума все эти знаки и проходят! А кто-то всё ж таки распознал. И явится – на стыд нам всем, обормотам, – неведомый мужик со всклоченными волосами и бородой! Пойдёт против течения. Он и в выигрыше!.. Наслаждение от понимания! плотно понять пропорции нашего мира! – подняться на верхний этаж своего разума – вот чего вечно хочу.

Лавр (посмеивается). У нас есть шанс подвинуть «мужика со всклоченными волосами и бородой» и лечь с краешка.

Савка-колдун. Перегрузить я вас, Лавр, боюсь! Мыслями перегрузить боюсь! Да, древние люди восприимчивей были. А мы растеряли. Вполовину нам с ними не сравняться. (Садится на лавку.) В Египте! Там наидревнейшие книги! Там искать!

Лавр. Гримуары…

Савка-колдун.  По пещерам зарыты.

Лавр. Экспедиция?

Савка-колдун. Экспедиция.

Лавр. Но ведь в Египте, куда ни брось взгляд, пески. В песочнице порыться – и то битый час провозишься. С другой стороны, не для того же они припрятаны, чтоб истлеть. И так меня, Савушка, от этой мысли прёт.

 

Молчат.

 

Раздобыть деньжат не мешало бы. На дорогу.

Савка-колдун. Опять у тебя, Лавр, наплывает… (Ищет слово.)

Лавр. Рационализм?

 

Посмеиваются.

 

Раиса (наблюдает за ними, ёжится от холодного воздуха). Надо же мне было так вляпаться…

Савка-колдун (обратил наконец на Р а и с у внимание, грозит ей пальцем). Как рыкнут – один с печки, другой из-под печки: «Ну, так я вас всех задавлю!» А то вот ещё схватят, вывернут шею, и до конца дней своих так и будешь ходить затылком вперёд. Для них это – так! тьфу! Как пройтись утюгом по ткани!

Лавр. Савушка… Не вмещаем мысль твою.

Савка-колдун. Ведёте себя как бабуины!

Лавр. У иронии твоей, Савушка, бывает тяжёлая рука. Накличешь! Не получилось бы как тогда! Встряла ведьма! И нам игру поломала, и сама осталась ни с чем! (Какой-то шум привлёк его внимание. Заглянул в сени.)

Савка-колдун (к Р а и с е). В порче моей сомневаешься?.. Загадочный клиент пошёл… Предупреждал: заговор следует закладывать только в благоприятный час, рассчитанный для каждого отдельного часа дня и ночи. А лучше – на перекрёстке заброшенных троп. У трухлявого дерева. Но там разбойничают две старухи. (Оборачивается на женскую песню со стороны двора.) Затащат на свою бойню. Накинут на шею железную цепь, затянут так туго, что лицо у тебя распухнет и нальётся кровью. Крепкие навыки у старух: столько раз прикасались губами к заду дьявола. (Песня переместилась в сени. Краем глаза замечает какое-то движение: подпрыгивающие золотистые огоньки. Спрятался за косяк, держит наготове палку.)

Лавр (осевшим голосом). У кого зубы стучат? Раиса, ты?

Горгона (прорисовалась силуэтом в потёмках; крадётся между лавками. Зашла к С а в к е - к о л д у н у  со спины). Эй, хозяин! А, хозяин!

Савка-колдун (отпрянул в сторону). Пришла! Все в укрытия! (Жестом даёт указание   Л а в р у запереть дверь.)

Горгона. Выл? Пёс долго выл?.. Зовёт! вырывается из ошейника!

Савка-колдун. Опять ты начала смердеть – из своего угла...

Горгона. Вставлять в рот длинные зубы из брюквы, чтобы страшнее казаться, я не стала. Ты и без меня пуганый. (Снисходительно посмеивается.) Не можешь взглянуть в зеркало из страха, что увидишь за стеклом Сатану? От взгляда его можно забеременеть? Не пробовал? (По-хозяйски садится за стол. Извлекает блестящий металлический шарик, укреплённый на суровой нитке. Раскручивает шарик так сильно, что он рассекает воздух с тихим свистом.) Звих, звих!.. Звих, звих! Тело у тебя, Савелий Игнатьич, как вообще у всех счастливых, обросло волосами. Между тем, что странно, тяжёлый ты и несообщительный человек.

Савка-колдун. То мне и жизнь!  Я этому рад!    

Горгона. И непутящий! Бабушка твоя, знахарка, Хима. Надо ли ей было входить в сложные обсуждения? Что можно прочитать в голове ребёнка? Мысли сюда, мысли туда… там один страх – за себя. Дрожь да ужас – от каждого глотка. Повела она тебя, тогда ещё пацанёнка, на дальний родник, на бугор за деревней. Под вечер. Склонилась к воде, стала бормотать, нашёптывать – и по воде побежали змейки: туда-сюда, туда-сюда… «Готов жить с таким грузом? Возьмёшь на себя?.. и днём, и ночью с этим жить! Тогда уж, Савва, передам тебе свой запас.» «Нет, бабушка, – говоришь, – боязно. Страшно, когда говорят подземельным голосом!» Вскоре бабушка умерла.

Савка-колдун (беспокойно заёрзал). Кто попало будет мне рассказывать!

Горгона. А то вот тоже ещё случай, – и его не вычеркнешь. Это когда ты на телеге под лёд ушёл. Товарищ тебя спас, отогрел. (Шарик вырывается из её рук и разбивает окно.) Этой же ночью пришла к тебе бабушка, во сне. Что мы сможем прочитать про это у Иезекииля? А, Савушка?.. Шептала над головой, шептала… Взяла пястку с родительской земли и заставила проглотить. Так с той поры и стал ты слышать голоса. Вишь как – зацепило оно тебя.

 

Глазки у С а в к и - к о л д у н а наполняются слезами. 

 

И каждая такая, казалось бы, оказия свою лепту вносит. Да вот хотя бы ещё. Пошёл за хлебом – встретил по дороге чудачину-забавника: «Купи, дескать, книгу». «На что мне она?» – подумал. Кончилось тем: пришёл домой без хлеба… но с книгой. (Натянуто рассмеялась.) Нам в радость, что мы так примитивно устроены. Но голоса стали доступней к пониманию. Не спишь, слушая в голове. Пытаясь понять отмеченное. И стало легче протискиваться сквозь бурелом. Одно ты упустил: тогда же было тебе велено сыскать меня. Получил бы рацею не из последних рук. Почему, Савва, не смоглось?

Савка-колдун. Вылезла со своим вопросом!

Горгона. Кто бы помог мне выпрямить тебе голову?

Савка-колдун. У меня – так.

Лавр (кричит ей в глаза). У вас не хватает базовых знаний! Что вы можете нам дать?

Горгона (лицо её становится багрово-красным, страшным и раздутым, с широко открытым ртом). Не серди меня упрямостью! Капризник… Мечтает раздобыться деньжонками. Суётся под ноги. Оставь свои забобоны! (Навела палец на вжавшуюся в стену Р а и с у.) Гостинчика не будет. Она – наша! Это мой трофей!

Савка-колдун. Что ж ты, коли такая уверенная, вбила под лавку гвоздь от гроба?! Пришла к нам с таким подъёмом нервного настроения… Все эти твои острастки... Помру, голой пропляшешь? Твои деньги! (Вскрикнул в сердцах.) Ты меня, мать, подавишь!

Горгона. Успел с вечера сходить в баньку, надел чистое бельё?.. Появятся вопросы, решим в телефонном режиме. (Пожала С а в к е - к о л д у н у локоть и исчезла.)

Савка-колдун. Делает как ребёнок, которому понравилась чужая игрушка. (Всхлипнул.) Свяжись, Лавр, с бандитами: возьмутся потолковать с ней?.. Вот так себя и поставим. (В ожесточении пнул ногой кадушку.) Эта заберёт всё.

Лавр. Брать инициативу!.. Ждать – накроет она нас или не накроет? перекопать весь двор в поисках проклятия?

 

С а в к а - к о л д у н – надвинул козырёк картуза и закутал шею полотенцем. Вздохнул и задумался.

 

·        2.  Дом лесника, скрытый от посторонних глаз в сосновом бору.

  Слышно, как подъезжает машина. Р а и с а, дремавшая в плетёном кресле у камина, быстро поднимается, прошла к окну, наблюдает за приехавшими.

Скрипнула входная дверь. Шаги. В дверях, отряхиваясь от дождя, появляются Д и н а  и  А р т е м и й.

Р а и с а  сходу наскакивает на Д и н у  с кулаками.

 

Дина (перехватила её руку). С цепи сорвалась?! Со мной поосторожней!

Раиса. Она на меня порчу навела! порчу на деньги!

Дина. Твой идиотизм в чистом виде! (Грубо оттолкнула её в сторону.) Попробую вспомнить, конечно.

 

А р т е м и й  прошёл к окну – выглядывает из-за занавесок, нет ли слежки.

 

Раиса. Старые привычки вернулись?!

Дина. «Порча», главное. (Фыркнула.) У меня даже нет идей таких.

 

А р т е м и й, заметив на столе бутылку с вином, наливает в бокал. Пьёт мелкими глотками.

 

Раиса. А теперь тихо! Ты что-то там перемудрила, милая. Поступила, как всегда, бестолково. Нахимичила: получилось так, что порчу ты навела сама на себя.

Дина (к  А р т е м и ю). Ты вникаешь в этот текст?!

 

А р т е м и й – хмыкнул.

 

Предположим, что я из слов твоих что-то даже поняла. Мне не нравится постановка на таких интонациях! И потом. Откуда вообще такая осведомлённость?

Раиса. Ещё раз доказала: большая артистка! (Язвительно посмеивается.) Но что-то, наверное, пошло не так.

Дина. Тоже сделала вклад?

Раиса. Я поломала твой план?

Артемий (с усмешкой). А как технически это произошло? Испустила свои мысли во все стороны – теперь объясняй. Даже не вопрос – вопросище.

Дина. Постой… Не в эту же секунду ты придумала! (Испустила тоскливый стон.) Над этим разве можно хихикать? При порче возникнет особое силовое пси-поле. Артемий, объясни ей!

Артемий. Потому и не смеюсь.

Дина. Заметно…

Раиса. Слишком хорошо знаю тебя! Слишком хорошо знаю твои трудности!

Дина. Из-за тебя мы обе вляпались!.. Теряешь больше, чем получаешь. Ну, не понимает она!

Раиса. В голову, наверное, не приходило, что я могу связать одно с другим?.. Я тоже кое-что нашпионила. Она ревнует тебя ко мне, Артемий!.. Наконец ты скатилась до любви к объедкам.

Дина. Дать поленом по голове?

Раиса (с усмешкой). Тема, не относящаяся сюда.

Дина. А то, знаешь… Начнёт мучить тебя… корёжить и ломать. Вся посинеешь. Раздутый язык высунется наружу. И не сможешь спрятать его. (Следит за тем, как та напряглась в замешательстве.) Идей навалом!

Раиса. Нечего мне тыкать свои фантазии. (Прячет глаза за чёрными стёклами очков.)  Смотри, как тебя заботит моё состояние.

Артемий. Самоистощаетесь в пустяках... Хотелось бы вернуться к теме доллара. На что вы рассчитывали: как собирались без меня работать?.. если цапаетесь каждые пять минут.

Раиса. Заговорил с наглым глазом. Просто умышленно разжигает меня на злость. Да, мы вполне бы могли достичь даже прорыва в наших делах! (Швырнула в сердцах бокал в стену.) Но для этого тебе надо делиться!

Артемий. «Делиться». Откуда у тебя это наваждение? Дважды (оба раза) объяснял: деньги пошли в дело.

Дина. Ты как бы хочешь?!

Раиса. Нанял «рабсилу». Я даже не представляю до конца, какая моя доля!

Артемий. Скажу малоизвестную вещь. Я сам примерно в таком же положении. (Осторожно ступая, прошёл на веранду. Скрипнув замком, распахнул дверь во двор.)

 

Р а и с а  и  Д и н а торопливо посовещались. Угрюмо поглядывают на вернувшегося А р т е м и я.

 

Хорошо обиженная... Надулась. (Прошёл к окну.)

Дина. Наша цель проста, Артемий: понять, как работает твой мозг.

Артемий. В девять баллов ураган! (Сменил точку обзора из-за разгулявшихся под порывами ветра веток.) Я – генератор идей. Без меня вы – ничто. Повально запомните: вас либо посадят, либо замочат.

Раиса. А риски?! (Посмотрела на него в упор.) Сотни кредитов оформлено! Это считается? Тебе оставалось только поднести нам паспортные данные клиентов.

Артемий. Это так, теория. Я не помню «риски». Я помню (выразительно постучал себя пальцем по лбу) «трезвый расчёт».

Дина. Меня бесит, когда ты приводишь свои доводы! Сейчас мы говорим о другом! Нам дышит в спину служба безопасности банка, полиция.

Артемий. Тема – согласен, – почему-то волнительная…

Раиса. По-моему, у него просто голова не вполне работает! (Кутается в пуховую накидку.) И он ещё удивляется, что я хочу выйти из дела.

Артемий. Старый наш спор. Собрать паспортные данные – в этом, как раз, изюминка смысла! Скупить десятки полудохлых фирм! И поддерживать в них жизнь – в ущерб себе. Нанять сотни служащих! Это вам не бомжи. Каждый с незапятнанной кредитной историей. За это надо давать Нобелевскую! Я бы тоже дал!.. Больше того, был чётко просчитан момент, когда вами заинтересуется служба безопасности. Не знаю, как вас, меня игра увлекла. «Риски», если подводить краткий итог, крайне личный термин.

Дина (устало). Нам пора сматываться.

Раиса. Хочется просто отдохнуть! (Мстительно ткнула А р т е м и я  в лодыжку носком ноги и переглянулась с Д и н о й.) И побездельничать.

Дина. Одно не отменяет другого.

Артемий. Бредовая фабула! (К Д и н е.) Сейчас в тебе говорит испуганная часть тебя. И потому я обращаюсь к неиспуганной. Сообщаю интересующимся: теперь мы займёмся микрокредитованием. 300% годовых! (Выдержал паузу.) Пустим деньги в рост.

Дина. Всё равно надо сначала со мной обсуждать!

Артемий. Ведь это очень странно звучит… Просто дело готовилось не одну неделю. Выстроить пошагово финансовую и юридическую схему! Помогло, нанял толкового юриста. Пойми, у нас есть капитал, и потому можно заняться делом, не вступая в конфликт с законом. (Ждёт.) Но мысль твоя понравилась... (Посмеивается.) Донашивать мои идеи! Но дело не сводится к чистой эстетике! Мало нацепить ресницы. Придётся ведь работать с государственными реестрами – по самым различным поводом. Платить конторам, которые подберут приличных учредителей под создаваемые фирмы. У вас есть доступ…

Дина (перебивает его). Мне не особенно важно, что ты сейчас скажешь.

Артемий. Кончится тем: упрётесь в технические границы своего воображения! Кстати, кое-какие мысли, внеочередные... появились. Похоже, нам дышат в затылок местные урки. (Внимательно следит за их реакцией.) Специально поддразниваю вас. А вы и скисли. С каждого клочка асфальта кто-то кормится! Зашли на их территорию, – придётся делиться!

Дина. Хорошо, когда ты такой радостный: с одной стороны. С другой – хочется тебя убить.

Артемий. Это даже неплохо: будут прикрывать нас от полиции. (Услышав телефонный писк, тянется рукой в карман.) Состояние измождённой покорности… в этом я разбираюсь! (Прочитал сообщение.) Опять двести тысяч со счёта снято …

 

Р а и с а  и  Д и н а – хохочут.

 

Совсем обезумели? Между прочим, это и ваши деньги!

Дина. То же самое хотела сказать.

Раиса. Тебя, Артемий, мошенники трясут, как грушу! (Подкрепила выразительным жестом.) Споткнулся на простеньком примере.

Артемий. Сама оцени, что ты сейчас сказала! Кровь зачудила? Опять пьяная?

 

Р а и с а – поджала недовольно губы и отвела взгляд.

 

Нельзя нам светиться! Приходится открывать счета под чужие паспорта. И потому я не могу выставить сейчас претензии банку. (Нервно ходит.) Снимаем «по капле» наличку – из банкомата. И нас на этом – согласен… поймали. (С подозрением смотрит на Р а и с у.) Какой-то очень «осведомлённый» человек! (Шутливо приобнял её.) На кого бы вылить свои тёплые чувства?.. Если бы лишнего не болтала...

Раиса.  Ждать, пока все «карточки» обнулят?!

Артемий. Соревнуемся ежедневно!.. захлёстывает с головой!.. кто первым успеет снять двести тысяч!

Раиса. А-а, то есть поэтому мы должны верить в твою гениальность.

Артемий. «Проанализировать нерациональный мир». Сами откажетесь!

 

Выстрелы со стороны леса. Р а и с а  и  Д и н а – невольно пригнулись. А р т е м и й извлекает пистолет из кобуры. По его сигналу все жмутся к стене.

Шаги на веранде. Мужской голос: «Артемий! Свои!.. Не стреляйте! (Короткая пауза.) Это я, Кузьма Пропп!.. тренер по пинкам в мягкое место! Шучу!»

 

Артемий. Кузьма! Ты?

Пропп. Я!

Артемий. Пропп?

Пропп. Артемий! Спрячь пистолет! Маузер – это такая приблуда: по нечаянности может и пульнуть. Говорю, чтоб успокоить всех шизофреников. Спрятал?

Раиса (шёпотом). Держи его под прицелом, Артемий!.. Если этот мутант опять наширялся… А то ещё напоремся.

Артемий. Бросай пистолет, Кузьма! Вперёд бросай – ко мне, под ноги! (Ждёт.) Ну, где ты там?

 

П р о п п, помедлив, выполняет указание А р т е м и я. После чего появляется в дверях. Стоит, облокотившись о дверной косяк. Верхняя одежда со следами грязи.

 

Ну! Что нам разведка доносит? Кто стрелял?

Пропп. Сигнал от братков. Не только ты один, и другие хотят поживиться.

Артемий. Прямо настолько?

Пропп.  Я консультировал тебя. Теперь ты узнал наконец, что такое настоящий жор.

Артемий (видя, что тот двинулся в его сторону, нагнулся и подобрал пистолет). Давай в шутку назовём тебя психоаналитиком.

Пропп. Иду мимо стога. Один такой выскакивает… Будка. «Стой! Стреляю!»

Артемий. Хорошо рассмотрел, «будку»?

Пропп. Голова состоит как бы из одного носа.

Артемий. Ты всегда пытался лишний раз меня… пугнуть. Ой, как мне интересно тебя расспрашивать.

Пропп. Ой, как мне интересно тебе отвечать.

Артемий. Привык к этим твоим маленьким хитростям!

Пропп.  Отрабатываю свой хлеб. За это ты деньги мне платил. До некоторых пор.

Артемий (выглянул ещё раз в окно). Да… Можно долго бродить по брянскому лесу – от одной ёлки к другой. (Смотрит на хмурое, закрытое низкими облаками, небо.) Нас страхоидолы сами находят!.. Братки – местные?

Пропп. Кстати, это ваше приозёрное бунгало – не самое лучшее место, где можно отсидеться.

Артемий. Какой-то хоть позитив нам всё-таки перепадёт? Не темни, Пропп! Тебя опять заколодило?

Пропп. Во-первых, я хочу напомнить тебе, – чисто предварительно, – что ты с нами не рассчитался.

Артемий. Детали.

Пропп. Где обещанные премии за вредность, Артемий? (Протянул руку, предлагая ему вернуть пистолет.) После того, как ты неожиданно, скажем так… свалил… Хорошо, мне передали по моим каналам: нагрянет полиция. Пришлось срочно эвакуироваться. Дать солидный совет? Подкинул бы бойцам деньжат! Зачем обижать? Службу несут добросовестно!

Артемий. Рассчитаемся.

 

  П р о п п – заметил в глубине, у окна, Р а и с у. Оскалившись, подмигивает.

 

Раиса. Не смотри мне в глаза, Кузьма, мне неприятно! (Идёт к столу. Наливает себе и    Д и н е из бутылки. Пьёт.)

Пропп.  Мысленно целую тебя туда, куда сама знаешь.

Раиса.  Хам. Злодейски-опытный хам.

Пропп.  Не ждал грубости от тебя.

Раиса.  Главное, в каком-то странном маскировочном облачении…

Артемий. Объясняй! Что за стрельба?! Кто начал?.. Не ранен? Ты здесь один?.. Обсморкал нам всю благодать.

Пропп. Предлагаю отстегнуть «страхоидолам». Хорошо отстегнуть. (Смотрит со значением.) Могут сорвать нам всю игру.

Артемий.  Кому это… «нам»? И что за игра?!

Пропп (прошёл к столу. Наливает себе из бутылки. Пьёт). Можно, ещё раз расстрою? Я всё-таки копнул эту тему. И понял: общая идея у нас есть.

Дина. Хватит, ты!.. Как ты нас нашёл – по стрелке компаса? Устраивает представления… Цедит что-то нелепое!

Пропп. Может, с перепугу, но вы не расслышали: наоборот не хочу! (На всякий случай отключил электричество, после чего выглянул в окно.) Вспоминаем. Наработанная концепция, которую я предлагал.

Артемий. Ты про что?

Пропп. Я всё-таки выкупил контрольный пакет – в адвокатской конторе. (Смотрит со значением.) Хороший момент для тебя, чтоб зацепиться за мою мысль.

Артемий (какое-то время соображает). Мы не сдаём квартиру, Кузьма, – сами снимаем. Домик маленький, извини. Места мало.  

Пропп. Всегда могу постелить на полу запасной матрас.

Артемий. Задвинь эту идею свою назад: в разум.

Пропп. Объясняю. Прикинь! Получаем (в лёгкую): паспортные данные и образцы подписей клиентов!

Артемий.  Как быстро ты усвоил!

Пропп. Но нет тех рисков, которые вы имели, создавая фиктивные предприятия.

Артемий.  Денег я не дам.

Пропп. Главное, получаем доверенность от клиента! Давайте всё же разбираться. Акцентирую ваше внимание: доверенность на совершение самых разнообразных правовых действий!

Артемий. Нет, Кузьма. Можешь даже не продолжать. У нас есть другой вариант. Цивильный. Опоздал!

Пропп. Вплоть до того, что – следите! – подписывать документы, от имени клиента! Извиняюсь, осип... (Актёрски прокашлялся.) И сразу влёгкую пойдет! Цена вопроса: 40 процентов на 40. (Поймал на себе тяжёлый взгляд Р а и с ы.) 20% – подарок боевым подругам. Как не оценить их артистические способности! Адвокатская контора – ещё раз подчёркиваю, – с хорошей репутацией. Пришлось серьёзно потратиться.

Артемий. Повторяю для самых бестолковых, Кузьма: денег я не дам.

Пропп.  Я сам взял.

Артемий.  Как это – «взял»?

Пропп. Я подумаю, можно ли об этом… (Посмеивается.) Ладно, раз уж проболтался… (Демонстрирует документы с печатями и подписями, не позволяя взять в руки.) Нет, не могу, этот приём засекреченный. (Прячет документы в рюкзак.) Если подсчитать, сколько у меня идей… Не хочется тырить чужие деньги, не поверите. Но здесь пришлось. Говорю перед всеми: 40% – разумная плата за блестящие перспективы. Представь: можно (по судебному делу) войти в сговор с противной стороной клиента и продать процесс. Счёт на миллиарды!.. Одно «дело», другое… третье. Собрали урожай – обналичили… Книжку, как раз, про это читаю. Соглашайся, Артемий: пересиль в себе животное.

Артемий (к Р а и с е, Д и н е).  Идите за мной! Не разговариваем!

Пропп. Куда пошли? Стой! (Догоняет А р т е м и я.) А, вспомнил! Есть ещё один вариант: обойдусь тридцатью процентами. (Не даёт ему уйти.) А то, знаешь, как-то... (С силой притянул его к себе за ворот.) Ты опять мне завидуешь?!

Артемий. Парень!.. Надо опасаться с такой умной головой жить! (Пытается высвободиться.) Ну, ещё поговорим.

 

Мягким движением П р о п п отпускает А р т е м и я. Берёт властно Р а и с у за талию и сделал с ней несколько фигур фокстрота. Отпускает Р а и с у, притягивает к себе Д и н у. Другой танец: нечто похожее на ча-ча-ча. Не всё получается. Но смех окончательно разряжает обстановку.

 

·        3.  Схрон Савки - колдуна.

Зябко и дремотно. Слышно, как завывает в печной трубе неупокоенный с ночи ветер.

В темноте смутно прорисовываются три клочковатые тени. Зажигается свеча, осветившая угол печи и обвешенную дубовыми вениками и связками сушёной травы стену. Из темноты, на свет, выходит С а в к а - к о л д у н. Водрузил на голову колпак. Чертит на полу меловой круг. Л а в р, укрепив свечу в комельке, ставит на границе мелового круга табуретку и усаживает на неё Д и н у.

Словно бы из ниоткуда, возникают другие зажжённые свечи, освещая дальние, плотно увешанные книжными полками, стены. Потоки воздуха сносят свечи от одного угла избы до другого, и так – до тех пор, пока не замкнётся круг.

 

Лавр. Не забывай, что мы ещё не перебрали горох. Говори!

Дина (съёжилась на табуретке). Представляешь, я до того расклеилась... Прямо захлёбываюсь воем.

Лавр. Не стоит в такие моменты. Переходи к делу.

Дина (полуизвернувшись, заглядывает ему в лицо). Он посадил мертвеца, чтоб караулил банковскую ячейку! Представляешь? (Стянула с себя мокрый свитер и держит его на коленях.) Да наверняка представляешь. Мы сможем об этом поговорить?

Лавр. Да хоть пять мертвецов. Не имеет физического смысла, мы-то с тобой знаем.

Дина. Теория относительности этот вопрос закрыла?

Лавр. Давай договоримся: на пальцах или в уме считаем?!.. У них своя делянка: случайные события происходят пачками. Можно увидеть то, чего и нет. (С язвительной усмешкой.) Назвали конфигурационным пространством не то, что надо!.. Стараюсь не сердить Савушку.

Дина. Одно меня сбивает: деньги стали исчезать – со счёта в банке. Деньги большие! (Заглядывает ему в глаза.) Мой, скажем так, партнёр, с ним и так было трудно. Звереет, когда я начинаю плакать, потому что с каждой минутой я всё сильней паниковала. (Вздрагивает на тишину.) Понятно, я обратилась к Горгоне, колдунье. Не для того, чтоб переиграть в свою пользу. Нет, вру. Ой... Что это было?! За дверью что-то дышит. Это бзик? Бывает, вынырнет её голова! Во мне сейчас всё оборвётся. Ты что-то видишь? – там!..

Лавр (приглядывается). Нет, это было бы в напряг.

Дина. Кто здесь делал акустику? Не мой голос!.. Не то... не то! Есть ещё третий человек. Дура-подруга. Она смотрит на Артемия по-другому. Хочет убить, но нет оснований. (Посматривает с сомнением то на С а в к у - к о л д у н а, то на Л а в р а, и опять на  С а в к у - к о л д у н а.) Можно мне к вам прибиться?

Лавр. Античный разврат Савушку не интересует. (Помолчал.) Зачем нам эти... эмоции, переходящие в бой посуды. В кровати ещё колупаться... Ну, хватит, не будем усложнять.

Дина (торопливо роется в сумочке). Он и она: оба шальные! Взяла с собой фотографии. Знаю, это помогает.

Лавр. Не показывай. Фотографии почти всегда лгут.

Дина. Присмотрите за мной. А? (Всхлипнула.) Мозги уже не выдерживают. И подло так! Представь!.. А то я застряла.

 

С а в к а - к о л д у н – согнал Д и н у с табуретки и расстелил в центре мелового круга дерюжку. Принимает экстатическую позу, для чего закинул голову назад, и сразу начинает проговаривать какие-то колючие слова: слышится только неотчётливое бормотание. Затих на какое-то время; после чего, сгибаясь в коленях, садится на пятки. Л а в р заходит в круг и занимает место по правую от него руку. Бормочут теперь уже вдвоём: слова одного (бас, с хрипотцой), через короткую паузу, переплетаются со словами другого (фальцет, с сипотцой), образуя давящий на мозги загадочно-несказанный крутец.

Услышав шаги в сенях, Л а в р  и  С а в к а - к о л д у н а обменялись быстрыми взглядами. Слышно, как кто-то подошёл к двери и налёг на неё, пытаясь открыть.   

С а в к а - к о л д у н  жестом даёт указанием Л а в р у отпереть дверь. Стоило    Л а в р у отодвинуть засов, как дверь толкнули и в образовавшуюся щель протиснулась рука в перчатке. Голос запыхавшегося человека: «Вам записка от дамы». Л а в р принимает записку. Дробный скрип половиц под ногами убегающего человека. Хлопнула дверь из сеней во двор.

С а в к а - к о л д у н  идёт к  Л а в р у, берёт записку, поднёс к глазам и сощурился. Прячет записку в карман портков.

 

Лавр (показал глазами на Д и н у). Пришла слишком поздно? (Ждёт.) Или слишком рано? (Повернулся лицом к Д и н е.) Погостила? Иди!

Дина. Весь инструктаж? (Мнётся.) Серьёзно, я не понимаю, почему для меня ты всегда готовишь словесную окрошку.

Лавр. Внимательней с деньгами!

Дина (всхлипнула). Можно я ещё немножко половлю момент?

Лавр. Ждите сюрпризов по доллару! Язык у Савушки стёрся на эту тему. (Утирает ей слёзы.) Он ответит тебе. Ты первой узнаешь.

Дина.  Всего лишь хотела почувствовать себя снова живой (ничего, что я так сказала).

Лавр. Слушай и запоминай. На журнальном столике лежит книга. Тридцать вторая страница, седьмая строка сверху. (Закрепил расхлябанный узел у неё на голове.) Прочитай первые пять слов. Остальное к тебе придёт само – через голову (от те6я зависит). Затем весь текст перепишешь в виде записки. Записку Савушка велел сжечь, а пепел принести к нему, для окончательного отговора. (Подталкивает её легонько к двери.) Встретимся, – я придумаю где. Обещал приласкать тебе уши. Помнишь?

 

Д и н а  на цыпочках прошла к двери. Обернулась.

 

Просто дождись меня.

Дина. Что-то изменится?.. Какие сны будут мне сниться в эту ночь?

Лавр. Ну, кто тебя тянул?!

Савка-колдун (сердито прокашлялся). Ведёте себя просто как хищники!.. Вообще-то ты, милая, разгуливаешь во сне. Отсюда эта, э-э, неприбранность. Надень на себя всё чистое до последней нитки. Есть в доме печь? Загляни в печь: не кинуты ли на загнетку с угольями такие-то травы, корни наговоренные. За дымоходом следи. (К Л а в р у; с усмешкой.) «На метле, – так она считает, – меня не уловят!»

Лавр. Типичная безграмотность...

Савка-колдун (к Д и н е). А ты посмейся ей: «Я, мол, не звала тебя, зачем пришла?!».. Ну! Не светись! Иди пока! насладись покоем. (Подмигнул, после чего захохотал.) А оно всё – воет… (поднял глаза к потолку) воет (такая уж особая привычка)… Рассказывать не к ночи. Так и уйдёт.

Дина. Я бы могла подвезти вас. Кто в город? (Ждёт.)

 

Свеча в камельке догорает и гаснет.

 

·        4.  Логово Горгоны (напоминает заброшенную, с голыми стенами, трансформаторную будку, со сдвинутым в угол проржавевшим электрооборудованием).

  Под сводчатым потолком гуляют эхом слетевшие со всей округи неупокоенные голоса: «Глы-глы-глы… Звих, звих, звих!»

З а р а выносит из-за ширмы одну за другой четыре бараньи шкуры и раскладывает их на полу, в виде ромба, мехом вверх. Ставит в центр эзотерической конструкции серебряный поднос с загадочными атрибутами. Разбрасывает подушки.

 

Горгона (появляется с другой стороны ширм). Ты попалась на всём, что он приготовил для тебя.

Зара. Его можно на время отвлечь.

Горгона. Не упрощай. (Снимает деревянные башмаки, садится, поджав под себя ноги, перед подносом. Жёстко выпрямилась, откинув голову чуть назад.)

Зара. Видишь, как хорошо поразмялись. (Занимает место напротив неё.)

Горгона. Поправлять уже поздно.

Зара. И что теперь – порезать себе вены?

Горгона. Есть от чего…

Зара. А нам что мешает?.. Подъедать за ним, что ли? Что отнимется?

 

Г о р г о н а застыла в одной позе и молчит.

 

Ты как-то не слишком торопишься. Обычно ведь ты не такая. Слова против слов! Я пробовала это на нём. Дважды получила удовольствие!

Горгона. Уже другая раскладка.

Зара. Извини, Горгона, мне радостно, что ты такая наивная.

Горгона. Смотришь на всё вполглаза. (Трясёт в ладонях три монетки и кидает их на поднос.) Раздует половину лица! У него на этот счет довольно быстро. Рассчитывала, сметём его, как рис в горшок?.. В то, что не имеет формы, можно только всматриваться… вслушиваться… Есть закон, устанавливающий предел. Этот закон нарушать не положено.

Зара (помедлив). Хорошо. Пусть так.

Горгона. Не язви!

 

З а р а отвечает пожиманием плеч.

 

Чувствую, во мне что-то иссякло. Потеря энергии… слабость и опустошение… Голова взрывается болью, хуже некуда. (Съёжилась и попыталась прикрыть лицо.)

 

З а р а помогает ей выбраться из жакета.

 

Удушье, хрип, и всё кончено. Если б я была помоложе, (с вымученной улыбкой) что вполне возможно. Со мной тебе, по судьбе, плохо, а без меня…

Зара. Разве я просила тебя о советах?

Горгона. Зажги свечу и поставь перед собой.

 

З а р а берёт с подноса огарок свечи, зажигает и ставит в подсвечник.

 

Наблюдай за пламенем. Как бы сквозь пламя! Води глазами, ищи ту точку. Нацелить своё восприятие! – не отрывая глаз: пламя!.. пламя!.. Подстраивайся – сначала под одним углом, потом под другим. Приходится крутить и крутить головой! Прислушайся к каждому внутреннему толчку! Ты и эта точка – вы как двойная спираль!.. тугая!..

 

 Тело З а р ы вдруг как-то обмякло. Голова завалилась в сторону, безвольно мотается; её клонит в сон. Всякий раз, когда подбородок утыкается в грудь, язык выталкивает изо рта нечленораздельные звуки (подсознательно она старается удерживать голову).

 

Остался только стук сердца!.. Восприятие возникает, как вспышка молнии! Не забывай: тайный ритм заклинания!.. верная интонация!.. И слова, цепляясь друг за друга, рождаются сами собой. (Повернувшись лицом на восток, вытянула одну руку перед собой, а другую отвела назад.) Смаковать звук на кончике языка!.. Собирай губы в свиной пятачок! Аээиоуо-иао-аоиоиа… Псинотер-теринопс-нонпситер… Демон-губитель Намтар… О ты, слышащий меня! О Уалпага, о Кеммара, о Камоло…

Зара (преодолевая хрип в горле). Загоуре-пагоури-нетмомаот… О Кархенму, о Асмагааа, Уана, Утун…

Горгона. Мулга, владыка бездны…

Зара. Таммуз…  Йафта рафта моунаэр…

Горгона (меняет силу звука и его модуляцию). Хравстра… Друхш-йя-Насу... Непсиомаот-марххата-тобарран…

 

 Голова З а р ы продолжает мотаться, только теперь движения больше напоминают колебания маятника.

 

Милостью Мазды… Ваал-Зебуб… Тарнаххан-зороко-тора…

Зара. Ваал-Фегора… Нергал…  Анамелех… Моунаэр, эрманоуэр, эрманоуэр… (По телу пробежала нервная судорога, заставив её изогнуться.) Асима… Иштар… Йеоу-сабаот… Ваал-Зебуба…

Горгона (вибрирует голосовыми связками на самой верхней ноте). Абу-ль-хоуль… Ба. Ка. Шу… Маат.

Зара. Си. Тот. Сехет… (По затейливой спирали голос повело на несколько тонов ниже.) Нут. Геб. Хар-шефи.

Горгона. Ормузд. Илу. Ану… Бел. Нуах. Мардук.

Зара. Бубастис… Тифон-Сет. Йпсантахоунхаинхоухеок… Хайнхух. Иалдабаофа…

 

Взрывной выброс силы. Стены трансформаторной будки сдвинулись, посыпалась штукатурка. Раздался треск: ширмы, не выдержав напора, рассыпаются сотнями щепок.

 

Горгона. Да не будет властен над ним Эм-ккаху-эф... (К потолку вырываются гортанные звуки.) Нергал. Иштар… Мамуремукахабу… Визг насылаю на него! (Напряжение разрешилось свистом, в противоходе шипению.) Я ещё не утратила силы укуса! (Глаза вылезают из орбит. Откинулась на подушки, с перекошенным ртом.)

 

·        5.  Офис юридической компании.

  Подставив лицо под пыльную полоску солнечного света и прикрыв глаза, Р а и с а разговаривает по телефону.

 

Дина (в дверях). Артемий пропал!

Раиса. То есть как? (Тут же обрывает разговор по телефону. Быстро прошла к Д и н е  и закрыла за ней дверь.) Это проверялось? Хорошо узнала?

 

 Сели и вопрошающе смотрят друг на друга.  

 

У нас есть время? В запасе – ломтик времени, чтобы сообразить. (Моргает на свет настольной лампы, задумалась.) Рассмотрим не по отдельности. Раз-другой с ним такое случалось. А как тебе удалось узнать ещё… до того? Ой, сказала прежде, чем подумала. Сама не сообразила, о чём спросила. Представляешь, один мой родственник. На все запахи у него одна реакция: «Мылом пахнет!» (Вдруг испустила тоскливый стон.) А деньги?!.. Пробовала списаться с ним через СМС?

Дина. Есть новости: целых две. На первый взгляд, деньги на месте. Странным образом этого не ожидала. (Показывает Р а и с е банковскую выписку по счёту.) Правда, стабильно не понятно, сколько их должно быть.

Раиса. И так будет постоянно, пока мы пешки в его игре.

Дина (ходит из угла в угол). Главное, телефон не отвечает…

Раиса. Что-то я не слишком верю…

Дина. Ты можешь представить, чтоб он второй день не отвечал на звонки?

Раиса. Скучный. Без инициативы. Вообще никуда!.. Да! А с наших позиций? Ты как бы хочешь? У меня не сходится: ты, по идее, чего-то боишься?

Дина. А сама?!

Раиса. В том-то и дело, что нас всегда используют.

 

Д и н а – вдруг стала отрывисто всхлипывать.

 

Всё эта проклятая жадность. В нормальном смысле, надо уметь вовремя смыться. Что, трусишь?.. Ладно… Сегодня вечером я не чувствую желания мстить.

 

Дверь со стороны внутриофисного коридора распахнулась. Входит задом наперёд П р о п п, держит в руках карабин. Д и н а  и  Р а и с а – увидели его и оцепенели. Потерянно смотрят друг на друга.

Рыская взглядом, П р о п п  шагнул к окну. Выглядывает из-за жалюзи. Машет им руками: мол, отойдите в простенок.

Д и н а  и  Р а и с а  бросились спасаться от него в «переговорную комнату» и попробовали забаррикадировать дверь.

 

Пропп. Подбросили наркотик… готовят провокацию… (Придвинул ногой стул на колёсиках, но в последний момент передумал садиться.) Отомстили за старое… Кто-то хочет проверить мою реакцию, спровоцировать. (Прислушивается.) Договорились подстроить мне эту сцену и посмотреть – догадываюсь я или нет! (Бросается к двери, ведущей во внутриофисный коридор, чуть приоткрыл, просунул дуло карабина в щель и начинает стрелять. Разрядил магазин, после чего затаил дыхание. Одним прыжком выскочил в коридор. Появляется почти сразу, подпрыгивая на одной ноге. Студёнистая жижа, стекая по лбу, затекает ему в рот, и потому он вынужден её сплёвывать.) Слушать меня! Тихо! (Бросается к окну.) Началась эта ерунда, чтобы деньги отнять! Проверяют, умею ли я стрелять, если умею, понятно – уголовник. А я обладаю безынициативностью пешки!.. На улице что-то случилось… какая-то возня, потасовка. Это какие-то переодетые люди!.. Идёт крупная игра. Я попал в какую-то кашу! (Лицо его скривилось от боли.) Жиганули по голове… Пытка в глазу… как будто лампочку кто-то засунул и вкручивает. (Стараясь унять резь, крепко растирает себе уши.) У меня вся голова сожжена процедурами. Всё горит… кровь кипит… Не понимаю… Ничего не соображаю!..  Я почти труп. Какая-то лапа… царапает… за ухом. Это было сделано с целью игры? отвлечь?.. Меня испытывали. Тестировали на выдержку, хотят подставить под плохую ситуацию. (Бросается к двери, ведущей в «переговорную комнату», пытается открыть.) Хватит игр! Выходите или я высажу дверь! (Вышибает дверь ногой и врывается в «переговорную». Женские крики, визг. Грохот от падающей на пол мебели. Шум резко обрывается. Ни звука. Наконец П р о п п появляется в дверях, несёт на руках Р а и с у. Укладывает её на диван. Быстро уходит в «переговорную», возвращается уже с карабином в руках. Тщательно стирает с приклада кровь. Подкрался к окну. Выглядывает из-за жалюзи.) Вот они!.. вроде как смотрят вдаль, а на самом деле – следят. Я не хотел играть – втянули. Втянули меня недобровольно: ввели негативную программу… навели порчу. Обстановка – страшная… не успеваю следить за ними. (Заметил, что Р а и с а очнулась и приподняла голову. Направился к ней.) С виду всё красиво: мне все улыбаются; если билет в лотерею, обязательно – выигрышный: 100 рублей!.. Кто-то как колдует, управляет мной: сделай то, сделай это… Я запретил вам ходить к колдунам!.. Оголтелые помощницы… Ошмётки чужих волос – под дверью: подбросили!.. Кто? (Перевернул в бешенстве стол.) Вы – артисты, двойники! была подстроенность! Всё равно, вы – не бухгалтера, бухгалтера считают на компьютере, а у вас с таблицей умножения всё в порядке. Кто за вами стоит? Кто меняет лица?.. я хожу с одним человеком, а потом вдруг оказывается, что это кто-то другой. Общая неясность вокруг… обстановка разыграна! вокруг идёт игра! Как заводную куклу меня используют. Артистку наняли! С гримом, переодеванием. Внешне похожа на Дину. Давно заметил: Дина – она наигранно себя ведёт! Её привлекли какие-то люди! Её подменили! – специально подготовленной для наблюдения за мной женщиной! Такую легко загримировать – под чудище. ывернув шею, в лихорадочном возбуждении обследует углы, потолок.) Делают меня бандитом… всё время проверяют. Артемий – тоже засланный! Актёр! Разговаривал со мной электронным голосом: специально нёс бред!.. И как-то сразу всё соединилось! Это похоже на конкурс – кто быстрее доложит о делишках, творящихся в нашем офисе – начальнику полиции: тот и выиграет. Выиграет Джекпот! Разыгрывают специальные роли! Связаны между собой, вокруг меня колдуют (наиболее отработанный приём). Иногда ситуации просто подстроены! В окно влетают люди, в надутых лёгким газом комбинезонах, стреляешь по ним – они лопаются. Я – игрушка – в чужих руках! Ко мне и раньше подходили и говорили, а я молчал (чтоб не нарушить тонкую структуру). Это большой бизнес-тренинг. Пробуют на мне, теперь понятно: чтобы потом делать это с другими, которые по-настоящему важны. И тогда они срубят уже сотни миллионов долларов! Ну, что вы на это скажете, педанты? (Заметил глаза, которые следят за ним из приоткрытой двери шкафа.) Не хотел, но играл!.. Главное, хочется сказать одно, говорю совершенно другое! Подсовывают вместо одних мыслей другие.

 

Р а и с а, воспользовавшись тем, что он повернулся к ней спиной, убегает.

 

Отчётливо не понять… Пытался разобраться… толком ничего не могу сказать… Что-то надвигается. Вспотеешь. (На всякий случай отключил электричество.) Правда, иногда вижу красивые картинки.

 

 Из шкафа, по направлении к нему, устремилась колышущаяся тень.

 

Где патроны? Никак не могу найти патроны. (Пятится.) Спрятали!.. Столбняк какой-то наступает. Если вы будете дальше за мной следить, то я не буду обращать внимание, как честному человеку мне бояться нечего! Несерьёзность, неприятно.

Зара (впоролась в него, почти повалив на пол). Нельзя тебя далеко отпускать, ты человек увлекающийся. (Прижимает к себе, помогая ему удержаться на ногах.)

Пропп. Не человек ты, отойди!.. Какое-то существо! Зачем на меня всё накручивать?! Много косяков за вами, Дина Аркадьевна! Она того и гляди что-нибудь отмочит!

Зара. Прямо дёргаться начинаешь. Вот какие люди разные бывают. (Шутливо тормошит его.) Грустно за тех, кто спит рядом с тобой на соседней койке.

Пропп. Думал, кто-то порчу наводит… (Перешёл на доверительный шёпот.) Обстановка страшная. Вокруг меня колдуют, чтобы какое-то зло сделать.

Зара. Спокойно-спокойно… Да остановись же! (Зашла сзади.) Нам пора приступать. (Сведя ладони над его затылком, совершает тянущие пассы.) Просвечивается в голове про жратву что-то такое. Нет? Ты в порядке?

Пропп (всхлипнул). Трудно стало чего-то ноги держать! (Вдруг как-то весь обмяк и зашатался.) Зажимает грудь… давление в горле.

Зара. А так?

Пропп. Не доходит смысл! Не понимаю, что ты задумала!

Зара. Начинаешь вилять…

Пропп. Уж слишком слепят эти лампы! (Старается проморгаться.) Я видел такое в одном фильме. А второй вопрос какой? Не задавала вопросов? Почему? Чего только не придумает!.. Мотай на ус: не знаю я, где деньги! (Агрессивно повернулся боком.)

Зара. Сострил? (Потянула его за рукав.) Правильно ли я понимаю, что ты мне сейчас врёшь? Эти твои приёмчики известные: когда ты, якобы, отбил нападение бандитов на лесничество! Меня это не вставило. Каждые пять лет я примерно в два раза становлюсь умней.

Пропп. Вокруг моего организма суета, – я не могу ничего вспомнить. В чём дело?! Позвать полицию? В голове будто током бьёт. Как будто стоит гвоздь – в темени… и боль размером с этот гвоздь.

 

З а р а – сдвигает руки к передней части его головы: обволакивает пассами лоб, уши.

 

От боли хочется вырвать себе живот!.. (потеряв равновесие, качнулся назад) комок в затылке… как наждачной бумагой… по горлу.

Зара. Ничего не значащий трёп!

 

П р о п п – тоскливо стонет.

 

А можно (чисто женское любопытство) узнать: Салтыков-через-тире-Щедрин – через тире пишется? Пульс! (Измеряет.) Мы договорились: досчитав до семи, ты сообщишь номер банковской карты. (Подставила ему заботливо стул.) Считай… Договорись со мной.

Пропп. Да не-ет же! (Лицо перекосилось. Тяжело дышит.) Голова чужая… не моя. Чё-ёрт, чёрт!  Стал как бы раздваиваться. Скованная голова. Как будто меня выстирали.

Зара. Никто тебя пока не гонит. Но если мы будем слишком долго тянуть… (Терпеливо поглаживает его по руке.) А можно (чисто женское любопытство) узнать: Салтыков-через-тире-Щедрин – через тире пишется? Всегда мог ответить на любой вопрос! Хоть это довести до ума. Пульс! (Измеряет.) Считай до семи! Вспоминай… не останавливайся…

Пропп. Виски как будто вздулись… Хочется вырвать мозги кусками! Голова лопнуть может, голову распирает изнутри! Совсем себя не чувствую, одни глаза остались. (Его начинает подташнивать.) Как будто меня нет. Хочется вырвать из головы всё! (Сползает со стула. Ноги подломились, откинулся на спину, глаза закатились. Лежит, разбросав руки.)

Зара. Ну так что? Мысли собираются у тебя почему-то… в темени. Не там, где плещется мозг. Давай не будем, иначе мне придётся… (Склонилась над ним.) Опять я говорю, а ты отмалчиваешься! Очнись!.. Тишину создайте! Ушли отсюда! Тихо!

 

Вдруг тело П р о п п а выгнулось дугой. Хрипит. Начинает биться в судорогах.

З а р а – скрыла лицо под капюшоном. Уходит.

 

·        6.  Схрон Савки-колдуна.

С а в к а - к о л д у н импровизирует на кларнете, Л а в р, пощипывая струны бас- гитары, подхватывает предложенную кларнетом тему. «Джем-сейшн»… давние попытки услышать и транслировать музыку инфернальных сфер. Перебрасываются время от времени замечаниями и смешками.

Слышно, как постучали в дверь. Но музыканты, увлечённые игрой, не реагируют. Шаги в сенях. В дверях – Г о р г о н а  и  З а р а.

 

Горгона. А, окошки вставили! Двери сделали! (Внимательно оглядела избу.)   

Савка-колдун (встаёт со скамьи). То-то у меня в левом ухе зазвенело… (Отложил в сторону кларнет.) Знаю, знаю, я тебя ждал!

Горгона. Какие у тебя здесь черти водятся?! (Шарит взглядом по углам.) Завывание в сенях. Поселил в своём жилище лешего?

Савка-колдун (посмеивается). Свят, свят, свят...

Горгона. Гляди, а то ещё взберётся на крышу и выльет в трубу ведро воды.

Савка-колдун. У нас, милая моя, практикуется мрачная дисциплина. Леший приставлен на защиту.

Горгона. Ну, что же, сажай!

Савка-колдун (стелет на лавку тулуп). Присядьте, присядьте, гости дорогие! (Как бы ненароком хлопнул её сзади.) Какая ты, шут, гладкая!.. Квас? Простокваши пожевать?

Лавр (снимает с полки и ставит на стол деревянный жбан, чашки). Стимуляция желудочного сока – в отдельно взятом животе.

Савка-колдун. Кушайте, потребляйте.

Лавр (разливает по чашкам квас). Просим приступить!

Савка-колдун. Перед тем, как вы испробуете мой курник!

Горгона. С курником, Савелий Игнатьич, не выйдет. Извинись за меня перед курицей. (Садится на лавку.) Или ты чёрного петуха нам ощипал?

Савка-колдун. Запоздалым угощением её не задобрить. (Подмигнул Л а в р у.) Разве что водочкой угостить в виде отступного.

Горгона. С подходцем начал, издалека. (К З а р е, которая встала у ней за спиной.) Опасный человек! Загоняла бы колдунов с голым задом на акацию. Ну! Зачем звал?

Савка-колдун. Пробовали песню. Чтоб настроение разогреть. Девки-косматки для компании не хватает.

Лавр. Квартирник у Савки-колдуна!

Горгона. Ради этого?

Лавр (занавешивает окна).  Или вы под вечер не в тонусе?

Горгона. Ну, надо куда-то тащиться... Питер-идер! (Хлопнула ладонью по столу.) Зачем ты меня подрезаешь, Савелий Игнатьич? Слышала, похваляешься на людях: «Я, дескать, её доконаю!» Или врут?

Савка-колдун. А что? У меня двенадцать сил, а у тебя всего-то пять!

Горгона. Больше хвастаешь!

Савка-колдун. Хвастаю?

Горгона. Ты, как малобывалый, не до конца выучился!

Савка-колдун. Да, я – не природный. Сделался на возрасте колдуном.

Горгон. Так всё же. Должна ли я готовиться?

Савка-колдун (прислушивается к скребущему звуку). В подзыбице что-то застонало… Задавленный хохот. Слышишь? (Подбадривает себя хлопаньем в ладоши.) Ляд тя возьми! Сейчас развеселю. (Полез головой в печь, – только одни ноги остались, и ну мычать там: как корова ревёт.)

 

Печь – сдвинулась с места… во все стороны пахнуло дымом. Теперь это – чудище с разинутой пастью, готовое проглотить всякого, кто зазевался, целиком. Глаза у печи горят калёными угольями, как у взбесившейся кошки.

 

Горгона. Э! Ты не очень-то на меня наступай. Знаем, слышали про твой беспокойный дом. (Плюнула три раза в сторону печи.) Усердный… (Пересела подальше.)

Лавр (подмигнул З а р е). Некоторая секретная практика!

Савка-колдун (возник у Г о р г о н ы из-за спины). Известно, насаживаешь килы на людей. Средствами девки своей, (кивнул в сторону З а р ы) косматки! Каждый берём по чарке водки! Работаем на свой страх и ответ! Лавр, наливай! То есть, кто кого зачурует!  

 

Оба принимают от Л а в р а водку. И принялись нашёптывать. Каждый присыпал щепоть корешков. С а в к а - к о л д у н проговорил свои отворотные слова и выпил.   Г о р г о н а проговорила свои отворотные слова и тоже выпила. Переглядываются с ухмылкой. И тут Г о р г о н у начало прохватывать, стала она к двери проталкиваться.

 

Бабьим обычаем, подписалась «на слабо». (Посмеивается.) Будет теперь носиться, как угорелая, по соседним кустарникам. (К З а р е.) В них-то вся сила обороны – отворотные слова! Плохо, правильные отворотные слова забыты и затёрты. (Подмигнул.) Тут нужен человек… понимающий: левый «адидас» – скрытно – на правую ногу надеть!

 

З а р а  ответила С а в к е - к о л д у н у нервным жестом. Прихватила полотенце и бросилась догонять Г о р г о н у.

 

Чаркой водки обошлись! Не выходя из бюджета!

 

Вдруг стали проявляться странные стуки. С а в к а - к о л д у н, заинтересовавшись, включается в перестук. Вслед за этим и в окно кто-то постучал.

 

Лавр (сделал один шаг, приглядывается). Надо бы разобраться: тюкают…

Савка-колдун. Тюкают так хорошо, что рассказать нельзя.

 

Женский голос со двора: «Замерзаю, пустите!»

 

Лавр (стараясь не скрипеть половицами, идёт к окну. Принюхался сквозь мутное стекло). Дорога на лес!

Савка-колдун (подошёл к Л а в р у со спины). Дорога на поле!

 

 Голос со двора: «Замерзаю, пустите!»

Испустив тоскливый стон, Л а в р идёт в сени. С а в к а - к о л д у н берёт в руки колун. Проверил, крепко ли сидит лезвие на топорище. Слышно, как упало и покатилось по половицам металлическое ведро.

Возвращается Л а в р вместе с Р а и с о й, аккуратно поддерживая её под локоть.

 

Лавр. Ткнулся, главное, в дверь, (утирает Р а и с е слёзы) а она так притворена, что и не отдерёшь.

Савка-колдун. Решилась на опасное путешествие, милая! (Набросил на плечи Р а и с ы тулуп. Постоял, соображая. Заглядывает в печь.) Я их погонял слегка. Думал, что они надсадятся, «опасные». Два дня промучаются, а я тем временем чуток отдохну.

 

Л а в р плеснул водки в чарку и даёт Р а и с е выпить.

 

Ан нет! Стучат! Опять навязываются на работу. Уж больно дочие: отдышались и опять за своё. Я им уже подсказывал: «Ищите людей достаточных!» Нет, возлагают надежду на Савку-колдуна, ляд их возьми. (К Р а и с е.) Ну? Баранку из-под левой мышки не посеяла? носишь? Надо бы семь дней. На восьмой снабжу другим наговором. Дам катушку ниток, ссученных в обратную сторону. Перевяжешь руки на запястьях, ноги на предплюснах.

Раиса (подавляет всхлипывания, которые рвутся из горла). Правильно будет, если вы поможете мне деньги вернуть!.. По-моему, сердце у вас доброе.

Савка-колдун. Э, э! Просить надо за душу свою. Чтобы душа твоя растворилась. И смягчалася. Чтоб отвратили тебя от дел поганских. Вошла бы ты, девка, в полный смысл. Один раз ловким приёмом я отогнал. Дана нам одна минута в сутки. Надо ещё разуметь те знаки. Подгадать. Лучше под чистый четверг. Далёко от света. Так, чтобы ворон не успел ещё выкупать своих птенцов. А то поднимется в крови бушевание, – и вовсе не отчураешься.

Раиса. Я же не предлагаю импровизировать. Сама не хочу.

Савка-колдун. Получишь деньги! Леший бы тебя задавил… Если пройдёшь испытание!.. Так надолго задумалась… Это лекарство, милая, не стаканчиком пьют, а взахлёбку!

 

В дверях – Г о р г о н а  и З а р а.

 

С полдороги вернулась, Горгонушка? Должно быть, бегала во все лопатки кругом двора.

Лавр (скалится). Удивительная способность – быть одновременно везде!

Савка-колдун. А бегать-то надо так, чтоб не упасть, – ни с кем не столкнуться и не поскользнуться. Чтобы никто не увидал, не сглазил… у нас есть такой опыт?

Горгона. Ты!.. больше ничего, как мазурик!

Савка-колдун (посмеивается). А мы тут между собой пока что так решили: бабу осмотреть (то есть тебя, милая), найти хвост и оторвать!

Горгона. Не спеши! Это ещё можно переиграть!

Савка-колдун. Компания так решила! (Хохочет.) Поглядеть… асилу выговорил, побагровев от хохота) копытами ли ноги у неё!

Горгона. Балбесничаете…

Савка-колдун. Дали тебе одну встряску! Считай, две ещё впереди!.. Часто попадаешься? Что ты там притащила нам под фартуком? А?.. А то вот подключайся! Мы тут спохватились девушке помочь. Ходит как оголтелая. До сих пор не прониклась смыслом. Да вот чёрт затею нам и подбросил!

Лавр (оживлённо включается). Требуется нестандартное воображение!.. Смотри-ка, что я в голове у себя откопал. Нет, давайте так. Кто-то из нас (берём это бескорыстно на себя), садится на скамью. (К Раисе.) Тебе, соответственно, придётся согнуться. Таковы правила! Чтоб ты не подсматривала и не вырвалась,голова зажимается между ног.

Раиса. Угнаться за твоими шутками… (Фыркнула.)

Лавр. Страдать начала ещё задолго до того. Так, какая-то секунда! На вопрос: «Кто на тебе сидит»… начнём с простого! Угадаешь с трёх раз, деньги твои!

Раиса. Свредничал?  Ты считаешь, я всё это вот так вот проглочу?

Лавр. Что я этим нарушил?

 

Р а и с а  обиженно поджала губы.

 

Савка-колдун (одобрительно хлопает в ладоши). Отстали от старых обычаев! Отстали!

Лавр. Опыт экстаза! По-моему, я даже видел это… у Иеронима Босха. Споришь не в том месте, где надо. Давай на позитиве!

 

Все, кроме Р а и с ы, лукаво переглядываются.

 

Зато у нас будет лучше настроение. Да, ничего себе фраза вышла.

Горгона (подошла, берёт Р а и с у за подбородок). Тебе, оказывается, деньги понадобились? На дно решила залечь?

 

Раиса – дёрнулась в сторону. Молча кусает губы. Насупилась.

 

Лавр! Гони её ко мне! (Усаживается поперёк лавки.) Остаётся только позавидовать этим вашим интимностям!

Лавр. Тактильный контакт должен быть максимально загадочным. (Берёт в руки тулуп.) Вы поняли, наверно, почему мне пришлось вам это сказать?

 

С а в к а - к о л д у н – хохочет, заливается.

 

Считаю в какой-то степени своим очень важным уточнением.

 

Р а и с а – сердито косится на Л а в р а.

 

Горгона. Это уже не особенно важно. Начинаем.

Зара. Глупая радость! (Пересмеивается с Г о р г о н о й.) Во всём так: отсебятина… Не собиралась, но теперь спрошу: научить его, что после А последует Б?

 

Неожиданно Р а и с а решилась. Идёт к Г о р г о н е. С какой-то виноватой ужимкой опустилась перед ней на одно колено. Г о р г о н а пригнула ей голову, и крепко зажимает между бёдер. Предупреждая возможные смешки, грозит пальцем.

Л а в р – прикрыл спину Р а и с ы тулупом и отошёл.

Пересмеиваются с С а в к о й - к о л д у н о м, подавая друг другу шутливые знаки.

 

Горгона. Встали в очередь! Будем вырабатывать витамин С.

 

Мягко ступая, Л а в р возвращается. Садится на Р а и с у боком, стараясь максимально перенести вес тела на колени.

 

Горгона (к Р а и с е). Вопрос помнишь?.. Доверяй голове! Должно ударить словно под ложечку! Можно, правда, «увидеть» то, чего и вовсе нет. Учись. Всю физику перепишем. У нас прекрасная школа за плечами.

 

Тяжёлые удары со стороны крыльца заставили всех обернуться.

 

Савка-колдун. Кто такой дерзкий осмелился?!

Горгона (отпускает Р а и с у). Проходной двор у тебя, Савка.

Савка-колдун. Ишь как – серьёзно ломятся! (Выглянул осторожно из окошка и спрятался за косяк.) Пришли уже в полное остервенение! Впёрлись в крыльцо! С чего бы, казалось, барабанить, коли дверь не заперта. Необлыжный оборотень, похоже! И здесь воспользовался! (Ступая на цыпочках, приоткрыл дверь в сени.) Если это он, – за ним в избу врывается иногда целая артель покойников. «Съездка»! От них, братцы, хороните всё! (Подталкивает Л а в р а  в спину.) Выйди в сенцы, Лавр! Возьми плошку, посвети!

 

Последовал такой сильный удар, что вся изба пришла в сотрясение.

 

Держи дверь! Упрись плечом! Теперь оттуда ломятся, со двора!.. Да сколько же их! (Давит плечом в дверь.) Надо быть посмелей! Только подходить, конечно, умеючи, нельзя зря лезть. Навались! А то вот начнут «отбивать» нам характер: устроят тридцать седьмой год! (Суёт таблетку в рот.) Потом и бабки не отшепчут.

 

Буханье со стороны двора внезапно оборвалось.

Л а в р, найдя щёлку между косяком и дверью, вглядывается в темноту сеней.

 

Горгона (сердито шепчет). Стой, Савка! У тебя есть какой другой выход? Открывай нам окно на задний двор!

 

Звон стекла. От удара прикладом оконная рама вылетает. В образовавшийся проём лезет, с горящими навыкате глазами, рыча, К у з ь м а  П р о п п. Стреляет беспорядочно по горшкам. Начинает всё крушить и валить на своём пути. Попался ему по дороге Л а в р, помял его, сбивает с головы кепку, а потом и согнул. Вдруг на полном ходу зачем-то резко повернул вправо, и со всей дури влетел в стену. Едва устоял на ногах. Очумело трясёт головой. Затем его повело вбок.

 

Савка-колдун (встал у него на пути). Стой! Откажись, окаянная сила! Кровь зачудила?.. «Собачий недогрызок». Харю-то так и косит. Не балуй!

 

 П р о п п отодвинул его рукой. Наткнулся на напольное, в деревянной раме, зеркало. Стоит, покачиваясь, упёрся взглядом в своё отображение. Лицо в зеркале двоится, расплывается. Тело, теряя опору, входит в резонанс с отображением: словно бы соревнуясь, кто сильнее раскачается.

 

Чтоб тебя объели мухи… Погодь я тебя достану, в самое нутро достану! (Подскочил сбоку, берёт его за голову и начинает вертеть, пока не накрутил шею до жгучей боли.) Сходит с осей!.. выскочил, что пупырь. Порченый…

 

П р о п п – взревел и отшвырнул С а в к у - к о л д у н а  в сторону.

 

Платить будешь по цене!.. Цопнул меня, сучий сын!

Пропп (рыкнул). Ой, смотри, батя. Прыгай в окно, ещё успеешь.

 

Хлопают, стервенея, двери в сени, во двор. Один порыв ветра налетел так, что    П р о п п у пришлось схватиться за стол. 

 

Савка-колдун. Смотреть, как будет он ломаться здесь, вымогать плату?!.. Лавр! Плесни на него поганой воды, хотя бы вон из лоханки. (Воспользовавшись тем, что П р о п п а повело в сторону, подхватился и ловко бросил ему сушёную траву в глаза.)

 

 П р о п п выронил карабин, расчихался, трёт руками свои бельма.

Г о р г о н а, исчезнувшая в одном месте – появилась в другом. Подойдя сзади, наложила руки на голову П р о п п у – в области темени. Пошли круговые движения с перехлёстом.

З а р а – подключается к ней в пару: взялась одной рукой за пульс левой руки П р о п п а (после чего тот вдруг совсем сник), свою другую руку положила на его плечо.

 

Зара. Стой, тебе объяснят! Смотри мне в глаза!.. Ну? Во что ты превратил рожу свою! Без слёз не взглянешь.

Пропп (хнычет). С красивой женщиной не сразу получается.

Зара. Не до шуток!.. Руки вперёд вытяни. Смотри вверх, не моргая и не опуская век. (К    Г о р г о н е.) Порог чувствительности понижен. Биполярное расстройство. (Улыбается своей догадливости.) Расслабься! Тоже могу жёстко пошутить!  

Пропп (едва не плачет). Не напирай, дай голове отдышаться!

 

Под натиском ветра захлопало железо на крыше. Ревёт от тяги печь. Подключается эхо, сталкивая круговерть звуков нос к носу.

К порогу и на засыпанный битым стеклом подоконник слетается в облике воронов что-то чёрное.

 

Савка-колдун (хохочет и хлопает в ладоши). Тупу-тупу. Сяк-так. Бывали и не в таких делах! Гоп-цуп. Цур-пек. Войзе, войзе. Тях-тях. (Дразнит слетевших, казалось бы, со всей округи хищников.) Карр! Карр!.. Готовься! Вот уж когда тебе заздоровится!

Пропп (отпихнул от себя З а р у. Кинулся к С а в к е - к о л д у н у). «Тупу-тупу»... Не знаю такого слова! (Схватил его за горло и прижимает к стене.) Чего ты ко мне полез? Тихо! Всем молчать! (Глаза налились кровью, посинел весь от внутренней боли.) Почему всё время я? Зажимают!.. Не люблю слово "Тупу-тупу". Передайте привет идиотам, которые вам эти заговоры придумывают!

Савка-колдун (старается унять дрожь в голосе). Сегодня из тебя, милок, что-то новенькое прёт…

Пропп. Так выходит! Наверное, из-за того, что... силища! Обложили... Пронюхали!.. Вот они!.. вроде как смотрят по сторонам, а на самом деле следят за моей реакцией. Они мне это подстроили, проверяют, умею ли я отбиваться. Не скули, сказал! Каким ухом слушаешь? (Сдавливает пальцами его ушные раковины. Тот вскрикнул от боли.) Надо же, куда палец залез… Нет, ловко я. Справляемся! Каждый имеет свою ра­боту.

 

Л а в р заметил наконец брошенный П р о п п о м карабин. Вооружившись, подскочил к П р о п п у  и ударил его прикладом между лопаток.

П р о п п рухнул на колени, повалился на бок. Пробовал подняться, но не смог удержаться на ногах.  

 

Горгона (пнула его ногой). Если б тебя самого так пугнуть. Кабан… Конечно, случалось тебе делать и похуже. Вошёл волком. Мы тебе разрешили?!.. Не смей смеяться, не будь дураком. Прикуси нижнюю губу!

 

Ноги у С а в к и - к о л д у н а подломились, его повело. Свалил табуретку. Стонет.

 

Лавр. Савелий Игнатьич, ты в порядке? (Держит под прицелом П р о п п а.) Зара! Помоги Савушке!

Савка-колдун. Начал прокатываться на мой счёт, смешки подпускать... Застращивает своим косым медвежьим взглядом. (З а р а помогает ему дошагать до лавки.) Да, этот крепче других зачурованных… Всё так и случилось, как быть надо. Видали редко тебя, хотя часто слыхали твой голос. Только голос соткан из гнилого прядева пустых слов! Не разобрал ты, милок, в чём дело: оставляем тебя для семейного продовольствия.

Пропп. Это как?

Горгона. Время твоё самоистекло! Недоумок. Мало найти деньги, умей их ещё и взять. Понимаешь меня? Или у тебя опять непроходимость?

Пропп (смотрит исподлобья). Ушли отсюда! Разговор у меня с батей будет!

Горгона. Заплетается на язык. (Замахнулась.) Подбородок – мохнатый, как мошонка: решил бороду отращивать?

Савка-колдун. «Разговор»?.. А портянку не хочешь? Главное, влез в окно. Затопал, что лошадь, и захохотал так, что волосы на голове кустом встали. Со страху я чуть было не кинулся бежать. Берём портянку из дымохода и затыкаем тебе рот!

Пропп. Слушать меня! Тихо! Пора поговорить о деньгах.

Савка-колдун. «Деньги». По такому товару мало привоза.

Пропп. Продолжается эта ерунда, чтобы деньги отнять!

Савка-колдун. Дурака – на голодные зубы – деньги только портят!

Пропп. Положил чемодан с баксами – в банковскую ячейку. Ха! Полный завал! Менеджер банковский: сдаётся, он хочет о чём-то меня предупредить. Обычно, когда нельзя прямо сказать (осторожность, знаете ли), используют для переписки дупло заранее оговоренного дерева. Получается… с подковыркой как будто. Но это не соблюдалось! Дурят?! (Нашёл взглядом своё отражение в зеркале.) Как вспомню... О! Глаза – селёдки. (Хмыкнул.) Мафиози. Портретное сходство! Точно меня с кем-то перепутали!

Савка-колдун. А то ты не знал: чёртовы деньги ненадёжны. Довольно скоро превращаются в конский навоз или угольки.

Пропп. Идёт крупная игра! Я попал в какую-то кашу! (Хнычет.) Деньги подчистили!

Савка-колдун. Брюхо развил в ущерб мозгов… Для чего-то они ему, видишь ли, понадобились. Смотри, как шары-то выпучил! Пустить тебя целым? Лавр! Вставить ерша! Набить ему полные штаны соломы! 

Пропп (наматывает на локоть верёвку). Это было сделано с целью игры! (Набычился.) Кто за вами стоит?! Иногда ситуация просто подстроена! Отвлечь! Меня испытывают! (Вдруг отпрыгнул назад, опрокинув табуретку. Запутавшись в ногах, валится на спину. Попробовал подняться, но силы оставили его.  Распластался. Стонет.)

Лавр (навис над ним). Плохо, под рукой калькулятора нет...

Пропп. Не человек ты, отойди!

Лавр (приплющил его лицом к полу). Подсчитали бы, кто кому сколько должен.

Савка-колдун. С тобой хлопот много! Требуется научающее самосохранение. Лавр! Черти круг! (Плюнул сначала вперёд, потом назад и начал бормотать по-своему. Сопровождает заговор различными движениями рук и губ для того, чтобы удержать силу слов: «запечатать замок».)

 

Л а в р чертит на полу магический круг.

 

Ежели ты ещё что нашкодишь… Вот что, чалый мерин! Деньги – тьфу! (Сдунул с ладони пыль.) Уже найденные – из рук уходят, не даются. Сплюнь и забудь! Дунь… дань… дунь, дынь… Кончишь однопредметным помешательством! Дынь, дынь… дынь, дынь… (Как только дело дошло до слова «дынь», захлопал в ладоши – «дынь, дынь, дынь», пустился по избе в пляс.) Дынь, дынь… дынь, дынь!.. (Хохочет, заливается.) Чтобы взять деньги, надо знать известную сноровку!.. Дыньдынь… дынь… Дунь!..

Лавр (сгрёб вяло упирающегося П р о п п а  в охапку). Деятельная любовь к кэшу. Рептилия – не человек. (Протащил так несколько метров и вталкивает в середину круга. Пляшет вместе с  С а в к о й - к о л д у н о м  по границе круга, не давая П р о п п у выползти.)

 

Обнаружили за печкой спрятавшуюся Р а и с у. Вталкивает и её в круг.

 

Савка-колдун (заливается смехом). До самых коленок прошибает… насквозь! (Пригашает Г о р г о н у  и З а р у вступить к ним в обряд.)

 

Этих уговаривать не пришлось: и до того уже разомлевшие от ожидаемого разгула, садятся на мётлы и вприпрыжку, с визгом и криком, въезжают в круг.

З а р а срывает с К у з ь м ы верхнюю одежду через голову. Колет его заколкой для волос, шпыняет, вызывая рёв всеобщего восторга.

 

Зара. Я уже не та... страшная!.. Оцени!..

Горгона. Это тебе хорошо придумалось! (Хохочет.) Зара, вот у кого азартная душа!

 

Изогнутое дугой, тело П р о п п а едва не распадается от боли на части.

 

Зара (к Л а в р у.) У тебя есть прищепки? Я верну. Как долго будем стоять? Подставить под тебя пару костылей? Займи место! (Обнажив зубы, беззвучно смеётся.)

Лавр (старается держаться ближе к С а в к е - к о л д у н у). Ну, может... ближе к концу.

Зара. Вот так со мной постоянно… Савка страдает подагрой. А ты-то что? (Шутливо заехала ему в плечо кулаком.) Шоколадку принёс?

Савка-колдун. Э, бабоньки! Всякий человек у нас на счету и каждого жалко!

 

С воплями и хохотом, З а р а  принимается щекотать С а в к у - к о л д у н а. Игриво ушла в сторону, освободив место  возбудившейся Г о р г о н е.

 

Савка-колдун (шутливо отбивается). Эти больше хвастают, больше пугают. А если и мы желанием взопреем?! Тащи, Лавр, запарник! Там!.. смотри лучше! (Приводит сбившуюся одежду в порядок.) Не особенно трудна подготовка. Ставь в круг!

 

После того, как Л а в р прикатил из чулана массивный котёл, С а в к а – к о л д у н извлекает из-за печки солдатский рюкзак, развязал тесёмку и высыпает в нутро котла – под изумлённые вскрики – ворох купюр. Поливает сверху из бутыля. Чиркает спичкой, даёт ей разгореться, и бросает в котёл. Отпрянул, спасаясь от набирающего силу пламени.

 

Горгона. Э, Савка… Не обещал! Эта сторона вопроса не понятна!

Савка-колдун. Как пришло, так и ушло…

Зара. Клоун назначенный! (Дёрнулась в сторону котла, но Г о р г о н а удерживает её за плечо.) Безнадёжно сплесневевшее… старьё!..

 

Какое-то время сбившиеся в кучу участники ритуала зачарованно наблюдают за набирающим силу пламенем. Затем непроизвольно начинают качаться, трястись, сжимаются телом – нарастает беспорядочное буйство… водоворот всеобщего движения. Вихревое неистовство превращается в исступлённые скакания вокруг ритуального костра. Сакральный танец: скакание людей и движение пламени заметно синхронизируется.

Стали наконец через огонь прыгать по козлиному (окуриваясь): то в одиночку, то, взявшись за руки, парами. Дым клубится кроваво-рдяными, багряно-холодными волнами. Винтом взвивается к небу – через печную трубу.

 

Савка-колдун. Растрёпы и нечёсы. Ну будет теперь потеха!.. А то ещё, бывает, высунет Кикимора из дымохода свою голову, с блестящими навыкате глазами, и вредит. Редко выставляется и выходит вся. Либо одолеет, либо… Наподдать!

Горгона. Пять минут продержимся? (Ткнула Л а в р а пальцем под ребро.)

Лавр. Зачем же так нервно?

Горгона. С юмором плохо у меня! поэтому я сейчас и не шучу.

Лавр.  До петухов – должны.

 

В избе нарастает диковатость: с печи летят чашки, а с полатей валенки и боты. Из дальнего угла какая-то мелкая избяная нечисть швыряется подушками. Похоже, рискнувшие на «ритуальный танец», действительно попали в зависимость от Кикиморы, которая, услышав буйный шум, всегда отвечает тем, что гремит посудой, звонит чашками, бьёт горшки, усиливая всеобщую зачурованность.

 

Савка-колдун. От безделья проказит! Начнёт под бока подталкивать, на ухо нашёптывать… (Держится за спиной у Л а в р а.) И хоть шубу выворачивай мехом наружу – не помогает.

Лавр. Будто всадили шило!.. Бурлит энергетика, я же объяснял! У-уу! У-ууу!

Савка-колдун. Да, тут не спутаешь! Ничего! Всё же ещё много остаётся приволья! Сыпь! Чур вам в очи!

 

Двигательная буря сопрягается с бурей звуковой. Хлопают в ладоши, свистят, бьют в металлические и деревянные предметы. Кричат во всю глотку всякий своё. Подпрыгивают, ударяя себя пятками по ягодицам: вот-вот захлебнутся в трансовой аритмии…

Поднялась половица, и вышел… сам.

 

Савка-колдун (вскрикнул, пятится).  «Дедушка»!.. сам!

 

Вышло что-то чёрное. После чего, очень быстро, в водоворот танца затягиваются стол, лавки, деревянная утварь... причудливо превращаясь, в неровном свете огня, в грозных, кудлатых демонов, затейливо размахивающих искорёженными конечностями. По стенам, по потолку неистово мечутся чёрные тени.

С а в к у - к о л д у н а  разбирает смех, будто к нему с щекоткой подступились. Хохочет, не может остановиться: пляшет со своей собственной тенью. Заметив, что пламя садится, зачёрпывает из котла пепел и сыплет себе на голову.

 

Горгона. Уймись! Ты уже выдохся. Поздравляю.

Савка-колдун. По свойству своего весёлого нрава – забавляется!.. (Вместо смеха из горла идёт уже какое-то клокотание и хлюпанье.) Косматой грудью навалится – ради шутки… (скривился от боли – тянется рукой к сердцу) начинает мять так сильно…

Лавр (кинулся к нему). Савушка… Что случилось, – прихватило? (Подхватил его под мышки, укладывает на спину.)

Савка-колдун. В ногах тяжесть… тяжесть поднимается к горлу… Разломило в груди так, что не продохнёшь…

Лавр. Держись, батя! (Принимает от Г о р г о н ы воду.) На-ко, выпей воды. Дело не сделано – нам ведь на раскопки ещё предстоит – в Египет!.. вызывные книги искать. А что? Лопата у нас есть!

Савка-колдун (хрипит: из нутра – то ли пароксизм смеха, то ли рыдания). Обломки оставляю!.. Цену себе ставил высокую. Уходить полагается задом наперёд, запомни. (Потерянно хмыкнул.) Тогда оба следа твои (судорожно ловит ртом воздух) будут сбивать!.. будут вести в обратную сторону.

Лавр. Попросим, Савушка!.. помолимся!  Макарий Египетский место в песках укажет!..

Савка-колдун (жестом просит Л а в р а нагнуться). Простите, коли зря… сделал... Врасплох захватили – между небом и землёй...

Лавр (ловит каждое его слово). Я слушаю, Савушка, слушаю!..

Савка-колдун. Разбудишь меня в шесть, понял?.. Шепну… опосля…

Лавр (ждёт; заглядывает ему в глаза. Торопливо щупает пульс. Отпрянул). Батя! Ба-аатя!.. (Слёзы не дают говорить.) Батю потеряли!..

 

Толпа заколыхалась, дрогнула. Началась давка, крик. Отступают.

Спугнули с подоконника хищников, которые стаей ушли к потолку. Мечутся у них над головами, наполняя избу леденящим душу гвалтом.

 

Не уберёг я тебя… Савушка. Это же надо. Попался я! Попался! Получается – столкнулся вдруг практически с неведомым!.. Что я без тебя? Как я без тебя?.. Всё говорил: «Давай завтра?» Родник, пробившийся из-под берёзки… Так мы до него и не дошли! Много я прошёл ступеней посвящения. Но вот самая последняя… (Всхлипнул.) Получается, не допустил ты меня, Савушка. Неужели так уж я не готов?.. Не той точкой головы думаю? А я ведь теорем много знаю. Для чего сказал?.. Будем разгадывать… Важно не сходить с ума…

 

Тело С а в к и - к о л д у н а обступается полукругом в глубоком молчании.

 

Действие механизма непонятно! (Всхлипнул.) Последний человек, которого поставили в известность! Отдаю тебя в родительскую землю... батя. Куда схоронены кровные и близкие. (Упал головой к нему на грудь; комок в горле…) Савушка…

 

Только что бывшим спокойным, лицо Г о р г о н ы вдруг преобразилось, глаза сощурились, поползли в ширину губы, вся растрёпанная, делается настолько страшной – обозначился осклаб. Поманила пальцем З а р у, заставив пригнуться, и стала что-то говорить ей на ухо. Хохотнула. У З а р ы завязалась незлобливая потасовка с Р а и с о й. Которая, в свою очередь, провоцирует П р о п п а. Толкаются и смеются, под выкрики и шутки. В то же время с опаской поглядывают на тело С а в к и - к о л д у н а.

 

Горгона (закатила глаза). Багаби лака бахабе… Ламак кахи ахабабе. (Призвала взглядом З а р у.)  Каррелиос. Ламак ламек Бахалиас… Кабахаги сабалиос.

 

Смыкаются вокруг тела С а в к и - к о л д у н а. У некоторых пошли конвульсии. Колышущаяся людская масса напоминает разлапистое животное.

 

Бариолас. Лагоз ата кабиолас. (Вспрыгнула на стенку, балансируя идёт по ней.) Багаби лака бахабе… Багаби лака бахабе… Самахак эт фамиолас. Каррахна. (Исчезла, – и тут же возникла в дверях.)

 

 Последовали судорожные скачки. Даже Л а в р а зацепила эта зараза, – испуганно отползает в сторону…

Смех нарастает. Спазматически корчатся, буквально распадаются на части: сплотились в хохоте. Крики, надрывистые возгласы объединяются в своего рода музыкальный аккорд.

Появляется ещё один рюкзак – в руках Г о р г о н ы. Словно бы предчувствуя следующий шаг, З а р а пытается её остановить, но получает удар рукой наотмашь. Слизывает стекающую по губе кровь. Г о р г о н а вываливает содержимое рюкзака в котёл: опять же, упаковки с банкнотам. Поливает сверху из бутыля. Чиркает спичкой…

Из котла вырывается пламя, спугнув в очередной раз вороньё. Тем самым был дан выход колоссальному энергетическому импульсу. Неконтролируемая масса одержимых людей пропускает этот импульс через себя. Мечущиеся, кричащие, хохочущие, готовые к непредсказуемому: внимание разрывается между телом С а в к и - к о л д у н а  и бушующем пламенем. Гремят сковородками, печными заслонками. Женские крики: «Он встаёт!.. Он встаёт!»

В неровном свете огня кажется, что тело С а в к и - к о л д у н а откликнулось на крики, завывания. Будто бы и голова приподнялась. Голова потустороннего существа. Кажется, будто и смотрит о н о. О Н О – тень потустороннего, нависшая над бездыханным телом, связанная с ним пуповиной. Голова двоится… глаза двоятся, множатся – уже в зеркале.

Последовало секундное замешательство. Масса, ещё минуту назад неистово хохочущих людей, схлынула: с визгом разбегаются от этих смертоносных взглядов. Началась беспорядочная давка. Кому-то показалось, будто о н о вот-вот поднимется и примется колотить всех присутствующих. Вот она, кара! ритуальное калечение! Или, ещё вот: затаившись, бросится на кого-либо из зазевавшихся – сбивая с ног – валя на пол – пачкая сажей.

С одной стороны, страшась покойника, и начиная бояться самих себя, но уже не способные остановиться… «Он встаёт!.. Он встаёт!» Смех, крики возобновились. Все начинают тянуть это «ёт» до бесконечности – с надсадой. «Встаёт-ёт-ёт-ёт-ёт-ёт-ёт!..» Попытаться дотронуться. Ущипнуть, а потом – отбежать… толкнуть – и опять отскочить… чмокнуть. Волокут Р а и с у прикладываться – в рыло целовать. Слюнявого, сопливого (слюни текут на подбородок) – так ей кажется. Что доводит её до припадка.

«Встаёт-ёт-ёт-ёт-ёт-ёт-ёт!..» Стены буквально вибрируют от звуков.

Куча скачущих людей, превратившихся в одночасье в «марионеток сакрального», со стороны походит на опьянённое чудище, которое колышется – в каждой своей части, ревёт, кричит и стонет от охватившей его загадочной страсти… истекает хохотом-рыданием. «Мана!.. Руби!.. Звих, звих! Глы-глы-глы!»

Опять скачут через огонь, окуриваясь дурманящим дымом; дым до того сгустился, что начали изменяться цвета домашней рухляди. При каждом прыжке пламя разгорается ещё ожесточённей.

 

Волна густого колеблющегося звука вырывается из избы – и покатилась, в сопровождении вороньей стаи, по чуткому воздуху ночи…


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter