"Бабуин"

(интеллектуальное хулиганство)


Download
Текст пьесы на русском языке
Бабуин.doc
Microsoft Word Document 236.5 KB

     Краткая аннотация 

 «Только дурак нуждается в порядке – гений господствует над хаосом»                                                                                                          (Альберт Эйнштейн)


 

Действующие лица:

С е в а – зоотехник обезьяньего питомника.

 

Место действия:

частный обезьяний питомник в Подмосковье (на расчищенной от кустарника поляне бревенчатый домик зоотехника, несколько вольеров для обезьян, утеплённый сарай, прицеп с бочкой для воды, очковый туалет, выгребная яма).

 

 

·                     1.

 Со стороны двора, из вольеров, панические крики обезьян.

Вбегает мокрый и запыхавшийся, босой и голый, С е в а. Поискав глазами, срывает с вешалки мешковатый свитер. Обтирается суматошно (мыча и отплёвываясь), после чего натягивает свитер на голое тело.

Вернувшись к двери, запер её на щеколду. Прислушивается.

 

Сева. Кожа горит – от пяток и до пояса… (чешется) такое ощущение – во все дырки что-то лезет. А-аа! Надругался над своим телом! (Брезгливо обнюхивает ладони, колени.) Вонища!.. смрад! Четыре ведра на себя вылил. Правильней сгонять на речку. Намылиться… нырнуть с головой. Главное, не пришлось уговаривать! секунда – и я уже плаваю по пояс в дерьме. Это надо видеть. Шепчи про себя молитву, Сева! Пришлось стратегически спрятаться: в сортире. (Закашлялся, отплёвывается.) Аврелий, сучок, на звонки не отвечает! Замочили паршивца? Вариант – махнул к себе на дачку. Солнечная Испания. Что скорей всего. В чём тут засада? Сфотографируют отрезанные уши Збигневского, и пришлют. При таком раскладе, – понимаешь, во что ты, Сева, вляпался? Так… стоп. Где телефон? (Ощупывает одежду на вешалке. Лихорадочно хлопает ящиками.) Нервы меня убьют. (Наконец обнаружил телефон под подушкой. Набирает номер.) Алё! Полиция! Меня слышно?.. Алё! Найдётся минута? Алё! Детки, я здесь! Да, это Сева (обезьяний питомник). Печально, что вы так весело про нас забыли. Потому что история продолжается. Удивительно, да?.. Знаешь, лейтенант, эти твои вопросы хитроумные… (Пнул ногой стул.) Нет, я, конечно, понимаю. У всех в наше время есть какой-то проект. А тут такой лакомый кусок земли: шоссе, речка… до Москвы – рукой подать. Можно сказать, пропадает!.. От этого жёстко терпим! Сейчас я уже о себе!.. Я тут зоотехником вообще-то! В последнюю неделю, правда, получается, ещё и «терпила». (Нервно поглядывает в окно.) Да всё те же! Паспорт я у них не проверял! Такие из себя, быкастые: всем раздают и вешают!.. Так вот, для протокола! Борьку (вожака стаи), завалили! Он, чтоб было понятно, альфа-самец. У него – трёхсменка! Бдеть! Защищать стадо. Парень-огонь!.. клыками вцепится, шматок вырвет вместе с рёбрами!.. Распяли на заборе! Вспороли живот, а кишки запихнули в рот!.. Слышишь, рёв? Тут паника!.. Извини, лейтенант. Напомни мне дураку: мы где живём? По-моему в Зимбабве… или я что-то пропустил?.. Молодых самцов для хохмы – напоили... Не знаю, как там у тебя, – у меня, по ощущениям, мозги отстёгиваются!.. Что?.. не понял… Слушай… Это разве моя тема? Хозяин питомника – Аврелий Збигневский! (Не выпуская телефон, срывает со спинки стула джинсы, надевает на голое тело.) Пробовал! Я ему эсэмэску: «корм заканчивается!» Он – фотографирует свою писю: такая ответка! Такой он у нас мальчишка, просто ух! Юморной… Лейтенант! Хотел бы, чтобы этот вопрос не ушёл. Я понимаю: куда-то идти!.. носки надевать… А то мы всё – по типу: рысью! ага… Паршивец!.. Бросил трубку… (Стоит, пошатываясь.) Действительно, про что всё это: всех покорили – до нас очередь дошла? (Прячет телефон в карман.) Мало отстёгивали?.. Тебе, Сева, это нужно: запугивание такое?.. У меня страха нет, но позднее будет. (Побросал кое-какие вещи в рюкзак.) Остро чувствую в такие моменты. Моя змеиная интуиция. (Поправляет сбившиеся в комок мокрые волосы.) Не по понятиям!.. Сильно не по-европейски! Скажу покультурнее: момент слинять из сюжета. Разум просигналил. Учесть, что… Первым делом – отскребусь в ванной. Можно сказать, я уже там. (Со зловещей усмешкой.) Последняя воля умершего: распоряжаюсь захоронить моё тело… персонально Дональду Трампу. (Берёт дождевик и выскочил за дверь.)

 

·                     2.

Темнеет, вспышки за окном, вперемежку с раскатами грома. По стёклам застучали первые капли дождя.

Дверь натужно открывается. Прихрамывая, нагруженный рюкзаком и двумя огнетушителями, втискивается С е в а, впуская в дом басовитый лай со двора, вперемешку с озлобленными криками и рычанием.

 

Сева (осматривается с порога, мрачнея. От неожиданности выронил огнетушители на пол). Всё что можно… раздолбали. (Сбросил на пол рюкзак.) Что не раздолбали, спёрли. Почему-то их не привлёк мой чиппендейловский стул, наследство бабушки, – дорогое сердцу послание предков. (Ощупал стул, лишь после этого садится.) Рука обессилила… дрожит. Что-то потянул у себя в плече. Главное, вот такие банки были (бицепсы)… как у древнего грека. (То и дело скашивает глаза в сторону окна.) Древние греки… не смотрю телевизор; мы с ними в мире сейчас? А, плевать… не буду рисковать своей плохой памятью. (Извлекает из рюкзака пакеты с едой.) В любом учебнике прочтёшь: надо откладывать. Некоторым это удаётся. По 5 тысяч ежемесячно. А мы всё впритык как-то. Впритык.

 

Вскоре из обезьяньих криков образовался какой-то горячечный хор, под аккомпанемент консервных банок.

 

Эй, там! Хватит уже! (Подскочил к окну, открыл створку.) Не бери на крик!.. Вот оно, похмелье… Легко вас сбить с пути. Извините, огуречный рассол не приготовил. (Высунулся по пояс. Отобрал у кого-то ведро, забросил себе за спину. Тявкает на обезьяний манер.) Требовательные такие стали... Привыкли пребывать на всём готовеньком… Драть вас некому. (Прошёлся, озабоченно осматриваясь. Поймал своё отражение в зеркальце на стене.) Да, рожа, конечно… не помещается в трёхмерном пространстве. (Провёл рукой по лицу, чтобы проверить всё ли там в порядке.) Есть же проблема выгорания!.. Где-то что-то перемыкает. А ведь хочется вернуть себя обществу адекватным: мой камбэк!.. Мы тут всё мудрствуем, познаём мир. Мне ли, с моей натурой, намывать деньги?.. Мне бы поэтом быть! горяч… красив… (Хихикнул, как ненормальный.) Над э... тьфу, над этим… Когда подумаю, сколько серого вещества у меня выцвело. По чепуховому поводу. Барахтаюсь... Превращаешься в овощ. Дно!.. Дно! Сапоги купил, турецкие (у нас в семье всё забрендировано), 41-й размер; почему-то – мужские… так случилось. – (Визгливо) А родной размер какой у меня?!.. и глаза – сумасшедшие… Мне сложно притворяться. Молчал в той мере, в какой мог. (Вошёл в ярость. Колотит кулаком в стену.) Тебе не сильно напекло голову?! Злодеяние, видишь ли, в размере двух башмаков (не того размера). А душевная широта?.. На этот раз накатило! Прорвало! Как представлю: он там… в ведре… плачет, мучается!.. Будто глазами его вижу! Шкурой своей чувствую! Это самое днище, Варя!.. всё! Дело мёртвое! Стой, я не кончил!.. Хуже только – самому вооружиться молотком и долотом! Если нам, семье, бросают такой вызов (в высших медицинских кругах)… Просто сметает! Если мы нарушаем библейские законы… Во всём винить акушерок? Вот эту ремарочку мою включи себе в мозги!.. Конечно, у меня начинает подгорать (рожавшие женщины меня поймут). Чего, спрашивается, удивляться! Кто-то ведь должен эти мысли иметь у себя в голове! Да что там… Пошла на командирство. Грузная, зарёванная. (Визгливо.) «Почему две недели назад карниз не упал»?.. Может, и упал бы, но держался!!.. Да, сказал кое-что поверх темы. Ресурсы терпимости таковы! Как говорится, навело. Себе (себе) – должен!.. Возьми тех же обезьян. Отсутствие образа божия в лице не мешает им… (Вдруг, дрогнувшим голосом.) Они мне много дали хороших минут. Предполагается, что… (предполагается)… Дай вспомнить... мысль куда-то ушла... А! надо думать медленнее, тогда легче вспоминать. (Тяжело садится на стул.) У меня организм так устроен. Чёрт! В расстройстве чувств воду в поилки забыл налить. Ладно, самого бесит. Иногда запоминаешь, а иногда вылетает. Надо бы встать… Болтаю, болтаю… Какая-то течь из мозгов. Я и так, словно на мне мешки таскали. (В сторону окна.) Не кричи, пожалуйста, оглушишь!.. 19 криков в секунду. Усталость пройдёт, если глотнуть чайку. (Направился к двери.) Хрюкают… держат попу выше головы… ржут надо мной. Иду уже, иду!.. Хорошо, что всю верхотуру, то есть чердак, до самой крыши жмыхом забил. (Растирает ушибленную ногу.) Сейчас тоже закачу истерику, и вы все узнаете! Надо бы температуру измерить (вдруг всё нормально), да некогда. (Взвалил рюкзак на спину. Надевает каску армейскую, подтянул штаны. Вышел во двор.) Полакомиться все любят… Ну! Что там у нас (голос дал осечку) по текущему положению дел? Слушай мою команду!.. Первое кадровое решение! Кормим самок и детёнышей! Я буду следить! Самцы – в хвосте очереди!.. Заткнули шум! Кто-то у нас здесь бестолковщину подбрасывает; лёгкий зашквар; какой-то мелкий поц! О тебе речь! Выглядишь весьма представительно в моей ушанке. Во главе стада! как тамбурмажор. Запущенная дебильность на лице. Нет, ловко! Положил свой хищный глаз… Пограбить, поприкалываться – это мы любим. Промыть до скрипа кишечник?.. Сильно повысит твой «статус». Так, чего я сказал? А!.. Надеюсь, ты приметил огнетушитель. Знаю, глаз положил. Так вот, завершая тему «здоровье»: огнетушитель… это ещё и оружие! Вот такое славное объяснение. Где ты живёшь, что не знаешь: тайга горит!.. Это только казалось, что Сибирь – где-то там!.. Не цапайтесь! Слез с одеяла! Устроили здесь… состязание для новобрачных. (Отгоняет подушкой.) Ещё раз поймаю. То есть получишь хорошего пинка. (Возвращается в дом с одеялом и подушкой в руках. Устало снимает каску.)

 

По мере того, как голод утоляется, обезьяньи крики поутихли.

 

Надо, Сева, всё же как-то… лечиться. Нужен покой. Покой – излечивает. (Отирает пот с лица.) Классное упражнение: голову откинуть – раз! Голова вперёд, плечи вперёд! – два! Голову откинуть – раз! Голова вперёд, плечи вперёд! – два! И никакой аритмии!.. никаких тромбов! Я рассыпался… Нервная система вдрабадан. Надо чего-то… как-то… (Кутается в одеяло.) Комок в затылке. Это уже свершилось: болит половина головы, как будто кто-то расчертил её наполовину. (Опёрся рукой на стол, чтоб не упасть.) Ошалеешь. Надо бы… валерьяночки внутрь. Но есть только таблеточки. В таблеточках, говорят… меньше помогает. (Трясущимися руками суёт таблетки в рот.) По пять, по три штуки надо – для лечения. Так… оп! Что-то цепануло. Сердце… (Согнув колени, тяжело присел.) Схватило!.. толчками бьётся. В груди тяжесть, не могу отдышаться. Вот… опять начинается. Вчера… да, вчера три раза трепануло. Наследственность, – не перешибёшь. Фу! Слегка отпустило... Я то оживаю, то умираю. (Присел на край стула, покачивает головой.) Если б кто-то меня любил… Выхлопотал бы путёвку в санаторий. (Озноб сотрясает всё тело.) Ещё ведь надо Феденьку захоронить. Там всё смердит – дышать нечем. (Качнулся, едва удержался на стуле.) Разбитый в хлам! Выкашивает мозг. Мы что, приросли к этому месту? За хорошие деньги обезьян ведь можно и продать. Я даже специально изучал. Идей всегда хватало. Я даже готов потратиться. В складчину, разумеется. Ладно, не буду особо упираться: сэкономлю мозги на завтра. (Тяжело забирается в постель под одеяло.) Общий знаменатель: поспим, обнаружим подсказку в голове. О… Опять эсэмэска: «Скидка 30%. На ласты.» Была жизнь!.. Поменял всё на межрёберную невралгию. А, чёрт! Воду налить в поилки!.. два дня без воды! Ладно, полежу чуть-чуть… оклемаюсь… Всё приложится… для этого надо откладывать. (Затих.)  

 

·                     3.

Ночь. С е в а мечется в беспамятстве на своём топчане, временами слабо постанывает. Неотчётливое бормотание.

 

Сева (вдруг выкатил невидящие глаза). Сам!.. давай… сам!.. Кто там выскочил?.. Проверь!.. Ну, где же он? Какого чёрта?!.. (Глаза от напряжения схлопнулись, клацает зубами.) Откуда крики? Обходят!.. Стой!.. Сзади!.. (Какое-то время слышится лишь хриплое дыхание.) Не все!.. сам… (Вновь заметался.) Прикрывай самок! дай им отойти!.. (Прерывисто стонет.) На себя оттягивай!.. Со спины!.. Стой, чёрт! Ошалел?.. Ранен?.. А ты чего вылезла?!.. Уходи! Мозгов… не больше, чем… Детёныш… чей детёныш?.. (Стонет, рычит.) Прикрывай!.. Выступаем вперёд! Прикрой со спины!.. (Горло перехватило, сипит.) Держаться! Вместе!.. Держать строй! Не растягиваться!.. плотнее!.. Самки отошли?.. Не давать обходить! держать фланги! Отсекай! (Натужно всхлипнул.) Оглушить!.. Голос! Голос!! (Выплёвывает, сквозь пену изо рта, гортанные звуки – подражая отрывистому лаю бабуина. Неожиданно замер. Вытянул ноги под одеялом, одеревенел. Прошло несколько секунд. Дёрнулся, выгнулся дугой, грудью вперёд. Стонет, хрипит.) Отходим!.. Помогай… там!  (Ослабевшим голосом.) Врассыпную... Отходите. К самкам... (Пытается ещё что-то выкрикнуть – не может: горло свела судорога.) Вижу!.. Прикрывай… Оттягивай!.. На меня! (Задёргалось лицо, губы скривились от боли.) Терплю… (сквозь всхлип скрипнул зубами) терплю!.. (Комкая подушку, плачет.) Борька… Боря… Он такой… чёрт… Обогнали!.. клыки – в ухо!.. От боли не может пошевелиться… просто разорвали… на части! Борька… (Пробует перевернуться на спину,в результате сползает с топчана, ударившись головой об пол. Стонет, открыл глаза и начал вращать ими. Приподнялся, опёршись на локоть. Мутно повёл глазами по сторонам. Заметил кружку на стуле рядом с собой.) О, самое то!.. Кто-то… водички для меня… притаранил. (Стал пить, обливаясь, стуча зубами о край.) Воспитал. В лучших традициях… гуманизма, и чего-то там ещё. (Рукавом отирает потное лицо.) То оживаю, то умираю… Челюсти свело, говорить не могу… Сейчас бы… крынку молока. С вершком сливок, как в детстве. (Прислонился спиной к краю топчана, вытянул ноги.) По-простецки сказать: поспал… Прямо скажем, запыхаешься. (Попробовал подняться, не смог удержаться. Со второй попытки всё же встал.) Такая дичь происходит! Загадка для меня: вдруг зачем-то… вывернул руль. Машина на полном ходу… про что всё это? (ёжится, обхватил себя ладонями под мышки) врезалась в дерево у дороги… Такой зашквар! (Вглядывается температурным взглядом в темноту за окном.) Всё с нервами… Всё со злобой. Э… Тут у тебя, Сева, начало подгорать. (Сунул ноги в полуваленки.) До такой степени всё там распахано… Не хочется добровольно стать психом. До бесконечности прокручивать все эти моменты. Наверняка там ерунда: что-то с чем-то проволочкой прикрутить. Из-за этого нет времени на что-то серьёзное. Такие залепоны!.. Появился медицинский образ мышления. Как-то, ну, не то получается. Ладно бы ещё… Не в той части головы приснилось?.. От этого и случается. (Сорвался с места, идёт к двери, одной рукой придерживая штаны, но вдруг вернулся обратно. Постоял. Полез на топчан. Накрылся с головой одеялом. Затих.)

 

·                     4.

Октябрьский неприветливый рассвет; впервые за несколько дней проблески солнечного света сквозь заиндевевшее стекло.

С е в а лежит на топчане лицом к стене. Зашевелился, собрал остаток сил и перевернулся на бок. Тяжело дышит, отирает пот со лба. Превозмогая боль, откинул одеяло. С усилием встал на ноги.

 

Сева. Беречь силы… (С трудом проморгался.) А то буквально… в ноль. Сплю в «позе крокодила» (умнейшее животное)… хочу выздороветь силой своей воли. (Взбил подушку, но ложиться не стал.) Сплошные струения. Струения… не скажу, что это такое. (С силой потёр веки.) Мысли проходят через голову транзитом. Кто-то заминировал мне мозг. Много мыслей, по-видимому, зря истратил. (Идёт, держась за стенку, пошатываясь. Стрельнула половица. Замер.) Причитается же нам какая-то передышка. (Двинулся дальше. С нервным ощером кинул взгляд в зеркало. Долго давится хохотом.) Я не умер... Да что там – помолодел! Иногда получается. (Закашлялся.) Кто понимает – падает со стула. (Глаза повеселели.) Это твоё высказывание, Сева, надо написать на бумажке и сожрать… против поноса. (Устало почёсывает спину.) Казалось бы, кранты. Осталось только упаковать тебя и обвязать ленточкой. Но не-ет! Порадуемся тихонечко в кулачок. Ладно. Чего об этом, действительно. (Немного постоял, напрягая слух.) О как кишки крутит. (Нашаривает дорогу в полумраке.) На таком ветре… только к печке. Надо всё-таки заставить себя как-то… (налетел ногой на огнетушитель, выругался) не заморачиваться конкретно. (Дотянулся рукой до дверного косяка. Медлит открывать дверь.) Тишина… подозрительная. (Наконец всё-таки выглянул во двор. Затаился и чего-то ждёт.) Э! Чего ты там делаешь?.. Я, по-видимому, непонятно спросил. Очень продуктивная поза. Ещё сопля, а уже… (Больной хохот.)  Растлеваешь себя. Не догадывался, что у тебя такое чувство юмора. Ты такой кропотливый. Спи, Гоша! Понятно, что не всегда получается. Секс – это не твоё. (Давясь смехом.) Успеешь ещё. (Обезьяний лай.) Восклицания не понял! Если тебе вдруг приспичило… Обсосок… Пацан, ты чего?! (Перескочил через порог и быстро закрыл дверь на щеколду. Выругался.) Тявкает… шплинт шклявый. Притворяется человеческим существом. Из-за этого и боишься. Шагу ступить некуда. Пожалеешь, что вообще открыл пасть! Будешь зубной щёткой оттирать кастрюли. Я хорошо тебя запомнил! Не считаю правильным потакать. Бабуины – такая сложная публика, непредсказуемая. Особенно молодняк. (Устало трёт лицо руками.) Спросите, как я ещё живым хожу. Феденька, вот это был, да… авторитет. Лежит такой, император, и принимает… самок. Общий закон: куда вожак, туда и стадо… порядок в танковых войсках!

 

Обезьяний лай усилился.

 

А эти, хавчики… Партнёрский секс. Перегруженные тестостероном беспредельщики. Деградация. Низкопоклонство перед Западом! А Гоша, такой весь прямо… пряник медовый. Пристраивается ко мне постоянно. Захамел. Интеллект довольно условный. (В сторону окна.) Тихо там! Я тоже так могу хрюкнуть!.. Слушать тебя бесплатно нет сил. Хватит трендеть! Благодарности никакой. Ты, чмо! Ты точно попадёшься! Пнуть тебя лень. Я позабуду жалость! Все, кто считает себя верующими... перекреститесь! (Харкнул в потолок.) Мне нечем гордиться, мне не досталось красной задницы. Зато я наделён разумом. Это ключевая разница. (Падает в продавленное кресло, с облегчением вытянул ноги.) Ясно, что я – главный… Совсем распоясались. Никакого почтения. У них где-то что-то перемыкает. Перегрызлись из-за самок. (Задумчиво отбивает пальцами по животу какой-то ритм). Додумался, змей, до пользования огнетушителем! Про что всё это?.. Короче, нахожусь каждый день… на середине страшной мысли. Пора напомнить ему… моё миролюбивое обещание. Возгордился… Но не до такой же степени. (Клюнул носом, и заснул.)

 

·                     5.

Сначала возник крик бабуина со двора, почти сразу его перекрыл вопль С е в ы.  

Дверь отлетает, впуская С е в у, – ввалился с безумным хохотом. Удерживает плечом дверь, прежде чем закрыть на щеколду. Чуть успокоившись и оглядевшись, подтаскивает к двери стол. Подумав, придвинул к столу топчан. Подумав, меняет местами стол и топчан, укрепляя «баррикаду» ещё и стулом. 

 

Сева. Варсонофий… поганец… Положил хищный глаз на мою ковбойку: успел так попользовался, теперь разве что на ветошь отправить. (Скинул на пол намокший дождевик.) Сделал послабление, ошибочное. (Дёргается глаз.) Целебным образом подействовал пендель.

 

Условный стук по стеклу. С е в а  идёт к окну.

 

О тебе речь!.. Шалопут… Иди-иди уже куда-нибудь! А то придётся повторить. И эта тоже… подлиза. Чуть рёбра мне не сломала, – потереться ей захотелось. (Поднял с пола дождевик. Извлекает из кармана телефон.) Спёрла жевательную резинку, со смаком чавкает… Засохни! (Набирает номер. Ждёт. Насилует кнопки телефона.) Алё!.. Не берёшь трубку. Есть минуту поговорить? Что-то обсудим?.. Нет чему наслаждаться! (Зажимает телефон между плечом и ухом.) Спроси, как я ещё живым хожу. (Поставил чайник на электроплиту.) Наблюдательность в тебе, Игнат Арсентьевич, – насквозь! (Вздрогнул от грохота со двора.) Всё что я мог: весь спектрперепробовал. Не то чтобы хвастаюсь: предстоит ускоренно самоорганизоваться в отряд самообороны. Их клыки плюс мой разум. Экшен! (Пинком загнал корзину для мусора под стол.) Плохо, тупые! Говорю: поднимите руку – поднимают ногу. Нет, если насчёт подлянки, или чего-то там подтырить, – здесь голова работает на раз. В инженерном плане не придерёшься. (Наткнулся больно на стул.) Главным образом, молодые самцы!.. беспредельщики. Одно на уме: активные фрикции. Сюжет… прямо с забора списано: садомизировать самок. (Наклоняет чашку с каким-то застоявшимся пойлом, вдыхает «аромат».) Слушай… Как мне не нервничать?! Если в драке прилетит. Последняя попытка была только что. Они меня просто сомнут. Но я вспомнил тебя, Игнат Арсентьевич. Сразу вопрос к тебе, который много прояснит. Вчера меня серьёзно торкнуло. Себя не хвалят, но я – придумал. И для них, и для меня будет лучше, если они признают меня альфа-самцом. В связи с этим! Нарисовались два-три конкурента (отморозки). Считаю шансы! (Заметил, что чайник закипел.) В чём дополнительный смысл? Просто сейчас я столкнулся для себя практически с неведомым. Пропагандирую по полной программе единоначалие. Воинская дисциплина! (Наливает кипяток в кружку, подбросил щепотку чая.) Ты, помнится, что-то рассказывал: «Припадки паники (из-за определённых звуков)…» В цирке у вас, без всяких, целый арсенал трюков!.. А узнать?.. Времени в обрез! Припасы тают!.. если не считать жмыха, – на два дня! (Вышагивает взад и вперёд.) Чтобы не запороть твою мысль; я правильно понял? «Ставить в подчинительную позицию». Выявляется аспект (аспект!): прямо на людях, что называется!.. «В присутствии самок». (Вцепился в кружку с чаем.) Старые домашние методы. Взял в ум! Видишь, лишь немного смекалки. Надо мне было физику в школе… тщательнее. На самом деле, идей у меня гораздо больше. Опираюсь (в плане боя) на привычную для бабуинов тактику нападения и обороны. Дважды в день учения. Здесь я, как раз, продвинулся. Втягиваешься, после чего в голове рождается куча всего… Не для «буйного отделения», здесь я соглашусь. Доброта вредит. Так, ну, хорошо, а если… О, ещё, в тему! Открыл канал на Ю-тубе: «Боевые будни». Я скину ссылку. И-их! (Загадочно хохотнул.) Разнесём в труху! Откликнулись, что любопытно, волонтёры. Кузница кадров: «педагогический». (Потянулся до хруста.) Интеллектуального штурма теперь больше… Что значит – «не пережать»? Мне показалось, ты сказал: «не пережать»… Интересный кладезь!.. Это такой разговор? Ну, если тебя выламывает… Нет, тут ты, извини, грязненько сказал. Ладно. У меня запас энергии до семи часов, а сейчас – восемь. Тема закрыта. Потопал я. Не пропадай. (Прячет телефон в карман.) На кого бы вылить свои тёплые чувства?..  Чертовски льёт. Не отшпаклевал пенькой стены… (Валится на постель.) Непонятно только, зачем мне этим так весело заниматься… (остекленело глядит в потолок) в отравленные, так сказать… часы сна. Возможно, при каком-то другом раскладе я сохранил бы… не совсем ясно как… веру в человечество. (Прикрыл лицо платком и отключился.)

 

·                     6.

Длинные ноги С е в ы из-под одеяла, рука свисает до пола.

Тишину разрубил одиночный обезьяний лай со двора. Очень быстро его перекрывают беспорядочные крики и рычание с разных сторон.

С е в а заворочался, отворачивает одеяло, распечатал правый глаз.

Вдруг приподнял всклоченную голову, дико и сонно озирается. Стал шарить под матрасом: под руку подвернулась кочерга.

Спустил ноги на пол. Прихрамывая, накинув на плечи дождевик, заспешил к окну. Перебегает от одного простенка к другому. Прижимаясь спиной к стене, нервно выглядывает во двор.

 

Сева. Чего раскричались? Не галдеть!.. Туда-сюда шмыгают. Сломали мне сон. Самцы изменились: агрессивны. Чего кричим? Что, каждое утро будем меня изводить? (Немного постоял, напрягая слух.) Бандиты?.. Совершенно не смешной вопрос. (Испустил тоскливый стон.) В такую рань?.. Колея залита дождём… втихую не подберёшься.

 

Обезьяний хор постепенно распадается на отдельные крики.

 

Та же канитель. Что на этот раз не поделили?! (Ёжась, трёт ступнёй об ступню.) Навёл порядок, как мог, – и опять. (Перехватил взгляд самки бабуина.) Чего надо, курносая? Развалилась вызывающе... Пять минут не получала комплимент? Хочешь, чтоб я тебя впустил? Боюсь, ты поведёшь себя плохо. (Высунул голову в окно за глотком свежего воздуха.) Тявкает… Оторва. Такое внимание с твоей стороны. Могла бы и повежливее. Могла бы и культуру свою показать. (Садится за стол у окна, в сложной позе. Зевает.) Э! А ты чего там жуёшь? Жмых? Где свиснула? Вы все кричите, что вам жмых не докладывают. Фигак! – есть жмых. Фигак! – пропал. Перекладываете, перепрятываете. (Устало трёт лицо руками.) Детка... воровать надо меньше! (Привстав со стула, присматривается.) Э! Да у тебя, вижу… приплод. Ну-ка, предъяви своё сокровище. Эй, лупоглазый! Ты, что ли, виновник торжества? Славный парень. Пацаны нам нужны. Нарекаю тебя… Севой. Если официально, по паспорту: Всеволод Всеволодович. Слушать меня! Ставлю тебя, Параня, на дополнительное кормление!.. Глазастый… Наши ряды пополнились. Надеюсь, мы будем тобой гордиться. (Открывает бутылку пива. Пьёт, запрокинув голову.) Это тост!.. Но я, собственно, к чему? Слышали про «материнский капитал»? Берём, девоньки, пример с Парани. «Практикуйтесь». Жмых я заготовил. Сообразил, ведь были же времена. Э! А ты чего здесь трёшься? Не тяни лапу! (Убрал бутылку поближе к себе.) Алкоголик… Партийку в домино, чтобы отвлечься? Друг на всю жизнь… У-у, вот ты как! Сейчас щелбан получишь!.. О! Кажется, Мартын появился. (Поприветствовал жестом.) Спутанная шевелюра. Ходит вперевалочку. Можешь потихонечку причаливать к нам. (Перегнувшись через подоконник, пожал ему лапу.) Нам без тебя скучно, сам знаешь. «Фасад» у тебя… на 100$. Выдай улыбочку!.. Куда? Стой! На какого хрена ты надел ей на голову ведёрко?! Ты… «чурчхела», немытая. Опять ляжки-попки на уме? Для тебя творческое задание! Будешь меня от блох расчёсывать! Помните, я вам рассказывал про трудотерапию? не отказываетесь? Трудотерапия, такое слово; кто не знает русского языка, пускай привыкает. Хватит орать! Гугнивый кретин… Будешь вредничать... Иначе я тебе напомню, кто здесь вожак. Займу позицию сверху… в воспитательных целях. Более низкий статус! При всех! А вы – салаги – будете наблюдать! И делать вывод!.. Что ли попробовать? О чём бухтим, не пойму?! Наверное, зря я предположил, что у тебя есть извилины. Я накручу тебе хвост! Не напирать! Делает вид, что ведёт разведку! (на самом деле, он ведёт разведку). Бабоньки! Без ругани!.. Мой маленький муравейник. Кому адресовалось, мне? «Воркует»… Хлопает ресницами… Замечательно проделала. Эй! Вы мешаете оратору! (Проворно заслонился локтем.) Чья это морда была? Кто нарушает?! Надо же, куда ты головой залез. Выметайся! Со мной не спорят! Не умеешь дозировать свою жестокость щенячью! Чего ты здесь трёшься?! Притворяется человеческим существом… Дай мне с девушкой пообщаться. Не криви рожу. Вали, вали, после поговоришь. (Глотнул из бутылки. Отёр рукой подбородок. Бутылка опрокинулась и остатки пива вытекают на пол.) Эй! Этого ушастого отгоните!.. Хватит принюхиваться! Тебе хватило наглости ко мне заявиться? Эндорфинчиков пошамать? Дикая жажда обедать. (Попробовал встать, но тут же рухнул обратно на стул.) Тянет всё в рот. Что между вами здесь произошло?.. Ты что, единственно умный? Спроси тебя, что такое «коктейль Молотова» (практик спецназа) – и ты ведь не скажешь. Гугнивый петух. К извилинам так ничего и не прилипло. Не цапайтесь!.. Я тебя вышвырну! Это ещё что за игрище?!.. Не слушайте этого придурка! А ну, отвали!.. «оратор». Видишь, как он хитро заходит. «Банда трёх»! в первую очередь к вам обращаюсь! Каждое утро – на плац! Учения! Расписание – как в бронетанковой академии. Советую подружиться с моей мыслью. Обязаны! (Дверь со скрипом приоткрылась, образовав очумелую щель. С е в а – среагировал: соскочил со стула и захлопнул дверь перед чьим-то носом.) Для кого мы сражаемся? (Проводит два хука воображаемому противнику, левой и правой. Споткнулся.) Мрачная дисциплина!.. На помощь приходит мой ум, в который вы все верите. (Выразительно постучал себя по лбу.) Он нам поможет организовать грамотно оборону. Иначе пустят вас на собачий корм!.. Собственно, в связи с этим. (Возвращается к столу. Чертит что-то на бумаге.) Истоки разума я вам называл? Запомните, противник всегда опирается на математику, проверено. Ищет логику. Это была подводка такая. Ничего… нормально. Пугаться не надо. Аркаша, начнём с тебя (с хорошей памятью, славянской внешности... твои шансы возрастают, если что.) Уходим от логики! перпендикулярность во всём! Считается, квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, как бы. Проходили это в школе? А я проходил. Вообще ни о чём! Враньё! Итак… следите! Они ждут от нас, что мы развернёмся клином. (Поискал глазами... вытряхнул из коробки куски сахара и выкладывает треугольником.) Показываю. Для бестолковых. Обесценим их тактику… в хлам! Не нападаем, и не отступаем! Рассыпаемся по сигналу, и возникаем у них за спиной! И так – много раз! Не сбавляя темпа! Такая мощная шобла! Они одуреют! Кручение пространства под названием «Гольфстрим». Ты! Напомни-ка: что я сказал некоторое время назад?.. «Перпендикулярность»! Так и появляются знания. Моя голова обеспечит нас всех запасом мыслей. Заранее говорю: теперь я злой!.. Отдельная история – такое весёлое вещество: «коктейль Молотова». Понимаешь термин? Видишь, если всё предусмотреть головой. Строго против учебника действуем! Яростно читаю Эйнштейна. Ффу, разобрались чётко. Главное, мыслей нагнать побольше, чтоб было из чего выбирать. Ведь всё это было доступно нашим с вами предкам. Сечёшь мысль?.. Хитрован… Дай по балде этому бандиту! Всё-таки нашёл я двух достойных учеников! О вас говорю!.. Подкрались… (Со двора в окно влетает ком земли.) Кто это сделал?! Какой кал... Олежек! Твоя шутка? (Счищает грязь с лица.) Мозгоклюй (ничего, что я так сказал?). Думал про тебя хорошо… Хрюкает… Скажи покультурнее! Жуй крысу свою, и не встревай. Ох, ты и так можешь? Поприкалываться за мой счёт?.. Может, тебе пивка? Встань и уйди! Не проканало! Отдельно поговорим. Так! А это про что? Чей пацан? (Вскинул, посмеиваясь, руку в дурашливом приветствии.) Вихрастый… Умеешь зубами бутылку откупоривать? Как-то попробую с тобой подзаняться. Смышлёный карапуз. Самостоятельный… Это неуважение! Пацан, ты чего? Не бери пример с этих оболтусов!.. Ты и ты! Нагните его! Сейчас мозги пролечим! Для чего мои слова здесь звучат? Эй, там!.. Ничего, я тебя ещё достану! Встретимся у кормушки! Гоша тебе втолкует, у него сегодня умный вид. И так будет с каждым! У меня почти нет власти; я – один из вас. Но самый умный. Продвинутый. Э, э! Не тряси, не тряси. (Хохочет, не может остановиться.) Мешает при ходьбе? Затяни упаковочной лентой своё «хозяйство», если на штаны не заработал. Гоша! О тебе говорим! про тебя наконец вспомнили! Конь, шуткой своей ты меня подловил... Корчит рожу. Что новое ты ещё придумал? Во что ты превращаешь мою ушанку?! Разглядывал себя в зеркале? Хватит лупить по кастрюле! Не обижайся, умный вопрос задам. Долго мне аппетит ваш финансировать?.. О, и сразу стрёмную морду сделал... Какого туда полез? Что смотришь? Чего она там булькает?.. Наподдай ей. Наподдай, мохноногий! Это всё надо. Это всё на пользу… Без зверств! Наделал дел… И она – отомстила… Как-то я устал от вас. Слишком много прочёл рыцарских романов. Понимаете теперь… понимаете, насколько я… Как подумаю, сколько трудов было потрачено… (Начинает лаять – по-обезьяньи, – навалившись на подоконник.) Ты же выпил лосьон, придурок!.. Вот оно, грозное действие твоего ума!.. Заткнули шум!!..

 

Обе стороны пошли на принцип: завелись.

 

·                     7.     

Стена огня, в облаке искр и дыма. Панические крики обезьян. С е в а, заслоняясь от пламени крышкой мусорного бачка, взламывает кочергой навесные замки на клетках.

 Ружейные выстрелы. С е в а бежит, пригнувшись, шлёпает по грязи, прижимая к груди обмотанный тряпкой свёрток. Прячется под сваленным ветром корнем дерева.

Стрельнула где-то рядом сухая ветка. Вжал голову в плечи, затаился. Чуть выждав, высовывает нос.

Над головой что-то взметнулось, прорезало воздух. Вдруг понёсся бегом в глубь леса.  

 

·                     8.

Мутное марево от тлеющего, притушенного ночным дождём пепелища.

Среди обугленного мусора бродит С е в а. Временами останавливается, чтобы поковыряться носком ноги в обгоревших досках.

Послышался больной писк. С е в а  торопливо возвращается к стоящему в стороне (спасённому от огня) стулу, берёт с него к себе на руки завёрнутый в обгоревшее одеяло, издающий звуки живой комочек. Садится на стул, c облегчением вытянул ноги.

 

Сева. Что, малыш? Не уснуть, да?.. Спи, милый. Аа-а-ааа, а-аа-ааа…Тебе лучше не видеть весь этот ужас. Спи. Мухи здесь… кусачие… Чего? В каком месте болит? (Склонившись, просвистел пару нот опухшими губами.) Ободранные, но живые… Измазался в рвоте, – досталось тебе. Извини на секунду: дай-ка я руку под тебя подложу… вот так. Мм-ммм-мммм, мм-ммм-мммм… Покемарим слегка, – наберёмся сил. Плохо, телефон разрядился. Ничего! Главное, сынок, ноги мы с тобой унесли. Думаю, ты понял ситуацию. Мм-ммм-мммм, мм-ммм-мммм… Мышцы сводит... Немного взмок!.. Слышишь... лягушка квакает... Лягушка это к болоту. Дать бы тебе чего-то пососать. Жуками питаться?.. Одного жмыха было, два центнера, подумать только. Да, я придурок, со мной бывает! Что ж делать? Кто говорит, что я лучше других?.. Нет, что-то во мне всё-таки… поумнело. Сейчас бы я конечно… Не с фига доверять? Не с фига доверять этим роботам?! Выкидыш, видишь ли! Без какой-либо конкретики. Семьсот грамм!.. Звери… Почему такая дичь происходит? Бросили в ведро!.. Был жив! мучился… (кусает губы, стараясь перебороть в себе слёзы) четыре часа ещё пищал в ведре… В жизни этой узнал ты только страдание! Этот факт меня просто уничтожил. Хотя бы вкололи… обезболивающее! Звери… Кем надо быть, чтобы… (Стал отрывисто всхлипывать.) Хотя бы из сострадания добейте! День рождения, и он же – день смерти… Неужто я бы не выходил? По какой причине так рано умирать?.. Слабак папка твой! Чухался чего-то, чухался!.. Тоже ведь! Даже захоронить тельце не смог. Могилки тебе в этой стране не положено. Представляешь, в каком мире мы живём!.. Не понятно, чем занимался!  Спьянился!.. Потом подумалось: кто мне запретит?! Насыпал холмик. Обложил красным кирпичом. Место хорошее: полянка в ельничке. Значит, житуха наша с тобой, милый мой… не прервалась. Всегда можно полопотать о чём-нибудь. Отдушина для человека. Вдвоём, как ни крути… Извини, я должен высморкаться… (Горло свело, закашлялся.) Семьсот грамм – ну и что! Каков ты, дело покажет! Я бы выходил!.. бабушка твоя была ещё жива. Сейчас бы нас было уже двое!.. Мне так бывает плохо, сынок! Пружина во мне заржавела. Семья. Человеку без этого… кранты. Мы всё преодолеем… всё превозмогём… Устроили они нам! Огонь от бензина схватился, не притушить!.. Полыхнуло!.. На ближних клетках замки всё же успел сбить! Рванули запредельно – к реке!.. Должны вернуться. Будем ждать… Отгонят страх… Видишь, какой я оптимист.

 

 Первый прищур утреннего солнца сквозь верхушки деревьев.

С е в а  впадает в лёгкое забытьё.

 

Дрожишь… Озяб? (Укутывает запеленованого детёныша ещё и в дождевик, сам остался в свитере.) На таком ветре только к печке. Сырость липнет к лицу… Держаться! Молчи, парень!.. Мы составляем с тобой сейчас боевую единицу. Падлы! Мучат... на излом. Хотят нас подчинить! И потому копим силёнки, сынок! Пришлось стратегически спрятаться!.. Откликнулось несколько человек – волонтёры, я это знаю и помню. Будем делать свою работу. Это решаемая задача. (Встал, таскается взад-вперёд. Опять садится.) Потому что с людьми надо работать. Будем ходить по подъездам, стучаться в двери... Поспи. Мм-ммм-мммм, мм-ммм-мммм… К слову сказать: мать твоя героическая. До такой степени огнём всё накрыло!.. телом своим заслонила!.. шерсть вспыхнула, как костёр!.. (голос дрогнул) в последний момент… отбросила тебя к двери! Секунда какая-то, но я сообразил: успел подхватить!.. Прежде, чем глаза остекленели, (всхлипнул) успела увидеть… ты на руках у меня!.. Поплачем!.. Слегка оклемаюсь, захороним. Есть тут тихое место: полянка, в ельничке. Сирень… для настроения… Прости, стал чувствительным. (Высморкался.) Вот это мы дали! Да? Пришлось улепётывать! (Потрепал его за ухо.) Малыш… совсем дохлик, шерсть не успела отрасти. Теперь у нас с тобой всё по-товарищески: спина к спине! Прорвёмся!.. Поспи, милый. Аа-а-ааа, а-аа-ааа…Сам слегка покалеченный. Вдобавок кишки крутит. Короче, гастроскопия зовёт! (Нервно осматривается.) Вороньё… Вот же ведь. Эти за километр гнильцо унюхают. Слетаются. Нам ли бояться!.. Нарожаем ещё! На твоём примере: тебе поддастались такие мощные гены. Говорю перед всеми: мать у тебя… героическая. Есть много мест, где тебе могут набить морду. Но у тебя есть та пружина, с которой… не согнут. Сейчас ты получил, сынок, первую порцию мудрости. Давай всё-таки вздремнём. Топать прилично. Хмурый, бормочет!.. Никогда не уверен, понимаешь ли ты, малыш, хоть слово или нет… (Прижав детёныша к груди, напевает колыбельную, сбиваясь и путаясь в словах.)

 

 

 Голова его никнет. Засыпает, сливаясь с тенями напитанного сыростью рассвета.


Яндекс.Метрика
Flag Counter
Flag Counter