"Двойное дно"

(синкретический би́-боп)


      Краткая аннотация

Мало совершить ограбление банка. Красота замысла требует большего -  пустить полицию по ложному следу. Такова общая канва плана, для осуществления которого разыгрывается многоходовая партия.

И вот наконец  почти все ходы сделаны; остались два-три... решающих.

Пространство Живого квеста, с присущей ему инфернальностью; с одной стороныпространство игры (авантюры), с другой – полигон актуализации биологических смыслов... почти всегда сбывается непредсказуемое: вечно что-то вмешивается.

        


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Двойное дно.doc
Microsoft Word документ 370.0 KB

 

Действующие лица:

Рюрик Шперанский,

Сашенька,

Руслан Кварцяный,

Шурочка,

Платон Брокгауз,

Александра,

Ряжская Раиса Карловна,

Курляндский Фидель Стасович,

Некто в сером, с головой обсаженной диким волосом... Правда, существование его пока не доказано.

 

Время действия:

То самое загадочное время суток, когда завязка и развязка любого дела фатально совмещаются.

 

Место действия:

          Пространство Живого квеста, с присущей ему инфернальностью; с одной стороны – пространство игры (авантюры), с другой – полигон актуализации биологических смыслов... почти всегда сбываются нечаянные ожидания: вечно что-то вмешивается.

 

 

  

Со стороны парка на веранду ресторана поднимается девушка – пятится, то и дело машет кому-то. Замерла. Ждёт. Состроила гримасу. Выбрав столик, присаживается.

 

Сашенька. Добрались куда надо. Самое-самое дно города. Здесь обитают дешёвые проститутки. Я начинаю серьёзно фантазировать. Копаются в мусоре – с кем попало – гетеры высокого класса – а потом торгуют собой. Эй! Ты в кустах спрятался!.. На тайном стульчике. (Обмахивает грудь веером.) Если ухо у тебя в правильном месте установлено, ты меня замечательно слышишь.

Шперанский. Не в кустах.

Сашенька. В кустах.

Шперанский. Весёлая гипотеза... Доказать можешь?

Сашенька. Качаешься... как спелая рожь! Я вычислила тебя!

Шперанский (взбегает на веранду). Извини, Сашенька,  я поздно включился в ваш разговор. А если вылить на него ведро воды, на того, кто в кустах (извини, что я влезаю в ваши дела), спорим, он не захлебнётся?

Сашенька. Всё, влипла... Ой! Божья коровка! Прости, я тебя чуть не раздавила! Кто меня посадил на божью коровку? Ты?

Шперанский. Наверное, пьянство толкнуло. Это и к тебе относится.

Сашенька. И... чего? 

Шперанский. Не ругайся. Тебе нельзя ругаться, ты – идеальная.

Сашенька. Нет, я не идеальная.

Шперанский. Зато ты – красавица. Признанная красавица.

Сашенька. Ты, кстати замечу, плюнул сейчас в душу Лимончику. Это котёнок. Он меня ревнует.

Шперанский. Я понимаю – в твоих реакциях много всяких слоёв...

Сашенька. Считает, что страшно недополучает от меня ласки.

Шперанский. На пушечный выстрел подпустишь?

Сашенька. Божья коровка! Ты меня простила? Ну, иди, милая. Не знаю, то сказала, не то... Тебя детки ждут. Иди. (Делает приседания.) Раз-два. Три-четыре. Меня потряхивает из-за тебя. Но это не отменяет главного. Раз-два. Три-четыре. Моё некое открытие: упражнение для ног.

Шперанский. Это задание? (Присоединяется к ней.) Раз-два. Три-четыре. Ну, ведь хорошо же! Раз-два. Три-четыре. Шнурки развязались. Подозреваю, у тебя. Знаешь, так и вышло!

Сашенька. Тебе всё-таки много приходится врать? Нет?

Шперанский. Лёгкий для меня вопрос. (Подтянул колени штанов и присел на корточки.) Извини, что я не про эротику: у тебя тут гамаши или панталоны?. . Ничего, если я их приподниму? Займусь своим делом: завяжу у тебя всё, что завязывается – и ты ахнешь. Ахнула? Особого ощущения не возникло?

Сашенька. Где ты шнуровку там разглядел?

Шперанский. Ты проморгайся! Проморгайся-проморгайся-проморгайся. Пользуйся моментом. А теперь помечтай-помечтай-помечтай.

Сашенька. Шперанский... Тебе всё-таки много приходится врать? Нет?

Шперанский. Будем всегда акцентировать?

Сашенька. Покажи рукой, где у тебя мозг – внутри головы?

Шперанский. Настолько неиссякаемая тема... О, гроссмейстерский ход! Текст «Покажи рукой, где у тебя мозг?» будем считать равнозначным фразе «Гангстер берёт партнёршу за талию – нежно!»

Сашенька. Не наступи мне на ногу!

Шперанский. От тебя лаской пахнёт...

Сашенька (поёрзала в его объятиях). Проверить решил?

Шперанский. С законом «трёх пончиков» знакома? Нет, закон «трёх пончиков» это не то, о чём ты подумала. От него не полнит.

Сашенька. Напросился! Ну-ка, какое слово в твоей голове лучше запоминается? Скажи: «детрансцендентализация».

Шперанский. Новое истязание?.. учёные задумались...

Сашенька. Рюрик... Будем учиться полезным вещам!

Шперанский. Улыбаешься... как профессионалка. Детрансце... Просматривается эротическая коннотация. Нет?

Сашенька. Вопрос, позорящий тебя!

Шперанский. Детранс... Детрансце...

Сашенька. Были неплохие места: на втором слоге.

Шперанский. Занятный термин! Вдруг, действительно, когда-нибудь пригодится. Детрансце-ден... Выговорил! Практически на спор!

 

Сделали несколько танцевальных движений. Тесные объятия чередуются с жёстким противоборством, скольжение – с рывками из стороны в сторону.

 

Этот рот её – раскрытый капкан...

Сашенька. Технически сумбурно!

Шперанский. Для чернового прогона и так порядочно!

Сашенька. Упражнялся перед зеркалом?

Шперанский (лёгким ударом вмял тулью шляпы). Как же без этого.

Сашенька.  Так потеть. Для человека, у которого...

Шперанский (ждёт). По-научному, это называется... «забыла».

Сашенька.  Вот уж действительно...

Шперанский. Моя рука не будет для тебя обременительной?

Сашенька.  Попытай счастье в другой позе!

 

Сердитый скрип деревянных ступенек. Со стороны парка на веранду взбегает патрицианского вида дама, вооружённая лопатой.

 

Ряжская. О, Шперанский. Я тебя искала!

 

Ш п е р а н с к и й  – поджался от неожиданности.

 

Ты разбил бюст Сократа? Нет? Как-то сразу поверила. Ну, иди.

 

Ш п е р а н с к и й  берёт за руку  С а ш е н ь к у  и поспешно уводит её в банкетный зал.

 

Теперь вопрос, умнее которого не придумаешь. И под который предстоит нам сейчас подгонять ответ. Под каким столом их искать? (Ищет глазами.) А лопата на что? (Начинает методично шуровать лопатой между ножками столов.) Руслан? Ты?.. А, дёрнулся! Понимает, что его зовут Руслан! Штраф за проход!.. Накрыть того, кто зазевался...

Шурочка (из-под стола). Женщина!.. Тыкаете с упорством, которого я не поняла.

Ряжская. Занятное совпадение! Сколько вас... двое?! Чего молчим?  Проблема с запасом слов?

Шурочка. Ну, если вы с нами так...

Кварцяный (с усмешкой). Раиса Карловна любит поприкалывать...

Ряжская. Кварцяный! Тебе бы только сперму свою разбрызгать по углам. Под каждым столом. Чтоб уморить нас всех.

Кварцяный. Действительно, чего это я? (Помогает  Ш у р о ч к е  выбраться  из-под стола. Нос к носу столкнулся с  Р я ж с к о й.)

Ряжская. Ты будешь смеяться! (Потрясает лопатой.) Так хорошо приладилась...

 

Н е к т о  в  с е р о м,  с головой обсаженной диким волосом, нервно подаёт  Р я ж с к о й  сигналы.  Р я ж с к а я  поймала незнакомца за воротник и затолкала туда, откуда он возник.

 

Знаю, Кварцяный, при тебе есть неразгаданная тайна. Потребность, как раз, припарковать наличность (то, что скопилось). Готова обсудить с таким талантливым человеком, как ты.

Кварцяный. Не обязательно я что-то придумаю...

Ряжская. Ты куда-то бежишь? Ты занят?

Кварцяный. Мм... видите ли... Затронули мою нелюбимую тему.

Ряжская. Вообще не уделяешь мне внимание.

Кварцяный. Вы страдаете от тревожности. Чем это заканчивается при биржевой торговле  – мы все догадываемся.

Ряжская. Переела твоих упрёков. Но если засунуть черенок лопаты тебе в ухо, и пошуровать как следует, твоё поведение изменится.

Кварцяный. Тематически не согласен.

Ряжская. Не будь я такой усталой…

Кварцяный. Беременны ликвидностью?

Ряжская. Говори. Я не боюсь свежих идей. Всё, рассуждаем! Вопрос прежний. Что бы такое задёшево купить  – какое-то время понаслаждаться дивидендами, – а потом задорого продать.

Кварцяный. Ничего сложного! (Снисходительно фыркнул.) Купить у подходящего продавца. И подходящему покупателю продать.

Ряжская. Ну! Задёшево я евро против доллара купила!

Кварцяный. Пол дела сделано!

Ряжская. Так евро утоптали! С евро что-то не то!

Шурочка. У евро нет идеи нравится всем!

Ряжская. Рискиостались... нет, ответь в принципе!.. доходность ушла!

Кварцяный. Раиса Карловна... Пока я не вижу у вас никакого дефицита идей.

Ряжская. Объясни тёмное место: «третью волну» дочертили? Доказать можешь? Кварцяный, поганец! Мы прописали для евро разве такой сценарий?!

Кварцяный. Сколько у вас лотов в портфеле застряло?

Ряжская. Две тысячи четыреста семьдесят.

Кварцяный. Всегда «две тысячи четыреста семьдесят»! (Стонет.) Конечно же, с плечом!...

Ряжская. Надежда была на китайцев!

Кварцяный. На кого ещё русский человек может надеяться!.. Это понятно.

Ряжская. Запрети мне восход солнца! Нет, ты уж, пожалуйста, запрети!

Кварцяный. Все почему то рассчитывают, что у них мозг специальным образом искривлён. Китайцы, чтоб знали, любят цепкий захват! Китайцы, как всё прекрасное, аморальны!

Ряжская. Мы же не собираемся с ними целоваться? (Величаво выпрямилась.) Или собираемся?

Кварцяный. Нагрузка на нервы... Лучше так не смеяться.

Ряжская. Не взять ли с той же прицельностью канадский доллар? Мониторишь ситуацию?

Кварцяный. Сами откажетесь.

Ряжская. Ответь в принципе!.. Бухтит что-то под нос...

Кварцяный. Сделали импульс вверх! на этом многие купились! Теперь, по технике, рисуем коррекцию.

Ряжская. Но это проверено?.. Ты не озвучил диапазон!.. Мониторишь ситуацию? Что делать?! Доложи одним предложением!

Кварцяный. Привыкнуть!

Ряжская. Я тут с вами валандаюсь, а денежки тают!..

Кварцяный. Видите, вы в курсе!

 

Слышно, как со стороны парка к ресторану подъезжает машина. Из кабины настойчиво сигналят.  К в а р ц я н ы й   – спешит к машине. Подходя к порогу, ударился о выпирающую половицу носком ботинка. Скатился кубарем с лестницы.

 

Ряжская (следит у окна за тем, что происходит у входа на веранду). Знаю, вы с Кварцяным подсели на гривну... Свежатинки захотелось?

Шурочка. Закопали вы нас своими вопросами. В гривне Кварцяный не копенгаген.

Ряжская. Не ври мне! Я на Кварцяного всегда ссылаюсь! Это очень удобно! Ты куда? (Обменялись взглядами.) Ну, иди.

 

К в а р ц я н ы й  и  Б р о к г а у з   вносят длинный армейский ящик.  Ш у р о ч к а,  спускаясь по лестнице, проконсультировалась с  К в а р ц я н ы м  с помощью бровей.

 

Стой, Брокгауз! Задам умный вопрос (я тебя предупредила). Во что людям вкладываться?! Гривна – швейцарский франк... хочу посравнивать.

Брокгауз (протянул  Р я ж с к о й  свою визитку). В детей!

Ряжская. В аналитики тебя не запишем!

Брокгауз. Любознательность просыпается?.. Появились шальные деньги. Угадал? (Прикрыв от дождя голову газеткой, спешит вслед за  К в а р ц я н ы м  к машине.)

Ряжская. Ещё не попал под санкции Дяди Тома... Дяди Сэма? (Смеётся.) Ну-ну... Теперь-то уж сэры и пэры ничему дурному тебя не научат!.. например, делать инвестиции головой. Больше сюда не ходи!

 

Б р о к г а у з  и  К в а р ц я н ы й  вносят ещё один армейский ящик.  Ш у р о ч к а,  рыская взглядом, добросовестно прикрывает их с тылу.

 

Брокгауз! А торф... мазут? (Зажала его в углу.) Дуешься на меня?.. Ты, кстати, был причиной моих утрешних стихов. Последняя строчка, например...

Брокгауз. Предлагаете увековечить этот ужас в моей памяти?

Ряжская. То есть вот так?!.. Ты куда? Одна строчка буквально!

Брокгауз. Зачем крайности?!

 

 Обменялись сердитыми взглядами. 

 

Ряжская. Всё на меня спихнул...

 

Б р о к г а у з  уходит к машине.

 

Ну, иди. Ко мне регулярно приходят люди с отклонениями. Ну, вот буквально. Ой, я же варенье ещё не доела! (Догнав его на нижних ступеньках, отпихнула локтем. Юркнула в темноту парка.)

 

Скрип половиц со стороны комнаты для шампанского заставил  Ш у р о ч к у  и  К в а р ц я н о г о  прислушаться.

 

Шурочка (приложила палец к губам). Что-то никак он не хочет проскользнуть незамеченным.

Кварцяный. При том, что у него там десерты гниют.

Шурочка. Смахивает на раненого воина. На эсэсовца. «Крючок» вместо руки.

Курляндский (идёт, хлябая стоптанными туфлями. Катит перед собой столик с угощением). Хватит вам тут обниматься! Хотел пройти мимо. Сами меня спровоцировали. А то уже руки опускаются. (Приступает к сервировке.) Под столом всякая сволочь клиентов с успехом насилует! В какой-то момент, в силу возраста, тоже пробовал. (Жестом предлагает им занять место за накрытым на шесть персон столом.)

Шурочка. Зачем нам столько приборов?

Курляндский. Мадам... Это не обсуждается.

Шурочка. Полупустые зачем-то бокалы.

Кварцяный (занимает место за столом). Заманчиво было б копчёной колбаски (на гриле) поесть. Вот так, храбро.

Курляндский. Заказывать копчёную колбасу... До вас просто никто до этого элементарно не додумался. (Кладёт перед  К в а р ц я н ы м  заламинированное меню.) Накидают после себя колбасной шелухи... Принюхайтесь! Принюхайтесь, говорю! Замечательный запах оладушек! Повар-энтузиаст! Ура! Экспериментирует для вас с консистенцией!

Шурочка. Запах кишечной палочки. Типа того.

Курляндский. Невинная мания! (Силой  усаживает  Ш у р о ч к у  за стол.) Будем помогать вашим сосудам.

Кварцяный. Надо решать!.. Начнём с выпивки.

Шурочка. Несите Мерло!

Курляндский. Мерло? Вряд ли... Есть шмурдяк, коллекционный.

Кварцяный. Шурочка, я не проводил опрос, любишь ли ты Мерло. (Придвинулся к ней  вместе со стулом.) Но я добьюсь, чтобы Мерло своё ты сегодня получила!

Курляндский. Шмурдяк ударит вам в голову. Приказать, чтоб принесли?

Кварцяный. Смотри, как губу поджал!.. А услышать реакцию по поводу шмурдяка от Шурочки? Шурочка, твоя тема! К сожалению, Шурочка нас не слышит. Так вот. Меня интересуют исключительно баварская колбаса, копчёная на гриле. И качество фарша я проверю!

Курляндский (противным голосом). Объясните тёмное место: огурец малосольный в заказ включать?

Кварцяный. У них тут чучхе!

Курляндский. Скажу больше. Здесь вас научат есть огурец... не прожёвывая.

Кварцяный (с вызовом). А почём у вас «Марсельезу» заказать? По пятницам (так написано в рекламе), ресторан арендуется как танцевальное заведение. Шурочка! Ты любишь «Марсельезу»?

Шурочка. Исследуй все мелочи, Руслан!

Курляндский (назидательно). Малосольный огурец – фишка повара. Присутствует в каждом блюде. Даже в пломбире.

Шурочка. Стараетесь не там! Для вас, наверное, новость: в дамской комнате, я уже проверяла, вода – так, слегка изливается.

Курляндский. Зато в луже её полно.

Шурочка. Руслан!.. Нас держат на злом поводу! Посуду побить – почём обойдётся?!

Курляндский. У вас какой бюджет?  На случай, если вам потребуется вышибала, мало ли, ознакомьтесь, вот мои цены. Пятьдесят долларов – за выбитый зуб. За сломанную челюсть готовьте сотню. «Укус удовольствия»!.. ну, это нечто особенное: обойдётся в три сотни. Должны мне будете пятьсот!.. если я никого из вас – почему-то – не трону. (Величавой походкой возвращается туда, откуда пришёл.)

Кварцяный (ему в спину). Ну, это я сам решу! Стоит ли за это платить пятьсот!

 

Листают меню. Молчат.

 

Шурочка. Представляешь, если здесь будет столько всего...

Кварцяный (напевает под нос). «Allons enfants de la Patrie! Le jour de gloire est arrivé...»

Шурочка (перекрестив ноги, устало откинулась на спинку стула). Идиот... Как, как наследуют такое уродство? (Вдруг вспорхнула. Убегает за ширму. Явилась в длиннющих перчатках.) Как я  тебе? Появилось желание отреагировать? (Вертится, демонстрируя изгибы своей фигуры.) Настроение сразу какое-то другое. Да?

Кварцяный. Извини... Не успел переключиться так глубоко.

Шурочка Лучше же!.. Молчит в самых неожиданных местах... Ладно. Сейчас мы всё равно не успеем эту огромную тему разобрать. А где официант? Где обещанный оркестр? Зови! Теперь твоя очередь! Просто я хочу, чтоб ты приносил пользу.

Кварцяный. Официант!

Кварцяный и Шурочка. Официант!!

 

В ответ – пять условных ударов в стену.

Ш у р о ч к а  и  К в а р ц я н ы й  в недоумении переглянулись.

 

Кварцяный. Официант!

Кварцяный и Шурочка. Официант!!

 

Те же пять условных ударов в стену.

 

Кварцяный (стукнул в нетерпении несколько раз кулаком по столу). Официант!

Кварцяный и Шурочка. Официант!!

 

К у р л я н д с к и й  – высадил плечом дверь. Стоит на пороге, чешет поясницу.

 

Кварцяный. Болтаешься всегда неизвестно где! Я, что называется, глотку сорвал!

Курляндский. Ой, извините! (Осклабился.) А мы уже спим!

Кварцяный (помедлив). Рюмку водки!

Курляндский (продолжает чесать поясницу; осматривается). Из-за чего пальба?

Кварцяный. Пальба? Ты о чём?

Курляндский. Только доберёшься до подушки – бац!.. очередной дурацкий розыгрыш! (Вдруг сделал, качаясь, три шага и, как куль, повалился на пол. Шумно хватает ртом воздух, хрипит. Тело задёргалось в судороге.)

 

К в а р ц я н ы й  – склонился над ним. Пытается приподнять отяжелевшее тело.  

Ш у р о ч к а  – вскрикнула, заметив в руке  К в а р ц я н о г о  окровавленную вилку.

 

Кварцяный. Труп. Вот это было сильно!.. Образовался труп!

Шурочка. Замри! Ничего здесь не трогай!.. Вообще-то, он нам живой нужен!

 

Дверь от удара ноги с треском отлетает. На пороге  –  К у р л я н д с к и й. Застыл в монументальной позе.

Ш у р о ч к а  – взвизгнула, заслоняясь рукой. Нервно переводит взгляд с трупа на  К у р л я н д с к о г о.  Обменялась взглядами с  К в а р ц я н ы м.   Кричит не своим голосом.

 

Курляндский. Что тут у вас?! (Воткнул взгляд в распростёртое на полу тело.) В первом приближении... труп. Едва ли я многое понял. Но взял в ум.

 

К в а р ц я н ы й  – импульсивно выронил вилку. Воровато затолкал её под стол.

 

Да... Чьи-то ручки постарались! Ручки – которые растут неизвестно откуда! (К  Ш у р о ч к е,  которая спряталась за спиной  К в а р ц я н о г о; вытягивает из-за его плеча тонкую шею.) Прокомментируешь?

Шурочка. Я не считаю нужным объяснять ерунду. 

Курляндский (сдвинул брови). Кто-то шпаргалку у тебя украл?

Шурочка (к  К в а р ц я н о м у). Слышишь этот бред?

Курляндский. Руслан! Скажем ей всё? (Присматривается к трупу.) Уметь правильно пользоваться подсказками. Следите. Сейчас пойдёт мысль особой плотности. Штаны, танцуем отсюда! Штаны  цвета сильно грязных штанов, вывернутых наизнанку (к слову, в Баварии так спасаются от привидений). Мне тоже, бывает, снится мой дедушка (в парусиновых кальсонах). Приборами это не измеришь! Ну и что?.. Вот так сослепу натыкаешься... Полагаю, местная популяция лютует. Бандитский район. Потому как имею кое какие связи в этой индустрии. Да, пищеварительный визит в ресторан закончился для кого-то неудачно!

 

Врывается  Р я ж с к а я,  и на веранде началось движение.

К в а р ц я н ы й   на всякий случай занял позицию между  Ш у р о ч к о й  и  Р я ж с к о й.

 

Ряжская. Фидель!.. Откуда здесь мёртвое тело? Фу!..

Курляндский. Вопрос очень подлый! Называя меня Фиделем, по-видимому, ты в это что-то вкладываешь?

 

Р я ж с к а я  взглядом дала понять, что обо всём догадалась.  К у р л я н д с к и й  жестом дал понять, что ничего не понял.

 

Ряжская. Поработал же кто-то...

Курляндский. Так, вчерне. Ещё не на что смотреть.

Ряжская. Почему эта боль на нас сыпется?

Курляндский. Не преувеличивай.

Ряжская. Посвети, посвети на него фонариком.

Курляндский. Попал в прожарку!.. Было как бы вот так. Куда его класть? Не положишь же у ворот.

Ряжская. Ой! Слушай. Заморочил ты мне голову! Мне же не сюда! Докладываю! Я же сбежала из психушки! Из-за меня там койка пустует!.. Тут, надеюсь, мирно у вас? Всё будет чики-пуки! Особо тихо себя ведёшь! (Юркнула в темноту парка.)

 

К в а р ц я н ы й  и  Ш у р о ч к а  – в недоумении переглянулись.

 

Курляндский. Душно, да?.. (Наклонился, исследует лицо трупа.) Если б была у него кличка... они ведь, гады упрямые!.. По каким-то остаточным реакциям организма можно понять – реагирует он или нет.

Кварцяный. А если труп просто... подкинули?.. Трюк-то затасканный!.. 

Курляндский. Ещё один сказочный вариант. Или мы поспали не в том сне? Поздравляю. Ты напросился! (Извлекает из кармана газетную вырезку и осторожно её развернул.) Зачитываю! «На веранде ресторана «Депозит»... попасть в волну, почувствовать ритм Природы... так, это пропускаем... Ага! Случайным прохожим обнаружен труп. Труп – не опознан. Прохожий – опознан. Попыталась вмешаться полиция. Но её отогнали. Массаж пупка... Почувствовать ритм Природы. И на вопрос, был ли секс между правым полушарием и левым...» Стоп. Что же не так с этим трупом?!

Кварцяный. Смотрите! У него на шеетатуировка: Фидель!

Курляндский. Похоже, нам опять помогают в различных наших начинаниях. (Задумался.) Действительно, был ли секс между левым и правым полушариями... Если научиться эти шутки понимать... Вопрос, в сущности, многократно неотвеченный... Опять это случилось! (Услышав злой лай собаки, насторожился.) Андрей! Ты Андрей? С рассветом, Андрей, доставим тело на Чистые Пруды. Особая лавочка. Теперь их туда сносят. И оденьтесь: чёрно-воронье платье в пол. Открытый верх. Чтоб подчеркнуть всё что нужно.

Кварцяный. Я и станцевать могу, если что.

Курляндский. Давай.

Кварцяный.  Нет. Дома.

 

Со стороны парка на веранду вбегает  Р я ж с к а я. Отмахивается зонтиком, отгоняя собаку.

Ш у р о ч к у  при виде собаки начинает подташнивать.  К в а р ц я н ы й  уводит её в бар для богатых.

 

Курляндский (кинул собаке взятый с тарелки кусок сыра). Лабрадор?

Ряжская. Лайка. (Отряхивает влагу с зонтика.) Если б захотела, я бы её догнала.

Курляндский. А синяк под глазом?.. Тебе есть что скрывать.

Ряжская. Если ты, озверев, спросишь меня ещё раз об этом...

Курляндский. Прекращай шляться по ночам!

Ряжская. Предупреждаю, сегодня дойдёт и до этого! Хочешь меня подловить, да? Думаешь, я лгу?.. Труп. Труп из головы не выходит!

Курляндский. Рационально не объяснишь!

Ряжская. Отравил несвежей тушёнкой? Ведь так?

Курляндский. Некогда переучиваться.

Ряжская. Конечно, ты ввязался в опасную игру. Заметил – был ведь и третий выстрел...

Курляндский. Был – или будет?

Ряжская. Ты ведь не дашь мне соврать?

Курляндский. Не дам!

Ряжская. Так вот. На сладкое. Некий композитор Фельцман зачем-то умножил два на два – и получил четыре... Это заставило композитора задуматься. То самое, что мы не подумали сейчас о Фельцмане (или об Эндрю Уэббере), они могут не подумать и о нас!

Курляндский. Заметила, как мысль твоя ушла в отрыв от моей?

Ряжская. Постой. Но если здесь было столько всего... Имеем ли мы право подмонтировать стрельбу к сюжету?

Курляндский. А ведь пришлось-таки.

Ряжская (опять и опять возвращается взглядом к трупу). Вот... Лежит втуне, по-пустому. Нос – перебитый... челюсть – чуть меньше лошадиной. Ноги – кривые, как у киргиза. Ну, свежая копия с тебя.

Курляндский. Физиономии всё-таки... немножечко разные. 

Ряжская. Можно даже посравнивать.

Курляндский. Может случиться большой мухлёж.

Ряжская. Такое же бесхарактерное лицо.

Курляндский. Глаз – не оловянный! Значит, у него есть шанс в честной игре!

Ряжская. Считаешь, если б он без всякого толка висел на сухой берёзе... можно сказать,

ломались бы судьбы...

Курляндский. Из-за тебя пустое место во главе стола!

Ряжская. Слушай. Чуть ли не подсказка. Вопрос простой. А был ли он Фиделем?

Курляндский. Словно бы я тут решаю!

Ряжская. Представляешь до чего дошло? Я удивлю тебя: размерность задачи увеличивается. По меньшей мере, по двум параметрам.

Курляндский. Разве не по трём?

Ряжская. Я чуть наизнанку не вывернулась!

Курляндский. Ещё бы. Но тогда твоя первая гипотеза представляет собой ключ ко второй!

Ряжская. Я продолжаю про Фиделя. Потому что всё, что ты наплёл сейчас с переменным успехом про Фиделя, – не про Фиделя!

Курляндский. Не всегда же так будет, согласись.

Ряжская. Поздравляю! У тебя начало получаться. Вводишь лишнюю переменную – и получается абсурд. 

Курляндский. Веришь, прямо устал...

Ряжская. К слову. Придумала! По мере того, как мысль твоя будет разваливаться, тебе будет ещё больше хотеться. Дать ссылку на источник, где об этом можно прочесть?

Курляндский. Ты оставишь свои злобные шпильки?!

Ряжская. Вот так опускать руки. Любые научные исследования порождают вопросы: между этой чашею весов и той. Врут? Признаюсь, Фидель: я собираюсь за тебя держаться; со всеми ценностями к тебе прилагающимися. Но из твоих рассуждений я поняла, что ты... не марроканец. Ты ещё легко отделался!

Курляндский. Знаешь, не расстроился.

 

Обернулись на приближающийся скрип половиц. Поспешно сбились в тесную кучку и спустились по лестнице. Опустили зонтик, чтоб скрыть свои лица. Обнимаются.

К в а р ц я н ы й, открыв носком ботинка сдвижную дверь, вносит на руках  Ш у р о ч к у.

 

Шурочка (отталкивает рукой его голову). В противовес небритости. Мог бы что-то сделать со своей внешностью.

Кварцяный. В глазах у тебя написано другое.

Шурочка (хихикает). Хватается за всё, что пахнет едой!

 

Заметив целующихся, с подозрением косятся на них.

 

Отпусти меня! Своими руками достаточно набезобразничал!

Кварцяный. Скажешь: прыгни с моста в реку! Прыгну!.. прямо здесь!

Шурочка. Это я что-то пропустила. Насчёт реки поподробней. (Отталкивает рукой его голову.) Руслан... Давай оторвём тебя, наконец, от вредных привычек: научим врать. Я ставлю нас в равные условия!

Кварцяный. Пока не сошли с темы... Есть «стенограмма». Несколько раз обсуждали. Напомнить? (Попробовал усадить её в кресло у камина, в дальнем конце веранды, но она его оттолкнула.)

Шурочка. Мне тоже нравится экспериментировать. Но если на меня опять кто-то наставит дуло...

Кварцяный (извлекает из плечевой кобуры револьвер). Научной мыслью эта штука названа... «ствол». 

Шурочка. Будешь применять свои знания в артиллерии?

Кварцяный. Я разве на тебя давил? (Ждёт.) Знакомая сетка программ. 22-00. Живой квест «Ограбить банк за тридцать минут».

Шурочка. А кто эту сетку составляет?

Кварцяный. Вопрос, как в эту сетку наверняка попасть!

Шурочка. Так... ну?

Кварцяный. 7000$ с участника! Согласись, если б я был жадный...

Шурочка. Почему бы не поупражняться, на это я и намекала.

Кварцяный. Запомни, в тебе говорит вредность.

Шурочка. Сейчас дойдём и до этого!

Кварцяный. Борюсь, чтоб у тебя был досуг!

Шурочка. Пам-парам... Кто не спрятался, ты не виноват. Ладно, что теперь!

Кварцяный. Извини, Шурочка... (Обернулся в сторону целующихся.) Курляндский!.. Хочу поставить вас по ту сторону добра и зла. Так тяжело об этом говорить... Вас просят к телефону!

Курляндский. Меня? (Высунул голову из-под зонтика.)

Кварцяный. Трубка дожидается в комнате для шампанского.

Курляндский. Кто бы это? (Уходит.)

Шурочка (с усмешкой). По ощущениям, кто кому дал? Копы разве не крепко вам поднакидали?

Кварцяный. Так, пару тычков под ребро.

Шурочка. Стены расколупали пулями!.. Часто в голове перелистываю!

Кварцяный. Ну, увлеклись!.. Может, выпили лишнего...

Шурочка. Должно пройти время, чтобы я смогла это комментировать.

Кварцяный. Теперь подобралась команда на наших условиях. Как минимум, люди приличные. Не урки.

Шурочка. Кто-то даже посражается в шахматы.

Кварцяный. Мы только ещё тренируемся, а эти уже многое успели. Как бы там ни было, всё-таки приятно, что мы опять в старых декорациях.

Шурочка. Знал куда пригласить.

 

К у р л я н д с к и й  – возвращается бодреньким шагом. Шепчет что-то  Р я ж с к о й  на ухо. Та эмоционально реагирует.

 

Курляндский. Какие-то хулиганки!.. Смех был женский.

Ряжская. «Хулиганки»... Если бы! Группа трудолюбивых аферисток!

Курляндский. Ты лучше разбираешься.

Ряжская. Три близняшки – три гиены – три аферистки. Идти по следам хищника, знакомый почерк! дожидаясь когда он завалит свою жертву. В расчёте – отогнать и поживиться. (Сворачивает зонтик.) Обезьянье желание: перераспределить чужие деньги. Примерно так же устроен и твой мозг.

Курляндский. Если у кого-то излишек сообразительности... А почему это плохо?

Ряжская. Действительно, чего бы мне не радоваться?

Курляндский. Не завидуй.

Ряжская. Могут сломать нам всю игру. (Поднимается по лестнице.) А ты почему-то не рычишь. О! Кварцяный! Ты? Я тебя искала! Это ты разбил бюст Сократа? Нет? Ну, иди. Чеши отсюда! Стой! Хочешь провести свободный вечер с интересом? «Anjey»!.. Rolling Stones! (Запела, надсаживая глоткув подражании Джаггеру.)

 

Быстро нашлись фужеры, бутылка, которую тут же обезглавили. Пьют, смакуя, мелкими глотками.

 

Труп, который здесь лежит, не для того он цветёт! Пока не остыл! Навались! Работаем!

 

Берут вчетвером труп за конечности. Но тут же меняют план: заворачивают его в ковёр. Вышагивают величавой погребальной поступью в сторону  VIP-зала.

Собачий лай усиливается. Со стороны парка на веранду вбегает  Б р о к г а у з. Осмотрелся. Шмыгнул к армейскому ящику. Став на колени, отпирает навесной замок. Из под крышки показалась голова  А л е к с а н д р ы. Обменялись понимающими взглядами.  Б р о к г а у з  берёт А л е к с а н д р у  на руки и несёт.

 

Александра (уверившись, что их не подслушивают). Полно довольных физиономий. Заметил?

Брокгауз. Самому подозрительно.

Александра (настороженно осматривается). Для ресторана обстановка – так, уныло заурядная.

Брокгауз. Арендовали для других целей!

Александра. Мы не переплатили?.. Если читать сценарий квеста, не скажешь, что у организаторов фантазия особо выдающаяся. Да, именно в таком месте у меня срезали серьги. Которые ты будто бы мне подарил.

Брокгауз. Кровавые ассоциации сплошь. Я поухаживаю? (Попробовал усадить её в кресло у камина, но она его оттолкнула.)

Александра. Уйма воспоминаний. Словно шагнула в чёрный проём окна!.. Всего лишь шаг.

 

Молча осваиваются в новой для себя обстановке.

 

Брокгауз. Был строгий взгляд. Глаза – голубее голубого. Подозреваю, неделю до этого тренировалась. Расточительница моего красноречия.

Александра (разминает шею, выделывая восьмёрки). Ты же и запаникуешь.

Брокгауз. Это мы будем по ходу смотреть. Наконец, никто не запретит нам выжать максимум удовольствия!

Александра. Согласись, у них всё же есть какие-то мозги. Говорю, как глубоко корыстное существо. Не спорь со мной. Или идём сразу на проигрыш?

Брокгауз. Меня на этом ловила?

Александра. Потный от счастья!.. Сеньора возникла из армейского ящика по прихоти. Ну как же! (Отпихнула стул, который с грохотом покатился.) Для того, чтоб обогреть твою постель! Извиваться здесь на прикроватном коврике...

Брокгауз. Люблю так слушать тебя... Прибереги аппетит для жаркого. Ресторан, не исключено, осаждён полицией. Чуть что, собак спускают. Или хватают алчными лапами за попу.

Александра. Разве это не подразумевалось?.. Всех ошарашить!

Брокгауз (предлагает ей лимон). На, кусни афродизиак!

Александра (повеселевшим голосом). Пол дела сделано: кое что интересное я всё же услышала. И потому нам не придётся двигаться вслепую.

Брокгауз. К этому и веду. Официант! (Свистит.) Официант!.. Надо бы попросить бритву и тщательно сбрить себе бороду. К чертям.

 

К у р л я н д с к и й явился на свист. Церемониально несёт писсуар, лавируя по узкому проходу между столиками.

 

Курляндский. Приготовлено для тех, у кого будильник в голове даёт сбой.

Александра (фыркнула). Придурок...

Брокгауз. Придурок!

Курляндский (противным голосом). Заказ делать будете? Рекомендую! Спрессованная с луком жареная картошка.700 грамм закусочных помидорчиков. Полтавские котлеты, в горчичке, со шкварками... энное количество...

Брокгауз. Интересно, котлеты у них не подуставшие?

Курляндский. Шмурдяка нацедить? Или водки безрадостной? (Гасит свет.) Я пошушукаюсь кое с кем, и мы продолжим. (Удаляется.) Лодочный сарай!.. ищите меня в границах парковой зоны, где-то там!

Александра. Пытливый. Ну, то есть, мерзавец. Но я предвидела. Купила в булочной три бублика, я человек богатый. Дать пососать?.. Пугает, что ты как-то наглядно задумался.

Брокгауз. Вот так, чтобы сразу ответить...

Александра. Или я спросила с неправильной интонацией?

Брокгауз. Александра... Давай уединимся в комнате для шампанского?

Александра. Комната для шампанского – максимально опасное место, чтоб знал. А теперь – пугающая мысль. Нет, радующая! Пугающая – будет следующая. Безопасней нам будет откочевать за ломберный стол. (Со значением.) Ты до конца меня понял?

Брокгауз. А, туда?

Александра. Оттуда хороший обзор. Я человек ответственный, всё продумала.

 

В стекле проявилось подсвеченное фонариком лицо  К у р л я н д с к о г о,  и тут же исчезло.

Б р о к г а у з  – выхватил пистолет; перекладывает его из одной руки в другую. Перебегает от одного окна к другому: высматривает что-то в темноте парка. Навалился животом на подоконник.

 

Да, ты готов на многое! (Смеётся.) Отстрелил бы ему голову?

Брокгауз. Начнёшь вот так рассуждать, анализировать... И понимаешь: круто начинается это дело.

Александра (смеётся, не может остановиться).  Ради бонуса со скидкой в лучший бордель Нагатино!

Брокгауз. Твои прогнозы не очень сбываются.

Александра. Где услаждают клиентов 37 немых женщин!..

Брокгауз. Прямо для меня история.

Александра. И что меня особо порадовало: (хохочет) каждая – с мопсом на руках.

Брокгауз. А, мопс? Узнала из каких-то своих источников?

 

Загорается свет.

 

Александра (поймала его за галстук). Жертва игривых фантазий! Во сне твоём я опять блуждаю без лифчика?.. Причём зовут меня не Сергей Павлович, – опять Владлен Витальевич! (Заходится от смеха.) Слушай. Мне перед соседями стыдно!

Брокгауз. Настоятельная просьба была – если мне память не изменяет, – правильно организовать свой досуг!

Александра. Всего лишь попросила то, что всегда!

Брокгауз. Разве я не стараюсь?

Александра. Апробированный зануда... Красивый, но средне.

 

Чтобы разрядить напряжение, кидаются салфетками.

 

Брокгауз. Мозги твои более развратны к вечеру.

Александра. Ну хоть...

Брокгауз. Лишний раз убедился.

Александра. Да я не сержусь.

Брокгауз. У меня вопрос чисто специфический. То есть дикий. 

Александра. На дикие вопросы, мне показалось, я ответила.

Брокгауз. Я, как и все, люблю подслушивать. В связи с этим. Что-то, мне кажется, здесь... не туда. Нет никакой гарантии, что мы получим удовольствие.

Александра. Сколько тут в сейфах? Полезно цифру привести! Девушки (если они убеждённые капиталистки) это любят!

 

Б р о к г а у з  со значением растопырил пальцы широким веером.

 

Надменный взгляд твой. (Усмехнулась.) Который так возбуждает. Повтори мне имя своё, которое я не расслышала.

Брокгауз. Платон.

Александра. Разве не... Вельзевул?

 

Обнялись тесно. Впились ртом в рот.

Из мрака ночи, со стороны парка, прорисовалось лицо  Р я ж с к о й.

 

Ряжская (подчёркнуто скрипя ступеньками, поднимается по лестнице). Всё же решила дать знать. (Тряхнула мокрыми волосами.) Дождик накрапывает!

Брокгауз (приглядывается к  Р я ж с к о й). Вопрос заряжен. Не стану тянуть. Вы не состоите в клубе «Папа Бонифаций III, солипсизм и отвёртка»?

Ряжская. Даже пробовать не стала бы.

Брокгауз. По уставу женщины присутствуют на заседаниях... в масках...

Ряжская (осматривается). Да, чего-то не хватает к самовару...

Александра. Самовара и не хватает.

Ряжская. Боюсь, что так.

Брокгауз (задумался). Откуда я знаю это глаза?

 

А л е к с а н д р а  нетерпеливо манит   Б р о к г а у з а  рукой. Бурно пошептавшись, они удаляются в комнату для шампанского.

 

Курляндский (высунулся из-за ширмы). Они мне хамят постоянно! Я даже от студентов столько не натерпелся!

Ряжская (не сразу). Приняли тебя за официанта. Видишь, мы продвигаемся!

 

Смех. Голоса  С а ш е н ь к и  и   Ш п е р а н с к о г о.

Р я ж с к а я   – прячется за портьерой.  К у р л я н д с к и й  – юркнул в VIP-зал.

 

Сашенька (вбегает, ускользая от  Ш п е р а н с к о г о). Слышишь? Стук копыт и выкрики всадников! Без кинжалов не обойдётся!

Шперанский. Рвёшься в бой?

Сашенька (фыркнула). Да я просто засыпаю.

Шперанский. А! Значит, я не понял...

 

Начинается преследование: кружат вокруг стола, натыкаясь на стулья.

 

С кем ты сейчас?.. Не уверен, что со мной.

 

С а ш е н ь к а  сделала ему знак остановиться. Озабоченно осматривается.

 

Можешь обмениваться впечатлениями не только с потолком.

Сашенька. Опять ты про потолок! (Воинственно вооружилась вилкой.) Всё, я с вами в ссоре!

Шперанский (прикрылся тарелкой, как щитом). Не поймёшь, то ли немножко шутила...

Сашенька. Ждём подкрепления? Вообще какая-то светская ситуация! Вечно все опаздывают.

Шперанский. Наша задача самая сложная – стоять на атасе.

Сашенька. Твоя инициатива?

Шперанский. Так жребий распорядился.

Сашенька. Ты нетрезв! Не подходи ко мне!.. Я с насморком!..

Шперанский. Вообще никакого стишка не знаешь? А про ёжика?

Сашенька. Если ты будешь задавать мне необыкновенно сложные вопросы... Кстати. За это ты должен меня кормить.

Шперанский. Кто сказал?

Сашенька. Где-то вычитала.

Шперанский. Если меня так пугнуть... Нет, не понимаю твоих профессиональных тайн.

 

Вбегает  К в а р ц я н ы й.  Его преследует  К у р л я н д с к и й:  рванул наперехват. Но  К в а р ц я н ы й  проскочил у него под рукой: ткнулся с разбегу в одну дверь, другую, влетел в третью.

Р я ж с к а я,  стараясь не обнаружить себя, снимает сцену на камеру мобильного телефона.

 

Курляндский. Труп пропал!

Ряжская (выходит из-за портьеры). И теперь ты бегаешь по моим ногам – в отчаянии!

Курляндский. Девчачье веселье не к месту! (Придвинул кресло к камину и упал на него.) Видишь, пригодилась моя идея обозначить реперные точки.

Ряжская. Когда ты произносишь слово труп, естественно, ты имеешь в виду всё, что угодно.

Курляндский. Мозг работает как кувалда. Извини.

Ряжская. Понимаю, у тебя какой-то свой личный опыт. (Бесцеремонно выпроваживает  С а ш е н ь к у  и  Ш п е р а н с к о г о.)

Курляндский. Подумал, тебе будет интересно.

Ряжская. Это не в первый раз ты так говоришь.

 

К у р л я н д с к и й  – молчит, уставившись взглядом в одну точку.

 

Хочешь мою версию? Труп... Всё равно никто не знает, что это такое.

Курляндский. Предположения у меня кое какие есть.

Ряжская. Для этого нам надо оказаться в изменённом сознании.

Курляндский. Тоже вариант.

Ряжская. Устаревшими данными пользуешься. Загляни в VIP-зал – и ты обнаружишь, что он нацеживает для нас коктейль.

Курляндский. Задание у тебя смешное...

Ряжская. Фидель! Надень свой парусиновый фрак, и готовься к приёму гостей. Наладь там всё!

Курляндский (выпростался из кресла). Да, не к этому разговору я готовился.

Ряжская. Какой же ты всё-таки тяжёлый переговорщик.

Курляндский. Когда я говорю «труп», пойми, я нисколько тебя не обижаю! Ладно. Через 2-3 минуты вернусь. (Ушёл. Почти сразу возвращается – с перекошенным лицом.) Радостный момент!

Ряжская. Верю! 

Курляндский. Всё в порядке!.. труп... на месте!

Ряжская. Лопата у нас где? Извлекаю репрессивный аппарат! (Сделала ему знак головой, и они торопливо уходят в VIP-зал.)

 

 Свечение, порождённое каким-то эффектом.  С четырёх сторон появляются  Ш п е -р а н с к и й,  С а ш е н ь к а,  Б р о к г а у з  и  А л е к с а н д р а.  Осторожно, по временам прячась, крадутся к окну. Привстали на цыпочки и тянут шеи, чтобы лучше рассмотреть.

Крики из парка заставили всех вздрогнуть.

 

Шперанский. Кто-то опять там играет со свечкой и фонариком. 

Брокгауз. Не паниковать! Наша пиротехническая команда работает!

Сашенька. Придётся страшную вещь рассказать. Выхожу из машины (машина, по инструкции, должна быть припаркована со стороны банка). Можете себе представить, на меня налетает шумная толпа переростков!

Брокгауз. Извините, перебью. С наслаждением жду, когда вы об этом спросите меня. Переростки, для ясности, – бродячие полицейские!

Сашенька. Так и случилось! Один, самый наглый, буквально прохода не даёт. Схватил за пояс: «Андрей! Ты Андрей? (специальным образом ко мне обращается). Я, правда, сама такая, что хочешь придумаю! Но он мне такого наговорил! Прозвучала, говорит, информация, что вы интересуетесь Кантом!» Был такой философ, оказывается: Кант, он и сейчас где-то лежит под каменной плитой.

Брокгауз. А! знаю... Тогда всё ложится в схему! Кант – третье слово в пароле.

Сашенька. Ещё бы я помнила!

 

Свист со стороны парка. И тут же вскрикнула какая-то женщина.

 

Александра. И что в итоге – сгребли?

Сашенька. Нет, постреляли друг в друга начинёнными красками пулями.

Брокгауз. Должно быть, между собой им нравится играть в бандитов. 

Шперанский. Закатят нам сейчас отвлекающее шоу...

Сашенька. Потом стали бросать камни в окна банка. Злые, всех гасят!

Брокгауз. Меня беспокоит, что они здесь хвост распушили.

Сашенька. Я не на это намекаю.

Шперанский. А деньги любят тишину. (На секунду задумался.) Хотя, с их стороны, может, это какая-то трёхходовочка...

Александра. Что там, кстати, со сводкой погоды: дождь? Во что превратится мой мягкий фетр!

Шперанский. Нет, мы ещё напоремся!

 

Часы на каминной полке начинают бешено бить. 

 

Александра. Платон! Сколько на твоих ходиках? Ресторан взят в аренду с какого часа? Мы в графике?

Брокгауз. Опаздываем, нужно нагонять расписание. 

Сашенька. Освещение у нас здесь всё-таки плохое... заметили?

Александра. Достань мой нехитрый (я не люблю это слово) скарб. Ну же! Стал в позу, копытца скрестя!

 

Б р о к г а у з,  подняв крышку армейского ящика, извлекает амуницию.

 

Прикрой меня от посторонних глаз! (Меняет вечернее платье на армейский комбинезон.) Хотя бы на сутки вырваться из рабства офисной жизни!

Брокгауз. Я помогу?

Александра.  Справлюсь! Не в первый раз!.. Почувствовать в себе то высшее, что заложено в человеке!.. Переодевайся! Завис?.. Брокгауз! Толкните его!.. О! Наган! Полезла чего-то в карман и нашла! Хорошо ложится в руку! (Крепит под мышкой плечевую кобуру.) Кучность хорошая? То-то же!

Брокгауз. Дамская комната – налево, направо?

Александра (углублённо посмотрела). В чьих планах?

Брокгауз. По-моему, рядом с подсобкой. Нет? (Ищет по карманам.) Куда я сунул план здания?

Александра. Может, мне сразу экскурсовода для тебя нанять?

Брокгауз. Подожди... Дай вспомнить. Как я сказал: «дамская комната»? А, тогда правильно.

Александра. Знаешь, интерес у тебя, действительно, сместился! (Поймала его за рукав.) Опля! Кууда помчался?

Брокгауз. На! подержи гранату.

Александра. Нет, спасибо; твоя идея меня не пронизывает.

 

За стенкой настойчиво звонит телефон.

 

Брокгауз (извлекает из армейского ящика заламинированный листок бумаги). «Инструкция по отключению сигнализации»!.. в нашем деле – ключ ко всему.

Александра. Зверский тройной поцелуй! (Целует его в ухо.) Умница!

Брокгауз (извлекает из армейского ящика фомку). Только б диаметр сошёлся!

Александра. Получишь... гм... в ухо. (Тянет его к себе за усы.) Горе с тобой! Рр-р, рр-р. Забавно. О-бо-жаю!

Брокгауз. Пора нам забраться туда внутрь! (Высвободился из её объятий.) Поспешим! Иначе у нас истощатся варианты! Через 3-4 минуты вернусь!

Александра. Эй! Подожди, дай я тебе курс скорректирую! Кто-нибудь! Позовите Брокгауза! Оглушить гада пыльным мешком!.. Брокгауз, сейчас в лоб дам!

Брокгауз (в дверях). Режут кого-то?.. Можешь минуту подождать?!

Александра (углублённо посмотрела). Проверка слуха!

Брокгауз. Что-то такое радостное мне вкручиваешь! С юмором у тебя сегодня... да.

Александра. Узнал, где дамская комната? Дошло до тебя: если ты не найдёшь дамскую комнату... И ещё. Криптограмма приклеена скотчем! с тыльной стороны зеркала!

Брокгауз. Прямо для кого сказано?

Александра. Дверь на замке!.. (туалет – служебный). Дашь в дверь собой! Я сказала про это?.. Ой! Понимаешь, откуда эта моя оговорка? Дашь в дверь ногой! Заметила, ты поглядываешь на часы. Сколько на твоём турбийоне?

Брокгауз. Не по душе вести дело, когда меня подгоняют.

Александра. Из-за тебя язык прикусила!.. Рр-р, рр-р. Сам дойдёшь?!

Брокгауз. Гляди, какой я большой и сильный!

Александра. Тяв!

 

Б р о к г а у з  – убегает.

 

«Тяв»... У меня диатез от него! (К  С а ш е н ь к е.) Подытожим наши разные мысли. Ну! Что ты там под стол ногой запихнула? (Извлекает внушительных размеров хозяйственную сумку.) Ага, поросший дикой шерстью баул!

 

За стенкой продолжает настойчиво звонить телефон.

Ш п е р а н с к и й  перехватил взгляд  С а ш е н ь к и;  она умоляет его о чём-то гримасами. Сделав дикий жест,  Ш п е р а н с к и й  помчался в VIP-зал.

 

А! вот как... Ручки прихвачены скотчем! Напоминает мне бант на подарке! Рискнём? (Срезает скотч. Запускает руку в сумку.) Цветная шемизетка!.. Тряпки! и опять тряпки!..

Шперанский (в дверях). Шмулевич. Дама. Мы знаем такую? Просит подтвердить бронь  на сегодняшнюю дату.  

Сашенька. И что?

Шперанский. Конечно, мы не вправе распоряжаться... Нельзя же вот так просто включить её в список игроков... Или можно?

Сашенька. Послушай, мы уже начали!.. Мозг твой сегодня более извилистый! Горжусь.

Александра (извлекает из сумки упаковку с банкнотами). Я вас удивлю!.. (Продолжает разгребать содержимое сумки.) Фу, я это не учла... Нет, удивляться будем чуть позже! Рука на что-то наткнулась! Во что вы легче поверите? Метал – не метал?..

Сашенька. Неужели... слиток золота?

Александра. Чья идея? Хочется, конечно!

Шперанский. По будням ресторан сдаётся китайцам под картёжное заведение...

Александра. Да, как-то уж очень так совпадает... (Извлекает завёрнутый в тряпьё тяжёлый на вид предмет.) Нет, на этот раз... отмычки! Сейчас разгляжу!.. Связка  отмычек! (Задумалась.) Почему-то мне кажется... возможно, я скажу что-то нестыкующее... как раз с отмычками нам не получится сделать жизнь свою интересней. Глухой формат.

 

Гаснет свет.

Грохот падающих стульев. Звон бьющейся посуды. Так же, как внезапно возникнув, шум неожиданно и стихает.

Голос Брокгауза: «Что-то тут, видно, прошло мимо меня...»

Свет зажигается.

 

Брокгауз (стоит на пороге, прикрыв глаза ладонью; какое-то время осматривается). Эй!.. Всё так бурлит. Может, я не вовремя? Что вы здесь в темноте делаете?.. разве это хорошая идея?

 

Скрипнула половица. Из-под стола показалась голова  А л е к с а н д р ы.  Б р о к г а у з  спрашивает жестами.  А л е к с а н д р а  жестами отвечает.

 

Александра. Твоё путешествие, между прочим, заняло вместо трёх минут все пять.

Брокгауз. Зачем ты пририсовала мне «пять»? Здесь не совпало.

Александра. Разведал?

Брокгауз. Назвать это дамской комнатой...

Александра. Там есть кто-то внизу? Они при оружии?

Брокгауз. Так, полуразрушенная клоака.

Александра. Намок... Переоденься в сухое. Промерял глубину?

Брокгауз. Честно измарал подгузник! Во всяком случае, старался!

Александра. «Старался» новое слово. Для тебя оно что означает?

Брокгауз. Александра... Не сбивай нас на второстепенное.

Александра. Место потайное нашёл?..  Для справки. Вчера Ряжская заказала гидравлику. Зачем ей понадобилась здесь гидравлика? Вопрос, который я себе задаю.

Брокгауз. Мотив?.. А без мотива получается каша!

Александра. Не подсказывай! (Останавливает жестом его возражения.) И таких вопросов у меня ещё несколько.

Брокгауз. Поинтересней стало! Интрига тут есть!

Александра. Нам надо очень быстро просчитывать. В криптограмме должен быть прописан следующий шаг. Обнародуй!

Брокгауз (извлекает спрятанный под рубашкой лист бумаги). Кто-нибудь знает французский? Нет, это я так, на всякий случай; на будущее. Читаю! «Вторую часть пазла ищите под... сковородкой». Гм!

Александра. Где станешь искать сковородку?

Брокгауз. Законное её место... Понятно, что на плите!

Александра. Видишь. Я только успела подумать, а ты уже сказал.

Брокгауз. Информация поступает в зашифрованном виде, я тебя предупреждал.

Александра. Согласись, у них всё же есть какие-то мозги!

Брокгауз. Смешной момент! Представляешь, когда я искал дамскую комнату... Кстати! Можно сделать смелый эксперимент! Сейчас объясню, зачем. Или нет. Потом объясню. Так вот. Чтоб закончить. Кому-то пришло в голову повесить на дверь «клоаки» табличку: (хихикнул) «Заказы не принимаются».

Александра. Опять это твоё высоколобое презрение...

Брокгауз. Не понял...

Александра. Знаешь, почему я обозлилась? Относишься ко мне, как буржуй к уборщице...

Брокгауз. Разве что-то не так?

 

Неуклюжая возня за портьерой. Под ноги к  А л е к с а н д р е  валятся  С а ш е н ь к а  и  Ш п е р а н с к и й .

             

Александра. Послушайте... Этот ваш жадный интерес... Как вас там? Сашенька? Поскольку не все понимают (именно поскольку)...

Брокгауз. Не заводись пока!

Александра. От смелости итак ничего не осталось!

Сашенька (поднимается с помощью  Ш п е р а н с к о г о  на ноги). Не будем впадать в панику!

Александра. Время работать!.. нам  прислали подсказку! Хотя приходится больше догадываться.

Сашенька. Сейчас я буду готова. (Поправила сползающий на брови парик.) Вы и я – это разное. Хватит хамить. Вы же не станете нас приравнивать! 

Александра. С вами обязательно впутаешься.

Сашенька. У меня есть причины! Попробовал бы кто-то из вас сесть на шпагат так, как я вчера села!

Александра. Это эпохально!.. Выпадают моменты...

Сашенька. Как произносится имя Сашенька, так сразу плохие формулировки!

Александра. Поспать на свежем воздухе... Не слишком ли робко мы развлекаемся?!

Брокгауз. Александра!.. Понятно, в сценарии заложены некие перипетии – чёрт ногу сломит. (Берёт её за руку.) Обстоятельства выясняются по ходу. Способна пройти три логических уровня?

Сашенька. Запросто!

Александра. Ой, огради меня от кошмара… (Высвободила руку.) По большому счёту, мне полагается думать об Аксакове! У меня ещё Аксаков не читан. На это меня всегда ориентировала мама. Знаком с моей мамой?

Брокгауз. Видно, что ты раздражаешься... Расскажу правила. Наверняка будет не понятно. (Попытался вернуть себе её руку.) Остался ещё один шаг: найти третью часть пазла. И прочесть целиком шифрованную инструкцию.

Александра. Паклей кормит, а не едой!.. В доме родителей обо мне было принято заботиться. За мной ходили с приготовленным для укола шприцем! Я чувствовала себя защищённой. Определённый набор гарантий... Главное, что ни скажу, он злится! (У ней носом пошла кровь.) Догонишь меня в комнате для шампанского!

Брокгауз (идёт следом). Чем глубже ты будешь меня не слушать... В юности – сообщаю интересующимся – я сам любил брать в библиотеке книгу. Толковый словарь. Говорю для того, чтоб вам трагедию мою понять. Обычно книга терялась за день. (Перед тем, как выйти, обменялся со  Ш п е р а н с к и м  нервными гримасами.)

Сашенька (тычет вилкой в тарелку). Надеюсь, на двоечку мы всё же поужинаем... Я говорю открыто: да, аппетит у мне есть! Где ты там затерялся? Присоединяйся!

Шперанский (заинтересовавшись сумкой, вытряхнул содержимое на пол). Пачки банкнот!.. Что, кто-то хочет с нами поделиться?

Сашенька. Рюрик! Зачем ты берёшь в руки отмычки? Пускай они будут ничейными!

Шперанский. Запросто потеряешь аппетит на такой тематике.

Сашенька.  Возьми сейчас же мой платок! Сотри отпечатки пальцев! Хочешь, чтоб я расплевалась с тобой? Иначе ты сам меня подталкиваешь.

 

Влетает распаренный  К у р л я н д с к и й.  Вывалил между зубов окровавленный язык; тяжело дышит.

 

Курляндский. Где Ряжская? (Быстро обшарил глазами веранду.) Раиса Карловна. Так она себя называет.

Шперанский. Знаешь, твои хитрые подводки...

Курляндский. А ты разве всегда образец!

Шперанский. Она тебе что-то прищемила? (Посмеивается.) «Принцип сообщающихся карманов». Не сработало? Прощёлкал?

Курляндский (подлетел к окну; вглядывается в темноту парка сквозь стекло). Обо мне довольно часто забывают... когда надо что-то... поделить. Сейчас у нас интерес общий. Возьмём след – не уйдёт! (У него звонит мобильный телефон.) Слушаю! Ну, кто там всхлипывает?! Алё!.. Хватит дышать в трубку – ломать комедию... Алё!.. (Прячет телефон в поясную сумку.) Не могу позволить уйти ей в слезах! (К  Ш п е р а н с к о м у.) Она где-то здесь!.. Ведь надо суметь ещё как-то вынести деньги. Требуется время.

Шперанский. Объясни одним словом!

Курляндский. Ключевой момент: когда. Хотелось бы посмотреть в глаза и спросить... Может, даже и не сегодня... вчера. Эт-то что там такое? Перехватим!.. Там!

 

Толпой промчались слева направо.

 

(Ещё строже.) Скорее-скорее! Опыт подсказывает – что-нибудь да упустит!

Сашенька. Всё это для чего? Эй! Мы что ищем?

Курляндский. Еще мы потягаемся. Всё при нас! Не могла же она упорхнуть?

Шперанский. Какого туда полез?.. Дайте-ка я взгляну...

Курляндский. Загадок будет меньше... Плохо, эту партию разыгрываем не мы...

Сашенька. Опять он грандиозно задумался.

Курляндский. Попробуем по-другому. (Жестом подозвал всех к себе.) Живей! Там! смотрим лучше!

 

Толпой промчались справа налево.

 

Александра (в дверях; пролезает лишь голова, дверь заблокирована чьей-то ногой). Кончай волынку, Курляндский! Где Ряжская?! Вы нам оставили два варианта: сдаться (и получить срок) или отстреливаться. Но это уже статья другая. (Отпрянула, спасая голову от захлопнувшей перед самым её носом двери.)

Шперанский. Послушай, Курляндский. Будем играть в «удивление»?.. Сам люблю, чтоб было погорячей. У нас, кстати,  есть право воспользоваться неограниченным количеством подсказок. (Перебегает от одного окна к другому.) Мастерство не исчезло, но надо понимать, по каким правилам мы играем!

Сашенька. Курляндский. Просто не сразу сообразила... Получается, это ты разбил ценный бюст Сократа?

Курляндский (мрачно). Вот это умею.

Сашенька. Мы прихватили тебя!.. Знаешь, как мы поступаем... с предателями? У тебя что-то на уме.

Курляндский. Какая-то сказка происходит у тебя в голове.

Сашенька. Чему ты посвятил сейчас своё враньё? Уже совсем как-то. Ты что, не соображаешь совсем?! Меня пугать надо? Ой, как колено болит...

Шперанский. Чем ударилась?

Сашенька. Ты опять меня перебиваешь!

Шперанский. Я плохо стараюсь?

Сашенька. Ну, не знаю. Помогите! А то у меня в голове нужной мысли нет. (Давится слезами, не может говорить.) А можно назад всё вернуть?.. Давайте говорить обо мне: о тех, кому действительно тяжело!

Брокгауз (входит со стороны VIP-зала задом наперёд, в руках пистолет; прислушивается). На улице чисто?

Шперанский. Проверить?

Брокгауз. Иначе можно попасть в такую вилку...

Шперанский. Что к этой минуте?

Брокгауз. Я говорю это, чтоб успокоить всех шизофреников. Не за всеми успеваю проследить.

Шперанский. Смысл понятен. Сколько сейчас – где-то полночь?

Брокгауз. Тихо-тихо!.. У меня у самого накопилась уйма вопросов. (Закрывает за собой дверь. Сделал шаг, другой.) Попёрло сегодня... Сам бьюсь на эту тему.

Александра (вбегает со стороны комнаты для шампанского). Кухня. Подсобки. Чисто? Проверил?

Брокгауз. Так вот; чтобы прибавить интереса. К банку, выясняется, ведут два коридора. Но на плане здания указан один.

Александра. Какой-то, видимо, осведомлённый человек «рисовал».

Брокгауз. «Осведомлённый».

Александра. Это я и хотела услышать.

Брокгауз. Скажу больше. Обнаружил в любопытном месте дверь. Чисто предварительно, дверь на чердак.

Александра. Боялась, что у нас появится сейчас эта тема.

Брокгауз. Представь, а мне каково.

 

То и дело озираются.

 

Шперанский. Постойте... Я пропустил... А, сначала я понял тебя неправильно!

Александра. Но мы не сможем из этого выбраться, если не прочтём до конца шифрованную инструкцию!

Брокгауз. Извини, не до того было.

Александра. Найди и прочти!..  На крышу залезть сможешь?

Брокгауз. А ничего, что я не акробат?

Александра. Не надо улыбаться. Игра продолжается, но эту партию разыгрываем не мы!

Брокгауз. Потерпи... Дай я в башке сначала систематизирую.

Александра. А потом?

Брокгауз. «Потом»... Выпить по рюмочке и разойтись!

Александра. Конечно, язык логики – твой большой союзник.

Сашенька (отталкивает  Ш п е р а н с к о г о,  который попробовал её приобнять). Мешает тебе, что я сейчас смоюсь?.. Умней было бы на деньги, что мы здесь потратили, купить мне шикарную шубу. Извини, тут я разбираюсь. Идешь со мной, тебя сильно не тронут!

Александра. Платон... Надо, чтоб дело не накрылось! Три минуты на подготовку! Первым идёт Брокгауз! Я – вторая. (К  С а ш е н ь к е.) Ты – третья.

Брокгауз (распихивает по карманам дополнительные обоймы для пистолета). Полагаешь, мы хорошо размялись?

Александра.  Поступим особо. Идёшь к банку по смежному коридору. Одна дверь справа, вторая... отсчитай третью! Вот тут надо очень осторожно. Запомни: идёшь через подсобку.

Брокгауз. Вспоминается какой-то длинный коридор...

Александра. Задача перекрыть этот коридор с обеих сторон. Старайся! Проверь! Разведай!.. А мы пойдём со стороны кухни, – тебе навстречу!.. На окнах – решётки. Где-то же должна она выскочить наружу!

Сашенька. Говоришь, говоришь... мы даже не успеваем осмыслить!

Александра. Для тебя, Шперанский, тоже есть работа! Профессионал, так сказать. (Привела в порядок его рубашку, выбившуюся из штанов.) Прикрываешь нас сзади, вполне занятие!

Шперанский. Поскольку квалификацию терять нельзя, сперва, для понимания, я должен надеть бандану.

Александра. Видишь. На тебя стало ещё приятней смотреть.

Брокгауз. Чего-нибудь поесть! (Жадно поклевал вилкой с тарелки.) Курляндский! Это твоя спина маячит у окна? Со слухом у человека всё хуже и хуже... Контролируй центр тяжести; кувырнёшься – ловить за ноги не станем.

Александра. Не хочется каркать... Курляндский! Как-то не вяжется. Или, наоборот, вяжется? Не может так случиться, что мы по замыслу должны гарантированно проиграть?

Курляндский. Мы про что говорим?

Брокгауз. Как бы в этом милом месте не появился ещё один труп... Показатель!

Курляндский. Не показатель!

Шперанский. Курляндский. Он знает что-то больше!

Александра. Ряжская, получается... упорхнула. Где-то можно это выяснить? Не удивительно, что ты напуган.

Курляндский (махнул залпом стакан водки). Деньги, как я себе разумею, ещё здесь.

Александра. Да ну! Мало корпел?

Курляндский. Я не комментирую: не моё дело. Думайте!

Брокгауз (мрачно посмеивается). Нашедшему клад, полагается четверть.

Курляндский. Пойду-ка я закажу вам такси. Заказать?

Александра. «Деньги». Ты сам произнёс это слово.

 

Тяжёлые удары со стороны чердака заставили всех задрать головы. Прислушиваются.

 

Шперанский! Не спускаешь глаз с Курляндского!.. Дверь на чердак. Там защёлка или замок? Пойду поищу топор, если придётся дверь ломать. Включаемся! Долго готовитесь! (Торопливо уходит в VIP-зал.)

Шперанский. Нас не подслушают? Не спрятано ли под столом подслушивающее устройство?

Брокгауз. Ты, надо признать, сказал очень внятную вещь.

Шперанский. А если окажется, что я уже знаю ответ?

Брокгауз. Чего-то боишься?

Шперанский. Слушай... Злобный ты какой-то.

 

Воззрились на  К у р л я н д с к о г о,  который, вывернув шею, в лихорадочном возбуждении обследует потолок.

 

Сашенька. Пропусти-ка меня!

Шперанский. Ты куда?

Сашенька. Противно вас слушать.

Шперанский. Сейчас будем правильно делать! Сейчас, главное, нагнать мыслей побольше, чтоб было из чего выбирать!

Сашенька. Уже наговорил достаточно. Ничего не понимает, а меня понимает ещё меньше. Слушай, куда бежать?!

 

Выстрел из помпового ружья – один, другой. В ответ – пистолетные выстрелы: похоже, разрядили обойму.

 

Александра (вбегает). Гаси свет! Быстрее! Ищи выключатель! Он там, где-то рядом!

 

Слышно, как кто-то пытается открыть дверь со стороны банкетного зала.   К у р л я н д с к и й  перед его носом успел дверь захлопнуть. После чего, каждый со своей стороны, тянет ручку двери на себя.

Тяжёлые удары ногой. Высаженная дверь рухнула. Врывается  Ш у р о ч к а.  Хватает  К у  р л я н д с к о г о  за руку и начинает её заламывать.  К у р л я н д с к и й  в несколько усилий вывернулся.  Ш у р о ч к а  ловит его за штаны, дёрнула к себе. Попыталась сзади зажать ему локтем горло. Борьба. Сбивает с ног ловкой подсечкой, и, не давая опомнится, защёлкивает на запястье его руки (там, где «крючок») наручник. Нечто порскнуло у неё перед носом (бешеный воробей?). Отшатнулась. Воспользовавшись заминкой,  К у р л я н д с к и й  отстегнул от руки «крючок», освободившись тем самым от наручника; скакнул в два прыжка к окну. Пулей перелетел через подоконник.

Вбегает вооружённый револьвером  К в а р ц я н ы й.

 

Кварцяный. На пол! Всем на пол!

 

Б р о к г а у з  присел от страха.  Ш у р о ч к а   ударом ноги выбивает пистолет из его руки.

 

Стоять! Не двигаться! (Держит под прицелом  А л е к с а н д р у.) Брось пистолет! Хочешь встать на пути пули?!

Александра. Какие варианты?

Кварцяный. Одно движение! Это реально!

Александра. Знаешь, возможно, ты что-то сейчас мне предложил, но я не понимаю.

Кварцяный. Брось! Я стреляю! На пол! Руки за голову!

 

А л е к с а н д р а  кладёт пистолет под ноги  К в а р ц я н о г о.

  

Лежать! Руки за голову! (Резко обернулся на скрип фрамуги.) Лежать!!

Шурочка. Проверил, сейф вскрыт?!

Кварцяный. Что?.. А, ну да.

Шурочка. С деньгами ушла?

Кварцяный. Надеюсь, до этого не дойдёт. (Извлекает из поясного кармана мобильную рацию.) 1-й! Я – 3-й! Держите оцепление! Проверяйте каждого человека! Она может быть негром!.. одета в хиджаб... в рясу! Даже если это будет правительственный Мерседес – задерживайте!

 

За окном засвистели. Визг, вызванный резким торможением шин. Хлопок от шумовой гранаты.

 

Лопаются стёкла. Веранду заволокло едким дымом.

Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter