"Грешницы. Круглосуточно"

(синкретический би́-боп)


Краткая аннотация 

 

В силу стиснутости существования в трёхмерном декартовом пространстве, кусок реальности: загородное поместье – со всеми обитателями и гостями, по счастливому капризу шизо-фантазии и, воспользовавшись тем, что материалисты вышли на обед, въезжает, подгадав с «фазовый переходом», в релятивистскую матрицу первичных импульсов – особое пространство воображения, и там уже, в границах голографической парадигмы, укореняется.

Каждый шаг сопровождается абсурдистскими бугагашечками. 

Но это ещё не всё. Теперь как бы коротко… Существование в матрице воображения позволяет до боли заострить восприятие необычного характера существования актёра в жизни и странного характера существования на подмостках. Именно в такой (голографической) парадигме понимаешь нелепость и трагичность попыток актёра (жреца этого мира), вооружённого не абы чем, а бугагашечками! удержаться в границах.


Скачать
Текст пьесы на русском языке
Грешницы. Круглосуточно.doc
Microsoft Word документ 434.5 KB

Действующие лица:

 

Полина – актриса,

Яна – актриса,

Рэйчел – актриса,

Родион – актёр,

Зиновий Самсонович Сковордин – театральный продюсер,

Елена Викентьевна – матушка Зиновия Самсоновича,

Артемий Ясак – режиссёр,

Дворецкий Лукьян.

 

 

·  1.  Кабинет Зиновия Самсоновича.

С к о в о р д и н, опустошив наполовину бокал с вином, дремлет за столом. Дверь приоткрылась. Величественно ступая, входит Д в о р е ц к и й. Деликатно прокашлялся. С к о в о р д и н  приоткрыл правый глаз.

 

Дворецкий. В холодных сенях вас дожидается господин Ясак!

Сковордин (поднимает голову). Лукьян, дверь затворите! Сквозит!

Дворецкий (долил вино в бокал). Очень любопытно настроен. Выгнул спину, как кошка. Ещё раз привлекаю ваше внимание к третьему акту моего лямбда-миракля «О том, что».

Сковордин (подхватился и направился к окну). Зовите!.. Рановато заявился. Чёрт!.. (Выглядывает во двор.) Нет там никого! Курицу – вижу, Ясака – не вижу! Разберись!.. А! ты говоришь – ждёт в холодных сенях… (Поморщился. Массирует правую часть головы.) Пришёл раньше времени – пускай теперь вышагивает. Это приведёт его в состояние восприимчивости.

 

Д в о р е ц к и й, пожав плечами, удаляется. С к о в о р д и н  возвращается в кресло. Допивает мелкими глотками вино из бокала.

Дверь с треском открывается. Через комнату, оседлав  Д в о р е ц к о г о, скачет кругами Е л е н а  В и к е н т ь е в н а, выкрикивая при этом какие-то непонятные медицинские термины.  С к о в о р д и н – подхватился. Е л е н а  В и к е н т ь е в н а кладёт ему в рот тёртого хрену. После чего тот, терпеливо прискакивая, сопровождает их в коридор. Плотно прикрыв дверь, прислушался. Возвращается в кресло.

 

Дворецкий (в дверях; тяжело дышит). Обошлось…

Сковордин (сплюнул белую кашицу на тарелку). Сколько же крика можно из неё добыть!

Дворецкий (подаёт ему салфетку – обтереться). Тёртый хрен… Классика будней.

Сковордин. Она устаёт когда-нибудь?

Дворецкий. Усердная…

Сковордин. Нагрузка для её возраста! Да где докажешь.

Дворецкий (вернув на лицо регламентированное выражение). В ассамблейной вас дожидается господин Ясак!

Сковордин. Тащите его сюда!.. Полагаю, Лукьян, вы «загрузили на борт» достаточный запас пива. А?.. Ожидал его ближе к середине повествования: размялся мускатом. Придётся всю фабулу перестраивать.

 

Вбегает потный и запыхавшийся Я с а к, едва не свалив в дверях уходящего Д в о р е ц к о г о.  С к о в о р д и н  подхватился, встречает  Я с а к а  на подходе, провожает к столу. Почти насильно усаживает рядом с собой.  Посмеиваясь, наблюдает за ним, давая ему несколько отдышаться.

 

Сковордин. Ну, как тебе эта жара? (Привлекает его внимание к бутылке с пивом.)

Ясак. Странно, как я ещё ноги таскаю.

Сковордин. Прочитал в настенном календаре – любовники бывают только во Франции… тебе дать подумать?

 

Я с а к – наливает себе из бутылки. Полюбовавшись цветом напитка, выпивает залпом.

 

Смеюсь над тем, какой задам сейчас вопрос.  Из-за чего женщины могут передраться?

Ясак (вздохнул). Вечер за вечер выясняем. На эту тему существует целый фольклор.

Сковордин. А на своём примере?

Ясак. У меня даже ответ заряжен. Актрисы – из-за роли.

Сковордин (отхлебнул из бокала). Довелось тебе кое-что повидать…

Ясак. Не обязательно даже палкой строить их в очередь. О, сообразил, как правильно. Ещё – из-за денег.

Сковордин. Другие варианты есть в запасе?

Ясак. Ещё вспомнил!.. «Ради злого удовлетворения»!

Сковордин. Всегда укажешь самый трудный путь.

 

Какое-то время выжидательно поглядывают друг на друга, посмеиваются.

 

Ясак. Не раз проходили!

Сковордин. Теперь коротко соберём всё сказанное вместе. (Засмеялся какому-то приятному воспоминанию.) «Самец»… Понимаешь ход моей мысли? «Вечно жаждущий монстр». Очень многое ставлю на этот вариант. Убежать от банальности жизни. Требуется – услышь меня, пожалуйста, – безусловная убедительность.

Ясак (допил из бутылки). К сожалению, актёрскую игру часто выдаёт фальшь.

Сковордин. Фальши быть не должно, это однозначно. Матушка в прошлом сама актриса. Хорошая актриса. Профессиональный глаз… ухо. Быстро раскусит.

Ясак. Тогда придётся потратиться.

Сковордин. Не заметать мусор под ковёр! Нагнетать! столкнуть сразу четверых! Особенно таким злым способом. С сегодняшнего дня, Артемий, «самец» моё любимое слово.

Ясак. Всех, конечно, интересует: насколько мы готовы фундаментально?

Сковордин. Не суетись.

Ясак. А если в цифрах?.. «Цифра», если ты хочешь такой странный термин.

Сковордин. Вот что тянет тебя обсуждать в первую очередь!.. У нас в своё время были уже споры!

Ясак. Ты сказал прийти готовым!

Сковордин. Если говорить об Рэйчел… Ты знал, что она балерина? У каждого второго прибалта такая фантазия!.. Не знал? Она просто забыла солгать. Давай просчитаем такой вариант. (Написал на бумажной салфетке и дал ему взглянуть.)

Ясак. Амплуа редкое!.. Для неё плеснуть в лицо HO… с изяществом…

Сковордин. Другие делают это реже?

 

В дверь постучали. Входит  Д в о р е ц к и й.

 

Ей мало?!

Дворецкий. Служащий из ритуальной службы! Будете разговаривать? С ним три гроба!

Сковордин (взбешён… ищет слова).  Пускай помечтают!

Дворецкий. Я отвлечу их, конечно… отвлеку!.. именительный: отвлекать… творительный, множественное число: отвлекатями… Так, что-то у меня с падежами…

Сковордин.  Обрати внимание, Артемий. (Кивает в сторону Д в о р е ц к о г о.) Ни одна мышца не шелохнулась.

Дворецкий. Пора бы уже ставить по ночам полицию у ворот. Днём не надо.

Сковордин.  Не бухти.

 

Д в о р е ц к и й, совершив ритуальный поклон, удаляется.

 

Ранимый, просто до невозможности… Терплю, потому как – специализация специфическая. Три часа отработал – санитарное окно: помыть ноги, поспать. Представь масштаб эгоизма.

Ясак. «Эгоизм». Это слово не хотелось бы пропустить. Деваться некуда, пора обсудить условия и моего контракта.

Сковордин. Тебе тоже мало?!

Ясак. Хочется передвинуться в следующую ценовую категорию.

Сковордин (устало трёт лицо руками). Слушай, Артемий, не припомню, чтоб я там тебе такое обещал!

Ясак (резким движением смёл со стола посуду). Хватит в тёмную играть! Если каждый деспот будет меня эксплуатировать… (Направился к выходу. Остановился в дверях.) Такое море любви к людям... Пора тебя посадить на диету доктора Залманова. Я серьёзный человек, лично буду повара контролировать. Никакой обиды, всё учтено.

 

·        2.  Ассамблейная зала (с текущего дня – репетиционная).

Я н а,  П о л и н а  и  Р э й ч е л  молча прохаживаются, каждая в своей части залы, стараясь не заходить на «чужую» территорию. В дверь просунулся потный и запыхавшийся   Я с а к. Жестом приветствует актрис. Выбрал взглядом  Я н у  и направился к ней.

 

Яна (встречает его на подходе подчёркнуто громким возгласом). Только в щёчку!

Ясак. Что так ласково? (Ритуально целует её.)

Яна. Читал пьесу? Кто-то сформулирует наконец: тема, персонажи?

Ясак. Нет, этого я не знаю и не могу знать.

Яна. Там есть хоть что играть? Это литература? или так?

Ясак. Во-первых, она молчит.

Яна. Что значит – молчит… Зачем ты нас плохому учишь?

Ясак. Сон мне она сломала!

Яна (заметила, что к их разговору прислушиваются). Абсурд? До чёртиков люблю! На этой территории я всех переиграю.

Ясак. Классика абсурда – это не три и не пять… не два и не семь… не пять и не два… Абсурд сам себе враждебен. Но если сделать всё неправильно…

Яна. Не баловство, я поняла! (Шутливо берёт его под руку.) Не говори, что я тебе не помогала! Сколько женских ролей? Три?

Ясак. У продюсера какие-то сложные соображения.

Яна. Начинаешь мямлить… А кто эти… особы? (Указывает глазами на Р э й ч е л.) Эта, по-моему, из сериала «Бешенные»? Смотрит своими противными глазами. Она здесь зачем, не знаешь? Не случайно она надела жёлтое платье. О функциях её можно лишь догадываться.

Ясак. Недержание остроумия?

Яна. Ты же не станешь нас приравнивать! 

Ясак. Про жёлтое платье… это уже было лишнее.

Яна. Деньги на проект есть?

Ясак. Вопрос скорее натурфилософский, чем ко мне.

Яна. Хочется, чтоб его бумажник открылся шире! Ты обсуждал с продюсером финансовую сторону дела?

Ясак. Забудь!

Яна. Вовлекли меня!..

 

К ним приблизилась П о л и н а. Ласково взяла  Я с а к а  за руку и увела. Вполголоса обмениваются репликами в стороне.  

Я н а  и  Р э й ч е л  прогуливаются, поглядывая на своё отражение в настенном зеркале. Отдельные долетающие до них реплики заставляют их сильно прислушиваться.

 

Ясак (поймал на себе строгий взгляд  Р э й ч е л). Это, конечно, не ринг… Готовим себя внутренне. Поможет мне спровоцировать пробуждение вашей субъективности. Извини, Полина… Мы продолжим! (Направился к Р э й ч е л.)

Рэйчел (встречает его насмешливым взглядом). Улыбается...

Ясак (шутливо приобнял её). По инерции меня несёт к тебе – просто поверь.

Рэйчел (уклонилась от его губ). Улыбка какая-то непригодная.

Ясак. Ничего такого.

Рэйчел. Кто подбирал актрис?

Ясак. Зиновий Самсонович.

Рэйчел. Сколько женских ролей? Три?

Ясак. Всё сложней.

Рэйчел. Две?

Ясак. Чего-то боишься?

Рэйчел.  Что, одна?.. Не приучайся, выражайся яснее.

Ясак. Пока ещё рано говорить.

Рэйчел. Какой у нас расклад сил? Хочется чуть-чуть понять. Если ролей будет всего две, они тебя искусают.

Ясак. Рот на замок!

Рэйчел. Как называется пьеса?

Ясак. Никак.

Рэйчел. «Никак»…

Ясак. Да, такое название. Сходи в библиотеку, поищи по полкам.

Рэйчел. Кто драматург? Популяризация Беккета?.. С придыханием так о Беккете…

 

Хлопнула дверь, что заставило всех обернуться. Сияя улыбкой, входит Р о д и о н. Сбросил на пол намокший дождевик. Энергично здоровается за руку с Я с а к о м.

 

Ясак. А вот и ваш партнёр!.. Сильный актёр. Стильный актёр. В берцах, перчатках, мотоциклетных очках… Кто не знаком: Родион!.. Такие помогают девушкам воплощению их экзистенции. Поможешь? Не хочешь обронить пару слов? 

Родион (озабоченно переводит взгляд с одной актрисы на другую). Сообразим по ходу…

Рэйчел (манит Р о д и о н а  к себе). Приятная неожиданность… А что ты ничего не намекнул даже?.. Готовишь сюрприз? Следишь за мной? Учти, у меня есть вопрос и длиннее.

Родион. Что значит – слежу… Наверняка бы я заметил.

Рэйчел. Шучу! Хочется к чему-то прицепиться! дёт к нему.) Организм так устроен. К чему бы прицепиться.

Родион. Чувствую, теперь у тебя получится. (Поймал на себе взгляд П о л и н ы, кисло улыбнулся в ответ.) Хотя это противоречит философии здоровья. (Такой же кислой улыбкой ответил, встретившись глазами с  Я н о й.)

 

Обмениваются короткими взглядами, молчат.

 

Ясак. Ужин, как известно, отдают врагу. Но Зиновий Самсонович – упорный модернист. Очень заботливый, кто не знает. Страшно, да?.. Никакой хореографии. Собираемся в каминном зале. (К  Р о д и о н у.) Эй! Ты хотя бы что-то уловил?.. Задумался.

Родион (снимает перчатки, мотоциклетные очки). Двенадцать часов не брал ничего в рот – вёл правильный образ жизни. Если потраченный белок мне не вернут…

Ясак. Отношусь с уважением к резервным силам твоего организма. Это же логично: если тебе во всём отказывать… Вам, может, не понятно, чем я занят… спланируем так!.. генеральская задумка. А-ля фуршет! В питании я стал учеником своей кошки. Ест не по аппетиту, а по голоду.

 

Обернулись на шум из дальнего угла. Это П о л и н а  неловко свалила стул.

 

Родион. Я лично... всецело. Как ты сказал: «каминный зал»?

Ясак. Козлятушки… непослушные… (Извлекает из папки скрепленные степлером бумаги.) Никто не отозвался! Спят. Расписывайтесь!

 

Я н а, П о л и н а  и  Р э й ч е л  –  посматривают то на него, то – выжидательно – друг на друга.

 

Яна. Мы уже расписались за всё!

Ясак. Нет, это ты неудачно себе нафантазировала. Как ни странно, общий контракт обязывает вас подписать и этот документ. На языке Зиновия Самсоновича: поставить галочку.

Яна. Ворох пустых бумаг!.. Ворох каких-то идиотских, бессмысленных формулировок.

Ясак. «Неразглашение коммерческой тайны»… Конечно, вы можете отказаться. (Поймал П о л и н у  за руку. Та игриво ушла от него в сторону.) Сейчас догадался, что умею складно формулировать. Слушайте. Зиновий Самсонович пошёл нам навстречу – и увеличил гонорар. Так совпало… Обожает это делать. (Шутливо дёрнул Я н у за рукав.) Очень физиологично думаешь…

Яна. Уже сдвиг!

Ясак. Думаю, я компенсировал ваши переживания. А что вы делаете вокруг меня?

Рэйчел. Додумайся сам.

Ясак (извлекает – как чёрта из табакерки – сильно вогнутое зеркало и заставляет каждую поглядеться). Парадигма инверсии – себя… в себя! (Решительно икнул.)

Яна. Когда нас познакомят с пьесой?

Ясак. Пока – импровизируем! (Сопровождая шутливыми жестами, раздаёт бумаги.) Этюды! Этюды! (Играет модуляциями голоса: Говори ли?.. говори ли!..) Пробуем… Отвергаем… Выучимся всему!

Яна. Увязал… Я же должна всё разглядеть, разобраться.

Ясак. Дотошность часто мешает.

Яна. Вспомнилось, – я опять не на тему. Приходится думать о своём реноме. Когда мне предлагают роль, я всегда начеку. Актёр, он доверчивый.

Рэйчел. Если у него не патрицианское происхождение.

Яна. Особенно когда ситуация… (к Р э й ч е л) мимо реальности скользит. У вас, насколько я догадываюсь, тоже есть какая-то… репутация.

Ясак (хлопает в ладоши, чтобы привлечь внимание). Мы не станем примерять на себя шкурку патрициев – будем гулять в своей!

 

Дверь распахнулась. Церемонно входит Д в о р е ц к и й.

 

Догадываюсь, буду сделаны какие-то объявления… Карта блюд?

Дворецкий (величаво отставил вперёд правую ногу и откашлялся). Господа! Я не спорю с Шопенгауэром, но по должностной обязанности мне причитается. Представляюсь: дворецкий!.. О! Думал, в животе у меня бурчит, а это, оказывается, заблудившийся будильник. Зачем-то ведь я заставил его проснуться в этот час? Ступайте за мной, господа. Гостевой флигель, второй этаж. Догадываюсь, устали с дороги. Да, такой сегодня день, можем порадоваться. Багаж, картонки, собачий корм… прислуга позаботится. Попрошу ключи от ваших авто – мотоцикла. Потом, не в такой спешке, транспорт будет припаркован в гараже.

 

·            3. Кабинет Елены Викентьевны.

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а  монотонно, с отсутствующим взглядом, молотит ребром ладони по столу. Входит запыхавшийся Д в о р е ц к и й. Покашлял, привлекая к себе внимание.

 

Елена Викентьевна (почёсывает одной ногой другую. Подняла глаза и какое-то время наблюдает через одностороннее окно за происходящим в репетиционной комнате). Не достучусь до тебя никак!

Дворецкий. Банку с огурцом закатывал. (Занял место чуть сбоку от неё, приготовив свои обычные инструменты.)

Елена Викентьевна. А-а, посмотреть пришёл. (Обращает его внимание на происходящее в репетиционной комнате.) Что бы это могло значить?

Дворецкий. Репетируют…

Елена Викентьевна. Сдвинули с места шкаф!.. Выращивать из таких актёров? Тут должен быть кто-то понимающий.

Дворецкий. Отцеживают планктон…

Елена Викентьевна. Вот просто интересно знать: это тоже считается как одежда?.. И потом. Весь этот тарарам.  Что на этот раз они не поделили?

Дворецкий (со вздохом). Медитация по утрам… дважды в день контрастный душ!.. Мы с вами ленимся, и потому энергия в голове застаивается. (Сделал энергичное приседание.) Во всяком случае, у меня!.. Елена Викентьевна, у вас есть яремная ямка? Оказывается, в яремной ямке такие энергетические вихри крутятся. Но обрабатывать надо пучком. Что за «пучок»? Нет таких энергий, чтобы меня в семь утра возбудить!

Елена Викентьевна (выразительно посмотрела на него. Молчит). Ты меня спросил, и я тоже тебя сейчас спрошу. Эта девушка, в чёрном. Та, что в «позе лентяя». Впалый животик… насупленная… с запросами в глазах. (Протянула на свет и разглядывает свою руку в перчатке.) Есть в ней что-то от моей натуры, что бы это ни означало.

Дворецкий. Вообще – как бы да.  

Елена Викентьевна. Танцует на зеркале. Прежде для всего этого была Полина. Какой-то сатанинский рэгтайм! Тут есть свои трюки, которые надо знать. Манера странная: словно бы у ней больное тело… Это не та ли самая Полина? (Сжимая в руке бокал, смотрит прямо на него.)

 

Д в о р е ц к и й  отвечает пожиманием плеч.

 

Много на тебя энергии приходится потратить, чтобы получить вразумительный ответ.  Старается ничего не запомнить.

Дворецкий. Полина, во всяком случае, самое частотное имя. Прибавится третья зарубка на прикладе.

Елена Викентьевна. Чем больше мы будет называть её Полиной… (Сделала ему знак молчать.) Считает, нахалка, что мы с ней почти на равных. В какой степени она Полина? Почему вас не беспокоит, что мы всего этого не понимаем? Ей кажется, она сама уже стала немного Полиной! (Дёрнула его за рукав.) Неотвратимо задумался…

Дворецкий. Ответ на этот вопрос своей определённости пока не достиг.

Елена Викентьевна. В последнюю секунду спасся!.. У вас, Лукьян, какая-то замедленная реакция. (Прикладывает к себе одно из сваленных к её ногам платьев.) Вся энергетика в правое колено ушла? Что вы там всё время чешетесь?.. Будем экзаменовать её гардероб. Насколько она Полина. Я как-то не очень в практических темах.

Дворецкий. На какой вопрос вы хотите, чтоб я э... ответил в первую очередь?

Елена Викентьевна. Денежный аспект!.. Кто же думал, что придётся так экстренно спасаться?.. Лукьян! Если я проинформирую, обойдётся без обид?.. Дом от пожара сильно пострадал – находится в неликвидном состоянии. Флигель сгорел.

Дворецкий. Темпы радуют.

Елена Викентьевна. Расплатиться мне нечем. Банк, в котором лежат деньги сына…

Дворецкий. «прогорел»… Урожай шуток. Услышим, должно быть, что кто-то ещё и «угорел».

Елена Викентьевна. По прошлому нашему опыту разве не так? Улыбается!.. Более или менее со всем этим покончили. Для вас это – так, способ отвлечься. А для меня… Будет теперь бесконечно бубнить… Есть лишь одна Полина! Не время для споров. Прочитайте наконец Бальмонта!

Дворецкий. Принято считать, что сам я книжек не читаю.

Елена Викентьевна (косо взглянула на него).  Таким равнодушным тоном!

Дворецкий. Или что-то должно ещё случиться – в том же ключе?.. Не ставлю под сомнение точку зрения Бальмонта, но играть, разумеется, хочется в счастливые игры.

Елена Викентьевна. Как мы любим: в мячик на балкончике. Или плевать прохожим на голову.

Дворецкий. Вспомнил! Есть хороший усилитель энергии. Водка.

Елена Викентьевна. Этот оттенок, Лукьян, решительно ваш. (Снимает зубами перчатку с руки. Поморщилась, почувствовав боль в локте.) Почему таскается ко мне этот физиолог? На локоть надавил. «Есть боль?» – спрашивает. «Нет» – говорю, – нарочно для смеха. «На ощупь – говорит, – вы лучше». Так и ушёл… Если тебе задают вопрос: «2*2=». Так сразу не ответишь! Сказать – «четыре»?.. слишком легко!.. Эта Полина! Хорошей лепки лицо. Заметила в ней что-то от своей натуры. Как она так сохранилась? (Извлекает носовой платок из кармашка. Всхлипнула.) Гоните их!.. Ещё сильнее хочется выть.

Дворецкий (утёр ей слёзы). Нужны малые обороты. Приняли две таблетки антидепрессанта, вместо одной.

Елена Викентьевна. Хихикаете так, будто за меня всё решили… Не хочу наблюдать за этим паскудством!.. Празднуют моё унижение. Почитайте мне лучше Верлена.

Дворецкий (подстегнув привычно мозговую иннервацию, декламирует).

«Издалека

Льётся тоска

Скрипки осенней –

И, не дыша,

Стынет душа

В оцепененье.

 

Час прозвенит –

И леденит

Отзвук угрозы,

А помяну

В сердце весну –

Катятся слёзы.

 

И до утра

Злые ветра

В жалобном вое

Кружат меня,

Словно гоня

С палой листвою.»

 

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а  взглядом приказала  Д в о р е ц к о м у  удалиться.

 

·            4.    Пристройка зимнего сада в гостевом флигеле.

Я с а к – дремлет в гнутом кресле.

 

Родион (сбегает по лестнице). Час тебя ищу!

Ясак. Не быстро, я бы сказал.

Родион. Проясним. Кто подбирал актрис?

Ясак (открыл глаза, проморгался). О чём-то по мелочи спрашиваешь.

Родион. Вся эта толпа вваливается в репетиционную комнату. С каждой у меня были… есть отношения! (Ждёт, наблюдая за ним.) Если ты не перестанешь зевать мне в лицо…

Ясак. Что тебе от меня надо?

Родион. Они меня искусают!

Ясак. Думать опять об этом… Искусают, это уже после. Не обрастай мхом, Родион.

Родион. Ты что, не знаешь характер Рэйчел? Это кошка.

Ясак. Чем хвалишься?.. Хорошо, что ей никто не передаст. Обзывательские слова.

Родион. А Яна!.. Неадекват!..

Ясак. Тем же самым мозгом думать и за тебя?!.. К слову: я тебе вообще всю жизнь завидую.

Родион. Только с виду просто.

Ясак. Аристотелю повезло – сегодня мы не будем его цитировать. Цитата из моих мемуаров. Похуже даже. «Твоя работа… ассоциируется… с самцовостью».

Родион (мрачно вышагивает из стороны в сторону). Это неспортивно, Артемий.

Ясак.  На меня вали! На меня!

Родион. Вся эта толпа вваливается в репетиционную комнату… Какой-то обезьяний трюк. 

Ясак. Зато нестерпимо вкусно!

Родион. Для кого?

Ясак. Подумалось... для тебя Родион, с твоей мощной энергетикой, даже как будто мало. Характер твой им тоже известен.

Родион. Не сахар.

Ясак. Ты – главный приз!

Родион. Сколько ты всего обо мне вдруг знаешь. 

Ясак. Впрягаешь меня в этот сюжет (что-то не то съел?)… А ты не задавал себе, кстати, вопрос: «Отчего вдруг у меня такой высокий гонорар?» (Ждёт. Свободной рукой отпихивает Р о д и о н а, не давая рыться в его бумагах.) В тему. Сообщаю. Рубль обвалился!..

Родион. Новая вводная?

Ясак. Опять не готовы…

Родион. Поменять евро на фунты?

Ясак. Тебе мало?!.. Забегая вперёд, скажу: даже во сне вы мне надоели. Слушай и запомни… будут незнакомые слова. Если упорно смотреть на ферзя, в какой-то момент он может подмигнуть нам совсем как пешка. Эту мысль мою пока не найти ни в одном учебнике.

Родион. А то.

Ясак. Ты уже улыбаешься.

Родион. Какое там!..

Ясак. Может, начнём всё-таки серьёзно разговаривать?.. Есть куда воткнуть мой вопрос? Заело? Алё!.. Напомнить тебе, что иногда можно головой пользоваться?

Родион. Что бы тебе не выписать себе слуховой аппарат. Или очки.  

Ясак. Так будем хулиганить или не будем?

Родион. На этой стадии? 

Ясак. А если темп взвинтить? Задача – ясно запутать. Беспощадная борьба с беспощадностью!

Родион. Как, ещё не всё?!

Ясак. Чем занят?.. Алё! Новая вводная для человека с причёской под Христа!..

Родион. Кто на проекте режиссёр, ты? Должен помогать мне формулировать. (Притянул его к себе за воротник.) Если человек – корнеплод.  Его можно вылечить?

Ясак. Здесь должна быть другая реплика!

Родион. Второй вопрос. У него – в связи с этой особенностью – какие-то особые права на актёра?.. Так нормально вопрос звучит, да?

Ясак. Ну, кто тебя тянул?

Родион. Не ожидал, что такая изощрённость применяется.

Ясак. Будешь ещё обзываться, с тобой водиться не буду.

Родион. Что ж теперь? Тупо выть по этому поводу? (Прихватив горсть орешков из вазы, поднимется по лестнице.) У меня есть три ягодичные мышцы… (остановился) рассчитывал поучаствовать в твоих тренингах. Хочется – до кучи – освоить другой язык.

Ясак.  Обожаю эту работу!.. Я не оптимист, но тоже слышал, что вечереет. Пора спать.

 

·        5.  Открытая, выходящая в сад, терраса.

Д в о р е ц к и й, в спортивном трико, привычно машет гирями.

 

Сковордин (входит). О… Радикально увлёкся гирями...      

 

Д в о р е ц к и й, не повернув головы, продолжает тренировку.

 

Понимаю, не вовремя... Хотел бы поинтересоваться, так, тихо. Кто же устроил нам подлянку… с гробами.

Дворецкий (бросил одну гирю на гимнастический мат, другую ловко перебрасывает из руки в руку). Тренируюсь!

Сковордин. Занимайся, занимайся!.. (Мученически вздохнул.)

Дворецкий. Они там давно стоят, просто не сразу заметили. Мы их приспособили для хранения овса. Я вас не пугаю – предупреждаю.

Сковордин. Почему ты раньше всё это не сделал?.. узнаю принудительно!.. Ещё до того, как кобыла сломала ногу, и пришлось её усыпить. Я не с тем говорю, чтоб тебе стало стыдно. Или я, по закону подлости, запомнил неправильно?

Дворецкий. Отчего же. Если зайти на конюшню, заметно, что что-то не то.

Сковордин. Ладно. До сих пор восстановили ясность!.. Не пропадать же добру!..

Дворецкий. Зиновий Самсонович… Нужно ли нам шутить на серьёзные темы. (Закончив с гирями, привычно поиграл мышцами.) Елена Викентьевна просит привести к ней в кабинет актрису… (потянулся до хруста) Полину. (Застыл в одной позе.)

Сковордин. Ни в коем случае.

Дворецкий (посмотрел ему прямо в глаза). Придётся хитрить.

Сковордин. Мы перегружаем маму. Не так я хотел...

Дворецкий. Кудрявая тема.

Сковордин. Я этому ответу твоему совершенно новое применение нашёл. (Берёт его ласково под локоть.) Ты должен, по-видимому, удивиться. Нам в помощь твой лоб. Вся эта махина. Лоб мистика.

Дворецкий (отирается махровым полотенцем). Говорят, признак породы. (Взял С к о в о р д и н а  за рукав и отводит в дальний угол террасы.) В ближайший вторник… (Вторник… А что мы сегодня имеем? О, как раз вторник!)  В ближайший вторник знак Зодиака меняется… забыл!..  на Скорпиона.

Сковордин. Хоть бы чуть приморозило…

Дворецкий. Слова нахлынут горлом и убьют. Не пугайтесь, это я процитировал Ницше. Насколько у них, у мухоблудов, отработаны эти методы?.. Как видите, я не забываю своего Ницше!

Сковордин.  Изучено, говорит, недостаточно! Психотерапевт… Называет инволюционный психоз «маниакально-депрессивным психозом», пока ты его не поправил! Живут трутнями. И зачем ему? Во-первых, не его мать… страдает. Нет, это всё мифы. «Криминальная сцена» застряла у неё в голове – приходит и приходит… Всё катится по наклонной. Что сейчас старое ворошить! Отца уже не вернёшь!.. Актёры, пускай они постараются! Есть шанс прилично заработать! Но требую естественность. Без всей этой театральщины: завязывания забавных узлов! (Нервно прохаживается.) Есть риск – оставшись без отца, я могу остаться и без мамы... Нарисовалось такое сразу в голове.

Дворецкий. Появись у меня деньги, я бы покупал ей каждое утро мороженое.

 

·            6.    Спальня в гостевом флигеле, которую занимает Полина.

П о л и н а  блуждает по комнате. Остановилась, прислушивается. Со стороны балкона кто-то постучал. Идёт открывать балконную дверь. И оказалась в объятиях Р о д и о н а.

 

Полина. Тебя могут увидеть!

Родион. Мешаю?

Полина. Почему не через дверь?

Родион. Мне проще подтянуться и залезть на балкон.

Полина. Какой ты бодрый, боже… (Высвободилась из его объятий и отошла в сторону.) Сейчас будет мысль… такая сухомятка, не пугайся. Ты никому не разболтаешь? Я не хочу идти первым составом. Ах, хочу много и быстро рассказать. Я подглядела… Ко мне отношение странное – со стороны дворецкого, прислуги. Увидев меня, они начинают шептаться…

Родион. С пятого на десятое!..

Полина. Тебе самому здесь хорошо, комфортно?

Родион. Хуже, когда против тебя смеются! (Поправил ей растрепавшиеся волосы.) Уморительно причёсанная. Ещё бы людям не обращать на тебя внимание.

Полина. О, беда… Я говорю о том, что… что… Сначала я неправильно скажу. Идёшь по коридору – перед тобой все расступаются… Это же очень странно. Очень специальные лица. Перекинулись на меня – ни за что, ни про что!

Родион. С кого перекинулись?

Полина. Постоянно ударяюсь об углы.

Родион. За такой короткий срок?

Полина. Я обещала тебе, что буду думать. Такая мысль не думается быстро!

Родион. Вижу хорошую спортивную злость. Режиссёр это качество оценит. Не оценят, правда, Рэйчел и Яна. Для них, ты – задираешь нос. (Посмеивается.) Отличницей притворяешься… Царапай их. Серьёзная штудия. Раздрай в мозгах, как учил мой педагог на курсе, помогает погружаться в атмосферу иррационального. Вспомнились обэриуты.

Полина. Какие обэриуты? Кого-то из нас имеешь в виду?.. Хохочешь, будто тебя это меньше касается… Вспомнила, о ком ты говоришь. Наперебой фантазируешь – вместе с остальными. Кто-нибудь эту пьесу видел? За этими текстами стоят какие-нибудь смыслы?

Родион. Так я тебе и сказал. (Лениво прошёлся. Замер у окна.) Вот дворецкий пожарный шланг несёт… закопался… свернёт шею сейчас, рассматривая свой затылок. Призываю перейти на реальные рельсы. Сядь.

Полина. Пешком постою.

Родион. Тебе ещё мало мешают. Обрати внимание – конкурентов больше!.. обещания всё скромней!.. Вечное устремление к ясности – не для нашей профессии. Или ты готовишься поступать на мехмат? Ага, испугалась?.. Кто-то даже скажет: нечестные приёмы. Не перебивай. Сам думаю. Слышала, в Кении турист загрыз бегемота? (Поймал её за руку и развернул к себе лицом.) А ты меня не обманываешь?.. Эта бяка застряла у тебя в голове.

Полина.  Если я и обманывала – компенсировала.

Родион. Не понимает, видишь ли, бегемот… зверюга… а надо? пускай не дразнятся!

Полина. Поплачем? (Повертела в руках книгу, отложила.)

Родион. Сегодня ты врёшь в широком диапазоне. Неустрашимо.

 

Посмотрели друг на друга и засмеялись.

 

Полина. Я так мало могу!..

Родион. Полина… Слово «могу» – такая тоска. Хочешь, помогу тебе отсюда смыться?

 

П о л и н а  – подняла глаза, но не ответила.

 

Реальный вариант. Вытолкаю твой Ford под утро из гаража. Осталось завернуть идею в фантик. Смотри, как я тебя озадачил…

Полина.  Не знаю… Я ничего такого не хотела говорить…

 

Женские возбуждённые голоса похоже, из соседней спальни. Р о д и о н, мягко ступая, идёт к двери. Выглядывает в коридор.

 

·            7.    Коридор в гостевом флигеле: зона спален.

Женские голоса быстро сваливаются в крик. Открывается дверь, впуская в коридор  Р о д и о н а. Двинулся на шум к соседней двери. Прислушался и тут же отпрянул.

В коридор, едва не припечатав Р о д и о н а дверью, выскакивает Р э й ч е л. Дверь за ней с треском захлопнулась, прищемив ей волосы.  Р э й ч е л  попыталась податься вперёд, в попытке высвободиться. Сверкнула глазами в сторону Р о д и н а, и принялась бить каблуком туфли в дверь.

 

Рэйчел. Она мне прищемила волосы! Не стой, посмотри, что там можно сделать!

Родион. Не дёргай головой – будет только больно. Тот случай, когда длинные волосы в минус. (Постучался в дверь.) Яна! Опять мозгами заблудилась? (Ждёт.) Несколько чересчур. Когда ты наконец устанешь?.. Не дури! (Успокаивает Р э й ч е л, поглаживая её по руке.) Хочется же вам задираться... Причина есть? Назовёшь?

Рэйчел. Будет!

Родион. Рэйчел!.. Это грубо!

Рэйчел. Настроение не то.

Родион. Это усвоил. Ты как по здоровью сейчас? Подумай, прежде чем ответить. С первых дней тяжёлая атмосфера… гнетущая. Хочешь, помогу тебе отсюда смыться?

Рэйчел. А сам?

Родион (помолчал). Надо всё-таки «зелень» кое-какую срубить. Хочется оттянуться недельку-другую на побережье. (Приобнял её.) Подлечим нервы? Жду предложения!

Рэйчел. Разозлить меня хочешь?

Родион (убрал улыбку). Подвесим эту мысль пока.

 

Ударив несколько раз по двери, оба умолкают и прислушиваются. 

Оборачиваются на скрип паркета под чьей-то ногой. Из своей спальни выходит   П о л и н а. Встретившись с ней глазами, Р о д и о н ответил тоскливым взглядом… пожал плечами.

 

Рэйчел (возобновила попытки высвободиться). Всех поспрашивал, или только меня? Не забывай, что ты не просто «персонаж в штанах». Придумай что-нибудь!

 

Щёлкнула задвижка, дверь приоткрылась, что позволило Р э й ч е л, подавшись вперёд, отлепиться от двери.  

 

Дура помешанная!.. Дрянь…

Родион (поймал её за руку). Отдохни… Куда ты направилась?

Рэйчел. Сам ещё не понял?! (Расправила волосы. Собирает их в пучок.) Не знаю. Сесть хочу. (Прошлась по коридору. Возвращается.) Сотру ластиком! Останется пустое место!.. Вот так эта идиотка отъедает кусочки чужой карьеры. Заметил? Чуть ли не начинаю орать.

Родион.  Говорят, помогает, если включить дзен-сознание...

Рэйчел. Бесит то, что нами играют всегда. Нас всегда используют.

Родион. Девушке по силам проснуться? Весь сон твой заполнили призраки и тени: у тебя там сегодня аншлаг?

 

Р э й ч е л – косо взглянула на него. Фыркнула.

 

Кому-то ведь так запомнилось. Молчу! (Вяло посматривает по сторонам.) Будет ли вечером баня?.. А ты? В бассейн, отмокать?.. вода сегодня бодрит.

Рэйчел. Если ты намекаешь на моё участие... (Мягким движением притянула его к себе за ремень.) Ранняя версия твоего лица (ничего, что я так скажу про лицо?)… с дзен-сознанием лучше дружила. (Поймала на себе хмурый взгляд П о л и н ы, фыркнула.) Засекреченное обстоятельство, о котором ты говорил?

Родион. Вопрос в чём?!

Рэйчел. Во-первых, зачем ты всё перепутал? Упрекаешь меня за мысль, которая даже не пришла ещё в голову. (Смеётся.)

 

П о л и н а – села у стены, обхватив руками колени. Смотрит себе под ноги застыла в одной позе.

 

Родион. Можно попробовать подвигаться. По чьей вине мы застряли? Болтаемся без толку третий день. (Прошёлся, разминаясь, по коридору.) Со всех сторон слышу: «Зиновий Самсонович! Зиновий Самсонович! Очень значительная фигура в культуре!..» (Потирает устало глаза.) Вяло у нас идёт репетиционный процесс.

Рэйчел. О, сообразила, как правильно сказать. Бассейн всё-таки лучше, чем ничего. Проводи меня. Хочется совершить разведывательный поход. (Поглядывает с усмешкой на П о л и н у.) Проводи! Чего ты так напрягся? Там нет никого, я проверила. (Хохочет.)

 

В коридор, сдвинув оказавшегося на её пути Р о д и о н а, выходит, со стаканом в каждой руке, Я н а. Стала в дверях.

 

Яна. Разговор перескочил на метафизику?.. Вас не подслушают? Кому здесь дать валерьянки?.. отчего-то такое ощущение. (Передала стаканы в руки Р о д и о н а, тянет его к себе в комнату.)

Родион (упёрся ногой в порог). Откуда эта фантазия?

Яна. Теперь он начал умильно просить прощения… О чём мы сейчас и поговорим.

 

По-детски пихаются – как два паровозика в детской игре.

 

·            8.    Спальня в гостевом флигеле, которую занимает Яна.

Р о д и о н  втолкнул  Я н у  в комнату. Осушил оба стакана и закрыл за собой дверь.

 

Яна. Не ломай дверь… окончательно. (Привлекла его к себе за ворот рубашки.) Я тебя спасла сейчас. Пересчитай, руки, ноги – всё ли на месте?.. Ты бегаешь от меня? Зачем так рисковать? (Хихикая, прижалась к его груди.) Ничего, я спрошу ещё раз. Делаешь ошибки, и потому от тебя не происходит спаривания.

Родион. Не отдохнуть… не расслабиться. Какой организм на это согласится?

Яна. Поплачь, поплачь...

 

Р о д и о н – мягко отодвинул её.  Посидел немного на стуле и начал напевать.

 

Что-то хотел озвучить? Нет?

Родион. Ранимые… «Зверски ранимые». Видишь, я тебя специально цитирую… Не хочу тебе мешать получить роль!

Яна. Какой-то божественный план?

Родион. Перебиваешь!..

Яна.  Сама я, как раз, об этом не беспокоюсь.

Родион. Спорно.

Яна. Предлагаешь подумать, чем можем нагадить?

Родион. Это ещё зачем?

Яна. Работы на одно утро!

Родион. Вопиющая сообразительность.

Яна. Но всё равно надо всегда со мной обсуждать. Ты говоришь – роль… Мы что-то рекламируем здесь? (Раздражённым движением отбрасывает волосы, падающие ей на глаза.) Стиральный порошок?

Родион. Эти твои перепады настроения.

Яна. Ты не совсем ещё спёкся?.. Баловень муз… (Садится к нему на колено.) Извини, без иронии не могу. (Хихикая, почесала его за ухом.) Кажется, Рэйчел сводит со мной счёты. И делает это грубовато. Проверочная вещь: пускай бы она убиралась к себе в Ригу!.. У тебя есть возможность продюсеру шепнуть?

Родион. Рэйчел – совершенно беспощадный игрок!

Яна. Можем посравнивать!.. Зубы торчат, как иголки у ежа. Учтём и это тоже.

Родион. В ней есть то, что можно выразить лаконично: «ничего себе!»

Яна. Это проверялось?

Родион. Чешем отсюда. Собирай вещи, поезжай. А я подскачу через день-другой.

Яна. Нам это не нужно.

Родион. Рассчитываешь на какое-то особое к себе отношение?  (Пытается встать. Я н а усадила его энергичным жестом на место.) Боишься пропустить интересное?

Яна. Я не привыкла уступать. Только я способна выйти на максимальную искренность. (Помолчала.) Потому что я живая.

 

В дверь настойчиво постучали. Р о д и о н мгновенно отреагировал: рванулся к балкону, свалив по пути стул. Перемахнул через перила, приземлившись на цветочную клумбу.

 

·            9.    Спальня Елены Викентьевны.

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а, С к о в о р д и н  и  Д в о р е ц к и й играют засаленными картами в покер.

 

Сковордин. Делаем ставки! (Тасует колоду. Подснимает у  Д в о р е ц к о г о. Раздаёт.) Мама!.. (Укоризненно посмотрел.) Держи, пожалуйста, карты на столе!

Елена Викентьевна (слегка приподнимает уголки своих, лежащих на коленях, карт). Не учи меня… дадаист!  

Сковордин. Будем соблюдать этикет!.. Может, мне тоже удастся. (Скидывает две карты и прикупает из прикупа.) Я в игре!

Елена Викентьевна (скидывает три карты и прикупает из прикупа). Поддерживаю!

Дворецкий (скидывает две карты и прикупает из прикупа). Поддерживаю!

Сковордин. Удваиваю ставку!

Елена Викентьевна. Добиваю до двухсот!

Сковордин (посмеивается). Ощутить дух Вегаса!.. Разыгрывается крупный банк!

Дворецкий. Сбрасываю! Пас!

Сковордин (поглядывает с сомнением на Е л е н у  В и к е н т ь е в н у). У тебя что-то есть?.. Верю! Пас!

 

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а, преисполненная декадентской истомы, открывает карты.

 

Да-а… Всего лишь пара. Моя пара сильней. (Открывает, чтоб лишний раз удостовериться, свои карты.) Вслепую попался на крючок…

Елена Викентьевна. Теперь я должна, Зиновий, поднять тебе настроение. Выглядишь так, рясётся от хохота) словно бы въехал лбом в столб. Ты где? Куда ты пропал? Что ты там делаешь?

Сковордин. Придумываешь шутки прямо в голове.

Елена Викентьевна. Мало того, что образ жизни лежачий… Нагнись! Не стану же я тянутся! Лукьян! Считайте за мной!

Дворецкий (прокашлялся). И-и раз!.. И-и Два!.. И-и Три!.. (И так отсчитывает до десяти, – в такт ударам. Сначала страдает одно ухо  С к о в о р д и н а, затем другое.)

Елена Викентьевна. Сразу засопел... А почему у тебя лицо обезвоженное? (К  Д в о р е ц о м у.) Мудрейший… Я опять не на тему. Организуйте нам зелёный чай… Или на тему?

Дворецкий (поднимается). Чтоб не было уж никаких сомнений: боевой костюмчик вам к лицу.

Елена Викентьевна (хохочет). Дует по ногам. Заверните кран!.. Капает.

Дворецкий. Дам знак.

Сковордин (проводил Л у к ь я н а  тоскливым взглядом). Моё отношение к нему стало смягчаться.

Елена Викентьевна. Что-то случилось?

Сковордин. Началось с подозрения… Ноги часто моет.

Елена Викентьевна. И что?.. Не поняла, на чём ты его подловил.

Сковордин. Наткнулся в его комнате на тазик с серной кислотой.

Елена Викентьевна. В чём-то я с тобой соглашусь. Захочет – заварит зелёный час, не захочет – чёрный… Забыты и затёрты. Успеем воспользоваться? Нас это может устроить?

Сковордин. Там же, видимо случайно, наткнулся на учебное пособие: «Учимся мыть ноги по фотографиям». Получается, он ходил с такими мыслями изначально! Эту цепочку улавливаешь?

Елена Викентьевна. Что тут расследовать?.. Хуже, если б он вообще ноги не мыл. Может, тебе надо спокойно относится к тому, что ты ничего не понимаешь?

Сковордин. Так повернёшь беседу…

Елена Викентьевна. Финансовые запасы промотал?.. Я должна прокомментировать?

Сковордин. Излюбленный твоим умом сюжет! (Морщась, делает круговые движения шеи.) У меня у самого тяжёлая энергетика от жары активизировалась. 

Елена Викентьевна. Не учла, что мысль у тебя сегодня черенком вниз. Капризничаешь: вчера ты не хотел родным языком пользоваться – мычал.

Сковордин. Зачем повторяться?

Елена Викентьевна. Ты можешь, конечно, отрицательно мотать головой… Превратил дом в пчелиный улей.

Сковордин. Теперь на этом зациклились. (Ощупал ей пульс.)

Елена Викентьевна. На роль распределены две актрисы! Чей лоббизм?.. Выяснила нечаянно! Задевает ли это меня? С какого места мне тебе объяснять?.. Сразу догадалась, кем ты послан! (Стала торопливо шарить по столу: под руку подвернулись ножницы.) «Елена Викентьевна! Мы установим какую-то разумную очередь»… Мне не нужны подачки! (Приставила ножницы к его груди.) Съесть оскорбление?!.. Гвоздём в душу! Иди, тебе объяснят.

Сковордин (отобрал ножницы и спрятал в карман). Пришёл конец одному волнению, и началось другое.

Елена Викентьевна. Накормить их макаронами и выгнать вон: чик и нету. Ты всегда пугаешь меня тем, будто бы я знаю таблицу умножения. Так вот, я насчитала пятерых. Говорю как человек, у которого ключ от замка к холодильнику. Твой бюджет пятерых не потянет.

Сковордин. Потянет.

Елена Викентьевна. Подумал – и опешил. В редкую минуту трезвости.

Сковордин. У тебя, мама, своё расследование?

Елена Викентьевна. Продолжаю спорить с тобой, Зиновий!.. Декоративность отношений актёрской среды. Нам не на что опереться! Но можно пошептать и посмотреть, в какую сторону укажет шарик. Если не укажет прямо, то поведёт около. Сделать это сейчас?.. Не хочу, чтобы в доме моём… «Убийством» я называю то, что ты называешь «то, чего нет».

Сковордин (помедлил). Мысль, конечно, даёт некий импульс. Запишу, потом разберёмся.

Елена Викентьевна. Не говори сквозь зубы, я не слышу.

Сковордин. Пожалуйста! Хотя бы ставь меня в известность! (Разливает вино по бокалам.) Хватанём?

Елена Викентьевна. Для каких целей ты так зловеще задумался?.. «Мудрейший», у него, надо признать, с носом получше.

Сковордин. Это не доказано.

Елена Викентьевна. Почему опять «не доказано»? По-моему, ты получил от него достаточно подсказок. Лукьян тебя восприимчивей!

Сковордин. Мне не нравится, когда ты обсуждаешь это с кем попало!

Елена Викентьевна. Ну, когда одну глупость уже сделали… и ты их сюда впустил. (Смотрит на него поверх очков.) Что-то придумали, и стали носиться!

Сковордин. Пожалуйста, мама! По сюжету должно быть так: пришла в голову нелепая мысль (мысль слишком патогенная) – переключайся на что-то другое.

Елена Викентьевна. Кочегарская шея у этого самца! Глаза свои подключи!

Сковордин. По-детски спрошу: и кто, собственно, будет убит? Выяснить удалось? Зачем тревожить себя пустой фантазией? (С силой потёр веки.) Хорошо, я принял твою озабоченность.

Елена Викентьевна. Сразу засопел... (Тасует колоду. Раздаёт на двоих. Играет сама с собой.) В игре! (Скидывает три карты из одной раздачи и прикупает из прикупа.) Поддерживаю! (То же самое делает относительно другой раздачи.)

Сковордин. Давай-ка мириться!..

Елена Викентьевна (обиженно повернулась к нему боком). Поднимаю! – Удваиваю ставку! – …

Сковордин. Обрати внимание, на чистой технике выморгал слезинку.

Елена Викентьевна. Открываемся! Надо определиться – трусиха я или не трусиха… Фул хауз! – Стрит флэш!..

 

С к о в о р д и н, мягко ступая, то и дело оглядываясь, уходит.

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а  поджигает зажигалкой одну карту, другую. Сооружает из оставшихся карт костёр. Откинувшись на спинку кресла, наблюдает за пламенем.

 

·            10.  Репетиционная комната.

Р э й ч е л  перед гримировочным зеркалом. Позёвывая, изучает своё лицо. Входит Я с а к.

 

Рэйчел. Какой грим?

Ясак. По настроению.

Рэйчел. Я должна выглядеть отталкивающей или привлекательной?

Ясак. Слушаешь меня дозировано.

Рэйчел. Кто решает? хоть это ты можешь мне сказать?

Ясак. Продюсер научил нас главному – молчанию. А если говорить понятнее: всегда имеется очень лёгкое решение неверное.

Рэйчел (жестом приглашает его присесть рядом с собой). Надеюсь, у нас всё в порядке? Ты подготовился, чтоб хорошо ответить?  Мы нигде не прокололись?

Ясак. Так не бывает. (Обернулся и возвращается к двери.) Когда занимаешься серьёзным делом. (Обнаружил, что дверь не закрывается: кто-то заблокировал её ногой.)

Яна (просунула голову в образовавшуюся щель). Выбор он сделает сегодня? (Придавив Я с а к а дверью, входит).

Рэйчел. Знак лёгкого привета от тебя. Подслушивала?

Ясак (берёт Я н у под локоть, церемонно провёл к гримировочному зеркалу). Скучным голосом сообщаю: играть будет лучшая.

Яна. Ты же знаешь, на чём мы сойдёмся. (Игриво толкнула его ногой.)

Ясак. Готова нас удивить?.. Домашняя заготовка? Читаю по твоей подкрашенной губной помадой улыбке. Есть ход?

Яна. Цена вопроса?!

Ясак. Не знаю, как у других, но у тебя уже есть преимущество. Раздувай свою злость!

Рэйчел. Опыт подсказывает… придётся головой работать. (Деланно смеётся.) У некоторых вообще нет никаких шансов.

Яна. Будто читаешь мои мысли!

Рэйчел. Восклицания не поняла!

Яна. Так казалось!

 

Р е й ч е л – приподнялась и запустила в  Я н у  пудреницу.

 

Рано демонстрировать свой темперамент! И не перед кем. Режиссёр, я так понимаю, у нас ничего не решает.

Ясак (стряхивает салфеткой рассыпавшуюся пудру). Краткое содержание предыдущей мысли: если в театре у актёра нет ролей, он на многое способен.

 

Молча гримируются.

Входят  П о л и н а  и  С к о в о р д и н. Задвигав стульями, все встают.

С к о в о р д и н  раскланивается с каждым в отдельности.

 

Рэйчел. Не ходите на репетиции! Не делаете мне замечание, как я помолодела! Ведь вы могли меня задобрить.

Сковордин. Возьмите книгу в гостиной. (Шутливо потрепал её за мизинец.) Там лежит закладка лично для вас.

Рэйчел. Небольшой метафорический жест… У! Неожиданно.

Яна. Зиновий Самсонович! Мы так успешно тратим ваше время… так втянулись… Если вы недосчитаетесь нескольких сервизов, – у вас тут есть что расколошматить, – потом нам дадут мирно вещички собрать?

Сковордин. Собирался об этом в конце сказать. (Снисходительно посмеивается.)

Ясак. Уклончиво как-то, Зиновий Самсонович! Словно бы не готовилась!

Сковордин. Забегая вперёд, скажу: сам люблю давать такие ласковые задания. (Передаёт в руки Я с а к а  женский парик.) Мы пообщались с Полиной. Правда, сегодня она не в настроении: заперлась, не хотела впускать к себе в комнату. (Включил улыбку.) Задачу я ей поставил. Извини, есть обстоятельства, которые она может услышать только от меня; извини, что вторгаюсь в твою епархию. (Передаёт увеличенную фотографию.) Гримируйте строго по образцу!

Ясак. Мы столько ошибок сделали, ещё одна не повредит.

 

П о л и н а  прошла к зеркалу. Всматриваясь в фотографию, начинает наносить грим.

 

Сковордин (осматривается). Не вижу альфа-самца!

Яна. Распространённая ошибка ожидать его к началу репетиции.

Сковордин (к Я с а к у). Во-первых, слушайте внимательно. Сегодня он тоже должен работать в гриме.

Ясак (с телефоном в руке). Уже набираю номер.

Сковордин (передаёт ему мужской парик и фотографию). Обязан!.. Строго по образцу! (Нервно покашливая, уходит.)

 

Я с а к – внимательно разглядывает фотографию. Пожал плечами.

 

Рэйчел (у него за спиной). Шутка? (Хихикает.) Он подсунул тебе свою фотографию!.. Что это вдруг его прихватило?

Ясак. Мысль, конечно, глубокая…

Рэйчел. Полёт фантазии?.. Он! Разве что несколько лет сбросить. Акцентирую твоё внимание на слове «полёт». Стала замечать – у меня у самой складывается сходная патология.

Ясак. Ничего нового, в сущности… Хочет – подыграем ему. Он дядька с воображением. Сделать постарайся очень сдержанно, Рэйчел. 

Рэйчел (шутливо сдавила ему шею борцовским захватом). Рёбра всмятку!

 

Д в о р е ц к и й  в дверях. Жестом привлекает к себе внимание  Я с а к а.

 

Ясак. Просят к себе? (К П о л и н е.) Гримируйтесь… Ещё раз акцентирую: не «ужастик»!.. не гонимся за метафорой! Не символ и отражение жизни, а жизнь как таковая! (Уходит вслед за  Д в о р е ц к и м.)

 

·        11.  Кабинет Елены Викентьевны.  

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а – в кресле. Рядом с ней – С к о в о р д и н. Наблюдают через одностороннее окно за происходящим в репетиционной комнате.

 

Елена Викентьевна. Гримируются… Оглушили своей суетой. Эта опять курит сигару. Шея худющая. (Нервно приглядывается.) Кому-то хочется продолжения?  Мне что, будут опять показывать проституток?

Сковордин. Перекрестись, мама. Почему сразу – «проститутки»… Жарко… Где Лукьян? Коктейль «Экстаз» с долькой лимона. Пройдём к столу. Нам накрыли.

Елена Викентьевна. Мурлычет песню!.. Невежда, что касается артикуляции. Кто ей ставил голос? (Выпрямила спину и спела из Брамса.)

Сковордин. Должна же быть когда-то и поблажка, мама.

Елена Викентьевна (с огнём в глазах). Почти эталонно!.. Мне – вот кому плохо. На что тут глядеть?.. Смотри, объявился… сейчас разгляжу!.. Слово найдено. Жеребец. (Устраивается поудобнее.) Тебе придётся немного подзапомнить: одна из этих девиц попытается жёстко загнать его в постель. Подзапомнил?

Сковордин. Почему «жёстко»?

Елена Викентьевна. Если бы тебя выучить, наконец, таблице умножения… Потому что он один, а их трое!

Сковордин. Тебя это даже как бы радует…

Елена Викентьевна. Останется ли он при своей голове?.. Считай шансы. (Встречает глазами входящего Д в о р е ц к о г о.) Ещё дышит?

Дворецкий. Прошу простить… Не понял…

Елена Викентьевна. Я потом могу сказать поточней. (Её внимание опять привлекло происходящее за стеклом.). Загадку ты всё же не разгадал…

Дворецкий. Была загадка?

Елена Викентьевна. Проспал мой вопрос?.. Хотя бы головой махай! Пока дождёшься ответ от тебя, успеешь выспаться.  

Дворецкий (повышает голос, чтобы привлечь внимание всех присутствующих). Прошу простить… Мы вызывали пожарную машину?

Сковордин. ?

Дворецкий. Называют наш адрес.

Сковордин (с усмешкой). А за ними, как всегда, БТР с автоматчиками!

Дворецкий. Скандалят, угрожают… дворнику метлу сломали. Мы можем поискать им место во дворе?

Сковордин. Кормить их кто будет?! (Заметил стоящего в дверях Я с а к а.) Позволь тебе представить, мама! Артемий Евгеньевич Ясак! Мой добрый знакомый! Специалист. Заехал, так сказать!

Елена Викентьевна (глядясь в зеркальце, водит помадой по губам). Виделись!

Сковордин. Когда?

 

Какое-то время С к о в о р д и н, Я с а к  и   Д в о р е ц к и й посматривают выжидательно друг на друга.

 

Елена Викентьевна. Лукьян! Я давно не видела тебя таким улыбающимся. Если мы изловим тебя вместе с этими девицами… а я думаю, что изловим… Другого места, как у меня в доме, ты не нашёл?

Сковордин. Как на тебя подействовало, однако, тонизирующе… (Приблизился к одностороннему окну. Вглядывается.) Обещала подружиться с моим «подарком». Я и сам рассчитывал предаться интеллектуальным радостям – хочется иногда.

Елена Викентьевна.  Я говорила всё это? Возможно. Я не помню.

Сковордин. Но в итоге: всё равно, что подарить человеку лошадь – в довесок куча проблем!

Елена Викентьевна. Говори так, чтобы тебя понимали!

Сковордин.  Конкретизирую!.. Плохо, что я не научился печатать доллары.

Елена Викентьевна. Сейчас уже не мешай! (Подозвала жестом Л у к ь я н а. Заставила его пригнуться.) Ты вызвал стиральную машину?

Дворецкий (помедлил). Пожарную?

Елена Викентьевна. Хочется наследить? (Приподнялась в кресле, – внимание её вновь переключилось на репетиционную комнату.) Непристойное тело. Пташкой поёт. С грацией сонной косули!.. Говорит, растягивая слова, – где научилась? Кто, интересно, школил её?

Сковордин. У каждого актёра своя повадка. Этим они нас и держат.

Елена Викентьевна. Слишком обсосано. Если б это была баба какая-то с подвязанной щекой… (Сделала ему знак молчать.) Стой! Сейчас ты опять будешь меня запутывать… Так это же – Самсон! (Вжалась в кресло. Вглядывается.) Что-то не то с лицом. Похудел? Видишь, как я угадала!.. Возникли девицы – он не заставил себя ждать! Ещё бы: простака заманить…

 

С к о в о р д и н, Я с а к  и   Д в о р е ц к и й  торопливо совещаются у ней за спиной.

 

Нет, по причёске не проходит. (Дёрнула Л у к ь я н а за рукав.) Ну-ка присмотрись. Постригся?.. Из-за причёски ссора вышла громкой. Примите, Лукьян, у него пальто!.. Он выходил сегодня к чаю? Напомните Самсону Андреевичу, что время обедать. Обещал быть к обеду, но не наверное. Нет… для обеда поздно, вы меня сейчас не путайте!.. Недобрым глазом посмотрел. И так уже выболтала! Скажите, время для чая. Поторопите его.

 

Д в о р е ц к и й, терпеливо выслушав, переглядывается со  С к о в о р д и н ы м, ожидая от него дополнительных указаний.

 

Покупать девку в постель… (Горло перехватило, в глазах стоят слёзы.) Эта девица… и та, что накрашенная… Ещё одна! Сломала каблук. Бестолочь. (Наполовину приподнялась в кресле.) Подгадала как!.. Называется, забежала посплетничать! О чём они там кричат? Звук, словно через подушку… Выскакивает из постели и подхватывает свои вещички! Сразу сцепились!.. не поделили… (Фыркнула.) Кто-то меня убеждал, что там не опасно!

Сковордин. Опять ты «трактуешь», мама, в вольном пересказе!.. Смотришь несуществующее кино в быстрой перемотке.

Елена Викентьевна. Не ребёнок! Нельзя быть таким наивным!.. Иди, тебе тоже достанется! (Выдернув заколку из волос, процарапала стекло.) Боже, кто бы эту девку приструнил!.. Нет, умирать нельзя! Так постыдно, так недостойно. Не толпитесь у меня за спиной – займитесь делом! (Пытается по отдельным, долетающим до них словам понять происходящее.)

 

С к о в о р д и н  повернулся к  Я с а к у  и сделал круглые глаза. Я с а к  успокаивает его жестами.

 

Толпа бойких девиц! Бесстыжие… Взять веник и отхлестать! (Жадно поднюхивает запах.) Кричат дурными голосами!.. Это чугун – вечный!.. (у ней дёргается глаз) до какой степени мне быть снисходительной?! Зови Лукьяна!.. А, ты здесь? Запускайте! Собак запускайте! (Вдруг истерически фыркнула.)

Сковордин (пытается взять Е л е н у  В и к е н т ь е в н у за руку – она его оттолкнула). Мама, ты единственный живой человек в этом доме!.. Что-то просветляется в голове – и ты отреагировала. Нормально! Коньячку нацедить?

Елена Викентьевна (взвилась мгновенно). Начни с себя! Это у тебя склероз. А у меня с головой всё в порядке.

Сковордин. Я же не о том!

Елена Викентьевна. Ни одно дело не доводишь до конца! (Всхлипнула.) Обсикался… Тебе не больно? При чужих говорить не хотелось. Ты занят? А где здесь ты?! Его сын!.. Мой сын!.. Амёба, которая всё терпит. С пустым лицом. С равным успехом можно с пеньком разговаривать.

 

С к о в о р д и н ходит кругами – уже не смотрит в окно; нервно жестикулирует, разговаривая сам с собой.

 

Берись! На себя бери! Если ты способен ещё защитить честь матери! Хоть с помощью чёрта!

Дворецкий (приблизил лицо к стеклу, вглядывается). Не понял! Кому-то захотелось ещё?.. Пора, пожалуй, их постепенно растаскивать… Показать, куда пнуть, и пусть бы себе. Видел, как она ножами берёзу утыкала… Бывает, войдёт такая с кипящей кастрюлькой...

Сковордин. А что было? Что было? Я проглядел.

Дворецкий. И всё с улыбкой!.. Чёрт! Что-то я не отследил! Она его тюкнула?!.. Гибельная идея, по-моему. (Делает знаки С к о в о р д и н у, тот в раздражении отвечает пожиманием плеч.) Не спасся!.. Ага… заворачивают в ковёр. (К  Е л е н е  В и к е н т ь е в н е.) Нет, поднимается!.. Выбрали вариант полегче. Продышался… Держится за стенку… Идёт!

 

С к о в о р д и н  опустился на колени перед матерью… она нервно отпрянула. Ищет её ладони, целует.

 

Упёрся лбом в стену!.. лошадиных сил лишился. Хочется его помыть и накормить! Я так понимаю – пока обошлось...

Сковордин. Он жив, мама! (Вскочил на ноги. Суетится, пробует её приобнять.) Всё-таки мы не додумали. Начали в своё время не с той стороны!.. Ты идти можешь? Это так бывает: тройная галлюцинация. Знаю! У меня слабость ко всему медицинскому! Бывает, вобьёт человек в голову себе «гвоздь». Всё от нервов. Отец жив! Всё! И это нам даёт стратегический козырь. Такая информация может стать знанием! Нам всем пригодится! Давай всё-таки так, как я предлагал. Вот и Артемий Сергеевич – специалист… умелец – подтвердит! (Повернулся с вопросом в глазах к Я с а к у.)

Ясак. Жалко, что нет у нас стула. О, появился. (Садится.) Вам, как людям, не чуждым изощрённости… В чём сила перформанса? Человек оказывается спровоцированным! И обнаруживает субъективность. Чью? Свою. Момент просветления! Происходит слом: в такой логике. Например! В питании я стал учеником своей кошки. Ест не по аппетиту, а по голоду…

Сковордин (схватил его за грудки). Кошка – потом. Она нам сейчас как собаке пятый хвост!

Ясак. Не соглашусь. Высокое застолье предполагает опрятного вида индюшатину!.. Плохо, мы с вами в разных терминах обсуждаем...

 

С к о в о р д и н  возвращается к матери. Сдёрнул со спинки стула плед, прикрыл ей ноги. Теперь уже пытается отвлечь её внимание от одностороннего окна.

 

Меня надо не слушать ушами, а глядеть глазами!.. В повседневной жизни мы не спровоцированы! Как осуществить объективное познание собственной субъективности?.. на решение натыкаешься случайно, так часто бывает!.. когда между объективностью и субъективностью отношение противоположности! А тема интересная. Если хотите, мы этот опыт ещё продолжим.

 

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а  приподнялась в кресле и ударила С к о в о р д и н а наотмашь. Промазала. Бьёт ещё раз. Тот заслоняется локтем. Хлёсткие удары следуют один за другим. Наконец он вскинул руку и отбил её ладонь.

Е л е н а  В и к е н т ь е в н а, во власти какой-то сумасшедшей энергии, рывком рванулась из кресла. Оттолкнула ставшего у неё на пути  Д в о р е ц к о г о. Устремилась в репетиционную комнату.

 

Сковордин (сделал шаг вслед за ней. Споткнулся, падает). Извращенец… Понимаете: я – извращенец!.. (Приводит в порядок одежду, отряхивается.) Наколбасил… Следовало ожидать…

 

Доносятся пугающие звуки – со стороны репетиционной комнаты. Сумбурные возгласы, визг… Неожиданно – крики обрываются.

 

Поедем в Тибет. В монастырь… к монахам… (всхлипнул) я человек обязательный… (Свирепея.) Короче, надо приспособиться к новой ситуации…

 

·        12.  Подвал в гостевом флигеле.

Слышно, как отпирают со стороны коридора дверь, впуская в подвал свет неоновой лампы. Я с а к пропускает вперёд Р э й ч е л  и входит сам.

 

Рэйчел. Дверь!.. ключ в замке оставь! Если кто-то потыкается – решит: «замурована».

 

Я с а к ввинчивает лампочку, после чего запирает дверь.

 

У нас три минуты.

Ясак (расчистил стол, после чего снимает с плеч рюкзак). На белой стене можно, как раз, и прикинуть. (Извлекает портативный мультимедиа-проектор, включает в сеть.) Насколько «картинка» получилась.

Рэйчел. До приезда полиции надо убрать все эти твои «шпионские камеры».

Ясак. Требуется доступ. По большей части я – размонтировал. Закончат совещаться, – управлюсь в пять минут.

Рэйчел. Хорошо бы нам и самим на этом семейном совете поприсутствовать.

Ясак. Что же мешало? Совещайся, не совещайся… Убийство. Инцидент вышел громким.

Рэйчел.  По поводу камер. У нас есть возможность от них избавиться?

Ясак. У меня изо рта вынула вопрос. ыводит изображение на белую крашеную стену. Пошёл видеоряд, снятый пятнадцать минут назад в репетиционной комнате.) А если – пожар… небольшой? Вариант так себе. Но одну проблему – с отпечатками пальцев – решает. А то, знаешь, как-то...

 

Молчат.

 

Рэйчел. Качество, я бы сказала… вполне.

Ясак. Зачёт?

Рэйчел. Загружай всё это «железо» опять в рюкзак! Нет… отмотай чуть назад.

Ясак. Согласись, много, в хорошем смысле, пакостного. Любопытный психоделический опыт: пьеса… даже с автором ещё не определились… а спектакль по ней уже идёт. Такой материал ценен, даже если он с изъянами. Простора нет в работе! Специальное освещение ведь не поставишь. С этой грядки собрали. Займёмся подсчётами? С точки зрения бизнес-плана, торговый интерес будет? Подставь число.

Рэйчел. Не забегай вперёд.

Ясак.  Миллион?

Рэйчел.  Не совсем свежая цифра.

Ясак. В списке Форбса какое место даёт?

 

На «экране» пошла сцена, когда в репетиционную комнату врывается Е л е н а  В и к е н т ь е в н а.

 

Рэйчел. Почему до сей поры (вопрос) я не знала, что в доме живёт мать продюсера?

Ясак. Что, собственно, это меняет?

Рэйчел.  Получается, она каким-то образом наблюдала за нами…

Ясак. Теперь-то уж что!.. Меня даже познакомили с ней – в самый разгар. Заметно, что временами она как-то… расфокусирована. Такое ощущение: под угрозой психика. Находилась на излечении – теперь-то уж мы знаем.

Рэйчел. Выходит, мы не до конца контролировали ситуацию?

Ясак. Извини, у меня не было возможности тут пожить!

Рэйчел. «Сдулись шины»…

Ясак. Тоже моя тема! (Шутливо приобнял её.) Разные обстоятельства сложились вместе. А от меня требуешь. Отмотать? Или достаточно?.. Жалко Артемия. Такой хороший контейнер для переноски генетической субстанции… Изъял себя из генофонда. А всё потому, что сэкономил на мышлении. Ну, как вообще? Ты не ответила делегату от съёмочной группы. Денежный аспект! (Оглаживает её бёдра.) Оплачивается на месте? Куда сдачу отослать?

Рэйчел. Много материала посредственного, Артемий. По виду – «постановочного». Да всё практически, за исключением сегодняшнего. Пакля какая-то, а не еда.

Ясак. Мы что, про людей показываем? Ценится анекдот. Похуже даже. Работа ассенизатора. Привет из варварского далёка.

Рэйчел. Начинаешь наконец меня слышать. Поэтому несколько микро-метражек мы оставим в живых.

Ясак. Что-то я всё же делаю правильно. Иногда.

Рэйчел. Хорошо продаётся «формат спонтанного». (Чмокнула его в макушку.) Кусок жизни. (Принюхиваясь, идёт к двери.) Но тут, согласна, требуется везение.

Ясак (провожает её взглядом). Красиво двигаешься сегодня. Вот это дала.

Рэйчел. Если не хочешь испортить остатки причёски, не спорь со мной.

Ясак. Меня задело, конечно, что ты так небрежно относишься к слову «постановочный». Какой-то пример надо привести. Смотри у меня! Заново начнём! Кстати. Твоя задача была провоцировать конфликты. Плохо старалась?

Рэйчел. Кто тебе, интересно, всё это выболтал? (Ощупью нашла дверную ручку.) Если б я работала с тем настроением, которое ты мне приписываешь…

Ясак. Зверская работа.

Рэйчел. Попробовала все разновидности улыбок. Себя расходовала.

Ясак. По-моему, я достаточно воспел твои способности.

Рэйчел. Откуда здесь битое стекло? (Отошла от двери, и тут же вернулась.) Мы зашли в эту дверь?

Ясак. Ещё одну обнаружила?

Рэйчел (подёргала за дверную ручку).  В замке был ключ!

Ясак. И?.. Ищи дверку с надписью «ВЫХОД». Нет, вру. Поступим интереснее. (Опустился на стул, с облегчением вытянув ноги.) Любую дверь разнесём!.. Поругались. Как-то легче стало.

Рэйчел. Ногу поставить некуда – кругом битые осколки! (Слышно, как звякнул о цементный пол упавший ключ.) Просила ведь оставить дверь открытой!

Ясак. Потом доругаемся! (Наблюдает за ней.) Нашла ключ?

Рэйчел. Что там за дверью?

Ясак. Коридор… лестница…

Рэйчел. Палёным пахнет… Запах горелой пластмассы… И у тебя так?.. Ты скажешь наконец, в какую из этих дверей мы вошли?!

Ясак. Пошли галлюцинации посложней… Сворачиваемся! (Вырывает из розетки шнур мультимедиа-проектора. Загружает его в рюкзак.) Уходим!

Рэйчел. Ключ не проворачивается! Подсвети – нет ли там чего внутри? Помоги! Брось ты свой рюкзак! (Убито вцепилась в него глазами.) Нас заперли… Кто?! (Вскрикнула.) По ноге… мышь пробежала!

 

Я с а к  попробовал рвануть дверь на себя. Невнятно выругался.

 

Ты где?.. Попробуй ещё! (Царапает дверь ногтями. Закашлялась.) Делай что-то, не стой!

Ясак (проворно отбежал на несколько шагов – с разбегу нанёс удар ногой). Бывало и похуже! (Рыщет глазами.) Всё-таки надо поискать что-то массивное!.. Выбить замок с мясом!.. видел – там, под стенкой – скамеечку. Ищем фонарик!.. Где мой рюкзак?!..

 

 

Подвал заполняется дымом. Из-под двери начинают пробиваться языки пламени...


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter